Арбитражная практика

Определение от 28 апреля 2011 года . Определение от 28 апреля 2011 года № . Алтайский край.

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Друзя *.*. ,

судей Антюфриева *.*. , Синещекова *.*.

с участием прокурора Ульяновой *.*. ,

при секретаре Тишковой *.*. ,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Мамонова *.*. и адвоката Новиковой *.*. на Приговор Новоалтайского городского суда Алтайского края от 02 марта 2011 года, которым

Мамонов *.*. , ранее не судимый,

-осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, без ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Антюфриева *.*. , выслушав мнение прокурора Ульяновой *.*. , полагавшей Приговор оставить без изменения, судебная коллегия

Установила:

Приговором суда Мамонов *.*. признан виновным и осужден за убийство С., совершенное в ссоре на почве личных неприязненных отношений 12 августа 2010 года в период с 21 часа до 22 часов 03 минут на приусадебном участке дома, расположенного на территории садоводства «Л» в (…), путем нанесения не менее двух ударов ножом в область грудной клетки слева. Смерть С. наступила на месте совершения преступления, в результате проникающего колото-резаного ранения левой половины грудной клетки с повреждением правого желудочка сердца, с развитием тампонады полости околосердечной сорочки кровью с последующей остановкой сердечной деятельности.



В судебном заседании осужденный Мамонов *.*. вину признал частично, поясняя, что защищался от действий потерпевшего.

В кассационной жалобе осужденный Мамонов *.*. выражает несогласие с Приговором, полагая, что суд неправильно оценил фактические обстоятельства дела, назначил несправедливо строгое наказание. При этом обращает внимание на то, что следователь Д. кратко отразила его показания в протоколе, который он подписал при проверке его показаний на месте происшествия. Кроме того, следователь недостоверно отразила показания Б., указав, что свидетель брала лопату в руки, а также видела, как потерпевший упал около калитки. Однако в усадьбе Б. не было, события она наблюдать не могла. Считает, что указание суда на то, что он нанес С. один удар, свидетельствует о том, что второй удар он нанес непосредственно около калитки, где находились С. и А., и соответственно должны были видеть происходящее. Кроме того, ссылаясь на обстоятельства дела, согласно выбранной им позиции о необходимой обороне от неправомерных действий потерпевшего, Мамонов обращает внимание также на то, что непосредственно около трупа лопаты не было, поскольку после ударов С. побежал от колодца к калитке. В свою очередь Мамонов поставил лопату в углу в сенях дома. Помимо этого в Приговоре сказано, что удар по кисти мог быть нанесен самостоятельно.

В кассационной жалобе адвокат Новикова *.*. просит изменить Приговор, переквалифицировать действия Мамонова *.*. на ч. 1 ст. 108 УК РФ, поскольку по показаниям осужденного он нанес С. удар ножом, защищаясь от потерпевшего. При этом, приводя в доводах показания потерпевшего С., свидетелей А., Б., адвокат указывает, что версия осужденного о превышении пределов необходимой обороны не опровергнута приведенными доказательствами. Напротив, Б. свидетельствовала о нахождении лопаты на месте происшествия, а также о противоправных действиях С., который «кидался на Мамонова и в коридоре ударил ее по голове». Обращает также внимание на последовательные показания осужденного в ходе следствия и в суде о том, что С. накинулся на Мамонова с лопатой, отчего тот вынужден был защищаться. Полагает необоснованным вывод суда о том, что доводы защиты не нашли подтверждения, поскольку они опровергаются результатами судебно-следственного эксперимента, по результатам которого дано заключение экспертов о возможности причинения ножевых ранений С. при обстоятельствах, изложенных Мамоновым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия принимает следующее Решение.

Фактические обстоятельства совершенного преступления установлены судом правильно.

Вина Мамонова в совершении убийства С. подтверждается:

явкой с повинной Мамонова, согласно которой он 12.08.2010, находясь в гостях у знакомого П. в садоводстве «Л.», в ходе конфликта с С. нанес тому два удара кухонным ножом с черной ручкой в область грудной клетки. Показаниями осужденного Мамонова на следствии и в судебном заседании, где он не отрицал, что причинил С. колото-резанные ранения. При проверке показаний Мамонова на месте преступления, осужденный рассказал, что выгонял С. из дома в связи с его противоправными действиями в отношении Б., на что С. ударил его лицу. Между ними завязалась ссора, в ходе которой С. взял лопату в левом углу сеней, следуя впереди Мамонова, вышел на улицу, и упал, запнувшись о цепь. Мамонов подошел к нему, забрал лопату, откинул ее в сторону и направился к крану за ножом. В это время С. встал, поднял лопату, и, подойдя к нему, замахнулся для удара. Тогда Мамонов ударил С. ножом в грудную клетку и затем нанес еще удар; после чего ушел в дом, где оставил нож.

показаниями свидетеля Б. в ходе предварительного следствия, из которых следует, что при указанных в Приговоре обстоятельствах между С. и Мамоновым произошла ссора, в ходе которой С. провоцировал драку, ударил Мамонова по голове кулаком в область виска. В коридоре конфликт продолжился, она вышла за ними и начала их разнимать, взяла лопату, просила С. уйти. В ответ на это С. ударил её кулаком по голове в область виска. Мамонов за неё начал заступаться, после чего С. ушел. После этого С. приходил вечером, было уже темно. События происходящего в силу сильного алкогольного опьянения она помнит плохо, как Мамонов наносил С. удары ножом, она не видела;

заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у потерпевшего телесных повреждений, механизме образования, степени тяжести и давности их образования, причине смерти; заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которой сделан вывод о том, что каждое из 2-х повреждений на грудной клетке могло быть причинено через прижатую к груди кисть левой руки; другими приведенными в Приговоре доказательствами.

Квалификация действий осужденного по ст. 105 ч. 1 УК РФ является правильной.



Выводы суда о доказанности вины и юридической оценке действий Мамонова основаны на совокупности доказательств, проверенных в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ и получивших оценку по правилам ст. 88 УПК РФ.

Версия осужденного о том, что он оборонялся от действий С., была предметом исследования в судебном заседании, в Приговоре она опровергнута с приведением мотивов принятого решения.

Соглашаясь с выводами суда, судебная коллегия находит аналогичные доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, не состоятельными.

Как правильно установлено судом и усматривается из материалов дела, между Мамоновым и С. возникла ссора, в ходе которой Мамонов взяв около крана с водой нож, ранил С., который от полученного ранения, скончался на месте происшествия.

Удары Мамоновым были нанесены в грудь потерпевшего с силой, достаточной для причинения колото-резанной раны, повлекшей наступление тяжкого вреда по признаку опасности для жизни, явившейся непосредственной причиной смерти С.

Приведенные в Приговоре доказательства однозначно свидетельствуют о том, что Мамонов преследовал цель лишить потерпевшего жизни.

В явке с повинной, данной непосредственно после случившегося, Мамонов сообщил, что в ходе ссоры, 2 раза ударил ножом в грудь С. (С.), не указывая при этом каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о своей защите. При допросе в качестве подозреваемого, проведённом с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ и в присутствии адвоката Мамонов подтвердил добровольность дачи им явки с повинной, также признав нанесение 2 ударов С., обуславливая возникшую неприязнь к С. его приставаниями к Б., указывая также, что он забрал у упавшего С. лопату и откинул ее в сторону. Однако С. встал, снова взял лопату и замахнулся на него. Он взял лежащий у крана с водой кухонный нож и нанёс им С. около 2 ударов в область груди, после чего С. дошел до калитки и упал, а он зашел в дом и в комнате бросил нож. В прениях Мамонов дополнил, что лопату с места происшествия он сам забрал когда уходил в домик, после того как С. упал; лопату он подобрал, занес в дом и поставил в сенях в углу.

Вместе с тем, доводы осужденного в этой части опровергаются протоколом осмотра места происшествия с использованием фотосъемки. В указанном при проверке показаний Мамонова месте лопата отсутствовала. С места происшествия изъято только орудие преступления - нож с рукояткой черного цвета.

Давая показания о характере якобы имевшего места на него нападения со стороны потерпевшего С., осужденный допускает противоречия в показаниях, что дает основания сомневаться в их правдивости. Из показаний свидетеля Б. следует, что лопату забрала она ещё во время конфликта в доме.

Кроме того, проведённой по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизой установлено, что в момент причинения С. ран в области кисти установлено, что рука была фиксирована и разжата в кисти. Судебная коллегия, как и суд, вынесший Приговор, не усматривает оснований сомневаться в компетентности экспертов и правильности их заключения. Названное заключение опровергает доводы Мамонова об обстоятельствах, при которых им были причинены С. смертельные повреждения.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно Установил в действиях осужденного умысел на убийство. Вопреки доводам Мамонова и его защитника в кассационных жалобах, суд верно критически, как защитные, расценил его показания о том, что, нанося удары ножом, он защищался от преступного посягательства потерпевшего и не желал убивать его, правильно сделав вывод об отсутствии в его действиях состояния необходимой обороны и превышения ее пределов.

Что касается противоправного поведения потерпевшего в отношении осужденного, суд правомерно учел его в качестве смягчающего наказание Мамонова обстоятельства.

Вопреки доводам жалоб, при юридической оценке действий осужденного, судом учтены все значимые обстоятельства, установленные в судебном заседании, в том числе и относительно поведения потерпевшего, исходя из которых сделан обоснованный вывод о том, что осужденный не находился в состоянии необходимой обороны и её превышения.

Все доводы об отсутствии доказательств умышленного характера действий осужденного, на что указывается в кассационных жалобах осужденного и адвоката, были предметом исследования в судебном заседании, в Приговоре они опровергнуты с подробным изложением мотивов принятого решения.

Оснований подвергать сомнению правильность этих выводов суда, в том числе относительно юридической оценки действий осужденного, на что указывает в жалобе адвокат и осужденный, судебная коллегия не усматривает.

С учетом добытых доказательств действиям Мамонова суд дал правильную юридическую оценку по ч.1 ст. 105 УК РФ.

Оснований для переквалификации его действий на более мягкий уголовный закон судебная коллегия, как и суд первой инстанции, не усматривает.

Доводы осужденного о нарушениях в ходе ведения следствия, объективными данными не подтверждены.

При назначении наказания Мамонову, суд учел степень и характер общественной опасности содеянного, личность виновного и другие обстоятельства, предусмотренные ст. 60 УК РФ. При этом судом учтены и смягчающие наказание обстоятельства - признание осужденным вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, удовлетворительную характеристику Мамонова, его состояние здоровья, а также противоправное поведение потерпевшего, послужившее поводом к совершению преступления, и мнение потерпевшего, который просил наказать подсудимого на усмотрение суда, а также совершение преступления впервые.

Таким образом, суд первой инстанции, решая вопрос о наказании Мамонова, в соответствии с требованиями закона, учел не только степень и характер общественной опасности содеянного им, но и принял во внимание данные о его личности, а также, все смягчающие наказание обстоятельства, в связи с чем судебная коллегия не усматривает оснований считать назначенное наказание несправедливым.

При таких обстоятельствах, по доводам, изложенным в жалобах, Приговор отмене и изменению не подлежит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену Приговора, по делу не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

Определила:

Приговор Новоалтайского городского суда Алтайского края от 02 марта 2011 года в отношении Мамонова *.*. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий *.*. Друзь

Судьи *.*. Синещеков

*.*. Антюфриев