Арбитражная практика

По уголовному делу № 1-117(1)2011 от 03.08.2011 г.. Приговор от 03 августа 2011 года № 1-117(1)/2011. Саратовская область.

Пугачевский районный суд Саратовской области в составе:

председательствующего судьи Вехова *.*. ,

при секретаре Свиридовой *.*. ,

с участием прокурора Интулова *.*. ,

адвоката Марченко *.*. , представившего удостоверение №946 и ордер №1293,

подсудимой Крыловой *.*. ,

рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда материалы уголовного дела в отношении Крыловой *** года рождения, уроженки ***, зарегистрированной по адресу: ***, ***, ***, проживавшей по адресу ***, не замужней, лишенной родительских прав в отношении своего малолетнего сына, не работающей, ранее судимой: *** Приговором и.о.мирового судьи судебного участка ** Пугачёвского района *** по ч.1 ст. 157 УК РФ к 160 часам обязательных работ, наказание отбыто ***; *** Приговором мирового судьи судебного участка ** Пугачёвского района *** по ч.1 ст. 157 УК РФ к 180 часам обязательных работ, наказание отбыто ***, содержащейся под стражей с ***,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ,

Установил:

Крылова *.*. совершила убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку при следующих обстоятельствах.

*** в вечернее время Крылова *.*. распивала спиртные напитки вместе со своим сожителем *.*. Н. в квартире по адресу ***. Когда спиртное закончилось, Крылова *.*. Решила сходить к *.*. С., проживавшей в соседнем доме по адресу *** ***. *** ***, чтобы взять у неё в долг деньги на приобретение спиртного. Около 23 часов 30 минут Крылова *.*. пришла в дом к *.*. С. и попросила у неё деньги в долг, на что *.*. С. ответила отказом. По этой причине между ними произошла ссора, в ходе которой Крылова *.*. , разозлившись на *.*. С., Решила совершить её убийство. С этой целью около 23 часов 50 минут Крылова *.*. , находясь в спальне дома по вышеуказанному адресу, реализуя свой преступный умысел, умышленно схватила *.*. С. руками за голову и шею, повалила её на кровать, с силой стала сдавливать руками её шею, перекрыв дыхательные пути и удерживать её таким образом в течение нескольких минут, пока не наступила смерть последней.



Своими преступными действиями Крылова *.*. причинила *.*. С. ссадины лица, которые у живых лиц не расцениваются как вред здоровью и тяжесть их не определяется; травму области шеи: кровоподтек кожных покровов шеи, кровоизлияния в мягкие ткани шеи, перелом правого рожка подъязычной кости с развитием асфиксического состояния, причинившую тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Смерть *.*. С. наступила на месте преступления от вышеуказанных действий Крыловой *.*. в результате асфиксии от сдавления органов шеи руками.

В судебном заседании подсудимая Крылова себя не признала, пояснив при этом, что вечером из дома *** она никуда не выходила и кто мог совершить убийство *.*. С. ей не известно. Ранее при допросе на предварительном следствии в качестве подозреваемой она оговорила себя под давлением сотрудников милиции, а при допросе в качестве обвиняемой вину признала полностью, желая снискать снисхождение.

Несмотря на непризнание своей вины, вина подсудимой Крыловой *.*. в совершении данного преступления установлена совокупностью следующих, исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, из показаний Крыловой *.*. , данных на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемой и исследованных судом в порядке п.1 ч.1 ст. 276 УПК РФ, следует, что *** примерно в 22 часа 30 минут она пошла к *.*. С., чтобы занять у неё денег на приобретение спиртного. *.*. С. впустила её в дом и она стала просить у неё взаймы денег. Но *.*. С. сказала, что даст ей только 50 рублей, которые она ранее оставляла на хранение. При этом *.*. С. прошла в спальню и вынула из сумки денежную купюру достоинством 50 рублей и передала ей. Она опять стала просить у *.*. С. деньги взаймы, но та ответила отказом. По этой причине между ними произошел скандал, в ходе которого они ругались между собой. Когда в очередной раз *.*. С. ответила отказом, она вспылила и Решила убить *.*. С.. При этом она обхватила левой рукой её голову сзади, а правой рукой схватила её в область шеи спереди, и навалившись всем весом повалила *.*. С. на кровать и стала её душить. В таком положении она удерживала *.*. С., пока та не обмякла. Она поняла, что задушила *.*. С., испугалась и, решив создать видимость кражи, перевернула часть домашних вещей. Она накрыла *.*. С. одеялом и ушла домой. Когда она пришла в себя, она рассказала своему сожителю о том, что убила *.*. С., но тот ей не поверил (т.1 л.д.41-43).

Из показаний Крыловой *.*. , данных в ходе предварительного следствия при допросе в качестве обвиняемой и оглашенных в суде в порядке п.1 ч.1 ст. 276 УПК РФ, также следует, что *** около 23 часов 30 минут она пришла к *.*. С., чтобы занять у неё денег. Но *.*. С. стала её ругать, говорила, что она много пьет и плохая мать. Именно в этот момент она вспылила, схватила *.*. С. двумя руками за шею, повалила на кровать и стала душить, в результате чего убила её. Она испугалась, перевернула часть вещей, накрыла *.*. С. одеялом и убежала (т.1 л.д.121-124).

В целях проверки правдивости показаний Крыловой *.*. , данных ею при допросе в качестве подозреваемой, была проведена психофизиологическая судебная экспертиза с использованием полиграфа. Из заключения эксперта следует, что в отношении обвиняемой Крыловой *.*. выявлены психофизиологические реакции, которые свидетельствуют, что она может располагать информацией об обстоятельствах совершения убийства *.*. С. Эта информация могла быть получена ею на момент случившегося в результате личного непосредственного участия в причинении смерти *.*. С. (т.1 л.д.217-227).

Потерпевшая *.*. Г., чьи показания были оглашены судом в порядке ст. 281 УПК РФ, показала, что у неё была мать *.*. С., которая проживала одна. Последний раз она видела свою мать *** около 15 часов, когда заходила к ней домой. *** около 12 часов 30 минут она пришла к своей матери и обнаружила её на кровати мертвой. Порядок вещей в доме был нарушен. Она сразу вызвала Скорую помощь и милицию (т.1 л.д.74-75).

Свидетель *.*. Н. показал в суде, что *** в вечернее время он распивал спиртное у себя дома вместе со своей сожительницей Крыловой *.*. В это время у него в гостях находился его брат *.*. Н. ФИО21. Когда спиртное закончилось они легли спать. Около полуночи он проснулся от шума закрывающейся двери и увидел, что домой пришла Крылова, которая была в верхней одежде. На его вопрос, где она была, Крылова ответила, что ходила к соседке тете Вале и задушила её. Он не поверил ей и не придал этим словам значения. После этого Крылова дала ему 500 рублей на приобретение спиртного и он пошел в магазин «***», где приобрел спиртное и закуску и вернулся домой.

В целях проверки правдивости показаний свидетеля *.*. Н. в ходе предварительного следствия была проведена психофизиологическая судебная экспертиза с использованием полиграфа. Согласно заключению №14-11, в отношении свидетеля *.*. Н. выявлены психофизиологические реакции, которые согласуются с его показаниями в качестве свидетеля и свидетельствуют, что он может располагать сведениями о том, что в ночь с *** на *** Крылова *.*. говорила ему о том, что она задушила *.*. С., а также о том, что в указанный период времени Крылова *.*. передавала ему деньги в сумме 500 рублей. Судя по характеру, степени выраженности и соотношению психофизиологических реакций на вопросы тестов, а также учитывая пояснения, данные *.*. Н., эта информация могла быть получена им непосредственно от Крыловой *.*. в ночь с *** на *** (т. 1 л.д.235-245).



Из показаний свидетеля *.*. Н., данных в судебном заседании, следует, что *** он пришел в гости к своему брату *.*. Н. ***. Вечером ФИО22 со своей сожительницей употребляли спиртное. Он лег спать около 22 часов, а проснулся около 24 часов от того, что хлопнула входная дверь. Он увидел Крылову в верхней одежде, которая сказала его брату, что задушила или задушит соседку тетю ***. После этого он опять уснул.

Свои показания свидетели *.*. Н. и *.*. Н. подтвердили на очных ставках с Крыловой *.*. , проведенных в ходе предварительного следствия (т.1 л.д. 86-88, 97-99).

Свидетель *.*. В. показала суду, что она работала продавцом в магазине «**». В ночь с *** на *** она находилась на работе. Около 1 часа ночи в магазин приходил их постоянный покупатель *.*. Н. ФИО23, который приобрел в магазине спиртное, тушенку и хлеб.

Из показаний допрошенных в качестве свидетелей судебно-медицинского эксперта *.*. М и санитарки *** отделения БСМЭ *.*. А. следует, что *** в вечернее время в ходе проведения медицинского освидетельствования Крылова *.*. сообщила, что она задушила *.*. С.

Кроме вышеизложенных показаний, вина подсудимой Крыловой *.*. также подтверждается письменными материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Из протокола осмотра места происшествия, схемы и фототаблицы к нему следует, что *** в *** в спальне на кровати был обнаружен труп *.*. С. с признаками насильственной смерти. В ходе осмотра зафиксировано нарушение нормального порядка вещей. С места происшествия изъяты различные предметы и отрезки дактилоскопической пленки (скотча) со следами пальцев рук, в том числе с поверхности шкафа в зале дома (т.1 л.д.4-15). В последующем изъятые предметы и отрезки дактилоскопической пленки (скотча) со следами пальцев рук осмотрены и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств (т.1 л.д. 140-142, 143, 144-145, 146).

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы трупа, смерть *.*. С. наступила в результате механической странгуляционной асфиксии от сдавления органов шеи руками. На трупе обнаружены следующие телесные повреждения: травма области шеи - кровоподтек кожных покровов шеи, кровоизлияния в мягкие ткани шеи, перелом правого рожка подъязычной кости с развитием асфиксического состояния - причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также ссадины лица, у живых лиц не расцениваются как вред здоровью и тяжесть их не определяют. Данные телесные повреждения образовались незадолго до смерти от действия тупых твердых предметов, возможно рук, пальцев рук, вероятнее всего удавление было произведено двумя руками. Все имеющиеся на трупе телесные повреждения прижизненны и образовались от не менее 5 травматических воздействий. После развития асфиксического состояния от сдавления органов шеи руками, смерть потерпевшей наступила в короткий промежуток времени 5-7 минут (т.1 л.д. 183-186).

Из заключения дактилоскопической экспертизы ** следует, что на светлой дактилоскопической пленке, изъятой с поверхности шкафа в зале дома в ходе осмотра места происшествия, имеется один след пальца руки, папиллярный узор которого идентичен папиллярному узору, отобразившемуся в отпечатке указательного пальца левой руки на дактилокарте на имя Крыловой *.*. (т.1 л.д. 200-210).

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы **, Крылова *.*. обнаруживает признаки синдрома зависимости вследствие употребления алкоголя, средней стадии (алкоголизм, вторая стадия, запойная форма пьянства). Однако, эти расстройства психики выражены не столь значительно, о чем свидетельствуют сохранность интеллекта, памяти, критических способностей и способности прогнозировать последствия своих действий и не лишали Крылову *.*. в момент совершения инкриминируемого ей деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в принудительном лечении не нуждается (т.1 л.д. 173-175).

Судом также были исследованы в порядке ст. 281 УПК РФ показания свидетелей *.*. Н и *.*. И., данные ими на предварительном следствии, однако показания указанных свидетелей характеризуют Крылову *.*. и *.*. С. и никак не свидетельствуют о виновности или невиновности Крыловой *.*. в совершенном преступлении (т.1 л.д.84-85, 115-116).

Стороной обвинения в качестве доказательств были представлены и исследованы судом заключение биологической экспертизы о групповой принадлежности крови *.*. С. и Крыловой *.*. (т.1 л.д. 154-163), протоколы выемок: стеклянной банки с тушенкой у свидетеля *.*. Н. (т.1 л.д. 130-131); джинсовой куртки у подозреваемой Крыловой *.*. (т.1 л.д.133-134); срезов ногтей с рук *.*. С. и Крыловой *.*. , халата, ночной рубашки *.*. С., марлевого тампона и пенициллинового флакона с образцами крови *.*. С. (т.1 л.д.136-137), однако данные доказательства, по мнению суда, не свидетельствуют о виновности или невиновности Крыловой *.*. в совершенном преступлении.

Анализ приведённых доказательств, добытых в процессе предварительного следствия и исследованных в суде, убеждают суд в том, что между действиями Крыловой *.*. , выразившимися в умышленном сдавлении руками шеи *.*. С. и наступившими последствиями в виде смерти потерпевшей *.*. С. имеется причинная связь. Крылова *.*. в момент совершения преступления осознавала фактический характер и общественную опасность своих действий и руководила ими, что подтверждается вышеизложенным заключением амбулаторной судебной психиатрической экспертизы, а потому является вменяемой, в связи с чем, подлежит наказанию за совершенное преступление.

Суд находит доказанным и считает, что подсудимая Крылова *.*. умышленно сдавливала руками жизненно важный орган - шею потерпевшей, перекрывая дыхательные пути и удерживая её таким образом в течение нескольких минут, осознавала общественную опасность своих действий, предвидела и желала наступление смерти *.*. С., то есть действовала с прямым умыслом на её убийство.

Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о том, что Крылова *.*. оборонялась от потерпевшей, либо находилась в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), судом не установлено.

Убийство явилось результатом ссоры и личных неприязненных отношений, возникших между подсудимой и потерпевшей.

При таких обстоятельствах, действия подсудимой Крыловой *.*. , связанные с лишением жизни *.*. С., суд квалифицирует по ч.1 ст. 105 УК РФ - как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Показания подсудимой Крыловой *.*. о том, что она не совершала убийство *.*. Ю. суд оценивает критически и расценивает как избранный способ защиты и желание уйти от ответственности за содеянное. Данные показания ничем не подтверждаются, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и опровергаются вышеприведенными доказательствами. В частности, показаниями Крыловой *.*. , данными ею при допросе в качестве подозреваемой *** и при допросе в качестве обвиняемой ***, в которых она подробно сообщила о совершенном ею убийстве *.*. С.

При допросе Крыловой *.*. ей разъяснялись её права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и ст.ст. 46 и 47 УПК РФ, в том числе она предупреждалась, что её показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при отказе от этих показаний. Указанные показания Крыловой *.*. были даны в присутствии адвоката, подписаны самой Крыловой *.*. и её защитником, Каких-либо заявлений и замечаний по окончании допроса от Крыловой *.*. не поступало.

Доводы подсудимой о том, что указанные показания она дала под давлением сотрудников милиции, проверялись в ходе предварительного следствия и в суде, но не нашли своего подтверждения.

Из показаний, допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей оперативных сотрудников *** ОВД *.*. В, *.*. В и *.*. В., следует, что ***, находясь в отделе милиции Крылова *.*. добровольно сообщила им о том, что в ночь с *** на *** она задушила *.*. С. При этом на тот момент они еще не располагали информацией о причине смерти *.*. С.. Какое-либо психологическое или физическое давление на Крылову не оказывалось.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей *.*. Н., *.*. Н., *.*. Н. и *.*. А показали, что *** их доставляли в отдел милиции, где также была Крылова *.*. , какое-либо воздействие ни на них, ни на Крылову *.*. сотрудниками милиции не оказывалось.

Из акта судебно-медицинского освидетельствования и заключения судебно-медицинского эксперта следует, что при освидетельствовании Крыловой *.*. *** в 17 часов каких-либо телесных повреждений не обнаружено (т.1 л.д. 33-34, 193-194).

По результатам проверки доводов Крыловой *.*. об оказании на неё давления со стороны сотрудников милиции, следователем следственного комитета вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т.2 л.д. 2-5).

При указанных обстоятельствах, показания Крыловой *.*. , данные ею при допросе в качестве подозреваемой *** и при допросе в качестве обвиняемой ***, в которых она сообщила о совершенном ею убийстве *.*. С. суд признает достоверными и кладет их в основу обвинительного Приговора, поскольку они получены в соответствие с законом, согласуются с другими вышеизложенными доказательствами, не противоречат установленным фактическим обстоятельствам дела.

Суд также считает, что у свидетелей *.*. Н. и *.*. Н. не было оснований оговаривать Крылову *.*. , их показания, о том, что Крылова сообщила *.*. Н. ФИО24 об убийстве *.*. С., которые они также подтвердили на очной ставке с Крыловой *.*. , на протяжении всего предварительного следствия последовательны, подтверждаются совокупностью других доказательств, в связи с чем суд также кладет их показания, в основу Приговора.

С учётом вышеуказанных доказательств и их анализа, суд находит доводы стороны защиты об оправдании подсудимой Крыловой *.*. не состоятельными.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, лич в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, состояние здоровья подсудимой, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни её семьи.

Смягчающими наказание обстоятельствами в отношении Крыловой *.*. суд признает явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

С учётом того, что Крылова *.*. Решением *** городского суда *** от *** лишена родительских прав, суд не признает в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие малолетнего ребе

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

С учётом изложенного, влияния назначенного наказания на исправление подсудимой, суд считает необходимым назначить Крыловой *.*. наказание в виде лишения свободы в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за содеянное, так как её исправление невозможно без изоляции от общества, что будет соответствовать степени опасности совершенного преступления и сможет обеспечить достижение целей наказания, предусмотренных ст. 43 УК РФ - восстановление социальной справедливости, исправление осужденной и предупреждение совершения новых преступлений.

Для назначения более мягких видов наказания и для применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ суд оснований не усматривает.

С учётом данных о личности подсудимой, которая не имеет своего жилья, суд считает нецелесообразным применение дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Руководствуясь ст.ст.307, 308, 309 УПК РФ, суд -

Приговорил:

Крылову при в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 Уголовного кодекса Российской Федерации и за содеянное назначить наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения Крыловой *.*. заключение под стражу, оставить без изменения.

Срок отбытия наказания Крыловой *.*. исчислять с ***. Зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с *** по ***.

Вещественные доказательства по уголовному делу: пододеяльник, стеклянную банку с тушенкой, срезы ногтей с рук *.*. С. и Крыловой *.*. , халат и ночную рубашку *.*. С., марлевый тампон и пенициллиновый флакон с образцами крови от трупа *.*. С., ватный тампон с образцом крови Крыловой *.*. - уничтожить; джинсовую куртку - передать Крыловой *.*. ; одну светлую и одну темную дактопленки, четыре отрезка дактилоскопического скотча - хранить при уголовном деле; четыре бокала, стеклянную банку из под кофе, сотовый телефон «***», сумку из кожзаменителя - передать потерпевшей *.*. Г.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Саратовский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденной, содержащейся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ей копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденная, содержащаяся под стражей, вправе в течение 10 суток со дня вручения ей копии Приговора, заявлять ходатайство о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Судья