Арбитражная практика

О признании права собственности на долю в квартире. Решение от 24 октября 2011 года № . Алтайский край.

24 октября 2011 года Ленинский районный суд г. Барнаула Алтайского края в составе:

председательствующего Симон *.*.

при секретаре Варт *.*.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Легостаева *.*. к Легостаевой *.*. о признании права собственности на долю в квартире,

Установил:

Легостаев *.*. обратился в суд с иском к Легостаевой *.*. о признании за ним права собственности на 4/5 доли квартиры <адрес>

В обоснование ссылается на то, что с <адрес> года состоял в браке с Легостаевой *.*. ДД.ММ.ГГГГ брак между ними расторгнут. В период брака Легостаева *.*. вступила в жилищно-строительный кооператив № 119 и их семье была предоставлена указанная двухкомнатная квартира, общей площадью <данные изъяты> кв.м. Он до настоящего времени зарегистрирован в квартире. Однако, в квартире не проживает, так как ответчик Легостаева *.*. сменила замки и препятствует его проживанию. Во время брака из общего бюджета были выплачены паенакопления в жилищно-строительный кооператив № 119. Ими были совместно выплачены паенакопления в размере 3404 руб. В ДД.ММ.ГГГГ году, то есть после расторжения брака, он из личных сбережений внес в кооператив в качестве паенакоплений 5325 руб. Ему стало известно, что Легостаева *.*. на свое имя оформила право собственности на квартиру, поскольку, является членом жилищно-строительного кооператива. С учетом того, что в период брака они с Легостаевой *.*. выплатили из совместных денежных средств паенакопления в сумме 3404 руб., что составляет 2/5 доли в праве собственности на квартиру, эта доля является их совместным имуществом. В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации их доли в праве общей собственности равные и составляют по 15 доли у каждого. Так как паенакопления в размере 5325 руб., что составляет 3/5 доли в праве собственности на квартиру, внесены им в жилищно-строительный кооператив № 119 после расторжения брака из личных сбережений, его доля в праве собственности на квартиру составляет 3/5 доли. Следовательно, всего его доля в праве собственности на квартиру <адрес>, составляет 4/5, а доля ответчика Легостаевой *.*. - 1/5.

В судебном заседании истец Легостаев *.*. поддержал исковые требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении. Пояснил, что с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ состоял в браке с Легостаевой *.*. В период брака их семье была предоставлена кооперативная квартира <адрес>. Членом кооператива была его супруга Легостаева *.*. После расторжения брака ему потребовалась справка из жилищно-строительного кооператива, для того, чтобы обратиться в суд с заявлением о принудительном размене квартиры, поскольку, добровольно бывшая жена не соглашалась на размен. Председатель кооператива пояснила, что выдаст справку в том случае, если будут выплачены паевые взносы за квартиру. Он уплатил в кассу кооператива оставшуюся часть паенакоплений в размере 5325 руб. и ему на руки была выдана квитанция об уплате. Однако, квитанция об уплате паевых взносов была выписала на имя Легостаевой. Председатель кооператива объяснила это тем, что не может выписать квитанцию на его имя, так как он не является членом кооператива. После расторжения брака при разделе имущества они с Легостаевой *.*. не делили квартиру в судебном порядке. Настаивает на иске о признании за ним права собственности на 45 доли квартиры <адрес>

Представитель истца по ордеру Поздняков *.*. поддержал исковые требования истца, просит удовлетворить иск в полном объеме. Заявление ответчика о применении исковой давности находит необоснованным ввиду того, что срок исковой давности следует исчислять со дня, когда истцу Легостаеву *.*. стало известно о нарушении его права. Истцу об этом стало известно при рассмотрении настоящего гражданского дела. Следовательно, он не пропустил срок исковой давности.

Ответчик Легостаева *.*. иск не признала, пояснила, что она являлась членом жилищно-строительного кооператива № 119. Деньги для вступления в кооператив ей давал ее отец, что подтверждается справкой от ДД.ММ.ГГГГ, выданной на имя ФИО6 о том, что он выслал Легостаевой *.*. сумму в размере 1500 руб. для вступления в кооператив, а также квитанцией на сумму 1500 руб. Оставшуюся сумму паенакоплений она погашала сама, после расторжения брака с Легостаевым *.*. Сумму в размере 5325 руб. она вносила в кооператив два раза, первый раз через банк ДД.ММ.ГГГГ и второй раз на следующий день ДД.ММ.ГГГГ такую же сумму наличными в кассу кооператива. Она не признает иск о признании за Легостаевым *.*. долю в праве собственности на спорную квартиру. Паевые взносы в размере 5325 руб. в кассу ЖСК № 119, по квитанции, которую представил истец, вносила она. Эту квитанцию истец выкрал у нее, когда по решению суда был вселен в квартиру.

Представитель ответчика по доверенности Ананин *.*. иск находит необоснованным. Просит применить исковую давность. В иске просит отказать, ввиду пропуска срока исковой давности. В обоснование ссылается на то, что раздел имущества супругов производится в соответствии со ст. 38 СК РФ в течение трех лет после расторжения брака. Легостаев *.*. обратился в суд с иском в 2011 году. О нарушении прав Легостаеву *.*. было известно с 1994 года. Следовательно, с этого времени необходимо исчислять начало срока исковой давности, а поэтому истцом пропущен срок исковой давности. Кроме того, Решением Ленинского районного суда от 23 августа 2005 года за истцом признано право только на долю в паенакоплении в денежном эквиваленте пропорционально размеру платежей, произведенных в период брака. Данное Решение вступило в законную силу, поэтому имеет обязательное значение.



Представитель третьего лица жилищно - строительного кооператива № 119 Гохгалтер *.*. пояснила, что все взносы за квартиру № <адрес> производила Легостаева *.*. , она же являлась членом кооператива. Истец приходил в кооператив один раз, когда ему понадобилась справка из кооператива. Ему объяснили, что справку не могут выдать, поскольку имеется долг по коммунальным платежам, тогда он оплатил задолженность по коммунальным платежам и ему была выдана квитанция об уплате на её имя. Квитанция выданная на имя Легостаевой на сумму 5325 руб., представленная суду истцом, заполнена бухгалтером Перышкиной, и стоит ее подпись как председателя кооператива. Исковые требования оставляет на усмотрение суда.

Заслушав истца, представителя истца, ответчика, представителя ответчика, свидетелей, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования Легостаева *.*. не обоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Согласно ч.4 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

В судебном заседании установлено, что Легостаев *.*. и Легостаева *.*. состояли в браке с ДД.ММ.ГГГГ.

Решением Ленинского районного суда г. Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ брак между ними расторгнут.

С ДД.ММ.ГГГГ года Легостаева *.*. является членом жилищно-строительного кооператива № 119. Данный факт подтверждается справкой председателем ЖСК № 119.

Согласно ордера №, выданного на основании решения <данные изъяты> Легостаевой *.*. и членам ее семьи: мужу Легостаеву *.*. и сыну ФИО13. предоставлена в пользование двухкомнатная квартира <адрес>.

Из выписки из домовой книги следует, что в квартире <адрес> зарегистрированы ДД.ММ.ГГГГ Легостаева *.*. , Легостаев *.*. , ФИО9 ДД.ММ.ГГГГ Легостаев *.*. снят с регистрационного учета на основании решения суда.

На основании справки о выплате паевых накоплений от ДД.ММ.ГГГГ, выданной ЖСК № 119, зарегистрировано право собственности Легостаевой *.*. на квартиру <адрес>. Данный факт подтверждается свидетельством о государственной регистрации права.

Согласно справки ТСЖ-119, паевые взносы за квартиру <адрес> в сумме 8729, 79 выплачены полностью. Первоначальный взнос составляет 1770 руб. Погашено платежей 6959 руб. 79 коп.



Ответчик Легостаева *.*. настаивает на том, что часть первоначального взноса в размере 1500 руб. – ее личные денежные средства. Данную сумму ей выслал отец по почте. В связи с тем, что она проживала в г. Барнауле без прописки, отец выслал деньги на имя ее родной сестры Долговой, которая передала ей эти деньги, а она их внесла в качестве первоначального взноса. В подтверждение ссылается на справку председателя <данные изъяты> и на квитанцию о почтовом переводе.

Суд не может принять доводы возражений ответчика о том, что часть первоначального взноса, а именно, в размере 1500 руб. уплачены из ее личных денежных средств, ввиду недоказанности.

Из почтовой квитанции о переводе 1500 руб. следует, что деньги переведены Долговой, по пояснению ответчицы – ее сестре.

Однако, суд полагает, что истцом не представлено достоверных доказательств того, что деньги, поступившие почтовым переводом на имя Долговой были переданы Легостаевой *.*. , а Легостаева *.*. в свою очередь именно эти денежные средства внесла в кассу ЖСК 119 в виде паевого взноса.

По утверждению истца первоначальный взнос вносился из совместных с Легостаевой *.*. денежных средств. О том, что отец давал Легостаевой *.*. 1500 руб. на уплату первоначального взноса он слышит впервые.

Согласно квитанции № от ДД.ММ.ГГГГ, первоначальный паевой взнос за квартиру в размере 1770 руб. был внесен в период брака.

Ввиду того, что первоначальный взнос произведен в период брака, что ответчик не представила доказательств того, что 1500 руб. из них выплачены из ее личных сбережений, суд полагает, что паевой взнос на указанную сумму является совместной собственностью Легостаевой *.*. и Легостаева *.*.

Последующие паевые взносы в размере 1704 руб. 79 коп. сторонами выплачивались в период брака из совместных денежных средств, чего сторонами не оспаривается. Следовательно, паевые взносы в размере 1704 руб. 79 коп. также являются совместной собственностью Легостаевой *.*. и Легостаева *.*.

Последний платеж паевых взносов в размере 5325 руб. был произведен в ноябре 1994 г., то есть после расторжения брака.

Каждый из сторон настаивает на том, что этот взнос произвел он из личных сбережений.

В подтверждение своих утверждений ответчик Легостаева *.*. представила квитанцию, из которой следует, что ДД.ММ.ГГГГ через сбербанк она уплатила остаток паевых взносов за квартиру в размере 5325 руб.

Истец Легостаев *.*. представил квитанцию на имя Легостаевой о внесении ДД.ММ.ГГГГ в кассу ЖСК паевых взносов за квартиру в таком же размере 5325 руб. При этом пояснил, что он вносил в кассу ЖСК свои личные денежные средства, в квитанции указана фамилия его бывшей жены потому, что она являлась членом кооператива.

Легостаева *.*. утверждает, что ДД.ММ.ГГГГ она уплатила паевые взносы в размере 5325 руб. через сбербанк, точно такую же сумму она внесла в кассу ЖСК ДД.ММ.ГГГГ Объясняет она это тем, что была задолженность по коммунальным платежам. Нахождение квитанции об уплате указанной суммы через кассу ЖСК от ДД.ММ.ГГГГ на руках у истца, Легостаева *.*. объясняет тем, что ответчик выкрал квитанцию у нее, когда по решению суда вселялся в квартиру.

Давая оценку данным обстоятельствам, суд исходит из того, что ДД.ММ.ГГГГ Легостаева *.*. через сбербанк внесла оставшуюся часть паевого взноса за квартиру, следовательно, приобрела право собственности на нее.

Утверждения ответчика Легостаевой *.*. о том, что истец выкрал у нее квитанцию от ДД.ММ.ГГГГ не убедительны, так как он мог бы выкрасть и остальные платежные документы, однако, все остальные квитанции по уплате паевых взносов до настоящего времени находятся у Легостаевой *.*.

Действительно, квитанция об уплате паевых взносов от ДД.ММ.ГГГГ представлена суду Легостаевым.

Суд не может принять во внимание данную квитанцию, так как ДД.ММ.ГГГГ Легостаева *.*. в полном объеме погасила паевые взносы и в связи с полной выплатой паевых взносов, произведенной после прекращения брака, у нее возникло право собственности на квартиру.

Поэтому в силу ст. 132 Жилищного кодекса Российской Федерации Легостаев *.*. имеет право на долю в паенакоплении в денежном эквиваленте пропорционально размеру платежей, произведенных в период нахождения в браке с Легостаевой *.*.

От представителя ответчика поступило ходатайство о применении исковой давности и об отказе истцу в иске по этим основаниям.

В соответствии с п.7 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехгодичный срок исковой давности.

Суд находит ходатайство ответчика о применении исковой давности обоснованным и подлежащим удовлетворению, так как срок исковой давности действительно пропущен.

В судебном заседании установлено, что брак между сторонами прекращен ДД.ММ.ГГГГ

По утверждению истца он уплатил последние паевые взносы ДД.ММ.ГГГГ Однако, в квитанции об уплате паевых взносов от ДД.ММ.ГГГГ, плательщиком указан не он, а Легостаева, что являлось препятствием для регистрации права собственности на квартиру за ним. Однако, он с заявлением о восстановлении нарушенного права в суд не обращался, право собственности на квартиру не зарегистрировал.

Суд находит установленным, что Легостаев *.*. знал о нарушении его права ДД.ММ.ГГГГ, именно с этого времени следует исчислять срок исковой давности. Легостаев *.*. обратился в суд ДД.ММ.ГГГГ

Поэтому суд приходит к выводу о пропуске Легостаевым *.*. срока исковой давности. Поэтому ему следует отказать и по данному основанию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Легостаева *.*. к Легостаевой *.*. о признании права собственности на 4/5 доли в праве собственности на квартиру <адрес> оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Алтайский краевой суд через Ленинский районный суд г. Барнаула в течение 10 дней со дня изготовления решения в окончательной форме.

Судья: *.*. Симон

Мотивированное Решение изготовлено 29 октября 2011г.