Арбитражная практика

Приговор от 19 апреля 2011 года № 1-117/2011. Приговор от 19 апреля 2011 года № 1-117/2011. Омская область.

Омский районный суд Омской области в составе

председательствующего судьи Ушакова А.В.

с участием государственного обвинителя

помощника прокурора Омского района Солдатенковой О.С.

подсудимого Юнга Е.В.

защитника Матыциной Е.А.

предоставившей удостоверение № 61 и ордер № 8220

потерпевшего Д.М.П.

при секретаре Черкасовой Т.Ю.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению

Юнга Е.В., <данные изъяты>

<данные изъяты>, ранее судимого:

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>.

Освободился 16.09.2008 из ИК № г. Омска по отбытии срока наказания.

содержащегося под стражей по настоящему делу с 13.03.2011,

в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ,

Установил:

Юнг Е.В. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, при следующих обстоятельствах.

В ночь с 09.07.2010 г. на 10.07.2010г., точное время не установлено, Юнг Е.В., с целью совершения кражи чужого имущества, через ранее открытую им входную дверь, незаконно проник в <адрес>, принадлежащий Д.Л.Ф., откуда тайно, умышленно, из корыстных побуждений похитил следующее имущество: автоматическую стиральную машину «LG» WD -12175 ND, стоимостью 16000 рублей, женскую норковую шубу 50 размера, стоимостью 65000 рублей, женское стеганное пальто 50 размера, стоимостью 4000 рублей, микроволновую печь «SAMSUNG» RT 7852, стоимостью 3000 рублей, компьютерный монитор «HP-11» PSC-156321 KL, стоимостью 6000 рублей, системный блок «PENTIUМ-5» WD-1259 FR, стоимостью 15000 рублей, клавиатуру «Genius» KV 9810, стоимостью 200 рублей, компьютерную мышь «Genius» S/N: X 58660804690, стоимостью 200 рублей, чем причинил потерпевшим Д.М.П. и Д.Л.Ф. материальный ущерб на общую сумму 109400 рублей.

В период предварительного следствия похищенное имущество, кроме норковой шубы, было возращено потерпевшим Д..

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Юнг Е.В. свою вину в предъявленном ему обвинении признал частично, отрицая незаконность проникновения в жилище. Пояснил, что потерпевшие Д.М.П. и Д.Л.Ф., являющиеся родителями его супруги Ю.О., не разрешали проходить и находится в их доме. Но несмотря на это, его супруга Ю.О., когда родителей не было дома, в дневное время разрешала приходить к ним в дом. Совместно с супругой в доме ее родителей не проживал. Ключей от входной двери дома ему Д.М.П., Д.Л.Ф. и супруга Ю.О. не давали. В начале июня 2010 года его супруга Ю.О. сказала, что вместе с родителями собирается на несколько дней уехать в <данные изъяты> на отдых. После того как они уехали туда, в начале июня 2010 года, находился на работе, распивал спиртное. В связи с отсутствием денежных средств на личные нужды, Решил забрать из дома родителей жены телевизор, который ранее ей дарил. На его приобретение родители жены добавляли незначительную сумму денег. С этой целью прошел к дому родителей жены, расположенному в <адрес>. Через калитку прошел к окну дома, расположенному за гаражом. Руками толкнул створку окна, которое не было закрыто изнутри. После этого через окно проник в дом. Где на втором этаже из комнаты жены взял телевизор. Из дома вышел через входную дверь, открыв изнутри замок. Уходя за собой входную дверь не запер. Находясь после этого в <адрес> по своему паспорту продал телевизор за 2000 рублей в ломбард. Деньги потратил на личные нужды, приобретение спиртного, продуктов питания. В этот же день, когда деньги от продажи телевизора закончились, уже в ночное время, Решил вернуться в дом родителей жены, чтобы забрать вещи, которые принадлежат матери супруги – Д.Л.Ф., чтобы сделать ей неприятно, поскольку на протяжении длительного времени у него с ней сложились неприязненные отношения. В <адрес> поехал на такси, водителю сообщил, что разводится с супругой и ему необходимо забрать некоторые вещи. В дом семьи Д. прошел через ранее открытую им дверь. Из дома взял те вещи, которыми пользовалась мать жены – Д.Л.Ф., а именно те вещи, которые предъявлены ему в вину обвинением. С перечнем имущества и его стоимостью согласен. Название техники, которую взял не помнит. Все вещи перевез в <адрес> и поставил в квартире соседей его знакомого Д., проживающего на <адрес>. Норовую шубу случайно оставил в салоне автомобиля на котором вывозил вещи. Где она находится в настоящее время не знает. Все вывезенные им из дома семьи Д. вещи намеревался вернуть им же после их приезда домой. Через несколько дней после этого ему на сотовый телефон позвонила супруга и сообщила, что если он вернет все похищенное, ее родители не будут писать заявление о краже в милицию. На следующий день позвонил О. и назвал адрес, где находились взятые им вещи. После этого перенес все похищенные вещи, кроме норковой шубы, на площадку первого этажа дома. Находился в стороне и видел, как Ю.О. со своим отцом и его сыном А. подъехали к дому, погрузили все вещи в машину и увезли. После этого постоянно общался с женой, но она не говорила об этом своим родителям.

Несмотря на частичное признание своей вины подсудимым, его вина в совершении инкриминируемого деяния подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, другими собранными в ходе предварительного следствия доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший Д.М.П. пояснил, что подсудимый является супругом его дочери Ю.О... Оба являются наркозависимыми лицами. Когда родился их совместный сын, оба были осуждены и находились в местах лишения свободы. В связи с этим, практически с 4-х месячного возраста и до достижения 7 лет, Ю.А. находился на его воспитании. Потом около двух лет его воспитанием занимались родители подсудимого. На протяжении последних трех лет воспитанием А. вновь занимается он. Его дочь – Ю.О.. несколько месяцев с ним не проживает, поскольку не потеряла пристрастия к наркотикам. Ее местонахождение ему не известно. Подсудимого он также не видел до случившегося около полугода, и с ним не общался. За этот период времени между ними, а также между подсудимым и его супругой Д.Л.Ф. никаких конфликтов не было. Ключей от входной двери своего дома подсудимому не давал, равно как и Д.Л.Ф.. Вообще запрещал подсудимому приходить в его дом. 06.07.2010 со своей семьей, а именно супругой Д.Л.Ф., дочерью Ю.О.. и ее сыном уехал отдыхать в <данные изъяты>. На время его отсутствия за домом присматривал его сын Д.А.. 10.07.2010 г. от сына, позвонившего по номеру сотового телефона, узнал, что в ночное время в дом проникли, из дома похищены вещи. Вернувшись домой и осмотрев квартиру, обнаружили, что из дома было похищено следующее имущество: автоматическая стиральная машина «LG» в корпусе серебристого цвета, стоимостью 16000 рублей, женская норковая шуба темно-коричневого цвета, стоимостью 65000 рублей, женское стеганное пальто черного цвета с воротником из черно-бурой лисы, стоимостью 4000 рублей, микроволновая печь «SAMSUNG», стоимостью 3000 рублей, компьютерный монитор «HP-11» PSC-156321 KL, стоимостью 6000 рублей, системный блок «PENTIUМ-5» WD-1259 FR, стоимостью 15000 рублей, клавиатура «Genius» KV 9810, стоимостью 200 рублей, компьютерная мышь «Genius» S/N: X 58660804690, стоимостью 200 рублей. Общий ущерб от кражи составил 109400 рублей. В совершении хищения сразу заподозрил мужа дочери – Юнга Е.В., поскольку последний знал об их отсутствии дома. На следующий день от дочери узнал адрес, где находится похищенное имущество, который ей сказал Юнг Е.В.. По указанному подсудимым адресу в <адрес> вместе с дочерью забрал часть похищенного имущества, кроме норковой шубы супруги, стоимостью 65 000 рублей, которая не возвращена до настоящего времени. В связи с этим просит суд взыскать с подсудимого материальный ущерб в размере 65000 рублей, то есть стоимость похищенной норковой шубы. Просит наказать подсудимого на усмотрение суда.

Вместе с тем, потерпевший Д.М.П. суду дополнил, что компьютер, который был похищен вместе с монитором, находился в комнате Ю.А., внука, и находился в его пользовании. Покупал его на собственные средства. Дочь Ю.О.., а также подсудимый воспитанием своего сына не занимались. Окно дома, через которое в дом проник подсудимый в момент совершения кражи, действительно плохо закрывалось изнутри. И вообще оно плохо работало. Необходимо было прилагать физическое усилие, чтобы открыть его либо закрыть. Перед отъездом в <данные изъяты>, окно было закрытым, более того сам прошел по помещениям дома, чтобы убедиться в том, что все окна закрыты, никаких электрических приборов не включено в электрическую сеть. При этом запер на замок входную дверь. Хищением приведенных выше вещей ему причинен значительный материальный ущерб. К заключению о значительном причинении ущерба приходит исходя из общей стоимости похищенного имущества, а также того обстоятельства, что длительное время был лишен возможности ими пользоваться. Вместе с тем, отмечает, что его среднемесячная заработная плата составляет около 45 тысяч рублей, поскольку работает капитаном плавания, супруги ежемесячный доход составляет около 15 тысяч рублей, поскольку она работает и получает заработную плату около 8 тысяч рублей, а также пенсию около 6-7 тысяч рублей. Дом принадлежит на праве собственности супруге. В совместной собственности находятся два автомобиля, один марки «ВАЗ», другой иностранного производства.

Потерпевшая Д.Л.Ф. дала в период следствия показания, аналогичные показаниям потерпевшего Д.М.П., показания которой были исследованы судом порядке требований ст. 281 УПК РФ (т. 1 л.д. 174-176).

Свидетель Д.А.М., показания которого были исследованы судом в порядке требований ст. 281 УПК РФ, в период предварительного расследования показал, что в июле 2010 года его родители с сестрой и племянником ездили отдыхать в <данные изъяты>, а он присматривал за домом родителей. 10.07.2010, приехав в <адрес>, обнаружил, что входная дверь в дом родителей открыта, и из дома совершена кража носимых вещей матери, а также автоматической стиральной машины, микроволновой печи, компьютера в сборе. О случившемся сообщил родителям и сотрудникам милиции. (т. 1 л.д. 52-54).

Свидетель Д.О.Н., дала в судебном заседании пояснения, аналогичные показаниям свидетеля Д.А.М., суду дополнила, что 09.07.2010 года в доме было все в порядке, а на следующий день, 10.07.2010 года обнаружила кражу имущества из дома.

Свидетель Ю.О.А.., показания которой были исследованы судом в порядке требований ст. 281 УПК РФ, в период предварительного расследования показала, что Юнг Е.В. является ее супругом, у них имеется совместный ребенок 2000 года рождения. В июле 2010 года сообщила Юнгу Е.В. о том, что вместе с родителями уезжает в <данные изъяты>, где ее семья пробудет несколько дней. Когда находились на отдыхе от брата по телефону стало известно о том, что из дома совершена кража. Вернувшись домой, обнаружили, что похищена микроволновая печь, стиральная машина, норковая шуба, компьютер. В совершении кражи сразу заподозрили ее супруга Юнга Е.В.. Она позвонила мужу и сказала, что, если он причастен к краже, то похищенное необходимо вернуть, тогда ее родители не будут писать заявление в милицию. Подсудимый сказал, что это он совершил кражу, указал местонахождение похищенного имущества. Вместе с отцом и сыном А. на следующий день забрали вещи, похищенные из дома ее родителей (т. 1 л.д. 145-147).

В судебном заседании в порядке ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ были исследованы показания подсудимого Юнга Е.В., данные при производстве предварительного расследования, поскольку в судебном заседании между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, имелись существенные противоречия. Показания, данные Юнгом Е.В. на предварительном следствии в качестве обвиняемого, суд признает допустимым доказательством и отвечающим требованиям ст. 75 УПК РФ, поскольку допрошен он был в присутствии адвоката.

Так, в ходе предварительного следствия и дачи показаний в качестве обвиняемого от 14.03.2011 года Юнг Е.В. показал, что похищенные из дома Д. вещи хотел продать, а вырученные деньги потратить на личные нужды. Норковую шубу на следующий день продал на <данные изъяты> рынке за 2 тысячи рублей. Деньги потратил на личные нужды. (т. 1 л.д. 134-137).

Факт совершения указанного преступления и вина подсудимого также подтверждается следующими материалами дела.

Согласно письменному заявлению от 11.07.2010 года (т. 1 л.д. 3), Д.М.П. обратился в ОВД по Омскому муниципальному району Омской области Ф.И.О. ответственности неизвестное лицо, которое в ночь на 10.07.2010 похитило из его дома имущество, причинив значительный ущерб на сумму 121000 рублей,

Согласно протоколу осмотра места происшествия и фототаблицы к нему от 10.07.2010 (т. 1 л.д. 7-11, 12-20) зафиксирована обстановка на месте происшествия, изъяты следы рук.

Согласно выписке приходно-расходной книги ООО <данные изъяты> (т. 1 л.д. 94), копии залогового билета № ООО <данные изъяты> (т. 1 л.д. 95) 10.07.2010 от Юнга Е.В. принят ЖК телевизор «SUPRA».

В соответствии с протоколом выемки, протоколом осмотра предметов, Постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 16.03.2011 (л.д. 165, 166-167, 168-170, 171, 172), потерпевшим Д.М.П. во дворе <адрес> добровольно выданы сотрудникам милиции стиральная машина-автомат, микроволновая печь, системный блок, монитор, клавиатура, компьютерная мышь, женское пальто. Указанные предметы осмотрены, признаны и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств, впоследствии возвращены Д.М.П.

Согласно справке ИП <данные изъяты> (т. 1 л.д. 238) стоимость техники, в зависимости от комплектации, составляет: автоматической стиральной машины «LG» WD -12175 ND – от 8000 до 14000 рублей; микроволновой печи «SAMSUNG» RT 7852 - 2500 рублей; компьютерного монитора «HP-11» PSC-156321 KL – 3000 рублей; системного блока «PENTIU-5» WD-1259 FR – от 8000 рублей.

Исследовав и оценив доказательства по делу, суд считает, что вина подсудимого Юнга Е.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ полностью нашла свое подтверждение в судебном заседании. Органами предварительного следствия верно квалифицированы его преступные действия по ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества совершенное с незаконным проникновением в жилище. Юнг Е.В. совершил указанное преступление умышленно и тайным способом. Руководствовалась при совершении кражи корыстными побуждениями. Проникал в квартиру, принадлежащую Д.М.П., Д.Л.Ф., с целью совершения кражи.

Вина Юнга Е.В. в совершении кражи подтверждается вышеизложенными доказательствами, и в частности показаниями потерпевших Д.М.П., Д.Л.Ф., свидетелей Ю.О.А., Д.А.М., Д.О.Н., а также письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании, которые являются для суда относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для установления виновности Юнга Е.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ.

Квалифицирующий признак «незаконное проникновение в жилище» нашел свое подтверждение в судебном заседании, поскольку из показаний как потерпевшего Д.М.П., так и самого подсудимого, следует о том, что свободного доступа в дом семьи Д. подсудимый не имел. Ключи от входной двери ему никто не давал, более того, ему запрещалось приходить в указанный дом. Подсудимый сам подтвердил в суде то обстоятельство, что он взяв первоначально телевизор, проникал в дом через окно, которое открыл при помощи применения физической силы, толкнув руками раму. Впоследствии оставил незапертой входную дверь, через которую уже совершил кражу бытовой техники семьи Д.. Его супруга Ю.О. разрешала находиться в доме в тот момент, когда никого там из ее родителей не было, и при этом только в дневное время.

При таких установленных судом обстоятельствах, суд признает доводы подсудимого и защиты в этой части, согласно которым он с разрешения Ю.О. мог находится в доме семьи Д., несостоятельными, и полностью опровергаемыми вышеизложенными обстоятельствами.

Вместе с тем, с учетом имущественного положения семьи потерпевших, целевой принадлежности похищенных вещей, из объема предъявленного Юнгу Е.В. обвинения подлежит исключению квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба гражданину». Как установлено в судебном заседании потерпевший Д.М.П. имеет ежемесячный доход в размере 45000 рублей, его супруга около 15000 рублей. За коммунальные услуги платят в год около 2,5 тысяч рублей. При этом похищенная норковая шуба составляет по стоимости более половины общей стоимости похищенного имущества, и не является предметом первой необходимости.

Также несостоятельными и надуманными суд находит доводы подсудимого о том, что он не похищал приведенные в обвинении вещи, принадлежащие семье Д., а взял их с той целью, чтобы сделать неприятно его теще – Д.Л.Ф., с которой у него сложились длительные неприязненные отношения, и намеревался по возвращении их с отдыха вернуть вещи им же.

На несостоятельность и надуманность таких доводов подсудимого указывают следующие установленные в судебном заседании обстоятельства. Потерпевший Д.М.П. пояснил, что он и его супруга Д.Л.Ф. не видели подсудимого и не общались с ним на протяжении шести последних месяцев, предшествующих преступлению. Каких-либо конфликтов между ними за этот период времени не было. Подсудимый пояснил суду, что после того как у него закончились деньги от продажи телевизора, принадлежащего его супруге Ю.О., он вновь Решил проникнуть в дом семьи Д.. Согласно исследованных судом в порядке требований п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаний подсудимого (т. 1 л.д. 134-137), похищенные из дома Д. вещи хотел продать, а вырученные деньги потратить на личные нужды. Норковую шубу на следующий день продал на <данные изъяты> рынке за 2 тысячи рублей. Деньги потратил на личные нужды. В судебном заседании также установлено, что подсудимый похитил вещи не только принадлежащие теще, а также компьютер в полной комплектации, которым пользовался его же сын. Вещи потерпевшим вернул только после звонка Ю.О.., часть из которых, норковую шубу продал.

Все приведенные выше обстоятельства подтверждают именно корыстный мотив Юнга Е.В., и подтверждают факт продажи части похищенного Юнгом имущества в виде норковой шубы, поскольку каких-либо замечаний на протокол (т. 1 л.д. 134-137) подсудимым либо его защитником подано не было, допрошен был в присутствии адвоката, в связи с чем доводы подсудимого о том, что он просто забыл норковую шубу в салоне автомобиля, суд также находит несостоятельными и надуманными.

При определении вида и размера наказания Юнгу Е.В., суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимого, согласно которой ранее неоднократно судим за преступления корыстной направленности, его положительную характеристику с места работы, состояние его здоровья и медицинский диагноз в виде опийной наркомании, частичное возмещение ущерба потерпевшим.

Обстоятельством, смягчающим наказание Юнгу Е.В., предусмотренным ст. 61 УК РФ, суд признает беременность жены подсудимого, поскольку она совместно со своими родителями не проживает, и в то же время брак с подсудимым у них не расторгнут.

Суд не признает обстоятельством, смягчающим наказание Юнгу Е.В. в виде наличия на иждивении несовершеннолетнего сына, поскольку в его воспитании он длительное время не принимает никакого участия. Его сын находится на полном попечении семьи Д. практически на протяжении всей своей жизни.

Данный вывод суда подтверждается приведенными выше показаниями потерпевших и свидетелей.

Обстоятельств, отягчающих ему наказание, предусмотренных ст. 63 УК РФ, суд в его действиях не усматривает.

С учетом изложенных выше обстоятельств, руководствуясь также требованиями ст. 60 УК РФ, суд не находит оснований для назначения Юнгу Е.В. наказания, не связанного с реальным лишением его свободы, поскольку обратное, не сможет обеспечить достижения цели наказания – восстановления социальной справедливости, исправления осужденного, и, находит возможным назначить указанное наказание без применения дополнительного наказания в виде ограничения свободы и штрафа.

Согласно требованиям ст. 58 УК РФ наказание Юнгу Е.В. следует отбывать в исправительной колонии общего режима.

Заявленные потерпевшим Д.М.П. исковые требования материального характера на сумму 65000 рублей в соответствии с ст. 1064 ГК РФ подлежат полному удовлетворению и взысканию с подсудимого, признавшего их.

Суд полагает обоснованным освободить Юнга Е.В. от оплаты процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката, учитывая его заболевание и наблюдение в наркологическом диспансере.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 303-304, 307 - 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Юнга Е.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ), и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Взыскать с Юнга Е.В. в пользу Д.Л.П., в счет возмещения причиненного преступлением имущественного ущерба 65000 (шестьдесят пять тысяч) рублей.

Меру пресечения Юнгу Е.В.– содержание под стражей – оставить без изменения. До вступления настоящего Приговора в законную силу содержать Юнга Е.В. в СИЗО г. Омска.

Срок отбывания наказания Юнгу Е.В. исчислять с 19.04.2011 г., с зачетом времени задержания и содержания под стражей с 13.03.2011 г..

Вещественные доказательства – стиральную машину-автомат, микроволновую печь, системный блок, монитор, клавиатуру, компьютерную мышь, женское пальто– оставить в распоряжении потерпевшего Д.М.П. после вступления Приговора суда в законную силу.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Омский областной суд через Омский районный суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным Юнгом Е.В., содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии Приговора.

Осужденный Юнг Е.В. вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции в случае обжалования Приговора сторонами, а также ходатайствовать перед судом кассационной инстанции об осуществлении защиты избранным им защитником, либо ходатайствовать перед судом о назначении нового защитника.

Судья: Ушаков А.В.