Арбитражная практика

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Макарьева Виталия на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 16.2 и частью 2 статьи 27.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Определение от 17 ноября 2011 года. Российская Федерация.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя *.*. Зорькина, судей *.*. Арановского, *.*. Бойцова, *.*. Бондаря, *.*. Гаджиева, *.*. Данилова, *.*. Жарковой, *.*. Жилина, *.*. Казанцева, *.*. Клеандрова, *.*. Князева, *.*. Кокотова, *.*. Красавчиковой, *.*. Маврина, *.*. Мельникова, *.*. Рудкина, *.*. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина *.*. Макарьева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, жалоба *.*. Макарьева на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное должностным лицом таможенных органов, оставлена без удовлетворения. Данным постановлением *.*. Макарьев признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере одной второй стоимости транспортного средства, явившегося предметом административного правонарушения. Фактическая сумма административного штрафа исчислялась исходя из данных о рыночной стоимости автомобиля, указанной в экспертном заключении.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения допускают при оценке стоимости товара, перемещаемого физическим лицом через таможенную границу Российской Федерации и предназначенного для личного пользования, в целях определения наличия состава преступления (контрабанда) или административного правонарушения (недекларирование товаров), а также исчисления размера административного штрафа использовать его рыночную стоимость на территории Российской Федерации и в стоимость товара для указанных целей включать стоимость всего перемещаемого товара, в том числе и ту ее часть, которая разрешена к ввозу без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов. В связи с этим заявитель просит признать часть 1 статьи 16.2 и часть 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации не соответствующими статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 35 (части 1 - 3), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные *.*. Макарьевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о конституционности взаимосвязанных положений части 1 статьи 16.2 и части 2 статьи 27.11 КоАП Российской Федерации, Постановлением от 13 июля 2010 года N 15-П признал их не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они позволяют при оценке стоимости товара, перемещаемого физическим лицом через таможенную границу Российской Федерации и предназначенного для личного пользования, в целях определения наличия состава преступления (контрабанда) или административного правонарушения (недекларирование товаров), а также исчисления размера административного штрафа использовать его рыночную стоимость на территории Российской Федерации и включать в стоимость товара стоимость всего перемещаемого товара, в том числе и ту ее часть, которая разрешена к ввозу без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов.

Данное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, а значит, и выраженная в нем правовая позиция сохраняют свою силу и не требуют подтверждения. Вместе с тем указанная правовая позиция была сформулирована применительно к норма и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства лицами, перемещающими через таможенную границу товары, которые разрешается провозить без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин при соблюдении определенных стоимостных ограничений. В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации указал на недопустимость для целей привлечен и административной ответственности включения в стоимость товара стоимости всего перемещаемого товара, в том числе и той его части, которая разрешена к ввозу без письменного декларирования и уплаты таможенных пошлин, налогов.

Что касается транспортных средств, предназначенных для личного пользования, то исчерпывающий перечень случаев освобождения их от уплаты таможенных платежей предусмотрен в Приложении 3 к Соглашению о порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском (пункт 5 раздела I). В нем не содержится возможность частичного освобождения от уплаты таможенных платежей в отношении транспортных средств, ввозимых на таможенную территорию для личного пользования. Поэтому в случае нелегального ввоза на таможенную территорию физическим лицом указанных товаров определение наличия в его действиях состава преступления (контрабанда) или административного правонарушения (недекларирование товаров), а также исчисление размера административного штрафа осуществляются исходя из полной таможенной стоимости данного транспортного средства.

Таким образом, с одной стороны, оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как допускающие определение стоимости транспортного средства, перемещаемого физическим лицом через таможенную границу Российской Федерации, как рыночной стоимости данного транспортного средства в Российской Федерации для целей привлечен и административной ответственности. С другой стороны, ввиду специфики данного товара они не могут рассматриваться как предполагающие уменьшение его стоимости на какие-либо суммы, что само по себе, с учетом положений таможенного законодательства, направленного на защиту экономического суверенитета и экономической безопасности Российской Федерации, не свидетельствует о нарушении конституционных прав заявителя.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений по делу заявителя, включая правильность применения норм права, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, не входит в его компетенцию (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“).



Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 и 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

*.*. ЗОРЬКИН