Арбитражная практика

Приговор от 21 апреля 2011 года № 1-102/2011. Приговор от 21 апреля 2011 года № 1-102/2011. Омская область.

Омский районный суд Омской области в составе:

председательствующего - судьи Ходоркина Д.Ф.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора Омского района Омской области Романенко С.В.,

подсудимых Иващенко С.М., Брейтенбихера В.А.,

защитников – адвокатов Горбунова В.В., представившего удостоверение № 138 и ордер № 8259, Барчукова А.В., представившего удостоверение № 104 и ордер № 36405,

потерпевшего С.А.А.,

при секретаре Никишине С.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Брейтенбихера В.А., <данные изъяты>, содержащегося по настоящему делу под стражей с 01.02.2011,

Иващенко С.А., <данные изъяты>, содержащегося под стражей по настоящему делу с 29.01.2011,

обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166, п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ,

Установил:

Подсудимые Брейтенбихер В.А., Иващенко С.М. в составе группы лиц по предварительному сговору, совершили неправомерное завладение автомобилем, без цели хищения, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, а также тайное хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.

27.01.2011 около 02:00 часов, Брейтенбихер В.А. и Иващенко С.М., вступили между собой в преступный сговор на неправомерное завладение автомобилем <данные изъяты>, государственный регистрационный №, без цели хищения, принадлежащим С.И.Г., находящимся в пользовании С.А.А. по доверенности, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья. Во исполнение указанного преступного умысла, находясь на участке местности вблизи <адрес> около автодороги на <данные изъяты> км. <данные изъяты> тракта, в автомобиле <данные изъяты>, государственный регистрационный №, Брейтенбихер В.А., действуя согласованно с Иващенко С.М., в соответствии с заранее распределенными ролями, одной рукой обхватил голову находящегося на водительском сидении С.А.А., а другой рукой, высказывая требования о передаче автомобиля для осуществления поездки и угрозу физической расправы, подставил заранее приготовленный кухонный нож к области шеи потерпевшего, надавив на указанную область ножом через капюшон куртки. В это время Иващенко С.М., находясь на переднем пассажирском сидении, согласно отведенной роли в совершении преступления, с целью подавления возможного сопротивления, умышленно нанес С.А.А. один удар кулаком левой руки в область лица, причинив в месте нанесения удара физическую боль.

Далее, Брейтенбихер В.А., держа кухонный нож у шеи С.А.А., совместно с Иващенко С.М. высказывая угрозы физической расправы, потребовал, чтобы потерпевший вышел из автомобиля и пересел на заднее пассажирское сидение. С.А.А., воспринимая высказанные угрозы реально, выполнил требования подсудимых, и сел на заднее пассажирское сидение управляемого им автомобиля. Иващенко С.М., в продолжение преступного умысла, сел на водительское сидение, Брейтенбихер В.А. – на переднее пассажирское сидение. После этого, действуя согласованно, с единым умыслом, направленным на угон транспортного средства, без цели хищения, умышленно, неправомерно завладели автомобилем <данные изъяты>, государственный регистрационный №, принадлежащим на праве собственности С.И.Г., стоимостью 225 000 рублей, совершив поездку в <адрес>. Брейтенбихер В.А. во время поездки, стал угрожать физической расправой С.А.А. и членам его семьи в случае, если потерпевший сообщит об их преступных действиях сотрудникам милиции и попросит помощи у граждан. Также Брейтенбихер В.А. потребовал от потерпевшего выписать рукописную доверенность на право управления указанным автомобилем на имя Брейтенбихера В.А. С.А.А., опасаясь за свою жизнь и здоровье, выполнил данные требования Брейтенбихера В.А.

После этого, Иващенко С.М., Брейтенбихер В.А., высадив С.А.А. на остановке общественного транспорта <данные изъяты> в <адрес>, на указанном автомобиле, под управлением Брейтенбихера В.А. осуществили поездку в <адрес>.

27.01.2011 около 10:00 час. Брейтенбихер В.А. и Иващенко С.М., находясь в <адрес>, вблизи автомобильного магазина, расположенного по <адрес>, по предварительному сговору между собой, направленному на хищение чужого имущества, из корыстных побуждений, из автомобиля С.И.Г., которым по доверенности владел С.А.А., совместными действиями, умышленно, тайно похитили навигатор «PROLOGY-400M», которым распорядились по своему усмотрению, причинив потерпевшему С.А.А. материальный ущерб в размере 2990 рублей.

В судебном заседании подсудимый Иващенко С.М. вину в совершении инкриминируемых преступлений признал частично, отрицая предварительный сговор, направленный на угон автомобиля, угрозу применения насилия опасного для жизни и здоровья, а также совершение хищения навигатора в составе группы лиц по предварительному сговору.

Отказавшись в судебном заседании давать показания, в порядке исследования доказательств, предложенном стороной защиты, Иващенко С.М. в стадии дополнений к судебному следствию, пояснил, что 27.01.2011 около 01 часа ночи, они с братом вышли из кафе <данные изъяты>. Брат сам договорился с водителем такси, и позвал его в автомобиль, чтобы поехать домой. Они доехали до <адрес>. С водителем разговаривал брат, потом они поднялись в квартиру, где брат переоделся. После этого, они вместе сели в автомобиль потерпевшего, А. его брат попросил выехать в <данные изъяты>. Около <адрес> они вышли, покурили. Потом он сел в автомобиль, следом на заднее сидение за водителем сел Брейтенбихер В.А., который схватил потерпевшего за голову и за шею. Брейтенбихер В.А. сказал ему выйти из машины, что он и сделал. Потом вышел потерпевший, следом его брат. Немного постояв, он сел на водительское сидение, его брат на пассажирское сидение, а С.А.А. на заднее. Они с братом не договаривались о захвате автомобиля, он удара потерпевшему не наносил. Брат сказал, что заберет автомобиль, он согласился с этим, поэтому сел за руль. По дороге он не справился с управлением, и автомобиль слетел в кювет. Когда приехал эвакуатор и вытаскивал автомобиль С.А.А., он один сидел за рулем. После того, как он на заправке заправил автомобиль, он сел в машину и увидел, что потерпевший пишет доверенность на право управления автомобилем на имя Брейтенбихера В.А. Далее они довезли потерпевшего до остановки общественного транспорта <данные изъяты> и поехали в <адрес>. По дороге брат не справился с управлением, автомобиль слетел в кювет. Поскольку автомобиль сломался, их на тросе дотянули до <адрес>, где на СТО им отремонтировали автомобиль. Денег, рассчитаться за ремонт у них не было, и он предложил мастеру навигатор, находящийся в автомобиле С.А.А. Мастер отказался, тогда он дошел до знакомого, который также не взял навигатор. Они поехали в центр <адрес>, где около автомагазина он предложил навигатор парню на автомобиле <данные изъяты>. Парень согласился. Он сказал брату: «Давай навигатор, я его продаю». Брат согласился, и передал ему навигатор. На вырученные деньги они рассчитались за ремонт машины, заправились, купили сигарет. Сотрудники Омского ОВД его задержали в доме. При досмотре автомобиля, он с оперативными работниками стоял в 5 – 10 метрах. Потом его и автомобиль потерпевшего доставили в Омский ОВД. Явку с повинной он писал уже после допросов. Ему некогда было читать протокол, просто подписал его. Оперативные сотрудники на него в большинстве своем оказывали психологическое давление. Какое именно давление осуществлялось, говорить отказался. Утверждает, что у него с братом не было сговора на совершение угона автомобиля, нож он не брал, и у брата его не видел. Никаких угроз лишения жизни они потерпевшему не высказывали. Сказали лишь, что приедут и разберутся, если С.А.А. сообщит в милицию. У них не было оснований для высказывания угрозы физической расправы. Потерпевший им говорил: «Не бейте, заберите автомобиль, отпустите». Не может объяснить, почему свидетели дают иные показания. Показания, отраженные в протоколах первоначальных допросов давал он, так как боялся за свое здоровье. Его никто не принуждал, это было его Решение дать показание. Оперативные работники ему только сказали, что напомнят предыдущий разговор, о каком разговоре шла речь, пояснить не может.

Ввиду отказа подсудимого Иващенко С.М., в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний, по ходатайству государственного обвинителя, в соответствии со ст. 276 УПК РФ, в судебном заседании оглашены показания Иващенко С.М., данные в ходе производства предварительного следствия.

Допрошенный в качестве подозреваемого 29.01.2011, с участием адвоката Иващенко С.М. пояснял, что в г. Омске он проживал с братом - Брейтенбихером В.А. 26.01.2011 после распития спиртного с друзьями, они с Брейтенбихером В.А. поехали, около 20:00 час. в кафе <данные изъяты>, где продолжили распитие спиртного. Около 01 часа 27.01.2010 он и брат вышли на улицу, чтобы поехать домой. В. договорился с таксистом, и позвал его. Он сел в машину на заднее сидение, а В. на переднее пассажирское сидение автомобиля. Подъехав к дому, они попросили водителя <данные изъяты> подождать их, так как они хотели забрать деньги и переодеться. В квартире Брейтенбихер В.А. предложил ему: «Давай угоним автомобиль», при этом объяснил, что они на нем уедут в деревню домой. Он подумал, и согласился на данное предложение. Брат сказал, что подставят нож к шее, и ему необходимо сесть на переднее пассажирское сидение. Перед тем, как уходить, брат взял нож с синей ручкой и лезвием, примерно 20-18 см. Когда подошли к автомобилю, он сел на переднее пассажирское сидение, а брат на заднее сидение за водительским сидением. Они попросили водителя ехать на выезд из г. Омска, через <данные изъяты>. За постом ГАИ, поехали по <данные изъяты> тракту, брат попросил водителя остановиться у ограждения напротив <адрес>. Он вышел из машины, покурил и сел снова на место. В этот момент его брат, правой рукой схватил водителя за шею, и подставил к шее нож. Брат кричал водителю, что им нужна машина, стал угрожать, что убьет его, при этом держа нож у шеи. Водитель по имени А., согласился отдать автомобиль, и попросил не убивать его. Он вышел из машины, затем, по требованию брата, вышел А. и пересел на заднее сидение вместе с ним. Он сел на водительское сидение, завел автомобиль и поехал на ближайшую АЗС. Во время движения в сторону г. Омска, автомобиль слетел в кювет. Они втроем вышли, пытались вытолкать автомобиль, он останавливал машины, но ничего не получилось. Потом его брат стал звонить и вызывать эвакуатор, для этого, взял телефон у А.. Они стали ждать эвакуатор в машине, где В. угрожал А., чтобы тот не звонил в милицию, и матери сказал, что автомобиль находится в гараже, иначе он убьет его, что ему терять нечего. Когда приехал эвакуатор и вытащил автомобиль, то за руль сел В., он на переднее пассажирское сидение. Он по просьбе В. отдал 1000 рублей, для оплаты услуг эвакуатора. А. сидел на заднем сидении. Они поехали на АЗС, где А. написал доверенность на автомашину <данные изъяты> на имя его брата. В это время его брат открыл сумочку А., достал паспорт, посмотрел прописку, и сказал, что знает адрес, где живет А., и чтобы он не заявлял в милицию, так как он его найдет и убьет. Они спросили, где живет А., куда его нужно отвезти, на что А. сказал, чтобы его подвезли на ООТ <данные изъяты>. Они высадили А. на указанной остановке, а сами поехали в <адрес>, по дороге автомобиль снова слетел в кювет. В <адрес> они заехали на СТО, починили автомобиль. Поскольку не было денег, В. заложил на СТО свой паспорт, а также забыл сотовый телефон. Они поехали в центр <адрес>, где встали у автомагазина и предложили продавцу навигатор, который был в автомобиле <данные изъяты>. Продавец отказался, тогда они предложили его водителю автомашины <данные изъяты>, тот согласился и приобрел навигатор за 1500 рублей. Они заправились и поехали в <адрес>, где он загнал машину во двор <адрес>, а брат остался у друга. Расписка осталась между сидениями, а нож под водительским сидением (т. 1 л.д. 69-72).

Допрошенный в качестве обвиняемого 29.01.2011, с участием адвоката, Иващенко С.М. дал показания аналогичные тем, которые давал при допросе в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 77-82).

Будучи допрошенный в качестве обвиняемого 25.02.2011, с участием адвоката, Иващенко С.М. изменил ранее данные показания, пояснив, что в квартире брат не предлагал ему совершить угон, он не видел, брал ли В. с собой нож. Ранее давал иные показания, так как на него было оказано психологическое давление со стороны оперуполномоченных розыска Омского ОВД, которые приезжали в <адрес>, сказали, что если он не скажет, что брат предложил совершить преступление, с ним будут разговаривать по-другому. В автомобиле брат неожиданно для него схватил рукой А. за шею, другой рукой удерживал за лоб водителя. Ножа в руках у брата не было. Брат потребовал передать им автомобиль, при этом водителю не угрожал. Водитель согласился, они все вместе вышли из машины, он сел за руль, а водитель на заднее сидение автомобиля. Доверенность А. писал под диктовку брата. В <адрес>, когда им отремонтировали автомобиль, им нужно было рассчитаться за ремонт, однако денег у них уже не было. Тогда он предложил В. продать из автомобиля <данные изъяты> навигатор. Брат согласился. Он отсоединил навигатор, и предложил его водителю проезжавшего мимо автомобиля <данные изъяты>, который приобрел его за 1500 рублей. На указанные деньги они заправили автомобиль и рассчитались за ремонт на СТО. По дороге они в автомобиле курили сигареты «BOND» и «Петр-1» (т. 2 л.д. 4-8).

После оглашения указанных показаний, Иващенко С.М. заявил, что данные показания давал он добровольно, без какого-либо воздействия на него со стороны оперативных сотрудников, однако показания в части обстоятельств хищения и продажи навигатора по предварительному сговору с братом, он не подтверждает, почему давал такие показания, объяснить не смог.

В ходе допроса в судебном заседании свидетеля В.В.В., Иващенко С.М. уточнил, что точно помнит, что Брейтнебихер В.А. передавал водителю эвакуатора одну купюру номиналом 1000 рублей, при этом к нему, перед тем, как отдать купюру, Брейтенбихер В.А. не подходил. Когда автомобиль вытягивали, он сидел за рулем, потерпевший находился на заднем сидении машины.

Подсудимый Брейтенбихер В.А. в судебном заседании вину в совершении угона признал частично, отрицая совершение действий по осуществлению угрозы опасной для жизни и здоровья, по факту хищения навигатора, вину не признал, указывая на непричастность к совершению данного преступления.

По обстоятельствам дела пояснил, что 26.01.2011 он с братом Иващенко С.М. находился в кафе <данные изъяты>, где употребляли спиртные напитки. Когда собрались домой, подошли к потерпевшему, и попросили довезти их до <адрес>. Когда подъехали к дому, попросили потерпевшего их подождать, поскольку он хотел переодеться. Водителю он дал 100 рублей. В квартиру поднялись совместно с Иващенко, он переодел футболку, Иващенко остался в той же одежде. Еще по дороге он позвонил знакомому таксисту, поинтересовался, сколько будет стоить доехать до <адрес>. Указанный знакомый, имя которого он не знает, сказал ему подъехать к кафе <данные изъяты>, на выезде из <адрес>. С С.А.А. они доехали до <адрес>, остановились, все вышли из машины покурить. Когда все сели обратно в машину, он еще разговаривал по телефону. Поговорив, сел на заднее сидение, взял потерпевшего левой рукой за лоб, правой около шеи за капюшон. На вопрос С.А.А.: «Что хотите?», - ответил: «Сиди, не дергайся, нужна машина». Потом они сказали Антону, чтобы он вышел из машины, брат вышел раньше потерпевшего. Тогда он отпустил С.А.А., последний вышел из машины, он вышел следом за ним. Когда выходил из машины, нож, находящийся во внутреннем кармане куртки, стал выпадать, и он взял его в руку. Иващенко С.М. сел за руль, потерпевший на заднее сидение автомобиля. Он, закрыв за потерпевшим дверь, сел на переднее пассажирское сидение. Нож положил обратно в карман. Они поехали в сторону <адрес> на заправку, поскольку горела лампочка. Проехав 500 метров, машину занесло, она слетела в кювет. Он и Иващенко выходили из машины, вместе с потерпевшим пытались вытолкнуть, но не получалось. Иващенко остановил какую-то машину, но не оказалось троса. Он стал звонить в такси, чтобы вызвать эвакуатор, взял у А. телефон, стал звонить, так как у него на телефоне не было денег. Через 40 минут приехал эвакуатор, водитель которого сам подцепил трос. Он сказал потерпевшему, чтобы тот сел на заднее сидение. На заправке, куда он попросил их сопроводить водителя эвакуатора, потерпевший написал доверенность на его имя. Иващенко в это время оплачивал бензин. Потом С.А.А. на его вопрос, где он живет, попросил довезти до дома. Потерпевший вышел на ООТ <данные изъяты>, а они поехали в <адрес>. По дороге он не справился с управлением, слетел в кювет. Потом понял, что у них не работает генератор, на буксире их дотянули на СТО в <адрес>, где машину отремонтировали. У них не было денег, чтобы рассчитаться за ремонт, Иващенко звонил сестре, но денег не нашел. Тогда он оставил на СТО в залог паспорт и телефон. Они доехали до автомагазина, он сидел в машине, а Иващенко подошел, снял навигатор, который понес в магазин. Когда вернулся, сказал, что продал навигатор, чтобы рассчитаться за ремонт. Забрав свой телефон и рассчитавшись за ремонт, заправили автомобиль и поехали к его знакомому И.А.С., где он остался ночевать. Утром на рейсовом автобусе, не дождавшись Иващенко, уехал в <адрес>. Также уточнил, что ему нужна была машина, он не понимал, что делал, просто хотел покататься. Нож брал в целях самообороны. Нож находился во внутреннем кармане, когда они высадили потерпевшего, он снял куртку. Допускает, что в этот время нож мог выпасть из кармана, и остаться в машине. Считает, что между ними и потерпевшим состоялись уравновешенные отношения, он говорил, что пригонит машину потерпевшему на следующий день. Сказал С.А.А., что позвонит и скажет, где можно забрать автомобиль. Он ограничивал передвижение потерпевшего, когда приехал эвакуатор, он сказал С.А.А., чтобы тот сел в машину. С Иващенко С.М. ни о чем не договаривался. Не помнит, угрожал ли Иващенко С.М. потерпевшему, удара он также не видел. В <адрес>, он сидел в машине, Иващенко С.М. подошел, в его присутствии снял навигатор, сказав: «Сейчас приду». Когда вернулся, сообщил, что навигатор продал. Дополнил, что во время поездки А. звонила девушка, и он сказал потерпевшему, чтобы тот ей ничего не говорил. С.А.А. им сказал: «Забирайте машину, меня не трогайте». Он сказал, чтобы потерпевший сел назад, чтобы тот не убежал. Поскольку потерпевший отказался с ними ехать в <адрес>, он сказал ему написать доверенность. Текст доверенности он сам ему диктовал. Нож у него был с самого утра, в сторону потерпевшего он нож не направлял. Проживал в гражданском браке, в мае 2011 года ожидают рождение ребенка.

В соответствии со ст. 276 УПК РФ, ввиду существенных противоречий оглашены показания Брейтенбихера В.А., данные в ходе производства предварительного следствия.

Допрошенный в качестве подозреваемого, обвиняемого с участием адвоката, Брейтенбихер В.А. пояснял, что не помнит, чтобы брат ударил потерпевшего, как он помнит, брат держал С.А.А. руки. Он говорил А., чтобы он не дергался, что им нужна машина, стал ему угрожать, что говорил, не помнит. Когда он выходил из машины, то вытащил из внутреннего кармана нож, который держал в правой руке, в направлении А., в это время брат сел на водительское сидение. В машине он угрожал А., говорил, что ему терять нечего. Когда брат на АЗС ушел заправлять машину, он потребовал у А. написать доверенность на его имя. Когда доехали до остановки, он повторил требования, сам диктовал потерпевшему текст доверенности. Также потребовал, чтобы тот не заявлял в милицию, поскольку он его найдет, говорил, что некоторые люди знают, где С.А.А. живет, а если напишет заявление в милицию, он приедет и с ним разберется. После ремонта автомобиля на СТО, они поехали в центр <адрес>, где встали у автомагазина и предложили продавцу навигатор, который был в автомобиле, но продавец отказался. И они предложили водителю машины <данные изъяты> навигатор, который находился в автомобиле <данные изъяты>. Водитель согласился купить за 1500 рублей (т. 1 л.д. 99-102, 118-121).

После оглашения данных показаний, Брейтенбихер В.А. уточнил, что это его показания, на следствии он их читал, был согласен. Подтвердил, что он вытащил нож и направлял в сторону потерпевшего, высказывал угрозы, но не помнит какие. Когда от кафе <данные изъяты> они подъехали к дому, то дома он никаких денег не брал, они у него были с собой. Не смог объяснить, почему на следствии ничего не говорил о том, что созванивался по дороге со знакомым таксистом. Он не помнит, высказывал ли он потерпевшему угрозы применения ножа или нет, так как был в состоянии алкогольного опьянения. Когда он схватил потерпевшего, тот повернул голову и туловище влево, пытался повернуться в сторону двери, но он не давал. Что в этот момент делал Иващенко, он не видел. Он не помнит, просил ли Иващенко выйти из машины, и сесть за руль. Почему Иващенко это сделал, пояснить не может. Он требовал у потерпевшего написать доверенность на автомобиль в грубой форме. Понимал, что совершает угон, делал это осознано. Нож он вытащил, поскольку хотел, чтобы потерпевший еще больше испугался. Объяснить, зачем он посадил потерпевшего снова в машину, когда они завладели автомобилем не смог. Когда Иващенко продавал навигатор, он также был заинтересован, чтобы рассчитаться с мастером, приобрести бензин для поездки в <адрес>. Почему на следствии говорил, что они совместно предлагали водителю <данные изъяты> навигатор, объяснить не может.

Вина подсудимых в совершении преступлений подтверждается иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший С.А.А. пояснил, что 27.01.2011 занимался частным извозом по доверенности на автомобиле <данные изъяты>, государственный регистрационный №, принадлежащем на праве собственности его матери. Около 01 часа подъехал к кафе <данные изъяты> на <адрес>. К нему подошел Брейтенбихер В.А., который попросил довезти до <адрес>. Он согласился с ценой 150 рублей. В автомобиль совместно с Брейтенбихером В.А. сел Иващенко С.М. Последних он довез до <адрес>. Подсудимые по пути намеревались разменять деньги. Когда подъехали по адресу, Брейтенбихер и Иващенко сказали, что зайдут, переоденутся и поедут дальше. Тогда он попросил с ним рассчитаться, либо оставить в залог паспорт. Брейтенбихер В.А. оставил ему 100 рублей, сказав, что они поедут в клуб «XL». Через 10-15 минут подсудимые вышли, сели в машину, сказав, что планы изменились, нужно ехать на выезд из <адрес>, через <данные изъяты>. По дороге он несколько раз по просьбе подсудимых останавливался, чтобы покурить. Брейтенбихер В.А. сначала ему сказал, что друг их ждет перед постом ГИБДД в поселке, потом, после остановки в указанном месте, сказал, что нужно подъехать к кафе <данные изъяты>, расположенном за <адрес>. По приезду к указанному кафе, они все вышли из машины покурить, потом Брейтенбихер В.А. попросил его проехать дальше до остановки <данные изъяты>. Проехав немного, подсудимые снова попросили остановиться. После того, как все покурили, он первым сел в машину, потом на переднее пассажирское сидение сел Иващенко С.М., а следом за ним на заднее пассажирское сидение с правой стороны сел Брейтенбихер В.А., который одной рукой взял его за голову в области лба, и подтянул к спинке сидения. Он старался вырваться от захвата, развернулся в сторону Иващенко С.М. Думал, что его будут душить. Тогда Иващенко С.М. правой рукой взял его за куртку, а левой ударил в область скулы. Он почувствовал боль. Брейтенбихер В.А. продолжал удерживать его в области лба, также он чувствовал какое-то давление через капюшон кожаной куртки в области правой боковой поверхности шеи. Какой был предмет, он не видел. Он продолжал вырываться, пытался развернуться в правую сторону к своей двери. Подсудимые сказали: «Не дрыгайся». Брейтенбихер В.А. сказал: «Ты что не чувствуешь, у тебя возле шеи нож». Он, чувствуя давление какого-то предмета через капюшон куртки, понял, что в руках у Брейтенбихера В.А. нож, и перестал сопротивляться. Испугался за свою жизнь и здоровье, поскольку Брейтнебихер В.А. сказал, что может порезать ножом ему горло. Потом по требованию В., он передал ему свой сотовый телефон, и В. вышел из программы «такси», потребовав, чтобы он вышел из машины. Когда он вышел, Иващенко уже находился возле водительской двери. Следом за ним, из машины вышел Брейтенбихер В.А., который в руках держал нож, направив Ф.И.О. груди. Нож от его тела Брейтнебихер В.А. держал на расстоянии 30-40 см., тела не касался. Нож кухонный с гербовой символикой. Сначала его хотели посадить в багажник, но потом потребовали, чтобы он сел на заднее сидение. Он выполнил требование, Иващенко С.М. сел за руль, а Брейтенбихер В.А. на переднее пассажирское сидение автомобиля. В салоне автомобиля Брейтенбихер В.А. держал нож в руке, направив лезвие в его сторону. Они поехали в сторону <адрес>, при этом, объехав пост ГИБДД. После этого, Иващенко С.М. не справился с управлением, и машину выбросило в кювет. Самостоятельно выехать не смогли, и стали пытаться останавливать попутные машины. Ему Брейтенбихер В.А. сказал, что если он выйдет и кому-нибудь сообщит, они его убьют и оставят в кювете. После неудачных попыток Иващенко С.М. остановить транспорт, Брейтенбихер В.А. с его сотового телефона вызвал эвакуатор, оставив диспетчеру номер своего телефона. В ходе разговора подсудимые сказали, что он поедет с ними, тогда он предложил написать доверенность на автомобиль, при условии, чтобы его отпустили. Когда эвакуатор их вытащил, они поехали на заправку, где он в присутствии Брейтенбихера В.А. под диктовку выписал на его имя доверенность на автомобиль, поставил число и роспись. После этого, его подсудимые отвезли на остановку общественного транспорта <данные изъяты>, сказали, чтобы он сказал маме, что машина находится в гараже или на СТО. Высадив его около 05 часов, уехали в сторону виадука. Он позвонил своему дяде, которому сообщил о случившемся. Сразу в милицию не заявлял, поскольку у подсудимых были его документы, с адресом места жительства, ключи от квартиры. Перед тем, как высадить его, подсудимые сказали, что расправятся с его семьей, если он сообщит в милицию. Утром, по настоянию своего дяди, он обратился милицию. Машину ему вернули через день сотрудники милиции. Из машины похищен навигатор «PROLOGY», который он приобретал в кредит в декабре 2010 года для работы в такси. Был лопнувший бампер, деформировано переднее крыло, повреждены подушка рычага, рулевая тяга. Стоимость навигатора 2990 рублей. Заявляет исковые требования на общую сумму 48461, 70 рублей. В данную сумму входит стоимость навигатора и стоимость восстановительных работ автомобиля. Настаивал на назначении подсудимым строго наказания.

На дополнительные вопросы уточнил, что Брейтенбихер В.А., когда держал его голову, говорил, что порежет шею, также угрожал ему расправой, когда он выписывал доверенность. Иващенко С.М. сказал ему, чтобы он не дрыгался, после того, как нанес удар кулаком руки. До того, как они подъехали к остановке, он ничего не подозревал, не отказывался куда-либо вести подсудимых. Когда вышел из машины, то уйти никуда не мог, поскольку подсудимые ему сказали, чтобы он стоял спокойно, не сопротивлялся. Убежать не мог, так как С. был рядом, а Брейтенбихер держал нож за рукоятку, направляя острие в его сторону. Он опасался применения ножа, и пятился назад. Когда садился в машину на заднее сидение, Иващенко С.М. удерживал его за куртку. Его удерживали около 2-3 часов, до того, как он написал доверенность. Задние стекла его автомобиля тонированы. Когда улетели в кювет, Брайтенбихер нож передал Иващенко, сказав, чтобы тот посмотрел за ним. Доверенность он написал под диктовку, в связи с оказанным давлением, чтобы уйти из машины живым и здоровым. Расписку писал в испуганном состоянии, но руки не тряслись, поскольку ему уже сообщил Брайтенбихер, что если он напишет доверенность, то его довезут до дома и отпустят. На машине покатаются несколько дней. В его собственности находится частный дом в <адрес>. Он работает в навигации в летний период времени. Автомобиль приобретался в кредит им и мамой. В такси он работает по мере необходимости, доход от данной деятельности 1000 рублей за ночь. Поскольку навигатор ему был необходим для работы в такси, настаивает, что преступлением ему причинен значительный материальный ущерб.

Свидетель С.И.Г. пояснила в судебном заседании, что 27.01.2011 ее сын в утреннее время пришел домой и объяснил, что свой автомобиль оставил по месту жительства своей девушки К.. Это ее насторожило, поскольку сын ранее никогда не оставлял там автомобиль. После звонка брата – Б.А.Г., сын ушел из дома. Вечером по телефону ей сообщил, что автомобиль угнали, сам он находится в милиции, вечером придет и все объяснит. По приходу домой сообщил, что таксовал на автомобиле. Около кафе <данные изъяты> молодые люди попросили довезти сначала до <адрес>, потом за город. Сын отказался, тогда один молодой человек, приставил нож к горлу, сыну стали угрожать, потребовали написать доверенность, после этого, забрали документы. За руль сел другой человек, который не справился с управлением и съехал в кювет. У сына остался номер телефона одного из подсудимых. Когда подъехал эвакуатор, сыну угрожали убийством, если сообщит о случившемся. У подсудимых также оставались ключи от их квартиры, поэтому они впоследствии поменяли замок. Сын пояснил, что подсудимые также угрожали, что если он кому-нибудь сообщит о совершенном преступлении, они убьют семью. Утром сын был очень подавлен, ранее такого не было. Сын не склонен к преувеличению, не пошел в милицию, поскольку испугался за нее. А. работает в навигации, только в летний период времени. Его заработная плата в навигации составляет около 60 000 рублей. Сын имеет в собственности дом в <адрес>, который приобрел у ее брата. Автомобиль они приобретали с сыном в кредит за 225000 рублей. Со слов сына ей известно, что автомобиль он передал подсудимым, выписав доверенность, поскольку испугался за свою жизнь, из-за того, что ему приставили к горлу нож.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Б.А.Г. пояснил, что С.А.А. его племянник, у них доверительные отношения. В конце января 2011 года с 03 до 05 часов утра ему позвонил С.А.А., который сообщил, что у него два молодых человека отобрали машину. Молодые люди обратились к С.А.А. с просьбой довезти до <адрес>, около кафе <данные изъяты>. Потом попросили отвезти за город, где под угрозой ножа, отобрали автомобиль. С.А.А. пересадили на заднее сидение, за руль сел один из парней, который не справился с управлением, машину занесло в кювет. Подсудимые вызывали эвакуатор. На заправке С.А.А. выписал доверенность одному из угонщиков, потом его высадили на остановке возле дома, а сами на машине уехали. С.А.А. просил его приехать, боялся идти домой, так как молодые люди знали, где он проживает, не оценивал ситуацию. Документы, ключи от квартиры находились в автомобиле. Он посоветовал своему племяннику обратиться в милицию. Однако, поскольку С.А.А. был напуган, то обратился только на следующий день. Он также посоветовал А. позвонить в службу эвакуаторов, чтобы взять телефон одного из участников. Он сам звонил по данному номеру, но сначала номер был выключен, потом ему ответил какой-то молодой человек, сказал, что телефон оставили на СТО в <адрес>. Где находится владелец телефона, указанный парень не знал. На дополнительные вопросы уточнил, что со слов С.А.А. ему известно, что тому в машине подставили нож, перед этим ударили по лицу и пересадили на заднее сидение. Доверенность С.А.А. написал при условии, чтобы его отпустили. Голос у С.А.А. был необычный, он боялся подсудимых, говорил: «Может быть, отдадут машину».

Свидетель В.В.В. в судебном заседании пояснил, что работает водителем эвакуатора в ООО <данные изъяты>. 27.01.2011 в ночное время поступила заявка от диспетчера, что на объездной дороге машина <данные изъяты> в кювете. Когда он приехал из автомобиля <данные изъяты> вышло трое парней. Одного из парней он попросил сесть за руль, включить нейтральную скорость. Он сам подцеплял трос. Ничего необычного он не заметил, парни вели себя спокойно. После того, как он вытянул автомобиль, один из парней с ним рассчитался. У него еще не хватило денег, и он подходил к другим парням, потом снова подошел к нему и отдал 1000 рублей, разными купюрами. Потом по просьбе парней, он сопроводил их автомобиль до АЗС, на заправку не заезжал. Расстояние до АЗС от места нахождения автомобиля в кювете около 5 км. Кто был за рулем ему неизвестно, он также визуально не может опознать потерпевшего и подсудимых.

После оглашения показаний, данных в ходе производства предварительного следствия в соответствии со ст. 281 УПК РФ (л.д. 230-231), В.В.В. уточнил, что когда он вытягивал автомобиль подсудимых, он точно видел двоих парней. Допускает, что третий парень мог находиться в машине.

Свидетель Ж.М.А. в судебном заседании пояснила, что проживает с Иващенко С.М. в гражданском браке, с которым они снимали квартиру на <адрес>. 27.01.2011 она находилась в <адрес> у своих родителей, поскольку поругалась с Иващенко С.М. Около 22 часов на автомобиле <данные изъяты> белого цвета к ней приехал Иващенко С.М., который находился в состоянии алкогольного опьянения. Кроме него в автомобиле никого не было. Иващенко С.М. на ее вопрос, чей автомобиль, пояснил, что автомобиль принадлежит знакомому, который вместе с Брейтенбихером находится в доме И.А.У. Иващенко С.М., который остался ночевать в доме ее родителей, своего автомобиля не было. На следующий день, около 11 часов приехали сотрудники милиции, и сообщили, что Иващенко С.М. угнал автомобиль. Совместных детей у них нет, но Иващенко С.М. принимал участие в воспитании и содержании ее детей возрастом 9 и 13 лет.

Свидетель М.Ю.В. в судебном заседании пояснил, что работает на станции технического обслуживания мастером по ремонту автомобилей в <адрес>. В начале января 2011 года, в четверг, в начале рабочего дня ему позвонил мастер с шиномонтажной мастерской, который попросил помочь завести автомобиль. Он подъехал на автомобиле СТО к шиномонтажной мастерской, на буксире доставил автомобиль, которым управляли подсудимые на СТО. Когда закатили на подъемник, увидели, что в автомобиле в двигательном отсеке очень много снега. Слетели приводные ремни генератора. Поскольку у парней не было денег, они оставили паспорт на имя Брейтенбихера В.А. и сотовый телефон. Рассчитались с ним, примерно через 1 час. Ему также на СТО один из парней предлагал продать навигатор.

Допрошенный в судебном заседании свидетель И.А.С. пояснил, что Брейтенбихер В.А. его одноклассник, поддерживает с ним дружеские отношения. Примерно 27.01.2011 около 13-14 час. к нему домой на автомобиле светлого цвета приехали Иващенко С.М. и Брейтенбихер В.А. в гости. Когда он спросил, кому принадлежит автомобиль, парни ему сказали, что взяли у друга. Они посидели, выпили, после этого, Иващенко С.М. на автомобиле уехал, а Брейтенбихер В.А. остался у него ночевать. Около 07 час. Брейтенбихер В.А. от него ушел, сказав, что поехал в <адрес> на рейсовом автобусе.

В качестве дополнительных свидетелей, по ходатайству стороны защиты, в судебном заседании допрошены Н.Е.Е., Г.В.Л., Н.К.З., которые пояснили, что по указанию руководства ОВД по Омскому муниципальному району, в конце января 2011 года поехали в <адрес>. Они сначала заехали в местное ОВД, где им в помощники дали местного милиционера. Один из друзей Иващенко С.М. пояснил, что тот был у него на автомобиле. После этого, они задержали самого Иващенко С.М., спящего в доме, автомобиль стоял в ограде домовладения. В послеобеденное время, после осмотра местным следователем автомобиля, Иващенко С.М. и данный автомобиль, были доставлены в ОВД по Омскому муниципальному району. В ОВД Омского района с Иващенко С.М. они не общались, никакого психологического и физического давления на него не отказывали. Напротив, Иващенко С.М. вел себя адекватно, сам рассказал следователю в присутствии адвоката обстоятельства совершенных совместно с братом преступлений, написал явку с повинной. В ходе допроса Иващенко С.А. в качестве подозреваемого, они действительно заходили в кабинет по рабочим вопросам, не допуская вмешательства в производство указанного следственного действия. Г.В.Л. уточнил, что бланк протокола явки с повинной он давал Иващенко С.М. Последний написал, что с применением насилия с братом завладел транспортным средством. Нож был изъят из автомобиля только после допроса Иващенко С.М., который указал его местонахождение (под сидением автомобиля).

Свидетель Н.К.З. также дополнил, что Иващенко С.М. изначально признавался, что угнал машину, угрожая ножом, никаких проблем с ним не было, сопротивления он не оказывал. До г. Омска он управлял автомобилем потерпевшего. Автомобиль был в аварийном состоянии, имелись повреждения на крыле, бампере. Машину вело то вправо, то влево.

Эксперт К.Е.В. допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты, пояснил, что проводил подчерковедческую экспертизу рукописной доверенности на автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный №. Выполнение рукописной записи и подписи в доверенности в необычных условиях, означает, что указанные запись и подпись могли быть выполнены, как под воздействием какого-либо психологического фактора на С.А.А., так и в необычной позе написания доверенности. Оба указанных фактора проявляют однотипный комплекс диагностических признаков. Комплекс факторов не будет усиливать данное воздействие, а будет носить лишь временный характер.

Вина подсудимых также подтверждается, исследованными в судебном заседании письменными материалами уголовного дела:

заявлениями С.А.А. от 27.01.2011 и 24.02.2011, в соответствии с которыми потерпе Ф.И.О. ответственности неизвестных лиц, которые 27.01.2011 около 02:00 час. на <данные изъяты> км трассы <данные изъяты>, под угрозой физической расправы завладели автомобилем <данные изъяты>, 2001 года выпуска, государственный регистрационный №, принадлежащим С.И.Г. Автомобилем управлял по довереннос Ф.И.О. ответственности Иващенко С.М., Брейтенбихера В.А., которые 27.01.2011 похитили из его автомобиля навигатор, причинив материальный ущерб в размере 2990 рублей (т. 1 л.д. 8, 245);

протоколом осмотра места происшествия от 27.01.2011 – участка местности, расположенного на <данные изъяты> км участка автодороги <данные изъяты>, с приложением фототаблицы, согласно которого, в ходе осмотра автодороги на правой обочине обнаружены следы протекторов шин, множественные следы обуви, три окурка. Данные предметы осмотрены, признаны и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (т. 1 л.д. 18-22);

протоколом осмотра места происшествия от 27.01.2011 – участка местности, расположенном на <данные изъяты> км автодороги <данные изъяты>, с приложением фототаблицы, согласно которого, на обочине дороги обнаружены многочисленные следы подошвы обуви, пачка из под сигарет «Бонд», следы протекторов шин, ведущих с правой стороны проезжей части на полосу встречного движения. Следы ведут по направлению в <адрес>. Обнаруженные предметы осмотрены, признаны и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (т. 1 л.д. 23-27);

рапортом инспектора ДПС ОГИБДД по <адрес> П.А.И. от 28.01.2011, в соответствии с которым, 28.01.2011 им в <адрес>, остановлен автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный №, который согласно ориентировке был угнана в Омском районе. Автомобиль и водитель доставлены в ОВД (т.1 л.д. 32);

протоколами осмотров мест происшествий от 28 и 29.01.2011 – участков местности, расположенных во дворе здания ОВД по <адрес>, а также во дворе здания ОВД по Омскому району по адресу: <адрес>, с приложением фототаблицы, в соответствии с которыми на данных участках осмотрен автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный №. В ходе осмотра на заднем сидении автомобиля обнаружены перчатки черного цвета, два чехла, окурки от сигарет, пачка сигарет «Петр I», следы рук, тетрадный листок бумаги, нож, сумочка с документами. Указанные предметы, а также автомобиль изъяты, признаны и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств. Автомобиль, два чехла, сумочка, документы, (паспорт, трудовая книжка, доверенность, временное разРешение на имя С.А.А., бланк техосмотра свидетельство о регистрации ТС), возвращены по принадлежности С.А.А. (т. 1 л.д. 33-35, 55-59, 60, 61, 62);

протоколом явки с повинной от 29.01.2011, в соответствии с которой Иващенко С.М. обратился в ОВД по Омскому муниципальному району Омской области с заявлением о том, что 27.01.2011 в ночное время, совместно с братом Брейтенбихером В.А., под угрозой ножа, у неизвестного парня, в районе <адрес>, завладели автомобилем <данные изъяты>, государственный регистрационный №, на котором осуществили поездку в <адрес> (т. 1 л.д. 64);

протоколом явки с повинной от 01.02.2011, согласно которого, Брейтенбихер В.А. обратился в ОВД по Омскому муниципальному району Омской области с заявлением о том, что вместе с братом Иващенко С.М. 26.01.2011 посидев с друзьями в кафе <данные изъяты>, собрались ехать домой на <адрес>. Подъехав на такси, попросили таксиста подождать. Они вышли и поехали в сторону <адрес>, за постом «ГАИ» попросили остановиться. С угрозами они отняли автомобиль у водителя, хозяина увезли домой, и поехали дальше (т. 1 л.д. 92);

протоколом очной ставки от 02.02.2011, проведенной между потерпевшим С.А.А. и подозреваемым Брейтенбихером В.А., в соответствии с которым, С.А.А. подтвердил ранее данные показания, указав на то, что нож он видел в руке Брейтенбихера В.А., который высказывал в его адрес угрозу убийством. Данную угрозу он воспринимало реально, так как видел нож, к тому же их было двое. Брейтенбихер В.А. отрицая, что приставлял к шее потерпевшего нож, пояснил, что просто пригнул С.А.А., сказав, что к шее подставил нож. В адрес потерпевшего он высказывал словесные угрозы, чтобы он не смел никому звонить. Впоследствии они С.А.А. просто припугнули, сказав, что с ним разберутся их люди, если он обратится в милицию (т. 1 л.д. 109-114);

паспортом транспортного средства от 21.11.2007 №, в соответствии с которым собственником автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный № является С.И.Г. (т. 1 л.д. 171);

отчетом № 114-11 от 08.02.2011, в соответствии с которым, стоимость восстановительного ремонта автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный № (с учетом износа) составляет 31711, 70 рублей, стоимость услуг экспертной оценки составляет 2000 рублей (т. 1 л.д. 174-182);

приложением к заявлению № 86709823 от 13.12.2010, в соответствии с которым, стоимость навигатора «PROLOGY 400M», с учетом его приобретения в кредит, составляет 2990 рублей (т. 1 л.д. 184);

заключением эксперта № 53 от 22.02.2011, в соответствии с которым, подпись и запись в рукописной доверенности на автомобиль <данные изъяты> гос. регистрационный №, выданной на имя Брейтенбихера В.А. выполнены С.А.А.

Подпись и рукописная запись в доверенности на автомобиль <данные изъяты> гос. регистрационный №, выданной на имя Брейтенбихера В.А., выполнены в необычных условиях не связанных с намеренным изменением подчерка (т.1 л.д. 201-208);

заключением эксперта № 55 от 17 февраля 2011 года, в соответствии с которым, след руки на отрезке ленты скотч с размерами сторон 52х48 мм, изъятый с водительской двери, оставлен ногтевой фалангой среднего пальца левой руки Иващенко С.М. (т. 1 л.д. 212-218);

заключением эксперта № 54 от 18.02.2011, согласно которому, нож, представленный на экспертизу, имеет общую длину 257 мм, длину клинка 143,0 мм, ширину клинка у рукояти 26,0 мм, в центральной части 20,6 мм. Не относится к категории холодного оружия, изготовлен промышленным способом по типу ножей хозяйственных: хлеборезных, овощных (т. 1 л.д. 223-224);

протоколом очной ставки от 04.03.2011, проведенной между обвиняемым Иващенко С.М. и потерпевшим С.А.А., в соответствии с которым, С.А.А. подтвердил ранее данные показания. Иващенко С.М. отрицал нанесение удара, утверждая, что нож у Брейтенбихера не видел (т. 2 л.д. 68-73).

Давая правовую оценку действиям подсудимых, суд исходит из установленных приведенными выше доказательствами обстоятельств дела, согласно которым Иващенко С.М., Брейтенбихер В.А. 27.01.2011 вступив между собой в предварительный сговор, направленный на завладение автомобилем <данные изъяты> государственный регистрационный №, которым по доверенности управлял С.А.А., используя с этой целью, заранее приготовленный нож, Брейтенбихер В.А., действуя согласованно с Иващенко С.М., одной рукой обхватил голову находящегося на водительском сидении С.А.А., а другой рукой, высказывая требования о передаче автомобиля для осуществления поездки и угрозу физической расправы, подставил кухонный нож к области шеи потерпевшего, надавив на указанную область ножом через капюшон куртки. Иващенко С.М., находясь на переднем пассажирском сидении, с целью подавления сопротивления, умышленно нанес С.А.А. один удар кулаком левой руки в область лица. Брейтенбихер В.А., держа кухонный нож у шеи С.А.А., совместно с Иващенко С.М. высказывая угрозы физической расправы, потребовал, чтобы потерпевший вышел из автомобиля и пересел на заднее пассажирское сидение. С.А.А., воспринимая высказанные угрозы реально, выполнил требования подсудимых. Иващенко С.М., в продолжение преступного умысла, сел на водительское сидение, Брейтенбихер В.А. – на переднее пассажирское сидение. Действуя согласованно, подсудимые умышленно, неправомерно завладели автомобилем <данные изъяты>, государственный регистрационный №, принадлежащим на праве собственности С.И.Г., стоимостью 225 000 рублей, совершив поездку в г. Омск, а впоследствии в <адрес>. С.А.А., опасаясь за свою жизнь и здоровье, выполнил данные требования Брейтенбихера В.А., написав на его имя рукописную доверенность на право управления автомобилем.

Также, 27.01.2011 около 10:00 час., находясь в <адрес>, вблизи автомобильного магазина, расположенного по <адрес>, Брейтенбихер В.А. и Иващенко С.М., по предварительному сговору между собой, из автомобиля С.И.Г., которым по доверенности владел С.А.А., совместными действиями, умышленно, тайно похитили навигатор «PROLOGY-400M», которым распорядились по своему усмотрению, причинив потерпевшему С.А.А. материальный ущерба в размере 2990 рублей.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего С.А.А., свидетелей Б.А.Г., В.В.В., И.А.С., М.Ю.В., Ж.М.С., С.И.Г., вышеприведенными письменными материалами уголовного дела, факт неправомерного завладения автомобилем, не отрицается и подсудимыми. Иващенко С.М. также согласился с причастностью к хищению навигатора из автомобиля потерпевшего.

Вместе с этим, в судебном заседании подсудимые Иващенко С.М., Брейтенбихер В.А. отрицали предварительный сговор на угон автомобиля, а также осведомленность Иващенко С.М. о наличие у Брейтенбихера В.А. ножа, осуществление угрозы опасной для жизни и здоровья при неправомерном завладении транспортным средством. Также Брейтенбихер В.А. отрицал причастность к хищению навигатора, утверждая, что не вступал с Иващенко С.М. в предварительный сговор.

Указанную позицию подсудимых суд не принимает во внимание, поскольку Иващенко С.М. и Брейтенбихер В.А. свои показания давали противоречиво, непоследов Ф.И.О. и опровергаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, с участием адвоката Иващенко С.М. пояснял, что после распития спиртных напитков, они на автомашине «такси», под управлением потерпевшего поехали с братом домой. Когда подъехали к дому, Брейтенбихер В.А. попросил С.А.А. подождать их. В квартире, куда они вместе с братом поднялись, Брейтенбихер В.А. предложил ему угнать автомобиль с целью поездки в деревню. Он согласился. Брат сказал ему, что подставит нож к шее водителя, в связи с этим, ему необходимо сесть на переднее пассажирское сидение. Перед тем, как уходить, брат взял нож с синей ручкой. Около <адрес>, где С.А.А., по их просьбе остановил машину, брат правой рукой схватил водителя за шею, и, подставив к шее нож, кричал водителю, что им нужна машина, стал угрожать, что убьет его, при этом держа нож у шеи. Водитель попросил не убивать его, согласившись передать автомобиль. По требованию брата, А. пересел на заднее сидение. Он сел на водительское сидение, завел автомобиль и поехал в сторону г. Омска. Когда ждали эвакуатор, В. угрожал А., чтобы тот не звонил в милицию, и матери сказал, что автомобиль находится в гараже, иначе он убьет его, что ему терять нечего. Впоследствии они высадили А. на остановке <данные изъяты>, а сами поехали в <адрес> (т. 1 л.д. 69-72).

В качестве обвиняемого 29.01.2011, с участием адвоката, Иващенко С.М. дал показания аналогичные тем, которые давал при допросе в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 77-82).

В ходе допроса в качестве обвиняемого 25.02.2011, (т. 2 л.д. 4-8), с участием адвоката, и в судебном заседании Иващенко С.М. изменил ранее данные им показания, пояснив, что в квартире брат не предлагал ему совершить угон, он не видел, брал ли В. с собой нож. В автомобиле брат неожиданно для него схватил рукой А. за шею, другой рукой удерживал за лоб водителя. Ножа в руках у брата не было. Брат потребовал передать им автомобиль, при этом водителю не угрожал. Водитель согласился, они все вместе вышли из машины, он сел за руль, а водитель на заднее сидение автомобиля. Ранее давал иные показания, так как на него было оказано психологическое давление со стороны оперуполномоченных розыска Омского ОВД, которые приезжали в <адрес>.

После оглашения вышеприведенных показаний, Иващенко С.М. заявил, что указанные показания давал он, добровольно, без какого-либо воздействия на него со стороны оперативных сотрудников, однако, показания в части обстоятельств хищения и продажи навигатора по предварительному сговору с братом, он не подтверждает, почему давал такие показания, объяснить не смог.

Брейтенбихер В.А. в ходе производства предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого, в присутствии адвоката также утверждал, что высказывал угрозы в адрес потерпевшего, однако не помнит, какие. Нож, когда выходил из машины, вытащил из внутреннего кармана и держал его в правой руке, направив в сторону потерпевшего, брат в это время сел на водительское сидение.

В судебном заседании Брейтенбихер В.А. не смог объяснить, почему на следствии ничего не говорил о том, что созванивался по дороге со знакомым таксистом. Также не смог объяснить, почему Иващенко С.М. вышел из машины и сел за руль, сам он ему об этом не говорил.

С учетом имеющихся противоречий, при установлении юридически значимых обстоятельств совершенных преступлений, суд принимает во внимание показания подсудимых в той части, в которой они не противоречат совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании.

Из показаний потерпевшего С.А.А., усматривается, что в автомобиле Брейтенбихер В.А., располагавшийся позади него, одной рукой взял его за голову в области лба, и подтянул к спинке сидения. Он старался вырваться от захвата, развернулся в сторону Иващенко С.М. Тогда Иващенко С.М. правой рукой взял его за куртку, а левой ударил в область скулы. Брейтенбихер В.А. продолжал удерживать его в области лба. Также он чувствовал какое-то давление через капюшон кожаной куртки в области правой боковой поверхности шеи. Он продолжал вырываться, и подсудимые сказали: «Не дрыгайся». Брейтенбихер В.А. сказал: «Ты что не чувствуешь, у тебя возле шеи нож». Он, чувствуя давление какого-то предмета через капюшон куртки, понял, что в руках у Брейтенбихера В.А. нож, поэтому перестал сопротивляться. Испугался за свою жизнь и здоровье, поскольку Брейтнебихер В.А. сказал, что может порезать ножом ему горло. По требованию подсудимых он передал Брейтенбихеру В.А. телефон, и пересел на заднее сидение автомобиля. На улице Брейтенбихер В.А., в руках держал нож, направив Ф.И.О. груди, на расстояние 30-40 см. В салоне автомобиля Брейтенбихер В.А. также удерживал нож в руке, направив лезвие в его сторону. Во время следования к г. Омску, ему неоднократно Брейтенбихер В.А. угрожал, говорил, что если он выйдет и кому-нибудь сообщит, они его убьют и оставят в кювете. Когда подсудимые сказали, что он поедет с ними, он предложил написать доверенность на автомобиль, при условии, что его отпустят. Под диктовку Брейтенбихера В.А. выписал на его имя доверенность на автомобиль, после этого, его высадили на ООТ <данные изъяты>. Доверенность написал, чтобы уйти из машины живым и здоровым. Когда сотрудники милиции вернули автомобиль, из машины был похищен навигатор «PROLOGY». Уточнил, что Брейтенбихер В.А., когда держал его голову, говорил, что порежет шею, также угрожал ему расправой, когда он выписывал доверенность. Иващенко С.М. сказал ему, чтобы он не дрыгался, после того, как нанес удар кулаком руки. Убежать не мог, так как С. был рядом, а Брейтенбихер держал нож за рукоятку, направляя острие в его сторону. Он опасался применения ножа, и пятился назад.

Показания потерпевшего С.А.А. суд берет за основу при установлении юридически значимых обстоятельств, поскольку потерпевший свои показания давал последовательно, его пок Ф.И.О. С.А.А. ранее с подсудимыми знаком не был, в судебном заседании не установлено каких-либо обстоятельств, ставящих под сомнение показания С.А.А., который подтвердил их в ходе проведения очных ставок с Иващенко С.М., Брейтенбихером В.А. (т. 1 л.д. 109-114, т. 2 л.д. 68-73). Кроме этого, показания потерпевшего согласуются с совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе, с показаниями Иващенко С.М., данными на первоначальном этапе предварительного следствия.

Свидетели С.И.Г., Б.А.Г. пояснили, что со слов потерпевшего им стало известно, что к С.А.А. около кафе <данные изъяты> обратились молодые люди, которые сначала попросили довезти их до <адрес>, затем за город, где под угрозой ножа отобрали автомобиль. С.А.А. боялся идти домой или в милицию, поскольку подсудимые угрожали ему, документы и ключи находились в автомобиле. Б.А.Г. уточнил, что со слов С.А.А., в машине ему подставили нож, перед этим ударили по лицу, пересадили на заднее сидение. Доверенность С.А.А. написал при условии, чтобы его отпустили.

Свидетель В.В.В., работающий водителем эвакуатора, подтвердил, что 27.01.2011 в ночное время поступила заявка, что на объездной дороге машина <данные изъяты> находится в кювете. Когда подъехал, точно видел двоих парней, допуская, что третий парень мог находиться в машине.

Показания свидетеля В.В.В., данные в судебном заседании, не опровергают показания потерпевшего об обстоятельствах завладения подсудимыми его автомобилем, путем совершения действий, направленных на осуществление реальной угрозы опасной для жизни и здоровья. Свидетель В.В.В. указал в судебном заседании о том, что плохо помнит указанные события, в связи с этим, суд принимает во внимание его показания в той части, в которой они не противоречат показаниям потерпевшего и другим доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Свидетели Ж.М.А., М.Ю.В., И.А.С. подтвердили, что 27.01.2011 видели подсудимых на автомобиле потерпевшего в <адрес>, а также <адрес>. М.Ю.В. уточнил, что ввиду отсутствия денег за произведенный ремонт автомобиля, один из подсудимых ему предлагал приобрести навигатор.

Свидетель Г.В.Л. пояснил, что после доставления Иващенко С.М. в ОВД по Омскому муниципальному району, Иващенко С.М. написал явку с повинной, что с применением насилия с братом завладел автомобилем. Нож был изъят из автомобиля только после допроса Иващенко С.М., который указал местонахождение ножа (под сидением автомобиля).

Показания потерпевшего и вышеприведенных свидетелей объективно подтверждаются письменными материалами уголовного дела, в том числе, заявлениями потерпевшего С.А.А., согласно которым, потерпевший указывал о завладении неизвестными лицами автомобилем, под угрозой физической расправы, и хищении навигатора.

Протоколом осмотра места происшествия – участка местности во дворе здания ОВД по Омскому муниципальному району Омской области, подтверждено изъятие из автомобиля ножа, что подтверждает показания Иващенко С.М. о том, что нож подсудимые поместили под сидение автомобиля.

Показания потерпевшего также согласуются с заключением эксперта № 53 от 22.02.2011, согласно которому, подпись и рукописная запись в доверенности на автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный №, выданной на имя Брейтенбихера В.А., выполнены С.А.А., в необычных условиях, не связанных с намеренным изменением подчерка.

Из заключения эксперта № 55 от 17.02.2011 усматривается, что след руки, изъятый с водительской двери автомобиля потерпевшего, оставлен ногтевой фалангой среднего пальца левой руки Иващенко С.М. (т. 1 л.д. 212-218).

Все вышеприведенные доказательства собраны с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и являются допустимыми. В судебном заседании не установлено обстоятельств, по которым то или иное доказательство должно быть признано недопустимым.

Суд не принимает во внимание показания подсудимого Иващенко С.М. о том, что явку с повинной, а также первоначальные показания в качестве подозреваемого и обвиняемого им даны ввиду оказанного на него оперативными сотрудниками Н.Е.Е., Г.В.Л., Н.К.З. психологического давления, поскольку при проведении указанных следственных действий присутствовал адвокат. Свидетели Г.В.Л., Н.К.З., Н.Е.Е. опровергли показания подсудимого об оказании на него какого-либо воздействия.

Оказание на подсудимого психологического воздействия, также опровергается пояснениями самого Иващенко С.М., данными в судебном заседании о том, что показания, отраженные в первоначальных допросах давал он, его никто не принуждал, это было его Решение дать показания. Какое именно психологическое воздействие на него было оказано сотрудниками милиции, пояснить не смог.

С учетом указанных обстоятельств, а также принимая во внимание то, что Иващенко С.М. с заявлением об оказании на него какого-либо воздействия со стороны сотрудников милиции, в соответствующие правоохранительные органы не обращался, заявил об этом лишь в стадии судебного разбирательства, в ходе допросов не от адвоката, не от Иващенко С.М. никаких замечаний не поступало, суд исключает возможность оказания на Иващенко С.М. со стороны указанных сотрудников милиции какого-либо воздействия, которое могло каким-либо образом повлиять на данные им показания.

Также нельзя согласиться с позицией стороны защиты о необходимости признания недопустимым протокола допроса Иващенко С.М. в качестве подозреваемого, ввиду нарушения следователем ст. 166 УПК РФ, из-за того, что следователем в протоколе, якобы не указаны оперативные работники, которые, по мнению адвоката, участвовали в проведении данного следственного действия.

В судебном заседании оперативные работники Н.Е.Е., Г.В.Л., Н.К.З. указали, что в ходе допроса Иващенко С.М. они заходили в кабинет по рабочим вопросам, не допуская вмешательства в производство следственного действия.

При таких обстоятельствах, нельзя признать, что вышеперечисленные оперативные работники участвовали в проведении допроса подозреваемого Иващенко С.М., в связи с этим, у следователя не имелось оснований для занесения их данных в протокол указанного следственного действия. То, что данные оперативные работники не принимали участие в допросе подозреваемого Иващенко С.М., свидетельствует также отсутствие в протоколе замечаний по данному поводу, от присутствующего при допросе адвоката.

Проведение допроса Иващенко С.М. в ночное время, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 164 УПК РФ, также не является основанием для признания указанного протокола допроса недопустимым доказательством, поскольку о необходимости безотлагательного проведения данного следственного действия, свидетельствует то, что, сообщенные Иващенко С.М. при допросе факты, способствовали обнаружению орудия совершенного преступления.

Принимая во внимание обстоятельства совершенных преступлений, действия подсудимых Брейтенбихера В.А., Иващенко С.М. следует квалифицировать следующим образом:

По факту неправомерного завладения автомобилем <данные изъяты>, государственный регистрационный №, действия Иващенко С.М. и Брейтенбихера В.А. следует квалифицировать по ч. 4 ст. 166 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), – неправомерное завладение автомобилем, без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья.

Как установлено в судебном заседании, подсудимые Иващенко С.М., Брейтенбихер В.А. заранее договорившись о совершении преступления, вопреки воле и согласию законного владельца, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, неправомерно завладели чужим автомобилем, совершив поездку на нем в <адрес>, без намерения присвоить автомобиль целиком или по частям.

Квалифицирующие признаки «группой лиц по предварительному сговору», а также «с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья» нашли свое подтверждение в судебном заседании.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается показаниями Иващенко С.М., данными в ходе производства предварительного следствия, совершить угон автомобиля потерпевшего, с помощью ножа, для осуществления поездки в деревню, Иващенко С.М. предложил Брейтенбихер В.А., когда они поднялись в квартиру по месту их проживания. Он подумал и согласился на данное предложение.

Дальнейшие действия подсудимых, направленные на неправомерное завладение автомобилем носили совместный и согласованный характер. Так, из показаний потерпевшего С.А.А., которые согласуются с показаниями Иващенко С.М., данными при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого усматривается, что в то время, когда Брейтенбихер В.А. обхватил С.А.А. в области лба и, угрожая физической расправой с помощью ножа, потребовал передать им автомобиль, Иващенко С.М., с целью подавления сопротивления потерпевшего, нанес С.А.А. удар в область лица, после этого, вышел из автомобиля, подошел к водительской двери, и когда потерпевший, выполнив требования Брейтенбихера В.А., пересел на заднее сидение автомобиля, сел за руль, осуществив совместно с Брейтенбихером В.А. поездку в направлении г. Омска. В дальнейшем автомобилем стал управлять Брейтенбихер В.А., осуществив поезду, совместно с Иващенко С.М., в <адрес>.

В судебном заседании, отрицая предварительный сговор на совершение преступления, Брейтенбихер В.А. не смог объяснить, почему Иващенко С.М. вышел из автомобиля и сел за руль, хотя он его об этом не просил.

Однако внезапность, согласованность и последовательность действий подсудимых, по неправомерному завладению автомобилем, под управлением С.А.А., свидетельствует о состоявшемся между ними сговоре, направленном на угон автомобиля, путем совершения действий с помощью ножа, создающих реальную угрозу применения насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего, еще до начала осуществления преступных действий.

Таким образом, характер совершенных подсудимыми действий, с учетом показаний Иващенко С.М. объективно подтверждают наличие у Брейтенбихера В.А. и Иващенко С.М. предварительного сговора на совершение инкриминируемого преступления.

Также необходимо признать доказанным, наличие в действиях подсудимых квалифицирующего признака «с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья».

В судебном заседании установлено, что подсудимые заранее договорились совершить действия, направленные на угон автомобиля, с использованием ножа, который Брейтенбихер В.А. взял с собой с целью совершения преступления. Из показаний потерпевшего усматривается, что в ходе нападения на него подсудимых, Брейтенбихер В.А. сзади обхватив одной рукой его голову, другой что-то прижимал в области его шеи через капюшон, высказав при этом угрозу лишения жизни путем применения ножа, в случае, если потерпевший не перестанет сопротивляться. С.А.А. испугался за свою жизнь и здоровье, поскольку Брейтенбихер В.А. сказал, что может порезать ножом ему горло.

Совершение подсудимыми действий, создающих угрозу опасную для жизни и здоровья потерпевшего, подтверждается также показаниями Брейтенбихера В.А., данными в судебном заседании о том, что когда потерпевший по его требованию вышел из машины, нож он держал перед С.А.А., поскольку хотел еще больше испугать потерпевшего. В ходе проведения очной ставки с потерпевшим С.А.А. 02.02.2011, Брейтенбихер В.А. отрицая, что приставлял к шее потерпевшего нож, уточнил, что просто пригнул С.А.А., сказав ему, что к шее подставил нож.

Иващенко С.М., безусловно, осознанно способствовал действиям Брейтенбихера В.А. в части осуществления угрозы опасной для жизни и здоровья, согласно предварительной договоренности, поскольку в момент указанных Брейтенбихером В.А. действий, нанес удар кулаком С.А.А. в область лица, с целью подавления его сопротивления. Из показаний Иващенко С.М., данных в ходе производства предварительного следствия усматривается, что когда они находились в квартире, Брейтенбихер В.А. сказал ему, что с целью завладения автомобилем, он подставит нож к шее водителя, а Иващенко С.М. необходимо будет пересесть на водительское сидение.

Показания подсудимых, в указанной части, полностью согласуются с показаниями потерпевшего С.А.А.

В соответствии с п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 «О судебной практики по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», под угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, следует понимать умышленные действия, создающие угрозу причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

При указанных обстоятельствах, с учетом неожиданного для потерпевшего совершения преступных действий, в ночное время, безлюдном месте, лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения, которых потерпевший ранее не знал, и которые имели численное и физическое превосходство, высказывание угрозы физической расправы, демонстрация ножа, касание данным ножом одежды потерпевшего в области шеи, при этом словесное высказывание в грубой форме о том, что в случае сопротивления потерпевший лишится жизни (ему порежут горло), безусловно, давало потерпевшему основание опасаться за свою жизнь и здоровье. Все вышесказанное также свидетельствует об угрозе применения подсудимыми насилия опасного для жизни и здоровья, которая для потерпевшего при указанных обстоятельствах, носила реальный характер.

Угроза применения такого насилия, исходящая от подсудимых, являлась способом неправомерного завладения автомобилем потерпевшего, о чем свидетельствуют последующие действия Брейтенбихера В.А. и Иващенко С.М. по осуществлению поездки на автомобиле, а также высказывание требований о передачи автомобиля в момент осуществление данной угрозы.

Действия подсудимых Иващенко С.М. и Брейтенбихера В.А., безусловно, носили умышленных характер, поскольку подсудимые, с силу возраста, психофизиологических особенностей личности, не могли не осознавать, что своими действиями они реально угрожают жизни и здоровью потерпевшего, напротив, исходя из орудия, избранного подсудимыми для завладения автомобилем, высказывание угроз физической расправы, в момент демонстрации ножа, касания им одежды потерпевшего в области шеи, необходимо сделать вывод о желании, как Иващенко С.М., так и Брейтенбихера В.А. осуществить в адрес потерпевшего угрозу применения насилия опасного для жизни и здоровья, с целью завладения автомобилем и совершения поездки в <адрес>.

Вместе с этим, квалифицирующий признак «с применением насилия, опасного для жизни и здоровья», в соответствии с позицией государственного обвинителя, подлежит исключению из объема, предъявленного Иващенко С.М. и Брейтенбихеру В.А. обвинения.

Как установлено в судебном заседании, Брейтенбихер В.А. прижал нож к области шеи потерпевшего, через капюшон кожаной куртки, высказав при этом угрозу физической расправы, после этого, держал указанный нож перед областью груди потерпевшего на расстоянии 30 см. Действия подсудимых вреда здоровью потерпевшему не причинили.

Под применением насилия опасного для жизни и здоровья, следует понимать умышленные действия, заключающиеся в непосредственном воздействии на тело человека, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести, а также легкого вреда здоровью.

Поскольку подсудимые не осуществляли воздействия ножом, непосредственно на тело потерпевшего, а лишь демонстрировали его, прижимали к одежде, высказывая угрозы физической расправы, то их действия не подпадают под квалификацию применения насилия опасного для жизни и здоровья.

По факту хищения навигатора, действия подсудимых Иващенко С.М., Брейтенбихера В.А. следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), – кража, то есть, тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Суд находит установленным, что после неправомерного завладения автомобилем, которым по доверенности управлял С.А.А., и осуществления поездки в <адрес> подсудимыми, из указанного автомобиля, совершено хищение навигатора принадлежащего С.А.А.

Квалифицирующий признак хищения «группой лиц по предварительному сговору» нашел свое подтверждение в судебном заседании.

Допрошенный в качестве обвиняемого 25.02.2011, с участием адвоката, Иващенко С.М., изменив свои показания, в части неправомерного завладения автомобилем, по поводу хищения навигатора пояснил, что поскольку им нужно было рассчитаться за ремонт автомобиля, а денег не было, он предложил Владиславу продать из автомобиля «Ниссан» навигатор. Брат согласился. Он отсоединил навигатор, и предложил его водителю проезжавшего мимо автомобиля ВАЗ-2110, который приобрел его за 1500 рублей.

В судебном заседании Иващенко С.М. заявил, что показания в качестве обвиняемого 25.02.2011, им даны добровольно с участием защитника, не смог объяснить, почему давал такие показания.

Вместе с этим, указанные показания Иващенко С.М. согласуются с показаниями Брейтенбихера В.А., который в ходе производства предварительного следствия, при допросе в качестве подозреваемого пояснял, что они вместе с Иващенко С.М., находясь у автомагазина в <адрес> предложили навигатор сначала продавцу, а потом водителю автомобиля <данные изъяты>.

В судебном заседании Брейтенбихер В.А. уточнил, что он также был заинтересован в том, чтобы рассчитаться с мастером, приобрести бензин для поездки в <адрес>.

Свидетель М.Ю.В. подтвердил в суде, что на станции технического обслуживания один их подсудимых предлагал ему приобрести навигатор, однако он отказался.

Таким образом, указанные показания подсудимых, свидетеля М.Ю.В., совместная заинтересованность подсудимых в получении денежных средств от реализации похищенного навигатора, совместность и согласованность их действий, свидетельствуют о наличии между ними предварительной договоренности на совершение хищения навигатора, еще до начала совершения преступных действий.

Вместе с этим, из объема предъявленного Брейтенбихеру В.А. и Иващенко С.М. обвинения по данному преступлению необходимо исключить квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину».

Несмотря на то, что потерпевший С.А.А. в судебном заседании указал о том, что причиненный хищением навигатора материальный ущерб является для него значительным, суд, учитывая материальное и имущественное положение его семьи (отсутствие иждивенцев, наличие в собственности жилого дома, получение стабильного дохода в период навигации), целевую принадлежность похищенного предмета, его стоимость, незначительно превышающую минимальный размер, установленный для определения значительности ущерба, а также то, что работа в «такси» являлась для С.А.А. дополнительным источником дохода, суд находит установленным, что хищение указанного предмета, не поставило С.А.А. в тяжелое материальное положение.

Действия подсудимых по факту хищения навигатора, согласно ст. 17 УК РФ и с учетом п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25, образуют совокупность преступлений и подлежат самостоятельной квалификации, с учетом момента возникновения умысла и предварительной договоренности у подсудимых на хищение указанного предмета, а также с учетом того, что навигатор не является составной частью и конструкционной особенностью угнанного Иващенко С.М. и Брейтенбихером В.А. автомобиля.

При определении вида и размера наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства дела, данные о личности подсудимых, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Иващенко С.М. в настоящее время судимостей не имеет, по факту угона автомобиля написал явку с повинной, на первоначальном этапе предварительного следствия по всем совершенным преступлениям давал признательные показания, в судебном заседании частично признал вину в совершении инкриминируемых преступлений, по месту содержания под стражей, а также главой администрации <данные изъяты> сельского поселения характеризуется с удовлетворительной стороны, занимался воспитанием и содержанием несовершеннолетних детей гражданской супруги.

Брейтенбихер В.А. судимостей не имеет, вину по факту неправомерного завладения автомобилем признал частично, написал по факту угона явку с повинной, по месту жительства, учебы в школе, содержания под стражей характеризуется с положительной стороны, согласился частично возмещать исковые требования в размере стоимости навигатора.

Суд также учитывает состояние здоровья подсудимого Иващенко С.М., социальное обустройство подсудимых, совершение ими преступлений в молодом возрасте, нахождение гражданской супруги Брейтенбихера В.А. в состоянии беременности, а также то, что Брейтенбихер В.А. не являлся инициатором совершенного хищения навигатора, Иващенко С.М. не являлся инициатором неправомерного завладения автомобилем.

Данные обстоятельства в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд признает смягчающими наказание подсудимым.

Обстоятельств, отягчающих уголовное наказание подсудимым, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в ходе рассмотрения дела не установлено.

Суд также учитывает, что Иващенко С.М. и Брейтенбихер В.А. совершили деяния, относящиеся к категории особо тяжких преступлений и средней тяжести.

Принимая во внимание степень общественной опасности, конкретные обстоятельства совершенных, каждым из них преступлений, мнение потерпевшего С.А.А., настаивавшего на назначении строгого наказания, суд полагает необходимым назначить Иващенко С.М. и Брейтенбихеру В.А. наказание только в виде реального лишения свободы. Вид исправительного учреждения подсудимым, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, необходимо определить - исправительную колонию строгого режима.

Учитывая совокупность смягчающих вину обстоятельств, суд полагает возможным не назначать подсудимым Иващенко С.М. и Брейтенбихеру В.А. дополнительное наказание, предусмотренное санкцией п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в виде ограничения свободы.

Исковые требования о взыскании с подсудимых причиненного преступлением материального ущерба, заявленные потерпевшим С.А.А., подлежат частичному удовлетворению, в соответствии со ст.ст. 15, 1064 ГК РФ, поскольку ущерб причинен в результате преступных действий подсудимых Иващенко С.М., Брейтенбихера В.А., настоящим Приговором установлена их вина, имеется объективно причинно-следственная связь между деяниями подсудимых и наступившими последствиями.

Сумма заявленных С.А.А. исковых требований о взыскании стоимости восстановительных работ автомобиля, подлежит оставлению без рассмотрения, с разъяснением права на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводство, поскольку собственником автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный №, согласно свидетельству о регистрации транспортного средства, является С.И.Г., которая в настоящем судебном заседании никаких требований не заявляла, в связи с этим, не была признана гражданским истцом. Выданная же С.И.Г. доверенность на право управления автомобилем и представительства в органах ГИБДД, не подтверждает полномочия С.А.А. по взысканию заявленной им суммы исковых требований в указанной части.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката Горбунова В.В., подлежат возмещению с подсудимого Иващенко С.М. в соответствии со ст.ст. 131-132 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Брейтенбихера В.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), и назначить ему наказание:

по ч. 4 ст. 166 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), в виде 6 лет 4 (четырех) месяцев лишения свободы;

по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), в виде 10 (десяти) месяцев лишения свободы, без ограничения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно к отбытию Брейтенбихеру В.А. назначить наказание в виде 6 (шесть) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Иващенко С.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), за совершение которых назначить ему наказание:

по ч. 4 ст. 166 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), в виде 5 лет 8 (восьми) месяцев лишения свободы;

по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ), в виде 1 года лишения свободы, без ограничения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно к отбытию Иващенко С.М. назначить наказание в виде 6 (шести) лет лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Брейтенбихеру В.А., Иващенко С.М. – содержание под стражей, до вступления настоящего Приговора в законную силу оставить без изменения, с содержанием их в СИЗО г. Омска.

Срок отбытия наказания Иващенко С.М. и Брейтенбихеру В.А. исчислять с 21 апреля 2011 года. Зачесть в срок отбытия наказания время их содержания под стражей: Иващенко С.М. с 29 января 2011 года по 20 апреля 2011 года, включительно; Брейтенбихеру В.А. с 01 февраля 2011 года по 20 апреля 2011 года, включительно.

Исковые требования потерпевшего С.А.А. – удовлетворить частично.

Взыскать с Брейтенбихера В.А., Иващенко С.А., в счет возмещения причиненного преступлением материального ущерба в пользу С.А.А., в солидарном порядке 2990 (две тысячи девятьсот девяносто) рублей 00 копеек.

В остальной части, заявленные С.А.А. исковые требования оставить без рассмотрения, с разъяснением права на обращение в суд, в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественными доказательствами по вступлении настоящего Приговора в законную силу распорядиться следующим образом:

автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный №, автомобильные чехлы – оставить в распоряжении потерпевшего С.А.А.;

кухонный нож – уничтожить, как орудие совершенного преступления;

мужские кожаные перчатки, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОВД по Омскому муниципальному району – передать по принадлежности их владельцу, а в случае невостребования в течение месяца после вступления настоящего Приговора в законную силу – уничтожить;

пачки от сигарет «BOND», «Петр-1» - уничтожить, как не представляющие материальной ценности;

тетрадный лист с рукописным текстом – хранить при уголовном деле.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката Горбунова В.В., взыскать с Иващенко С.А. в сумме 6176 (шесть тысяч сто семьдесят шесть) руб. 34 коп., в доход государства (ИНН 5502028626 КПП 550301001 Получатель: УФК по Омской области (УФСИН России по Омской области) Банк получателя: ГРКЦ ГУ Банка России по Омской области, г. Омск БИК 045209001 Расчетный счет: 40101810100000010000 Код дохода КБК 32011303010010000130 ОКАТО 52401000000).

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Омский областной суд через Омский районный суд Омской области в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей, - в тот же срок со дня вручения копии Приговора.

В случае подачи кассационных жалоб, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Судья Д.Ф. Ходоркин