Арбитражная практика

О компенсации морального вреда, возмещении материального ущерба. Решение от 24 октября 2011 года № . Свердловская область.

ДД.ММ.ГГГГ Октябрьский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Карпинской *.*. , при секретаре ФИО3, с участием истца ФИО2, третьего лица ФИО6, представителя ответчиков ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова», ФИО1 - ФИО8, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО2 к обществу с ограниченной ответственностью «Центр лечения боли (Клиника Герасимова)», индивидуальному предпринимателю ФИО1 о возмещении ущерба, компенсации морального вреда,

Установил:

В обоснование иска ФИО2 указал, что ДД.ММ.ГГГГ его супруга ФИО4 обратилась к ответчику ООО «Центр лечения боли (Клиника Герасимова)» с болью в спине, при этому предоставила медицинские карты, предупредив, что в феврале 2008 года она была прооперирована в связи с диагнозом «рак молочной железы», проведено несколько сеансов лучевых и химических терапий. Несмотря на это врач ФИО5 не предложил пациенту пройти обследование, а сразу же назначил 4 сеанса иглоукалывания электротоком, после первого сеанса лечения состояние здоровья ФИО4 резко ухудшилось, спина стала болеть еще сильнее и после каждого сеанса становилось все хуже, несмотря на это таких сеансов было проведено 8. К последнему сеансу ФИО4 встать с постели уже не смогла. В феврале 2010 года они обратились самостоятельно в областную клиническую больницу для проведения магнитно-резонансной терапии отдела позвоночника, результаты которой были показаны онкологическому центру, которыми были поставлены диагнозы «многочисленные метастатические очаги позвонков». По мнению врачей, лечение током в ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова) было категорически противопоказано, так как токи спровоцировали прогрессирующий рост раковых клеток, метастазы пошли по всему позвоночнику. ДД.ММ.ГГГГ его супруга ФИО4 умерла. Истец полагает, что её смерть наступила вследствие лечения в ООО «Центр лечения боли (Клиника Герасимова)», в связи с чем, просил взыскать с последнего компенсацию морального вреда в размере 1000000 рублей, материальный ущерб - 80000 рублей, в том числе расходы на лечение в ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова) – 7000 рублей; услуги скорой медицинской помощи ООО «Медицинский центр «Доктор Плюс» - 5800 рублей; магнитно резонансной томографии - 1574 рубля, расходы на погребение - 55940 рублей.

В ходе судебного разбирательства по ходатайству истца в дело привлечена в качестве соответчика индивидуальный предприниматель ФИО1, которая принимала оплату за оказанную медицинскую услугу ФИО4

В судебном заседании истец ФИО2 настаивал на исковых требованиях по доводам, изложенным в иске, указал, что противопоказанное его супруге лечение ускорило её смерть. Специалист не должен начинать терапию без рентгеновских снимков. Его супруга ФИО4 поверила врачу ФИО1, его методу лечения, который пообещал, что оказанное лечение поможет ей, снимет бол области. Именно ток стимулировал метастазы по всему организму и ускорил смерть близкого ему человека.

Третье лицо ФИО6 в судебном заседании поддержала требования ФИО2 по тем же доводам, которые изложил истец.

Третье лицо ФИО7 в судебное заседание не явилась, была извещена о времени и месте судебного заседания, об отложении дела не просила, о причинах уважительности не явки суде не уведомила, ей неявка была признана судом неуважительной.

Представитель ответчика ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова)», индивидуального предпринимателя ФИО1 – ФИО8, действующий на основании доверенностей от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 40, 83), признал исковые требования в части взыскания расходов на лечение у ИП ФИО9 в размере 7000 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, поскольку истец вынужден был тратить время для сопровождения своей супруги в клинику для лечения. В удовлетворении исковых требований в остальной части просил отказать, так как все затраты произведены в связи с заболеванием, имевшим у ФИО4, последовавшей смертью. Судебно-медицинской экспертизой, проведенной в рамках гражданского дела, было установлено, что причинно-следственная связь между лечением, проведенным ФИО5, и смертью ФИО4 или ухудшением течения её заболевания. Истцом не предоставлено доказательств, свидетельствующих о том, что указанный им вред здоровью ФИО4 был причинён именно оказанием услуг ненадлежащего качества ИП ФИО1 Ухудшение состояния здоровья ФИО4 и последовавшая смерть были вызваны развитием заболевания – «рака молочной железы», обширным поражением метастазами костей скелета и внутренних органов, вызвавшим необратимым поражением метастазами костей скелета и внутренних органов, вызвавшим необратимые нарушения функций внутренних органов ФИО4 Развитие данного заболевания не было связано с оказанием медицинскими услугами. Проведенной судом экспертизой установлено, что на момент обращения в «Центр лечения боли» у ФИО10 имелись обширные метастатические поражения костей скелета и внутренних органов, данный вывод экспертов в полном объеме опровергает доводы истца о том, что до обращения в Центр ФИО4 находилась в стадии ремиссии, а метастазы отсутствовали. Таким образом, развитие заболевания и последующая смерть ФИО4 были вызваны отсутствием ранней диагностики, невыполнение рекомендации о наблюдении у онколога после операции и химиотерапии. Моральный вред, вызвавший в необходимости в прохождении медицинских процедур, которой не были показаны в соответствии с имеющимся заболеванием, был причинён непосредственно ФИО4 В соответствии со ст. 1112 ГК РФ, не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Таким образом, право на компенсацию морального вреда, не передаётся по наследству, и соответствующее требование не может быть заявлено наследниками лица, которому причинён вред. Ответчик ФИО1 признаёт возможность причинения морального вреда истцу, вынужденному сопровождать ФИО4 для проведения процедур, готова компенсировать в размере 10000 рублей. Относительно требований о компенсации морального вреда, причиненного смертью ФИО4, полагал данное требование не подлежащим удовлетворению ввиду отсутствия причинно-следственной связи между оказанными ИП ФИО1 услугами и смертью ФИО4

Суд, заслушав стороны, исследовав материалы дела, заслушав эксперта ФИО11, пришел к выводу, что исковые требования ФИО2 подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 1064 ч.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ), вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ст. 1085 ч.1 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.



Согласно п. 1 ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может наложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Для возложения на ответчика обязанности по возмещению вреда, в том числе и морального вреда, необходимо установить факт противоправных действий ответчика, причинение вреда ФИО4, причинную связь между действиями ответчика и причинением вреда ФИО4, вину ответчика. Обязанность по доказыванию первых трех обстоятельства возлагается на истца (п. 1 ст. 1064, п. 1 ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), обязанность по доказыванию отсутствия вины в нарушении прав истца - на ответчика (п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, для наступления ответственности истец ФИО2 должен был доказать суду совершение ответчиками противоправных действий, причинивших его супруге ФИО4, в данном случае – причинение вреда её здоровью, причинно-следственной связи между противоправными действиями и последствиями, а также физических и нравственных страданий в результате неправомерных действий ответчика, в свою очередь ответчик ИП ФИО1 должна доказать суду отсутствие своей вины в нарушении прав ФИО4, умершей ДД.ММ.ГГГГ.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в периоды с 26 по ДД.ММ.ГГГГ, с 19 по ДД.ММ.ГГГГ, с 16 по ДД.ММ.ГГГГ, 18.02 по ДД.ММ.ГГГГ, с 25-ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 находилась на стационарном лечении в ГКБ № с диагнозом «заболевание левой молочной железы», в указанные периоды перенесла курсы химиотерапии.

ДД.ММ.ГГГГ между индивидуальным предпринимателем ФИО1 и ФИО4 был заключен договор оказания медицинских услуг (л.д.25). В ходе оказанной медицинской услуги ФИО4, согласно индивидуальной карты амбулаторного больного № на имя ФИО4 (л.д.54-55), произведены медицинские (лечебные) манипуляции (процедуры): ДД.ММ.ГГГГ, 22 января, 29 января, 01 февраля, 05 февраля - блокада (введение лекарственных препаратов) в поясничную область и надплечий, левого плеча и предплечий; 29 января и 10 февраля дополнительно еще электростимуляция болевых точек бедра слева, правого и левого плеча, предплечья. Расходы на лечение составили 7000 рублей, что подтверждается квитанциями серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 1400 рублей (л.д. 16); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.17); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.18); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.19); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.20); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.21); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.22); квитанцией серии АН №* от ДД.ММ.ГГГГ на сумму 800 рублей (л.д.23).

Определением Октябрьского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ судом в соответствии с требованиями ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации была назначена судебно-медицинская экспертиза (л.д.86), поскольку у суда при рассмотрении дела возникли вопросы требующие специальные познания в области медицины. Проведение экспертизы было поручено Государственному бюджетному учреждению здравоохранения <адрес> «Бюро судебно-медицинской экспертизы», на разРешение экспертов, в частности, были поставлены вопросы о показаниях, оказанной ФИО4 терапии в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; как повлияло проводимое лечение врачом ФИО5 на развитие метастаз у ФИО4; находилось ли проведение лечения в причинно-следственной связи со смертью ФИО4

Судебно-медицинской экспертной комиссией в составе 4-х квалифицированных врачей-экспертов (ФИО12; ФИО13; ФИО14; ФИО11), на разРешение которых были предоставлены материалы настоящего гражданского дела и медицинские карты на имя ФИО4, рентгенограммы, магнитно-резонансная терапия на имя ФИО4, своим заключением №-Е, пришли к выводу, что поставленный ФИО5 диагноз на первичном приёме – «поясничный остеохондроз», объективными данными не подтверждается, так как отсутствуют рентгенологического исследования позвоночника и данные исследования функции периферической нервной системы. Жалобы высказанные пациентом на приёме у ФИО5 могли послужить основанием для предположения о наличии у ФИО4 радикулопатии на пояснично-кре

Экспертами указано, что ФИО4 с учётом анамнеза (рак молочной железы, оперативное вмешательство по поводу рака и неоднократные курсы химиотерапии) нуждалась в дообследовании для уточнения клинической ситуации, показаний для применения оказанной ответчиком терапии в связи с болезням области у неё до уточнения диагноза (исключение поражения костей скелета метастазами рака) не имелось.

В своих выводах экспертная комиссия отметила, на момент обращения в ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова)» у ФИО4 имелись обширные метастатические поражения косей скелета и внутренних органов, в связи с метастатическими поражениями внутренних органов и костей скелета с патологическим переломом тел позвоночника ФИО4 в январе – феврале 2010 года нуждалась в применении обезболивающих препаратов и в щадящем режиме жизнедеятельности в целях профилактики прогрессирования патологических переломов позвоночника и его осложнений – ограничение нагрузок на позвоночник, ношение фиксирующего корсета; исключение сидячего положения.



На вопрос о том, повлияло ли лечение, произведенное ФИО5 на исход заболевания ФИО4, экспертами указано, что произведенная электростимуляция верхних и нижних конечностей, при имеющем у ФИО4 диагнозе, были противопоказаны.

Блокада паравертебральных точек, триггерных точек, болевых точек (иными словами введение обезболивающих лекарственных средств - раствора новокаина, мовалиса и др.) под воздействием раствора лекарственных средств направлено на блокирование передачи болевых импульсов. По этой причине, применение данного метода лечения у ФИО4 способствовало уменьшению болевого синдрома, однако устранить болевой синром не могло, так как он был обусловлен поражением метастазами тел позвоночника, костей таза и патологическим переломом тел позвоночника.

Рак молочной железы у ФИО4 рос неуклонно прогрессирующим течением с метастатическими поражениями костей скелета и внутренних органов. Факторами, способствующими поражению метастаз явился характер онкологического процесса и отсутствие специфического лечения вследствие не наблюдения у онколога с 2008 года. На фоне тяжелого онкологического процесса применение лечения в клинике ООО «Центр лечения боли» не повлияло на течение, распространение метастазов рака молочный железы и не состоит в причинно-следственной связи. Указанный выводы экспертов еще раз были поддержаны одним из экспертов комиссии ФИО11 в ходе судебного разбирательства.

Согласно ст.67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы, необходимо учитывать всю совокупность доказательств, имеющихся в деле. Представленное суду экспертное заключение оценивается судом преимущественно на основе презумпции наличия должной квалификации и незаинтересованности экспертов в исходе дела. Экспертиза проведена квалифицированными специалистами, обладающими необходимыми познаниями в области порученных им исследований, эксперты предупрежден ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, за дачу заведомо ложного заключения.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства установлено, что оказанное лечение врачом ФИО5 было противопоказано только при электростимуляции, а блокады только уменьшали болевые ощущения у ФИО4, но не устраняли болевые синромы, которые были обусловлены обширными поражениями метастазами функции внутренних органов и скелета, и при должной осмотрительности врача, который при дообследовании пациента мог выявить причины болевых ощущений (клинической ситуации), а не приступать к терапии, которая, по своей сути, была бесполезной для пациента ФИО4, которая, в свою очередь, несла неоправданные материальные затраты.

На основании вышеизложенного суд пришел к выводу, что наследник ФИО2 вправе в соответствии с требованиями пункта 1 ст. 1112 ГК РФ, согласно которой в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, вправе требовать взыскания, понесенных его супругой ФИО2, расходы на лечение в размере 7000 рублей, уплаченные по вышеперечисленным квитанциям ИП ФИО1 (л.д.16-23), по этой же причине суд признаёт ФИО1 надлежащим ответчиком по делу.

Иные расходы: на вызов скорой и неотложной медицинской помощи ООО «Медицинский центр «Доктор Плюс» - 2900 рублей, медицинская транспортировка - 2900 рублей (л.д.31-32), расходы на МРТ (л.д.27), а также расходы на похороны в размере 55 940 рублей (35), удовлетворению не подлежат, поскольку такие расходы были затрачены в связи с заболеванием, имевшим у ФИО4, и последовавшей её смерти, которая не была в причинно-следственной связи с действиями ответчиков.

Ответчик ФИО1 (в лице его представителя ФИО8) признала исковые требования в части взыскания морального вреда в размере 10000 рублей за оказанные истцу неудобства и потраченное время на сопровождение его супруги в ООО «Центр лечения боли (клиника Герасимова» для проведения процедур.

Поскольку признание иска в части не противоречит требованиям закона, не нарушает прав и законных интересов третьих лиц, судом были разъяснены требования ст. 39 ч.1, ст. 173 ч.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представителю ответчика ФИО1 – ФИО8, наделенного специальным полномочием признания исковых требований, суд присуждает взысканию в пользу ФИО2 – 10000 рублей.

Иных оснований для взыскания компенсации морального вреда вследствие смерти ФИО4 не имеется, поскольку её смерть в причинно-следственной связи с действиями ответчика не состоит, во всяком случае, истцом вопреки требованиям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иного не доказано.

Поскольку истец был освобожден от уплаты госпошлины в силу ст. 333.36 п.1 п.п. 3 Налогового кодекса Российской Федерации, а частично исковые требования ФИО2 удовлетворены суд присуждает взысканию с ИП ФИО1 госпошлину в размере 400 рублей.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Исковые требования ФИО2 к индивидуальному предпринимателю ФИО1 о возмещении ущерба, компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с ИП ФИО1 в пользу ФИО2 - 7000 рублей, в счет компенсации морального вреда - 10000 рублей.

Взыскать с ИП ФИО1 госпошлину в доход государства в размере 400 рублей.

В удовлетворении исковых требований к ООО «Центр лечения боли (Клиника Герасимова)» - отказать.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение 10 дней со дня мотивированного решения путём подачи кассационной жалобы через Октябрьский районный суд <адрес>.

Председательствующий: Карпинская *.*.