Арбитражная практика

Определение от 15 ноября 2011 года № 22-1521/11. Определение от 15 ноября 2011 года. Республика Дагестан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Увайсова *.*. ,

судей Гарунова *.*. , Мамалиева *.*. ,

при секретаре Магомедове *.*. ,

с участием прокурора Межидова *.*.

рассмотрела в судебном заседании от 15 ноября 2011 г. кассационную жалобу осужденного Н Ф.И.О. на Приговор Даг.Огнинского городского суда от 29 августа 2011 года, которым:

Нурахмедов Нуруллах Абдулаевич, 1958 года рождения, «.», не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год, с лишением права заниматься адвокатской деятельностью сроком на 1 год.

Заслушав доклад судьи Гарунова *.*. , объяснения потерпевшего *.*. А., адвоката Исрафилова *.*. и осужденного Нурахмедова *.*. , мнение прокурора Межидова *.*. , полагавшего необходимым оставить Приговор без изменения, судебная коллегия

Установила:

Судом Нурахмедов *.*. признан виновным в том, что он, являясь «.», совершил мошенничество, с использованием своего служебного положения, выразившемся в хищении чужого имущества – денег в сумме 300 тыс.руб., принадлежащих потерпевшему *.*. А. путем обмана и злоупотребления доверием (ч.3 ст. 159 УК РФ), при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части Приговора.



В кассационной жалобе осужденный Нурахмедов *.*. просит отменить Приговор, оправдать его и дело направить прокурору РД для установления лиц, причастных к совершению в отношении *.*. Р. преступления, указав, что:

Приговор в основном является копией обвинительного заключения и представленным им и его адвокатом доказательствам суд в Приговоре не дал оценку и их опровержения не мотивировал какими-либо доводами, ограничившись тем, что считает, что показания потерпевших свидетелей даны были в угоду ему, чтобы увести от наказания;

суд необоснованно проигнорировал показания потерпевшего *.*. и его супруги о том, что они к нему не имеют каких-либо претензий, деньги у них требовал сам следователь, и деньги сама *.*. Р. дала, чтобы выручить мужа;

необоснованно суд принял в качестве доказательства по делу записи переговоров между ним, следователем *.*. М. и потерпевшим *.*. , сделанных самим потерпевшим, с нарушением ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и ст. 186 УПК РФ, а так же заключение судебно-фоноскопической экспертизы по этим записям, сделанным незаконно *.*. ;

в обосновании его вины по предъявленному обвинению положил противоречивые показания свидетеля *.*. *.*. и основанные на них показания свидетелей – *.*. Р., *.*. , *.*. *.*. , данные в ходе предварительного следствия, проигнорировав их показания в суде в его пользу, о том, что они ему деньги не передавали и не видели, кому М. их передала. А М. показала в суде, что он у нее деньги не просил и ему она деньги, чтобы передать следователю *.*. М., не давала;

расследование по делу проведено с нарушением сроков расследования. В деле не было постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока следствия до 11 месяцев от 01 марта 2011 года и с ним он не был ознакомлен, чем было нарушено его право на защиту;

по материалам дела потерпевшим *.*. А. не был заявлен гражданский иск и он не имел к нему никаких претензий относительно денег в сумме 300 тыс.руб., а судом, несмотря на это принято незаконное Решение о взыскании с него 300 тыс.руб. в пользу *.*. А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного Нурахмедова *.*. , потерпевшего *.*. А., судебная коллегия считает доказанной вину Нурахмедова *.*. в совершении вмененного ему в вину преступления, что подтверждается совокупностью следующих доказательств:

Показаниями потерпевшего *.*. А., который показал, что 03 августа 2009 года он со своим коллегой *.*. М. были задержаны следователем *.*. М. по подозрению в получении взятки и помещены на сутки в ИВС Дербентского ГОВД. За избрание в отношении них меры пресечения, не связанного с заключением под стражу, следователь потребовал 300 тыс.руб., опасаясь угроз следователя *.*. М., он попросил своего адвоката Нурахмедова *.*. взять 300 тыс.руб. дома у своей супруги *.*. Р. и передать следователю. После передачи денег, он на следующий день выпустил их из ИВС и после стал требовать еще 400 тыс. руб., чтобы переквалифицировать их действия на мошенничество, в связи с чем, они с жалобой обратились в УФСБ РФ по РД, приложив записи всех разговоров со следователем и адвокатом Нурахмедовым Н.

Показаниями свидетеля *.*. Р. которая в ходе предварительного расследования последовательно показала, что по просьбе задержанного супруга *.*. А., она передала адвокату Нурахмедову *.*. в два приема 300 тыс.руб. для освобождения супруга из ИВС Дербентского ГОВД. После того как она передала деньги Нурахмедову *.*. , мужа сразу отпустили из ИВС. Так же показала, что передачу денег Нурахмедову Н. видели ее отец *.*. А., племянник *.*. П., свекровь *.*. М. и *.*. М..



Показаниями свидетеля *.*. А., оглашенными в суде в установленном порядке, который показал в ходе предварительного следствия, что 03 августа 2009 года домой к арестованному зятю *.*. А. приехал адвокат Нурахмедову Н., и дочка М. передала ему 220 тыс.руб. для освобождения *.*. А. из ИВС Дербентского ГОВД. Через некоторое время Нурахмедову Н. вернулся и заявил, что 220 тыс. руб. мало и нужно еще 80 тыс. руб., и их ему отдала дочка М., и после этого *.*. А. был освобожден.

Показаниями свидетеля *.*. П. в ходе предварительного расследования (т. 4 л.д. 49-52), который показал, что 03 августа 2009 года *.*. Р. для освобождения своего мужа *.*. А. передала адвокату Нурахмедову *.*. сперва 200 тыс.руб., а потом по просьбе Нурахмедова Н. еще 80 тыс.руб., поскольку тот вернувшись заявил, что 220 тыс.руб. не хватает, нужно еще 80 тыс.руб., которые она заняла у своих родственников.

Протоколом очной ставки между *.*. А. и *.*. М. в ходе которой, *.*. А. подтвердил, что при задержании он позвонил своей супруге, чтобы она передала адвокату Нурахмедову *.*. 300 тыс.руб. за их освобождение из ИВС Дербентского ГОВД (т.2 л.д. 65-68).

Протоколом очной ставки между *.*. А. и Нурахмедовым *.*. , в ходе которой *.*. А. подтвердил, что он созвонился с супругой и направили Нурахмедова *.*. к ней, чтобы она передала ему 300 тыс.руб. за их освобождение из ИВС Дербентского ГОВД. Супруга передала Нурахмедову *.*. требуемую сумму в присутствии родственников, после чего они были освобождены из ИВС. При этом сам Нурахмедов *.*. не отрицал факт посещения 03 августа 2009 года дважды дома *.*. А., якобы для получения от нее документов, характеризующих *.*. А. (т.2 л.д. 31-35).

Показаниями следователя *.*. М., который показал, что при их задержании следователь *.*. М. за освобождение из ИВС с него и *.*. А. каких-либо денег не требовал, и он деньг и не давал.

Детализацией телефонных переговоров 3-4 августа 2009 года между абонентом *.*. Р. на телефон № принадлежащий *.*. М., чем подтверждены показания свидетеля *.*. Р. об имевшихся переговорах с ее мужем относительно передачи денег Нурахмедову *.*. для решения вопроса об освобождении *.*. А. и *.*. М. из-под стражи (т.2 л.д. 126-134, т.4 л.д. 80-84).

Протоколами осмотра компакт-дисков с детализацией телефонных соединений абонентского номера №, принадлежащего *.*. М., на телефонный номер *.*. Р., компакт-диска с информацией о детализации телефонных соединений абонентского номера №, принадлежащего Нурахмедову *.*. , компакт-диска, представленного *.*. А., которыми подтверждаются показания свидетеля *.*. Р. и *.*. А. об имевшихся контактах с Нурахмедовым *.*. о передаче ему денег на общую сумму 300 тыс.руб. (т.3 л.д. 20-24, т. 4 л.д. 118-183, 140-142).

Протоколами осмотра компакт-диска представленного *.*. А., на котором зафиксирована звукозапись разговора между *.*. А. и Нурахмедовым *.*. , между *.*. А. и неустановленным мужчиной, из которой следует, что при этом разговоре шла речь о «решении вопроса об освобождении из-под стражи *.*. А. и *.*. М. за 300 тыс. руб.

Заключением фоноскопической экспертизы № от 15 апреля 2010 года, согласно которому в разговоре, зафиксированном на этом компакт-диске вероятно принимали участие Нурахмедов *.*. и потерпевший *.*. А., признаков монтажа фонограммы, зафиксированных на этом компакт-диске не установлено (т. 2 л.д. 145-147).

Показаниями свидетеля – следователя *.*. М., который показал, что по установлении факта получения денег в сумме 3 тыс.руб. *.*. А. и *.*. М., работниками «Общества по защите прав потребителей», у заведующей сауной по имени Фатима, ими были водворены в ИВС *.*. А. и *.*. М. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст. 204 УК РФ. В последующем по установлении их личности и должностных полномочий они были освобождены из ИВС. При этом он у них каких-либо денег не требовал и таких разговоров с их адвокатом Нурахмедовым *.*. он не вел.

Показаниями свидетеля *.*. Д. – зам.прокурора г. Дербента, который показал, что 03 августа 2009 года следователем *.*. М. было возбуждено уголовное дело № в отношении *.*. А. и *.*. М. по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст. 204 УК РФ. В ходе дальнейшего расследования и при обсуждении уголовного дела было принято законное Решение о переквалификации действий *.*. А. и *.*. М. на ч.3 ст. 159 УК РФ. Каких-либо разговоров по поводу получения денег следователем *.*. М. от *.*. А. и *.*. М. он не слышал.

Показаниями свидетеля *.*. Р., работающего в тот период руководителем СО при ОВД г. Дербента, который показал, что по заявлению *.*. М. при незаконном получении у нее денег были задержаны с поличным *.*. М. и *.*. А. и следователем *.*. М. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст. 204 УК РФ. 03 августа 2009 года они были задержаны в порядке ст. 91 УК РФ. На следующий день адвокатом Нурахмедовым *.*. , представляющим их интересы, следователю были представлены характеризующие их материалы, с учетом которых они были освобождены из ИВС с избранием в отношении них в качестве меры пресечения подписку о невыезде. Никаких разговоров у него со следователем *.*. М. по поводу получения денег от *.*. А. и *.*. М., не было, так же как и с их адвокатом Нурахмедовым *.*.

Из материалов дела так же следует, что сам адвокат Нурахмедов *.*. не говорит о том, что он имел какие-либо разговоры со следователем *.*. М. о передаче ему денег в сумме 300 тыс.руб. за освобождение его подзащитных *.*. А. и *.*. М. за освобождение их из-под стражи и переквалификации их действий на ст. 159 УК РФ.

В ходе судебного заседания потерпевший *.*. А., подтверждая тот факт, что Нурахмедову *.*. его супругой М. были переданы ему деньги в сумме 300 тыс.руб. для освобождения их из ИВС, в то же время заявил, что он не имеет каких-либо претензий к нему и просит суд Нурахмедова *.*. оправдать.

Судом доводы *.*. А. не приняты во внимание с учетом совокупности изложенных выше доказательств, обоснованно. Кроме того, предъявленное Нурахмедову *.*. обвинение носит публичный характер и не может быть прекращено по волеизъявлению потерпевшего.

В судебном заседании свидетели *.*. Р., *.*. А. Раджаб, *.*. изменили свои показания, данные ими в ходе предварительного расследования, буду Ф.И.О. ответственности их в соответствии со ст. 307 УК РФ.

При этом, *.*. Р. показала, что деньги в сумме 300 тыс.руб. она передала другому человеку, пришедшему к ним домой с адвокатом Нурахмедовым *.*. , и последний не видел, как она передавала ему деньги. В ходе предварительного расследования на нее оказывали давление работники ФСБ, следственные органы, и поэтому она дала показания, изобличающие Нурахмедова *.*. , и она же уговорила своих родственников – *.*. А. Раджаба, *.*. *.*. дать аналогичные показания о передаче при них денег адвокату Нурахмедову *.*.

Судом в ходе судебного разбирательства проверены причины изменения ими своих показаний и они мотивированно отклонены, признав объективными и соответствующими фактическим обстоятельствам дела их показания, данные ими в ходе предварительного следствия неоднократно, в том числе и при очных ставках как с осужденным Нурахмедовым *.*. и свидетелем *.*. М., так как они согласуются между собой и переговоры относительно передачи денег адвокату Нурахмедову Н. подтверждаются исследованными в суде детализацией телефонных переговоров между *.*. Р. и *.*. *.*. с телефона *.*. М., имевших место 3-4 августа 2009 года, что подробно изложено в Приговоре.

Доводы *.*. М. о том, что его мобильный телефон был изъят при задержании, не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного Нурахмедова *.*. о том, что суд в Приговоре скопировал обвинительное заключение, не дал оценку его доводам о своей невиновности и не мотивировал, почему суд принял одни доказательства и опроверг другие, т.е. данные в его защиту.

Так же коллегия считает, исходя из Приговора и доказательств, исследованных судом, доводы жалобы о том, что в основу обвинения судом положены противоречивые показания свидетелей *.*. Р. и других свидетелей, противоречащих их показаниям в ходе предварительного следствия, в суде и в Приговоре оценка дана.

В Приговоре суд в качестве доказательств, подтверждающих виновность Нурахмедова *.*. , приводит так же данные аудиозаписи, сделанных и представленных потерпевшим *.*. Р. Джелилом как записанных им разговоров со следователем *.*. М. и с ним, а так же заключение судебно-фоноскопической экспертизы по этим записям.

Судом рассмотрено ходатайство Нурахмедова *.*. о признании недопустимым доказательством запись разговоров, записанных на компакт-диск, представленном потерпевшим *.*. А. с его заявления в органы ФСБ и оно отклонено обоснованно.

Как следует из материалов дела, указанный компакт-диск осмотрен и приобщен к материалам дела в установленном порядке, проведена расшифровка записей, проведена по нему фоноскопическая экспертиза.

В судебном заседании они исследованы судом в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими зафиксированные в нем сведения, им дана оценка в совокупности со всеми другими доказательствами.

Судебная коллегия не находит оснований и для изменения Приговора суда и в части взыскания с Нурахмедова *.*. в пользу потерпевшего 300 тыс.руб., поскольку он в суде подтвердил факт причинения ему ущерба на указанную сумму и просил суд взыскать их с виновного лица. Виновным лицом, причинившим ущерб потерпевшему *.*. А., признан только он.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Даг.Огнинского городского суда от 29 августа 2011 г. в отношении Н Ф.И.О. – оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи