Арбитражная практика

Определение от 29 сентября 2011 года № И22-5603/2011. Определение от 29 сентября 2011 года № И22-5603/2011. Алтайский край.

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего: Шевелевой *.*. ,

судей: Пенкиной *.*. , Владимировой *.*. ,

при секретаре: Китиной *.*. ,

с участием: прокурора Огневой *.*. ,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвоката Гусельниковой *.*. в интересах осужденной Смирновой *.*. и осужденной Смирновой *.*. , кассационное представление государственного обвинителя Злобина *.*. на Приговор Заринского районного суда Алтайского края от 02 августа 2011 года, которым

Смирнова *.*. , ранее не судимая,

осуждена по ч.4 ст.111 УК РФ к 5 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Шевелевой *.*. , выслушав мнение прокурора Огневой *.*. , возражавшей против удовлетворения доводов кассационных жалоб и поддержавшей доводы представления, судебная коллегия

Установила:

Приговором суда Смирнова *.*. осуждена за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью С., опасного для его жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, имевшее место в период с 03 часов 00 минут до 05 часов 00 минут 24 марта 2011 года в доме по месту жительства осужденной, при обстоятельствах, подробно изложенных в Приговоре суда.



В судебном Ф.И.О. себя признала частично, пояснив, что не хотела убивать своего мужа.

В кассационной жалобе осужденная Смирнова *.*. просит Приговор изменить, переквалифицировать ее действия на неосторожные и назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы. Указывает при этом, что умысла на совершение данного преступления у нее не было, суд не должен был брать в основу Приговора ее показания на предварительном следствии в качестве подозреваемой, поскольку она находилась в состоянии сильного эмоционального стресса, хотя и на вопросы отвечала сама, не зная что, не понимала опасность своих действий. Указывает также, что со стороны потерпевшего имела место провокация ее действий, он начал хвататься за пистолет, она при этом боялась, что он выхватит пистолет и выстрелит. Умысла на лишение потерпевшего жизни у нее не было, все произошло машинально, т.к. потерпевший хватался за пистолет, истерил, она его оттолкнула и выстрелила, но лишать его жизни она не хотела, т.к. у них была семья и она хотела жить с ним. Указывает, что ее малолетние дети остались одни, без попечения родителей, просит это учесть.

В кассационной жалобе адвокат Гусельникова *.*. просит Приговор изменить, переквалифицировать действия Смирновой *.*. на ч.1 ст.109 УК РФ, смягчить назначенное судом наказание с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств, применить к осужденной положения ч.1 ст.82 УК РФ в случае назначения наказания в виде реального лишения свободы, отсрочив отбывание наказания до достижения детьми 14-летнего возраста. Указывает на то, что не согласна с квалификацией действий Смирновой *.*. по ч.4 ст.111 УК РФ, так как не только смерть потерпевшего наступила по неосторожности, но и сам выстрел осужденная произвела по неосторожности, полагает, что именно резкое движение потерпевшего послужило причиной выстрела, а именно, непроизвольным нажатием курка осужденной, поскольку Смирновой *.*. в судебном заседании пояснила, что в момент выстрела между ней и потерпевшим была борьба за пистолет, поэтому выстрел произошел самопроизвольно, когда потерпевший упал на диван, резко отпустив дуло пистолета. Полагает, что повреждения руки потерпевшего могли произойти не когда он их держал в области паха, а в воздухе, в момент отпускания дула пистолета, от которого произошел выстрел, чему не было дано оценки в Приговоре суда. Наличие нормальных отношений в семье, отсутствие ссор свидетельствует о том, что Смирнова *.*. не была заинтересована в причинении телесных повреждений потерпевшему в области половых органов и об отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда здоровью. Кроме того, судом не указано, в какой редакции Закона были квалифицированы действия осужденной, не обсуждался вопрос о применении к осужденной ч.1 ст.82 УК РФ при наличии у нее 2 малолетних детей.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит Приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Мотивирует свои доводы тем, что в нарушение требований ст.ст.297 и 307 УПК РФ при переквалификаций действий Смирновой *.*. с ч.1 ст.105 УК РФ на ч.4 ст.111 УК РФ судом не принято во внимание то обстоятельство, что об умышленном характере действий Смирновой *.*. и направленности ее умысла на убийство потерпевшего свидетельствует: характер и локализация повреждений у потерпевшего, избранное осужденной орудие преступления - самодельное огнестрельное оружие, наступление смерти потерпевшего в течение непродолжительного времени с момента причинения повреждений, направление дульного среза пистолета в момент выстрела со слов самой Смирновой в живот потерпевшего, а также оценка осужденной своих собственных действий при допросе в качестве подозреваемой и написании явки с повинной, где она поясняла, что «понимала и осознавала, что в результате выстрела из пистолета она убьет своего мужа, убила она из-за ревности, со стороны С. в отношении нее никаких противоправных действий не было». При допросе в качестве обвиняемой Смирнова *.*. признавала свою вину в инкриминируемом ей преступлении, подтвердила показания свидетеля С1 в части ее слов сказанных после смерти мужа о том, что она сделала так, потому что хотела, чтобы муж не достался ни ей, ни С1. Доводы осужденной о том, что свидетель испытывает к ней личную неприязнь, ревность, в связи с чем, оговаривает ее, опровергаются показаниями свидетеля, самой осужденной и ее последующими действиями, когда она пришла к ней в дом и разговаривала о передаче свидетелю детей на воспитание. С целью совершения преступления осужденная использовала самодельное огнестрельное оружие - пистолет, о свойствах которого она знала и осознавала, что выстрел из данного оружия представляет опасность для жизни человека. При указанных обстоятельствах отсутствует причинение смерти потерпевшему по небрежности или легкомыслию, т.к. оснований надеяться на то, что смерть потерпевшего не наступит, отсутствовали, чему судом оценки в Приговоре не дано, необоснованная переквалификация действий осужденной повлекла назначение несправедливого наказания вследствие его мягкости.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и представлении, судебная коллегия принимает следующее Решение.

Судебная коллегия полагает, что выводы суда, вопреки доводам кассационных жалоб и представления, основаны на полно и всесторонне исследованных доказательствах по делу, которым дана надлежащая оценка, как каждому доказательству в отдельности, так и всем доказательствам в их совокупности, как того требует ст. 88, 297, 307 УПК РФ.

Факт причинения Смирновой *.*. телесных повреждений потерпевшему, от которых наступила его смерть, никем из сторон, в т.ч. Смирновой *.*. и ее адвокатом, не оспаривается. Что же касается квалификации действий осужденной, то судебная коллегия также полагает необходимым согласиться с выводами суда в этой части.

Признавая свою вину в содеянном частично, Смирнова *.*. пояснила, что убивать своего мужа она не хотела, хотела лишь с помощью самодельного пистолета заставить его сказать ей правду о том, изменял ли он ей с бывшей женой или нет. Муж же стал отбирать пистолет, затем стал говорить ей, что, если она взяла пистолет, то пусть стреляет, после чего она оттолкнула его и выстрелила, а когда увидела, что муж упал и у него кровь, стала вызывать скорую помощь, просила помощь у соседей, после чего мужа повезли в больницу, но по дороге он скончался.

Аналогичные по сути пояснения Смирнова *.*. давала и в ходе следствия, а также при написании явки с повинной.

Вопреки доводам жалобы осужденной, в основу Приговора обоснованно положены ее показания, полученные в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемой, поскольку данные показания Смирнова давала в присутствии адвоката, с протоколом была ознакомлена, замечаний не имела. Эти п Ф.И.О. ее показаниям в судебном заседании, согласуются с другими доказательствами по делу.



Доводы осужденной о том, что при допросе ее в качестве подозреваемой в ходе предварительного следствия она находилась в состоянии сильного эмоционального стресса не являются основанием для признания ее показаний, положенных в основу Приговора, недопустимыми доказательствами, поскольку в соответствии с заключением комиссии экспертов Смирнова *.*. , хотя и находилась в момент совершения инкриминируемого ей деяния в состоянии эмоционального возбуждения, однако, оно не достигло степени выраженности аффекта, по своему психическому состоянию она была не лишена способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства имеющие значение для уголовного дела и давать показания о них, об этом свидетельствует также поведение осужденной, как во время совершения преступления, так и после его совершения, когда она предприняла меры к оказанию медицинской помощи потерпевшему, т.е. действовала осознанно и логично. Учитывая, что показания в качестве подозреваемой осужденная давала уже спустя определенный промежуток времени после произошедшего, и в присутствии адвоката, оснований для признания этих показаний недопустимым доказательством обоснованно не установлено.

Кроме того, ее показания, положенные в основу Приговора, согласуются с совокупностью других доказательств по делу: показаниями свидетелей Д., И., П., Б., пояснивших об обстоятельствах произошедшего со слов осужденной; свидетеля С1 (бывшей супруги потерпевшего), показавшей, что Смирнова *.*. рассказала ей, что она выстрелила в борьбе со С., но о том, что хотела его убить, не говорила; свидетеля Л., присутствовавшего при осмотре места происшествия, в ходе которого Смирнова *.*. поясняла, что она зарядила пистолет, муж сидел на диване, пытался отобрать пистолет и она выстрелила, говорила, что выстрелила в пылу ревности; протоколами осмотра мест происшествия, подтверждающими показания осужденной об обстоятельствах совершения преступления, в ходе чего обнаружен пистолет, в котором имелись стреляная гильза и шомпол в стволе; протоколом следственного эксперимента, в ходе которого осужденная продемонстрировала, каким образом она заряжала пистолет; заключением судебно-медицинской экспертизы, в соответствии с которым смерть С. наступила от огнестрельного слепого пулевого ранения паховой области справа с повреждением бедренной артерии, осложнившегося развитием обильной кровопотери, которая явилась непосредственной причиной смерти, потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; заключением судебно-медицинского эксперта об отсутствии каких-либо телесных повреждений у осужденной, что свидетельствует об отсутствии со стороны потерпевшего какого-либо насилия в отношении нее, а так же подтверждает показания самой осужденной о том, что муж ей не угрожал, насилия к ней не применял; заключением эксперта о свойствах пистолета, изъятого с места происшествия, который является самодельным огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов, из представленного пистолета выстрела без нажатия на спусковой крючок не происходит, пуля, изъятая из тела трупа С., выстрелена из представленного на исследование пистолета, гильза, представленная на исследование в патроннике ствола пистолета, так же стреляна из данного пистолета; заключениями экспертов о том, что входное огнестрельное повреждение на брюках потерпевшего образовано при выстреле с близкой дистанции, об обнаруженных на кофте осужденной следов крови, которые являются брызгами и помарками.

С учетом исследованных в судебном заседании доказательств, судебная коллегия находит необоснованными доводы жалоб о необходимости переквалификации действий Смирновой *.*. на ст.118 ч.1 либо ст.109 ч.1 УК РФ. В судебном заседании, в т.ч. из показаний самой осужденной, заключения эксперта о том, что произвести выстрел из изъятого пистолета возможно только путем нажатия на спусковой крючок, было достоверно установлено, что выстрел из пистолета она произвела умышленно. Доводы же адвоката о том, что выстрел произошел самопроизвольно, когда по пояснениям осужденной потерпевший упал на диван, резко опустив дуло пистолета, на материалах дела не основаны и противоречат им и показаниям самой осужденной, пояснившей, что она оттолкнула потерпевшего и в этот момент выстрелила, какого-либо насилия в отношении нее потерпевший не применял, противоречат эти доводы и заключению эксперта об отсутствии у Смирновой *.*. телесных повреждений, а также заключениям экспертов о наличии и локализации входного пулевого ранения в области тыльной поверхности правой кисти, получение которого не возможно, если потерпевший держится правой рукой за ствол, о направлении раневого канала и показаниям эксперта П1 о вероятном нахождении потерпевшего в момент получения повреждения в положении лежа, либо в положении близком к таковому, чему судом дана обоснованная оценка в Приговоре.

Кроме того, вопреки доводам кассационного представления, судом достаточно мотивированы выводы о квалификации действий осужденной по ч.4 ст.111 УК РФ, не согласиться с которыми судебная коллегия оснований не имеет, т.к. об отсутствии у Смирновой *.*. умысла на убийство потерпевшего свидетельствуют обстоятельства совершения преступления, показания Смирновой *.*. , последовательно пояснявшей о том, что убивать потерпевшего она не хотела, место на теле потерпевшего, в которое ею был произведен выстрел на почве ревности, ее поведение после выстрела, когда она приняла меры к оказанию медицинской помощи потерпевшему.

Вопреки доводам представления, признание вины Смирновой *.*. в инкриминируемом преступлении при допросе в качестве обвиняемой, не может служить основанием для квалификации ее действий по ч.1 ст.105 УК РФ при установленных судом обстоятельствах.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия полагает, что суд пришел к верному выводу об умышленном причинении Смирновой *.*. тяжкого вреда здоровью С., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности его смерть, и квалифицировал ее действия по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Учитывая, что в соответствии со ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, оснований для указания редакции закона, которым квалифицированы действия осужденной, вопреки доводам жалобы, не имеется, т.к. на момент совершения ею преступления действовал закон в последней редакции, которая на момент вынесения Приговора не менялась.

При назначении наказания осужденной судом обоснованно в соответствии со ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории особо тяжких, направлено против жизни и здоровья личности, а также, данные о личности осужденной, характеризующейся по месту жительства положительно, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни его семьи.

При этом, в качестве смягчающих обстоятельств судом признаны и, вопреки доводам жалоб, в полной мере учтены в соответствии с требованиями с требованиями ст.61 УК РФ: явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, нахождение на иждивении осужденной двух малолетних детей, аморальность поведения самого потерпевшего, явившееся поводом для преступления, оказание иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, признание вины в совершении преступления, раскаяние в содеянном, отсутствие судимостей и Ф.И.О. ответственности, мнение потерпевшей, матери погибшего, о не строгом наказании осужденной, молодой возраст осужденной, ее состояние здоровья, а так же, что в момент совершения преступления она находилась в состоянии эмоционального возбуждения.

С учетом изложенного, принимая во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, установленные смягчающие обстоятельства, судом мотивировано назначение наказания осужденной в виде реального лишения свободы, срок которого определен ей с соблюдением требований ч.1 ст.62 УК РФ.

Судебная коллегия также считает назначенное осужденной наказание законным, обоснованным, справедливым и соразмерным содеянному, и оснований для его смягчения, в т.ч. применения ст.73 УК РФ, вопреки доводам жалоб, не находит. Не находит судебная коллегия и оснований считать назначенное наказание чрезмерно мягким, как об этом указано в кассационном представлении государственного обвинителя, т.к. срок наказания осужденной определен с учетом всех имеющих значение для этого обстоятельств, в пределах санкции статьи.

Доводы адвоката о неразрешении судом вопроса о возможности применения к осужденной положений ч.1 ст.82 УК РФ, не являются основанием для отмены или изменения Приговора, т.к. данный вопрос может быть разрешен в порядке, предусмотренном ст.398, 399 УПК РФ.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что оснований к отмене либо изменению Приговора по доводам жалоб и представления не имеется.

Нарушений норм уголовно - процессуального закона, влекущих отмену Приговора, также не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Заринского районного суда Алтайского края от 02 августа 2011 года в отношении Смирновой *.*. оставить без изменения, кассационные жалобы адвоката Гусельниковой *.*. , осужденной Смирновой *.*. и кассационное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Председательствующий: *.*. Шевелева

Судьи: *.*. Пенкина

*.*. Владимирова