Арбитражная практика

Определение от 20 сентября 2011 года . Определение от 20 сентября 2011 года. Республика Дагестан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан в

составе:

председательствующего Умариева *.*. ,

судей Ибрагимова *.*. и Мамалиева *.*. ,

при секретаре Магомедове *.*. ,

рассмотрев в судебном заседании от 20 сентября 2011 года кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу осужденного Гусейнова *.*. на Приговор Карабудахкентского районного суда Республики Дагестан от 13 апреля 2011 года, которым осуждены:

Гусейнов *.*. , <дата> г.р., уроженец <адрес>, «.», ранее не судимый,

по ст. 159 ч. З УК РФ к штрафу в 200000 (двести тысяч) рублей,

по ст. 327 ч. 1 УК РФ – с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности;

Халилов *.*. , родившийся <дата> в <адрес>, «.», ранее не судимый,

по ст. 327 ч.1 УК РФ с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности.



Этим же Приговором Халилов *.*. оправдан по предъявленному органами следствия ему обвинению по ст. 159 ч.4 УК РФ, в связи с отсутствием события преступления.

Гусейнов *.*. признан виновным в том, что он при обстоятельствах, подробно изложенных в Приговоре, совершил мошенничество в крупном размере, приобретя путем обмана и злоупотребления доверием право на чужое имущество, земельный участок, площадью 19.0 га.

Гусейнов *.*. и Халилов *.*. признаны виновными в том, что они по предварительному сговору между собой подделали официальные документы, предоставляющие право на земельный участок.

Заслушав доклад судьи Ибрагимова *.*. , выступления осужденного Гусейнова *.*. и его защитника адвоката Шабанова *.*. по доводам кассационной жалобы, защитника осужденного Халилова *.*. адвоката Кадыровой *.*. , просившей Приговор в отношении Халилова *.*. оставить без изменения, мнение прокурора Керимова *.*. , полагавшего кассационное представление подлежащим удовлетворению, судебная коллегия, -

Установила:

В кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене Приговора в связи в связи несоответствием выводов суда, изложенных в Приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильного применения уголовного закона, указав на то, что суд необоснованно переквалифицировал действия Гусейнова *.*. с ч. 4 ст.159 УК РФ на ч.3 ст. 159 УК РФ, существенно снизив размер стоимости земельного участка общей площадью 19 га и неправильно определив стоимость земли без учета его рыночной стоимости, данные о которой имеются в деле.

Как указано в кассационном представлении, судом необоснованно и незаконно оправдан Халилов *.*. в предъявленном ему обвинении в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения по ст.159 УК РФ, хотя материалами дела установлена его вина в том, что он с несоответствующей действительности датой подписал акт отвода земельного участка в натуре, земельный участок им был передан СХК «Гранит» путем выдачи свидетельства на право пользования и акта отвода участка в натуре.

По мнению автора кассационного представления, судом не дана оценка всем доказательствам обвинения по делу, в нарушении требований ст.380 УПК РФ при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в Приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

В кассационной жалобе осужденного Гусейнова *.*. ставится вопрос об отмене Приговора суда как постановленного незаконно и необоснованно, с прекращением производства по делу в отношении Гусейнова *.*. , указав на то, что в Приговоре не приведено доказательств совершения им хищения земельного участка площадью 19 га, не указано, в чем выразился обман с его стороны, и чьим доверием он злоупотребил, бездоказателен и вывод суда о фальсификации им по предварительному сговору с Халиловым *.*. акта отвода земельного участка в натуре СХК «Гранит» от <дата> 2000 года и Халилова *.*. для оказания содействия в оформлении должностными лицами регистрационного органа в собственность СХК «Гранит» земельного участка он не привлекал и показания Абдуллаева *.*. в этой части не соответствуют действительности, он также не имел цели похитить выделенный земельный участок, заключения эксперта о времени изготовления акта отвода земли в натуре и по оттискам печати Карабудахкентского райкомзема являются необъективными, судом необоснованно положены в основу доказательств при вынесении Приговора показания Маччаева *.*. , Гебекова *.*. , Габилова *.*. , Насрудинова *.*. , Тахнаева *.*. , Идриосва *.*. ,Далилова *.*. и Абдулаева *.*. на предварительном следствии.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит Приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.



В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ основанием отмены или изменения Приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в Приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Согласно п.п. 2 и 3 ст. 380 УПК РФ Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы и при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в Приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

По указанным основаниям подлежит отмене Приговор суда в отношении Гусейнова *.*. и Халилова *.*. по настоящему делу.

В силу ст. 73 и 85 УПК РФ установление и определение причиненного ущерба в результате совершения преступлений против собственности относится к предмету доказывания в уголовном судопроизводстве и является обязательным и существенным обстоятельством, подлежащим установлению, определяющим состав и квалификацию преступлений указанной категории, в частности, преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ, поскольку размер причиненного ущерба является обязательным элементом признака состава указанной категории преступления и от установления конкретного размера причиненного ущерба зависит наличие состава преступления и Ф.И.О. или иной ответственности лица за совершение деяния, что также влияет на определение тяжести состава преступления и на правильную квалификацию действий обвиняемого по конкретной части соответствующей статьи УК РФ, в том числе и ст.159 УК РФ.

Без выполнения указанных требований закона невозможно завершение производства по уголовному делу и принятие законного и обоснованного решения по делу.

При постановлении Приговора по настоящему делу судом нарушены положения приведенных норм закона, которые являются предусмотренными ст.ст.379 ч.1 п.1 и 380 ч.1 п.2 УПК РФ основаниями для отмены Приговора.

Квалифицируя действия осужденных Гусейнова *.*. и Халилова *.*. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, органы следствия и сторона обвинения исходили из причиненного потерпевшему действиями осужденных по изъятию из права владения и пользования собственника земельного участка общей площадью 19 га материального ущерба в размере 47,5 миллионов рублей, что согласно примечанию ст.158 УК РФ является особо крупным размером.

В качестве доказательства в обоснование указанного размера стоимости земельного участка органами следствия и стороной обвинения представлена в суд произведенная ООО «Институт профессиональной оценки» оценка среднерыночной стоимости участка, согласно которой земельный участок сельскохозяйственного назначения площадью 19 га оценен на 47, 5 млн. рублей.

Не согласившись с указанной оценкой стороной обвинения стоимости земельного участка, суд по своей инициативе Определил размер стоимости указанного земельного участка 628900 рублей, исходя из кадастровой стоимости земельного участка, указанной в ответе на запрос суда Карабудахкентского отдела Управления Росреестра по РД о стоимости земельного участка в 19 га (т.6 л.д. 59) 22.03.11.

Вместе с тем, выводы суда в указанной части, которые обоснованно оспариваются в кассационном представлении и в кассационной жалобе осужденного Гусейнова *.*. , надлежаще не мотивированы в Приговоре с приведением доказательств, исследованных в судебном заседании и нашедших надлежащую оценку в Приговоре, а основаны на противоречивых доказательствах.

По смыслу закона при определении стоимости имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления, а при отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов.

Согласно ст. 66 ч. 1 Земельного Кодекса РФ и в соответствии с распоряжением Министерства имущественных отношений РФ от 6 марта 2002 года № 568-р «Об утверждении методических рекомендаций по определению рыночной стоимости земельных участков» стоимость земельного участка определяется рыночной стоимостью.

Как следует из материалов дела, фактическая стоимость земельного участка в установленном законом порядке не определена и не приведена в Приговоре.

Сторона обвинения представила в качестве доказательства определения стоимости земельного участка оценку, произведенную ООО «Институт профессиональной оценки», исходя из среднерыночной стоимости участка, и считала, что земельный участок сельскохозяйственного назначения общей площадью 19 га оценивается на 47,5 млн. рублей, что оспаривала сторона защиты, однако суд Определил его стоимость в размере 628900 рублей, исходя из кадастровой оценки, не определив фактическую оценку и рыночную стоимость указанного земельного участка, исходя принципа его предназначения и наиболее эффективного использования в выгодных и благоприятных для собственника и пользователя условиях, соответствующих установленным законодательством о земле и землепользовании требованиям.

В то же время судом не устранены указанные противоречия в оценке стоимости земельного участка, не проверены доводы, как стороны защиты о несогласии с выводами и оценкой земельного участка, произведенной ООО «Институт профессиональной оценки», так и стороны обвинения о необоснованности и незаконности оценки земельного участка, исходя из кадастровой оценки.

Опровергая доказательства стороны обвинения об оценке земельного участка на 47,5 млн. рублей и принимая за основу Приговора свои выводы об оценке земельного участка в размере 628900 рублей при указанных обстоятельствах, суд, в нарушении требований ч.1 п.2 ст. 307 УПК РФ, не привел в Приговоре мотивы и основания своего решения в указанной части, доказательства, на которых основаны такие выводы и Решение, а также не изложил в Приговоре мотивы и основания, по которым судом отвергнуты доказательства стороны обвинения, в частности, об «оценке» земельного участка ООО «Институт профессиональной оценки», и взял в основу Приговора другие доказательства об оценке земли, на основании которых суд пришел к такому выводу.

При изложенных обстоятельствах являются обоснованными, как доводы кассационного представления, так и доводы кассационной жалобы о преждевременности выводов суда об оценке земельного участка, как в размере 628900 рублей, оспариваемой стороной обвинения, так и в размере 47,5 млн. рублей, оспариваемой стороной защиты.

В связи с изложенным, судебная коллегия также находит заслуживающими внимания и доводы кассационного представления о преждевременности выводов Приговора суда о переквалификации деяния со ст.159 ч.4 на ст.159 ч.3 УК РФ, поскольку такой вывод основан на не проверенных надлежащим образом и не нашедших надлежащую оценку в Приговоре противоречивых доказательствах, представленных сторонами защиты и обвинения в подтверждении размера причиненного ущерба.

Поскольку без установления изложенных обстоятельств дела о размере причиненного ущерба невозможно принятие по уголовному делу законного и обоснованного решения о наличии или отсутствии состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, его правильной квалификация по конкретной части этой статьи в зависимости от установления вины подсудимых, судебная коллегия находит, Приговор суда по настоящему делу подлежащим отмене с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в тот же суд, удовлетворив доводы кассационного представления и кассационной жалобы в указанной части.

Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы Гусейнова *.*. о том, что судом в Приговоре не дана надлежащая оценка всем, в том числе представленным стороной защиты и указанным в кассационной жалобе, положенным в основу Приговора и изложенным в Приговоре доказательствам по делу с учетом доводов стороны защиты о невиновности осужденных в совершении осужденными деяний по предъявленному органами следствия обвинению.

Обоснованны и доводы кассационной жалобы о том, что судом в Приговоре не мотивированы выводы относительно проверки и оценки доводов защиты о его невиновности в совершении преступлений, за которые осужден Гусейнов *.*. , по настоящему Приговору, также о том, что в Приговоре не приведены мотивы и основания опровержения (подтверждения) этих доводов по результатам их исследования, проверки в судебном заседании и оценки в Приговоре суда.

Являются заслуживающими внимания и доводы кассационного представления о преждевременности и несоответствии фактическим обстоятельства дела, изложенным в Приговоре суда, выводов суда в части оправдания Халилова *.*. по предъявленному ему обвинению по ст. 159 ч.4 УК РФ.

В соответствии со ст. ст. 240, 85, 87 и 88 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, каждое доказательство должно быть проверено путем сопоставления их с другими доказательствами, также оценено с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достоверности для разрешения уголовного дела, изловив и мотивировав в Приговоре результатов исследования доказательств, их проверки и оценки.

В нарушение указанных требований закона, суд, ограничившись указанием на то, что «стороной обвинения не представлено суду ни одного доказательства, подтверждающего обвинение», предъявленное Халилову *.*. в указанной части, не проверил и надлежаще не оценил в Приговоре все исследованные в судебном заседании и изложенные в Приговоре представленные сторонами обвинения и защиты в указанной части доказательства, как в отдельности, так и в их совокупности.

В нарушение требований ст.ст. 85, 87 и 88 УПК РФ, суд, ограничившись перечислением в Приговоре в качестве доказательств, положенных в основу обвинения при разрешении дела в отношении Гусейнова *.*. , не исследовал и не проверил их в судебном заседании путем сопоставления, оценив каждое доказательство, точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные по делу доказательства в совокупности – достаточости для разрешения дела в отношении Халилова *.*. , не изложил в Приговоре свои выводы о результатах проверки, исследования и оценки судом каждого доказательства в отдельности и всех доказательств в их совокупности с соблюдением установленных законом правил их оценки.

С учетом изложенного подлежит отмене и оправдательный Приговор по настоящему делу в отношении Халилова *.*.

Что касается остальных доводов кассационного представления и кассационной жалобы осужденного Гусейнова *.*. о доказанности или недоказанности вины Гусейнова *.*. и Халилова *.*. в совершении преступлений по предъявленному обвинению, об отсутствии умысла, мотива и цели Гусейнова *.*. на совершение хищения, об оценке судом отдельных доказательств, недопустимости отдельных доказательств, в том числе указанных и оспоренных в кассационной жалобе Гусейнова *.*. заключения эксперта о времени изготовления акта отвода земли в натуре, показаний потерпевшего Маччаева *.*. , свидетелей Гебекова *.*. , Габилова *.*. , Насрудинова *.*. , Тахнаева *.*. , Идриосва *.*. ,Далилова *.*. и Абдулаева *.*. на предварительном следствии, то они не могут быть предметом обсуждения в данном судебном заседании, поскольку согласно ст.388 ч. 2 УПК РФ при отмене Приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, об установлении (не установлении) фактических обстоятельств дела и правильной их юридической оценке, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществах одних доказательств перед другими, о мере наказания, и стороны обвинения и защиты, в том числе подсудимые Гусейнов *.*. и Халилов *.*. , не лишены возможности привести приведенные доводы в суде первой инстанции при новом рассмотрении уголовного дела, а суд обязан проверить их при новом рассмотрении дела в ходе судебного разбирательства, изложив в судебном решении результаты проверки, выводы и мотивы принятого по ним решения.

При новом рассмотрении дела необходимо устранить указанные в настоящем определении нарушения, проверить в полном объеме доводы сторон обвинения и защиты и обеспечить принятие законного и обоснованного решения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379 ч. 1 п. 1, 380 ч. 1 п.п.2-4 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,-

Определила:

Приговор Карабудахкентского районного суда Республики Дагестан от 13 апреля 2011 года в отношении Гусейнова *.*. и Халилова *.*. отменить, удовлетворив кассационное представление государственного обвинителя *.*. С. и частично удовлетворив кассационную жалобу Гусейнова *.*.

Уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства дела.

Председательствующий

судьи