Арбитражная практика

О признании свидетельства о регистрации недействительным. Решение от 26 октября 2011 года № . Чеченская Республика.

Ленинский районный суд <адрес> в составе:

председательствующего судьи Писаренко С.А.,

при секретаре ФИО7,

с участием прокурора ФИО8,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску ФИО1 к ФИО3 о признании договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации недействительными и выселении и по встречному иску ФИО3 к ФИО1 о признании договора дарения недействительным и аннулировании записей о регистрации права,

Установил:

ФИО1 обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации недействительными и выселении к ФИО3 со всеми совместно проживающими лицами.

В судебном заседании ФИО2 истца ФИО9, действующая по доверенности, поддержала исковые требования и пояснила суду, что в 1985 году ей как члену ЖСК «Чайка» была выделена <адрес>, которую она в 1996 году подарила своей дочери, которая в настоящее время является истицей. В связи с началом боевых действий на территории ЧР в 1999-2000 гг. они были вынуждены выехать из республики и длительное время жить за ее пределами. В 2006 году они приехали проведать родственников в <адрес> и обнаружили в своей квартире посторонних людей. Предложив им освободить квартиру, они вновь уехали из Республики. В 2009 году их семья вернулась на постоянное жительство в <адрес>. Однако по приезду вновь обнаружили в своей квартире посторонних людей, которые отказываются добровольно ее покинуть и утверждают, что купили это квартиру. В последующем обнаружилось, что у ответчицы есть договор купли-продажи и свидетельство о регистрации права собственности. Действиями ответчика нарушаются законным права собственника жилья. В связи с чем просит суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Ответчик ФИО3 исковые требования не признала и пояснила, что в 2007 году она приобрела оспариваемое истицей жилое помещение у ФИО10, на основании договора купли-продажи и зарегистрировала свое право собственности. О том, что на эту квартиру претендует истица и ее мать, она до 2009 года не знала. Просит в удовлетворении исковых требований отказать, так как она является добросовестным приобретателем и применить срок давности.

В свою очередь она предъявила встречные исковые требования о признании договора дарения недействительным и аннулировании записей о регистрации к ФИО1

Привлеченный в качестве ответчика ФИО4 также исковые требования не признал и пояснил, что в оспариваемой квартире он проживает со своей женой и тремя несовершеннолетними детьми. Просит отказать в удовлетворении исковых требований ФИО1, а встречные исковые требования своей матери удовлетворить.

Привлеченный в качестве третьего лица ФИО10 также исковые требования ФИО1 не признал и пояснил, что приобрел осенью 1993 года оспариваемое жилое помещение у ФИО11, действующей по доверенности ФИО9 и после совершения вышеуказанной сделки ФИО9 утратила всякое право на жилое помещение расположенное по адресу: <адрес>. Просит также отказать в удовлетворении исковых требований ФИО1 и удовлетворить исковые требования ФИО3

ФИО2 «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по ЧР действующий по доверенности оставил Решение данного вопроса на усмотрение суда.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, мнение прокурора, суд считает необходимым удовлетворить исковые требования сторон по следующим основаниям.

Из договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что ФИО9 дарит своей несовершеннолетней дочери ФИО1 <адрес>. Данное жилое помещение принадлежит ФИО9 на основании решения Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ.

Из справки от председателя ЖСК «Чайка» видно, что ФИО9 действительно проживала в оспариваемой в настоящее время квартире с 1985 года и была пайщиком кооперативного дома. Данное обстоятельство также подтверждается карточкой прописки, письмом начальника ЖКО «Центробамсрой», поквартирной карточкой, ответом на запрос от ДД.ММ.ГГГГ согласно которому в <адрес> с 1985 года по 1993 год на основании ордера № от ДД.ММ.ГГГГ была зарегистрирована и проживала ФИО12

Из справок ФФГУП «Ростехинвентаризация» по ЧР от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что жилое помещение по адресу: <адрес> значится на основании договора дарения за ФИО1

Однако факт выдачи справки от ДД.ММ.ГГГГ вызывает у суда сомнение, так как в соответствии с ответом ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по ЧР от ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО10 была произведена техническая инвентаризация. Из пояснений ФИО2 БТИ <адрес>, если за кем либо значится жилое помещение другому лицу техническая инвентаризация не производится.

Из свидетельства о государственной регистрации права усматривается, что собственником <адрес> зарегистрирована на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ ФИО3.

Из ответа на запрос от ДД.ММ.ГГГГ МУП ЖЭУ «Ленинского района» видно Ф.И.О. жилое помещение по адресу: <адрес>, кВ. 4 имеется лицевой счет на имя ФИО3, основание открытия – договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ. Более сведениями не располагает.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля ФИО10, впоследствии привлеченный в качестве третьего лица показал, что он хорошо знает ФИО9, так как купил у нее в 1993 году оспариваемую квартиру за 10000 рублей. Договор купли-продажи был удостоверен в 1-й грозненской нотариальной конторе. Во время боевых действий на территории ЧР вышеуказанный договор был утрачен. В связи с чем в 2005 году обратился с заявлением об установлении факта вл Ф.И.О. собственности. Данное заявление судом было удовлетворено.

По результатам проведенной почерковедческой экспертизы установить выполнены ли подписи в договоре дарения от ДД.ММ.ГГГГ ФИО13 и ФИО9 не представилось возможным по ряду факторов (простота строения подписи, давность и т.д.).

Из показаний свидетеля ФИО13, оглашенных в судебном заседании следует, что она работает нотариусом с марта 1994 года. Представленный на обозрение договор дарения не соответствует форме составления договора согласно инструкции нотариального дела. При составлении договора должен присутствовать ФИО2 несовершеннолетнего и его подпись, которые в представленном договоре отсутствуют. Подлинность подписи и печати она подтвердить не может, так как архивы нотариальной конторы не сохранились.

Факт выделения и проживания ФИО9 в оспариваемой квартире до 1993 года следуют из пояснений участников процесса в судебном заседании, сторонами фактически не оспариваются и подтверждаются представленными доказательствами.

Факт заключения договора дарения вызывает у суда сомнение:

свидетели, приглашенные ФИО2 истца и являющиеся ее родственниками, подтвердили лишь факт выделения ФИО9 квартиры расположенной по адресу: <адрес>. О том, что квартира каким-либо образом передавалась от матери дочери им ничего не известно;

нотариус указал на то, что договор дарения не соответствует обязательной форме;

в качестве правоустанавливающего документа на квартиру у ФИО9 был ордер.

Договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ заключенный между ФИО14 и ФИО3 на жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес> также не соответствует закону, так как согласно ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Однако как показала сама ФИО9, квартиру, собственником которой она являлась, она не продавала, денежных средств от ее продажи не получала, доверенность на ее продажу не выдавала, квартира выбыла из ее владения помимо ее воли.

В соответствии с ч.1 ст.40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

В силу ст.168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, а потому вышеуказанный договор не влечет юридических последствий (ч.1 ст.167 ГК РФ).

В связи с чем, суд находит необходимым удовлетворить исковые требования сторон в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Исковые требования ФИО1 к ФИО3 о признании договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации недействительными и выселении удовлетворить.

Признать договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на жилое помещение расположенное по адресу: <адрес> на имя ФИО3 недействительным.

Аннулировать запись и свидетельства о государственной регистрации права на <адрес> зарегистрирована на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО3.

Выселить из <адрес> ФИО4, ФИО5 со всеми несовершеннолетними детьми без предоставления другого жилья.

Встречные исковые требования ФИО3 к ФИО1 о признании договора дарения недействительным и аннулировании записей о регистрации права удовлетворить.

Признать договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ на имя ФИО1 на жилое помещение по адресу: <адрес> недействительным.

Обязать Филиал ФГУП «Ростехинвентаризация -Федеральное БТИ» по ЧР аннулировать запись о регистрации жилого помещения расположенного по адресу: <адрес> за ФИО6.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Чеченской Республики в течение 10 дней со дня его вынесения.

Председательствующий: (подпись) С.А. Писаренко

Копия верна:

Судья:

Секретарь: