Арбитражная практика

Решение от 21 декабря 2011 года . Решение от 21 декабря 2011 года № . Красноярский край.

Железнодорожный районный суд г. Красноярска в составе председательствующего судьи Медведева *.*. , при секретаре Грибановой *.*. , рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Орешниковой ФИО7 к муниципальному предприятию города Красноярска «Красноярское пассажирское автотранспортное предприятие №2» о взыскании компенсации морального вреда,

Установил:

Орешникова *.*. обратилась в суд к МП «КПАТП №2» с иском о взыскании компенсации морального вреда, ссылаясь на следующие обстоятельства. 20 ноября 2010 года в районе <адрес> в <адрес> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ответчику <данные изъяты> под управлением водителя ФИО3. При отъезде от остановки общественного транспорта <данные изъяты>» водитель ФИО3 в нарушение п.2.3.1 Правил дорожного движения РФ вследствие самопроизвольного открывания дверей автобуса допустил падение из открытых дверей на проезжую часть пассажира Орешниковой *.*. В результате ДТП истец получила телесные повреждения в виде <данные изъяты> Данная сочетанная травма квалифицируется как тяжкий вред здоровью. В результате полученной травмы истец испытала сильную физическую боль, была вынуждена проходить длительное и сложное медицинское лечение, у нее значительно ухудшилось общее состояние здоровья, до настоящего времени она испытывает физические страдания, двигательные функции в полном объеме не восстановлены. Учитывая изложенное, истец просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей, а также судебные расходы в виде оплаты госпошлины в размере 200 рублей.

В зале суда истец Орешникова *.*. поддержала свои исковые требования в полном объеме по основаниям, указанным выше. Дополнительно пояснила, что ей уже 83 года, однако до произошедшего ДТП у нее не было проблем со здоровьем, она вела активный образ жизни, много ходила, занималась приусадебным участком. После ДТП длительное время она находилась сначала на стационарном (перенесла две хирургические операции), а затем на амбулаторном и восстановительном лечении, однако до настоящего времени вынуждена ходить с тростью, правая рука у нее стала короче левой и она не может полностью выполнять все двигательные функции. В настоящее время из-за травм, полученных в результате ДТП, она стала инвалидом 2 группы.

Представитель ответчика МП «КПАТП №2» - Дунаева *.*. (доверенность в деле) с исковыми требованиями истца согласилась частично, полагая, что Орешниковой *.*. был причинен вред здоровью источником повышенной опасности, принадлежавшим ответчику. Однако причинению вреда способствовала грубая неосторожность самой истицы, которая, находясь в общественном транспорте в качестве пассажира, не держалась за поручни в момент самопроизвольного открывания дверей автобуса. Кроме того, водитель МП «КПАТП №2» ФИО3 уже выплатил истцу в добровольном порядке 20 000 рублей в счет компенсации причиненного вреда.

Третье лицо ФИО3 в зал суда не явился в связи с занятостью на работе, о времени и месте слушания дела был извещен надлежащим образом путем вручения судебной повестки. В предварительном судебном заседании с исковыми требованиями истца не согласился, ссылаясь на то, что он уже выплатил Орешниковой *.*. в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере 20 000 рублей, после чего уголовное дело в отношении него по ч.1 ст.264 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности в результате нарушение ПДД) было прекращено в связи с примирением с потерпевшей.

Представитель третьего лица ОАО СК «РОСНО» ФИО5 в зале суда с исковыми требованиями истца согласилась частично, полагая, что Орешникова *.*. имеет право на компенсацию морального вреда за счет владельца источника повышенной опасности.

С учетом мнения сторон и требований ст.167 ГПК РФ, суд полагает возможным рассмотреть дело при имеющейся явке. Заслушав доводы сторон и их представителей, исследовав материалы дела и иные представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Вступившим в законную силу Постановлением Центрального районного суда г. Красноярска от 16 августа 2011 года по уголовному делу по обвинению ФИО3 в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ установлено, что 20 ноября 2010 года около 14.00 часов ФИО3, управляя на основании путевого листа технически неисправным <данные изъяты> принадлежащим МП «КПАТП-2», выполняя маршрут №, в нарушение п.2.3.1 ПДД РФ не проверив и не устранив, перед выездом, имевшуюся неисправность в системе управления дверями автобуса, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, двигался по <адрес> со стороны <адрес> в направлении <адрес> в <адрес>. При отъезде от остановки общественного транспорта «<данные изъяты>» в районе <адрес>, водитель ФИО3 вследствие самопроизвольного открытия дверей допустил падение из открытых дверей автобуса пассажира Орешниковой *.*. В результате последней была причинена сочетанная травма в виде перелома шейки правого бедра, вывиха головки правого плеча с отрывом большого бугра, раны правого локтевого сустава, которая квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Указанным Постановлением суда от 16 августа 2011 года уголовное преследование и уголовное дело в отношении ФИО3 было прекращено по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным ст.25 УПК РФ – в связи с примирением с потерпевшей

Согласно требованиям ч.4 ст.61 ГПК РФ, вступивший в законную силу Приговор (Постановление) суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен Приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.



Таким образом, факт причинения по вине ФИО3 тяжкого вреда здоровью Орешниковой *.*. в виде перелома шейки правого бедра, вывиха головки правого плеча с отрывом большого бугра, раны правого локтевого сустава, установлен вышеуказанным вступившим в силу Постановлением суда от 16 августа 2011 года и является обязательным для суда, рассматривающего данное гражданское дело.

Обсуждая законность и обоснованность исковых требований истицы о взыскании компенсации морального вреда, суд отмечает следующее.

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданские права и обязанности возникают, в том числе и вследствие причинения вреда другому лицу.

Как следует из требований ст.1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ч.1,2 ст.1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В силу ч.1 ст.1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Из материалов дела следует, что ответчик МП «КПАТП-2» является владельцем источника повышенной опасности – транспортного средства <данные изъяты> <данные изъяты>. При этом, ФИО3 на основании приказа о приеме на работу от ДД.ММ.ГГГГ и трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ является кадровым работником МП «КПАТП-2», в момент совершения ДТП и причинения вреда здоровью Орешниковой *.*. 20 ноября 2010 года он находился при исполнении своих трудовых обязанностей.

При таких обстоятельствах вред, причиненный Орешниковой *.*. источником повышенной опасности в результате произошедшего ДТП подлежит возмещению именно ответчиком МП «КПАТП-2».

В соответствии со ст.151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага, или нарушающие его личные неимущественные права.

Под моральным вредом судебная практика (Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10) понимает нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и т.п.



Согласно ст.1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Факт причинения истцу тяжкого вреда здоровью в виде перелома шейки правого бедра, вывиха головки правого плеча с отрывом большого бугра, раны правого локтевого сустава, объективно подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении Орешниковой *.*. от 31 марта 2011 года. В результате полученных травм истец испытала нестерпимую физическую боль и сильные нравственные страдания.

Кроме того, из представленных истцом медицинских документов видно, что после полученных травм она длительное время находилась на стационарном лечении, перенесла две хирургические операции, затем продолжительное время находилась на амбулаторном и восстановительном лечении, в связи с чем, также испытывала сильную физическую боль и нравственные страдания. Из справки МСЭ-2011 № видно, что с 30 августа 2011 года истцу впервые установлена инвалидность 2 группы. До настоящего времени двигательные функции у Орешниковой *.*. не восстановлены, она передвигается с большим трудом с использованием трости, не может себя обслуживать в полной мере, что также причиняет ей страдания и переживания.

Учитывая вышеназванные обстоятельства, а также особенности личности истицы, ее престарелый возраст (83 года), тяжесть и характер полученных травм, длительность необходимого лечения, степень вины и материальное положение ответчика, руководствуясь принципом разумности и справедливости, суд определяет размер морального вреда подлежащего возмещению ответчиком в сумме 100 000 рублей.

Доводы представителя ответчика о необходимости снижения суммы компенсации морального вреда в связи с выплатой ФИО3 в адрес Орешниковой *.*. 20 000 рублей, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку указанная сумма была выплачена третьим лицом в адрес истца в добровольном порядке в рамках рассмотрения уголовного дела, на основании чего между ними было достигнуто примирение, что и привело к прекращению уголовного преследования в отношении ФИО3 В дальнейшем Орешникова *.*. воспользовалась своим правом на компенсацию вреда непосредственно с владельца источника повышенной опасности, что не противоречит действующему законодательству. Кроме того, компенсация морального вреда в сумме 20 000 рублей не отвечает принципу разумности и справедливости, поскольку явно несоразмерна тем страданиям и переживаниям, которые были причинены Орешниковой *.*. в результате полученных травм.

Доводы представителя ответчика о том, что причинению вреда способствовала грубая неосторожность самой истицы, также не могут быть приняты судом во внимание, поскольку каких-либо доказательств этому суду представлено не было. Одновременно с этим, суд отмечает, что истец и при расследовании уголовного дела, и при рассмотрении данного дела, последовательно утверждала, что, войдя в автобус, она держалась за поручень, однако сорвалась из-за какого-то рывка транспортного средства, после чего упала из внезапно открывшейся двери на проезжую часть. Обратного в ходе разбирательства дела доказано не было.

Истцы по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 333.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) освобождаются от уплаты государственной пошлины.

При этом, истцом не представлено доказательств тому, что при обращении с иском в суд она понесла расходы на оплату госпошлины в размере 200 рублей, в связи с чем, в указанной части в удовлетворении ее требований следует отказать.

Государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается в соответствующий бюджет с ответчика, если он не освобожден от уплаты государственной пошлины, пропорционально удовлетворенной части исковых требований (часть 1 статьи 103 ГПК РФ, подпункт 8 пункта 1 статьи 333.20 части второй НК РФ).

При таких обстоятельствах с ответчика в доход бюджета необходимо взыскать госпошлину в размере 200 рублей.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Исковые требования Орешниковой ФИО8 удовлетворить частично.

Взыскать с муниципального предприятия города Красноярска «Красноярское пассажирское автотранспортное предприятие №2» в пользу Орешниковой ФИО9 компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с муниципального предприятия города Красноярска «Красноярское пассажирское автотранспортное предприятие №2» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 200 рублей.

Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда в течение месяца с момента его изготовления в полном объеме, путем подачи апелляционной жалобы через канцелярию Железнодорожного районного суда г. Красноярска.

Решение изготовлено в полном объеме 26 декабря 2011 года.

Судья *.*. Медведев