Арбитражная практика

Постановление от 11 ноября 2011 года № А48-4163/2010. По делу А48-4163/2010. Российская Федерация.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Постановление

11 ноября 2011 года Дело №А48-4163/2010 (31)

г. Воронеж

Резолютивная часть постановления объявлена 09 ноября 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 ноября 2011 года.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Потихониной Ж.Н.,

судей Барковой В.М.,

Потаповой Т.Б.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Лемяскиным Н.Ю.,

при участии:

от Сбербанка России в лице Курского отделения №8596: Бутов А.Н., 12.10.2011 г.;

от ООО «МедиаКар»: представитель не явился, извещен надлежащим образом;

от ООО «Эталон-Продукт»: представитель не явился, извещен надлежащим образом;

от иных лиц, участвующих в деле: представители не явились, извещены надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО «МедиаКар» на определение Арбитражного суда Орловской области от 20.09.2011 г. по делу №А48-4163/2010 (31) (судья Нефедова И.В.) по заявлению ООО «МедиаКар» к ООО «Новый инкубатор», при участии третьего лица: ЗАО «Красная поляна», о включении в реестр требований кредиторов,

Установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Медиакар» (далее - ООО «Медиакар», заявитель) 18.03.2011 года обратилось в Арбитражный суд Орловской области с заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Новый инкубатор» (далее - ООО «Новый инкубатор», должник), в котором просило включить в третью очередь реестра требований кредиторов его требования в сумме 164 688 801,99 руб.

Определением арбитражного суда от 29.07.2011 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, было привлечено закрытое акционерное общество «Красная поляна» (далее – ЗАО «Красная поляна», третье лицо).

Определением Арбитражного суда Орловской области от 20.09.2011 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным определением суда, ООО «Медиакар» обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение Арбитражного суда Орловской области от 20.09.2011 года по делу №А48-4163/2010 (31) отменить.

В судебное заседание представители ООО «Медиакар», ООО «Эталон-Продукт» и иных лиц, участвующих в деле, не явились.

На основании статей 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба рассматривалась в отсутствие представителей вышеуказанных лиц, извещенных о судебном заседании надлежащим образом.

Представитель ОАО Сбербанк России в лице Курского отделения №8596 возражал против доводов апелляционной жалобы по основаниям, указанным в возражении на апелляционную жалобу, считает обжалуемое определение законным и обоснованным, просил оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Суд, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, заслушав пояснения представителя ОАО Сбербанк России в лице Курского отделения №8596, явившегося в судебное заседание, считает определение суда первой инстанции законным и обоснованным, апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 30 октября 2009 года между заявителем и должником был заключен договор поручительства № 0021-Н, согласно условиям которого ООО «Новый инкубатор» поручилось перед заявителем за исполнение ЗАО «Красная поляна» обязательств на общую сумму 164 688 801,99 руб., сложившихся из следующих договоров: договор уступки права требования от 14 октября 2008 года № 251/11, заключенный между ООО «Весна» и ООО «Медиакар», договор уступки права требования от 1 июня 2008 года № 187/1/08, заключенный между ОАО «Красная поляна+» и ООО «Весна», договор уступки права требования от 01 октября 2008 года № 25, заключенный между ООО «Железногорский комбикормовый завод» и ООО «Медиакар», договор уступки права требования от 29 января 2009 года № 4, заключенный между ООО «Железногорский комбикормовый завод» и ООО «Медиакар», договор уступки права требования от 27 марта 2009 года № 02/1/0326, заключенный между ОАО «Каневский комбинат хлебопродуктов» и ООО «Медиакар», на основании которых к заявителю перешли права требования с ЗАО «Красная поляна», возникшие на основании договора купли - продажи от 19 мая 2009 года № 6, договора от 21 ноября 2008 года № 007/1318, заключенного между ОАО «Каневский комбинат хлебопродуктов» и ЗАО «Красная поляна», договора поставки комбикормов от 1 января 2006 года № 4, заключенного между ООО «Железногорский комбикормовый завод» и ОАО «Красная поляна+», договора от 21 ноября 2008 года 571, заключенного между ООО «Железногорский комбикормовый завод» и ЗАО «Красная поляна», договора поставки от 01 января 2006 года № 1, заключенного между ОАО «Красная поляна+» и ООО «Торговый дом «Агрохолдинг», договора поставки от 01 августа 2006 года № 371, заключенного между ОАО «Красная поляна+» и ООО «Торговый дом «Агрохолдинг», договора поставки от 01 января 2006 года, заключенного между ОАО «Красная поляна+» и ООО «Торговый дом «Агрохолдинг».

Из заявления кредитора усматривается, что задолженность ОАО « Красная поляна+» перешла к ЗАО «Красная поляна» на основании разделительного баланса, утвержденного 01 октября 2008 года внеочередным общим собранием акционеров ОАО «Красная поляна+».

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (ОАО) в лице Курского отделения № 8596 Сбербанка России обратился в арбитражный суд с заявлением к ООО «Новый инкубатор» о признании должника банкротом.

Определением арбитражного суда от 18 ноября 2010 года было возбуждено производство по настоящему делу о банкротстве ООО «Новый инкубатор».

Определением Арбитражного суда Орловской области от 27 января 2011 года требования Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО) в лице Курского отделения № 8596 Сбербанка России были признаны обоснованными, в отношении ООО «Новый инкубатор» введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Олег Вячеславович Парфенов.
Ф.И.О. должник не исполнил взятых на себя обязательств, не погасив имеющуюся сумму задолженности, а в отношении солидарного должника – поручителя была введена процедура наблюдения, ООО «Медиакар» обратилось с заявлением к ООО «Новый инкубатор», в котором просит включить в третью очередь реестра требований кредиторов его требования в сумме 164 688 801,99 руб.

Арбитражный апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований. При этом суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии с пунктом 1 статьи 32 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дела о банкротстве юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными настоящим Федеральным законом.

Из содержания статей 1 и 2 Закона о банкротстве следует, что названный Закон регулирует порядок и условия проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия.

Таким образом, для включения в реестр требований кредиторов должника кредитору необходимо доказать наличие у него денежного требования к должнику.

Согласно пункту 1 статьи 4 Закона о банкротстве состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Статьей 329 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве одного из способов обеспечения обязательства выступает также поручительство Согласно пункту 1 статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В соответствии со статьей 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Согласно статье 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Как следует из материалов дела, в качестве основания включения в реестр требований должника заявленной суммы, ООО «МедиаКар» ссылается на договор поручительства от 30.10.2009 года № 0021-Н, заключенных последним с ООО «Новый инкубатор» в обеспечение исполнения обязательства третьего лица. Сумма договора составила 164 688 801,99 руб. При этом, указанное обязательство в бухгалтерских документах ООО «Новый инкубатор» отражено не было.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что договор поручительства был отражен в бухгалтерских документах ООО «Медиакар».

На момент заключения договора поручительства на сумму 164 688 801,99 руб., активы ООО «Новый инкубатор» составляли около 19 808 000 руб., при этом у общества имелась кредиторская задолженность на сумму 16 495 000 руб.

Как правильно установлено судом первой инстанции, ООО «МедиаКар» (кредитор) и ООО «Новый инкубатор» (должник) имеют одинаковый состав участников, а именно: ООО «Альба+», Гассала Лимитед, ООО «Продовольственный рай».

Доказательства хозяйственных отношений ООО «Новый инкубатор» с третьим лицом (ЗАО «Красная поляна»), за которые оно поручилось, в деле отсутствуют.

У ООО «Новый инкубатор» дополнительно сформировалась задолженность на сумму 164 688 801,99 руб., при этом активов у должника в обеспечение обязательств на указанную сумму не имелось.

Вместе с тем, общества с ограниченной ответственностью относятся к хозяйственным обществам, которые являются коммерческими организациями.

Исходя из пункта 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, коммерческие организации – это организации, преследующие извлеч Ф.И.О. цели своей деятельности.

В связи с вышеизложенным, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что заключение договора поручительства на сумму 164 688 801,99 руб. накануне банкротства не было связано с хозяйственной деятельностью ООО «Новый инкубатор» и не повлекло за собой получение этим обществом какой-либо имущественной или иной выгоды.

Согласно статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Указанная норма закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских правоотношений волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом. При этом основным признаком наличия злоупотребления правом является намерение причинить вред другому лицу, В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Таким образом, по смыслу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц. Под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.

С учетом пункта 3 названной статьи о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принцип а доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, п Ф.И.О. утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

При заключении вышеуказанных договоров поручительства допущено злоупотребление правом, а именно: имело место недобросовестное поведение, направленное на искусственное увеличение кредиторской задолженности ООО «Новый инкубатор» и приобретение права преобладающего контроля за процедурой банкротства, что повлекло нарушение баланса интересов иных кредиторов.

В данном случае заключение договора поручительства не было связано с хозяйственной деятельностью ООО «Новый инкубатор», не повлекло за собой получение этим обществом какой-либо имущественной или иной выгоды, договор подписывался в целях получения контроля над обществом как при осуществлении хозяйственной деятельности, так и при ведении банкротства, заключение договора продиктовано интересами иных лиц, а не самого общества.

Поскольку при заключении договора имело место злоупотребление правом, конкурсные кредиторы лишились части того, на что справедливо рассчитывали, тем самым нарушился баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства конкурсных кредиторов.

Пунктом 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Таким образом, договоры поручительства между ООО «МедиаКар» и ООО «Новый инкубатор», при заключении которых допущено нарушение положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются ничтожными в силу статьи 168 ГК РФ.

На основании вышеизложенного, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что требование ООО «МедиаКар», основанное на недействительном договоре поручительства, не подлежит включению в реестр требований кредиторов ООО «Новый инкубатор».

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции необоснованно посчитал, что должник и кредитор имеют одинаковый состав участников, суд апелляционной инстанции отклоняет, поскольку как указывает сам заявитель апелляционной жалобы единственным участником ООО «МедиаКар» является ООО «Альба +», в состав участников ООО «Новый инкубатор» входят: ООО «Продовольственный рай», ООО «Альба +», Гассала Лимитед, ООО «Новый инкубатор».

Статьей 19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что в целях настоящего Федерального закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника.

Группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц отвечающее признаку - хозяйственные общества, в которых одно и то же физическое лицо или одно и то же юридическое лицо осуществляет функции единоличного исполнительного органа (ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции»).

На основании с вышеизложенного видно, что единственный участник ООО «МедиаКар» входит в состав участников ООО «Новый инкубатор», в связи с чем должник и кредитор являются аффилированными по отношению друг к другу.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что для выдачи поручительства ООО «Новый инкубатор» не требовалось наличия каких-либо хозяйственных связей с третьими лицами, за которые оно поручалось, суд апелляционной инстанции отклоняет, поскольку согласно обычаям делового оборота поручительство выдается либо при наличии каких-либо хозяйственных связей с третьим лицом, за которое оно поручается, либо при заинтересованности данных лиц по отношению друг к другу.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что ОАО Сбербанк России не привел доказательств того, что договор поручительства был сопряжен со злоупотреблением правом, суд апелляционной инстанции отклоняет, поскольку имело место недобросовестное поведение, направленное на искусственное увеличение кредиторской задолженности ООО «Новый инкубатор» и приобретение права преобладающего контроля за процедурой банкротства, что повлекло нарушение баланса интересов иных кредиторов.

В данном случае заключение договора поручительства не было связано с хозяйственной деятельностью ООО «Новый инкубатор», не повлекло за собой получение этим обществом какой-либо имущественной или иной выгоды, договор подписывался в целях получения контроля над обществом как при осуществлении хозяйственной деятельности, так и при ведении банкротства, заключение договора продиктовано интересами иных лиц, а не самого общества.

При заключении договора допущено злоупотребление правом. При этом конкурсные кредиторы лишились части того, на что справедливо рассчитывали, тем самым нарушился баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства конкурсных кредиторов.

Каких-либо доводов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемого определения, либо опровергали выводы арбитражного суда области, в связи с чем признаются апелляционной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

Обстоятельства дела установлены судом первой инстанции верно и в полном объеме. Нормы материального права применены правильно.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом апелляционной инстанции не установлено, следовательно, не имеется и оснований для отмены определения суда.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем, удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьей 271, пунктом 1 части 4 статьи 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Постановил:

Определение Арбитражного суда Орловской области от 20.09.2011 г. по делу №А48-4163/2010(31) оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО «МедиаКар» без удовлетворения.

Постановление вступает в силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в месячный срок через суд первой инстанции в соответствии с ч. 1 ст. 275 АПК РФ.

Председательствующий судья Ж.Н. Потихонина

Судьи В.М. Баркова

Т.Б. Потапова