Арбитражная практика

Решение от 27 октября 2011 года № 12-206/2011. Решение от 27 октября 2011 года № 12-206/2011. Еврейская автономная область.

Судья Биробиджанского районного суда Еврейской автономной области Косяк С.Н.,

с участием лица, привлеченного к административной ответственности, Петрашова В.С., его защитника Рябова В.В., действующего на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев жалобу Петрашова В.С. на Постановление № 501046 от 20 сентября 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ,

Установил:

 

20 сентября 2011 года должностным лицом роты ДПС ГИБДД УВД по ЕАО, по результатам рассмотрения протокола об административном правонарушении № от 10 сентября 2011 года в отношении Петрашова В.С. вынесено Постановление №, согласно которому 10 сентября 2011 года в 10 часов 50 минут в районе дома № по улице Советской гр. Петрашов В.С. в нарушение требований п. 8.8 Правил дорожного движения управлял автобусом <данные изъяты> г/н № при выполнении маневра разворот в месте, где ширина проезжей части дороги не достаточна для выполнения маневра, произвел маневр от правого края проезжей части дороги, не уступил дорогу транспортному средству, двигающемуся попутно прямо, в результате чего совершил столкновение с автомобилем <данные изъяты> г/н № под управлением водителя К.Г..

30 сентября 2011 года Петрашов В.С., не соглашаясь с указанным Постановлением о привлечении его к административной ответственности, обратился в Биробиджанский районный суд с жалобой, в которой просит указанное Постановление отменить как вынесенное незаконно, поскольку считает, что: п. 8.8 Правил дорожного движения к нему применен не обоснованно, поскольку разворот он совершал на перекрестке, а не вне перекрестка, как указанно в данном пункте Правил; при рассмотрении дела об административном правонарушении не было учтено, что столкновение произошло в результате превышения водителем автомобиля <данные изъяты> предельно допустимой скорости на данном участке дороги и не соблюдения дистанции до движущегося впереди транспортного средства; в схеме сотрудники ГИБДД вообще не указали тормозной путь автомобиля <данные изъяты>.

В судебном заседании Петрашов В.С. доводы, изложенные в жалобе, поддержал и пояснил, что 10.09.2011 ближе к 11 часам дня, высадив пассажиров на автобусной остановке <данные изъяты> по ул. Советской, он продолжил движение в прямом направлении. В районе <данные изъяты> на перекрестке дорог он Решил развернуться для движения в обратном направлении, для чего, включив указатель поворота и посмотрев в зеркало заднего вида, убедившись, что транспортных средств, движущихся в попутном направлении нет, так как в это время горел красный свет светофора на пешеходном переходе в районе автобусной остановки, он приступил к осуществлению маневра с крайнего правого ряда. Выехав на середину дороги, поскольку со стороны п. Птичник двигалось транспортное средство, он остановился, чтобы пропустить его, и через какое-то время произошел скользящий удар об его автобус. Водитель <данные изъяты> смог остановиться дальше места удара. Когда составляли схему места ДТП, сотрудники ГИБДД не указали в ней тормозной путь автомобиля <данные изъяты>, хотя он был длинный как до места столкновения, так и до места остановки ударившего его автомобиля. Сотрудники ГИБДД лишь уточнили у него, правильно ли зафиксированы транспортные средства, участники ДТП. Значение отсутствию тормозного пути на схеме он не придал внимания.

Свидетель С.Т. пояснил, что самого ДТП он не видел, а подъехал на место происшествия уже после случившегося. Участник ДТП водитель <данные изъяты> в районе остановки «Сельхозтехника» обогнал его на большой скорости, и на Хабаровском повороте он увидел стоящий на середине дороги автобус ПАЗ, который, как он понял, разворачивался, а дальше автобуса примерно в 30 метрах по направлению в сторону п. Птичник стояла <данные изъяты>. Правая крайняя полоса дороги была свободной.

Из показаний свидетеля Е.Б. установлено, что когда они с мужем на своем автомобиле подъезжали к Хабаровскому повороту, то они увидели автобус своего знакомого Р., а дальше от него стояла гоночная машина. Из увиденного она поняла, что виноват водитель гоночной машины, как позже ей стало известно, его фамилия К.Г.. Она позвонила Р., но тот находился в г. Хабаровске и попросил ее поучаствовать при составлении документов сотрудниками ГИБДД. Находясь на месте ДТП, вначале от К.Г. она слышала угрозы в адрес водителя автобуса, говорил, что он ехал на гонки, а водитель автобуса разбил ему машину, в последствии К.Г. при ней стал говорить, что его машина за 5 сек. набирает скорость 120 км/час и что он заплатит штраф за превышение скорости, но водитель автобуса заплатит ему за ремонт. На месте ДТП на средней полосе проезжей части она видела след торможения, который начинался до места удара и заканчивался на месте остановки автомобиля К.Г.. После этого они поехали в ГИБДД, где К.Г. также в ее присутствии говорил, что любит быстро ездить и что готов заплатить штраф за превышение скорости. Когда сотрудник ГИБДД составил другую схему, то она обратила его внимание на отсутствие в схеме следа торможения, который имелся в черновой схеме, на что сотрудник ГИБДД ответил ей: «Так надо». Кроме того, ни при составлении черновой схемы на месте ДТП, ни при пересоставлении ее в ГИБДД никаких понятых не было.

Свидетель А.Б. дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Е.Б.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля С.П. пояснил, что схема места совершения административного правонарушения, имеющаяся в материалах дела, составлена дежурным А.К. по его черновой схеме, составленной им на месте ДТП. Был ли след торможения автомобиля <данные изъяты> на месте ДТП сейчас пояснить ничего не может, так как не помнит. Но если он не указан на схеме, с которой согласились оба водителя и от которых по схеме не поступило никаких замечаний, то данного следа не было. Место удара определялось им со слов обоих водителей.

Из объяснения К.Г., имеющегося в материалах дела, следует, что 10.09.2011 в 10.50 он на своем автомобиле <данные изъяты> г/н № двигался по ул. Советская со стороны города в сторону ст. Аэропорта. Остановившись на регулируемом пешеходном переходе на красный сигнал светофора, и дождавшись смены сигнала, он начал движение примерно 50 км/час по правому крайнему ряду. С правой стороны на обочине стоял автобус №. Приняв левее, он продолжил движение в прямом направлении. В этот момент автобус <данные изъяты> начал маневр поворот на лево, он попытался уйти от столкновения, приняв левее без выезда на полосу встречного движения, но уйти от столкновения не удалось и удар пришелся в правую сторону его автомобиля.

Изучив материалы дела, допросив участников судебного заседания, прихожу к выводу, что Постановление № от 20 сентября 2011 года в отношении Петрашова В.С. подлежит отмене, а дело возвращению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 29.10 КоАП РФ Постановление по делу об административном правонарушении должно в обязательном порядке содержать указание на обстоятельства, установленные при рассмотрении дела (п. 4 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ), а также мотивированное Решение по делу (п. 6 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ).

Согласно обжалуемому постановлению заместитель командира отдельной роты ДПС ГИБДД УМВД России по ЕАО А.Ш., придя к выводу о виновности Петрашова В.С. в совершенном правонарушении, указал, что вина Петрашова подтверждается: «объяснениями участников ДТП, схемой ДТП, протоколом об административном правонарушении №». Вместе с тем, при наличии существенных противоречий в объяснениях «участников ДТП» - К.Г. и Петрашова В.С., имеющихся в материалах дела, в постановлении должностным лицом ГИБДД не приведены мотивы, по которым сделан вывод о виновности участника ДТП Петрашова и не дана оценка имеющимся противоречиям.

По мнению суда, анализ положений ч. 2 ст. 28.2, ст. 29.10 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что и протокол, и Постановление по делу об административном правонарушении наряду с другими необходимыми сведениями должны содержать данные о месте и времени совершения правонарушения, с указанием наименования населенного пункта, улицы и номера дома, где оно было совершено.

Вместе с тем, при описании самого правонарушения в постановлении должностного лица ГИБДД указано, что оно было совершено «10 сентября 2011 года в 10 часов 50 минут в районе дома <адрес>». Однако в каком населенном пункте находится данная улица, из постановления не следует.

С учетом изложенных обстоятельств, считаю, что должностным лицом ГИБДД были допущены существенные нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, в связи с чем прихожу к выводу об отмене постановления заместителя командира отдельной роты ДПС ГИБДД УМВД России по ЕАО А.Ш. от 20 сентября 2011 года и о возвращении дела на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.7 ч.1 п. 4 КоАП РФ,

Решил:

 

Постановление по делу об административном правонарушении № 501046 от 20 сентября 2011 года в отношении Петрашова В.С. отменить.

Дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ, в отношении Петрашова В.С. возвратить на новое рассмотрение заместителю командира отдельной роты ДПС ГИБДД УМВД России по ЕАО А.Ш.

Настоящее Решение может быть обжаловано в суд Еврейской автономной области в течение 10 суток с момента его получения через Биробиджанский районный суд.

Судья С.Н. Косяк