Арбитражная практика

О признании недействительным договора купли- продажи. Решение от 27 октября 2011 года № . Чеченская Республика.

Ленинский районный суд <адрес> в составе:

председательствующего судьи Писаренко С.А.,

с участием прокурора ФИО9,

при секретаре ФИО10,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску ФИО7 к ФИО1, ФИО2, ФИО3, о признании недействительными договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО4, договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и свидетельства о государственной регистрации права на имя ФИО2, доверенности на имя ФИО1 и выселении, и по встречному иску ФИО2, ФИО1 к ФИО7 о признании договора дарения недействительным, признании последствий ничтожной сделки и признании добросовестным покупателем,

Установил:

ФИО12 обратилась в суд в интересах своей сестры ФИО7 по доверенности в порядке ст. 53 ГПК РФ с иском к ФИО4, ФИО1, о признании недействительными договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО4, договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, доверенности на имя ФИО1 и выселении ответчиков.

В обоснование своих требований ФИО12 ссылалась на то, что её тётя ФИО5 являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ она оформила договор дарения своей квартиры на имя ФИО7 ДД.ММ.ГГГГ году ФИО5 была ею обнаружена мертвой в своей квартире. После смерти ФИО5 ФИО12 не посещала её квартиру, но в декабре 1996 года при посещении указанной квартиры обнаружила проживающих в ней соседей по квартире - ФИО4 Лилу со своей престарелой матерью, которые с угрозами прогнали её. Таким же образом они поступили с сотрудниками милиции. После этого инцидента ФИО7 более к данной квартире не подходили, но интересовались ею. В 2004 году престарелая мать ФИО4 умерла, но сама ФИО4 продолжала проживать в квартире и угрожать им. В 2002 году ФИО7 уехала на постоянное место жительство в <адрес>, а затем в феврале 2011 года прислала ей доверенность на право обращения в суд в её интересах.

ФИО2 обратился в суд с иском к ФИО7 о признании договора дарения недействительным и признании его добросовестным покупателем, применении к требованиям ФИО7 сроков исковой давности и признании за ним права собственности на квартиру. Требования свои обосновывал тем, что ДД.ММ.ГГГГ по договору купли-продажи, заключенному со своей матерью ФИО1, действующей в интересах ФИО4 JI.M., он купил оспариваемую квартиру. Договор был удостоверен в нотариальном порядке. ДД.ММ.ГГГГ ему выдано свидетельство о государственной регистрации права на указанную квартиру. Договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ является недействительным в связи с тем, что он нигде зарегистрированным не значится, что в нем фамилия дарителя указана «Хирунцова», в то время как согласно свидетельству о смерти владельцем квартиры являлась «Хирунцева». Кроме того, истицей пропущен срок исковой давности.

Ответчик ФИО1 просит отказать в удовлетворении исковых требований ФИО7, а встречные исковые требования ФИО2 удовлетворить, так как на момент отчуждения квартира была свободна от прав третьих лиц.

Ответчики ФИО2 и ФИО3 надлежащим образом извещенные о дате судебного заседания не явились. Однако представили заявления о рассмотрении дела в их отсутствии. Просят отказать в удовлетворении исковых требований ФИО7, а встречные требования просят удовлетворить.

Ответчик ФИО4 извещенная надлежащим образом, по последнему известному месту жительства, в судебное заседание не явилась об уважительности причин не сообщила.

Выслушав в судебном заседании пояснения представителя истца, ответчика, заключение прокурора, суд находит исковые требования истца не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что собственником квартиры по адресу: <адрес> настоящее время является ФИО2 на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ. Право последнего является производным от права ФИО4 (ФИО1 приобрела квартиру у ФИО4, что подтверждается распиской, однако сделки купли-продажи они не оформляли, была выдана генеральная доверенность на распоряжение оспариваемой по данному делу квартирой, которая и произвела отчуждение квартиры ФИО2). Данное обстоятельство подтверждается как самим договором, так и свидетельством о государственной регистрации права собственности серии 95-АА № от ДД.ММ.ГГГГ. Им открыт лицевой счет и производится оплата коммунальных услуг, что характеризует владельческую волю.

Представителем истца в качестве правоустанавливающего документа представлен договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ФИО6 подарила, а ФИО7 приняла в дар жилое помещение расположенное по адресу: <адрес>. Согласно справки № от ДД.ММ.ГГГГ право собственности ФИО7 на оспариваемую квартиру зарегистрировано в БТИ <адрес>. Право самой ФИО5 возникло на основании регистрационного удостоверения № от ДД.ММ.ГГГГ. В подтверждение данного обстоятельства также приложена справка БТИ <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ.

Однако суд ставит под сомнение подлинность вышеуказанного договора дарения по следующим основаниям:

во-первых, согласно свидетельства о смерти от ДД.ММ.ГГГГ фамилия умершей –ФИО8, а не Хирунцова как указано в договоре;

во-вторых, сам договор дарения не соответствует установленной форме, так как на момент заключения данного договора действовал гражданский кодекс Российской Федерации, тогда как в самом договоре ссылки на гражданский кодекс РСФСР, утративший силу на тот период. Все типографские неточности «нотариусом» самостоятельно исправлены путем внесения соответствующих записей с помощью пишущей машинки: - указание года, что отчуждаемое недвижимое имущество – это квартира, нотариус относится к Грозненскому нотариальному округу, однако ссылка на действующий на тот период времени закон отсутствует, что для нотариуса было не возможно;

в-третьих, представлена справка выданная начальником отдела регистрации жилья ПУЖХ <адрес> о том, что <адрес> а числится за ФИО7 на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ.

Также из уведомления № от ДД.ММ.ГГГГ Приложение № усматривается, что ФИО7 начислена компенсация за имущество по адресу: ЧР, <адрес>, кВ. 58 в размере 5000 рублей.

Согласно уведомлению № от ДД.ММ.ГГГГ Приложение № ФИО7 отказано в выплате компенсации за жилье.

Из копии решения Белореченского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ видно, что по заявлению ФИО7 на неправомерные действия Временной комиссии при администрации <адрес> выразившиеся в отказе в выплате компенсации за жилье отказано. В вышеуказанном решении ФИО7 показала, что она недлительное время жила по адресу: <адрес>. Однако в исковом заявлении и в судебном заседании ее представитель по доверенности неоднократно отмечал, что при жизни тети, там жила она и они ее навещали, а после ее смерти из-за боязни физической расправы в квартире они не появлялись.

Из ответа УФМС по <адрес> усматривается, что на основании заявления ФИО12, действующей по доверенности ДД.ММ.ГГГГ был выдан на руки подлинник договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ.

На момент рассмотрения дела доверенность, выданная ФИО1 от имени ФИО4 прекратила свое действие в связи с истечением срока.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В силу статьи 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Оснований для признания сделки купли-продажи заключенной между ФИО4, действующей через своего представителя ФИО1 и ФИО11 недействительной суд не Установил. Подлинность договора купли-продажи заключенного между вышеуказанными лицами не вызывает у суда сомнения.

Как разъяснено в п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии со ст. 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Однако каких-либо достоверных доказательств подтверждающих возникновение права собственности у ФИО7 на оспариваемую квартиру суду представлено не было. Архивные данные БТИ <адрес> не сохранились.

Сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 ГК РФ и законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 164 ГК РФ).

Несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, - требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной (ст. 165 ГК РФ).

Сделки купли-продажи между ответчиками заключались в строгом соответствии с действующим законодательством.

В свою очередь у ответчиков имеется свидетельство о государственной регистрации права собственности.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Также суду не понятно бездействие самой истицы и ее представителя, которые на протяжении более 14 лет (с 1996 года по 2010 год включительно) не обращались в правоохранительные органы или в суд по факту нарушения жилищных прав, зная о том, что ФИО4 и бабушка с неустановленным именем с 1996 года проживали в оспариваемой квартире.

В ходе судебного разбирательства установлено, что истец по делу пропустил срок исковой давности и уважительных причин для восстановления этого срока не имеется.

При наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Отказать в удовлетворении исковых требований ФИО7 к ФИО1, ФИО2, о признании недействительными договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО4, договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и свидетельства о государственной регистрации права на имя ФИО2, доверенности на имя ФИО1 и выселении.

Встречные исковые требования ФИО2 к ФИО7 о признании договора дарения недействительным удовлетворить.

Признать договор дарения <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО7 недействительным.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Чеченской Республики в течение 10 дней со дня его вынесения.

Председательствующий: С.А. Писаренко