Арбитражная практика

По делу № 2-1994/11 не вступило в законную силу. Решение от 02 июля 2009 года № 2-1994/11. Томская область.

02.12.2011 года Ленинский районный суд г. Томска в составе

председательствующего судьи Кошелевой Н.В.,

с участием помощника прокурора Ленинского района г.Томска Заплатиной Е.А.,

при секретаре Степановой Ю.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску Гимро А.А. к Старокоровой Е.В. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении, встречному иску Старокоровой Е.В. к Администрации Ленинского района г.Томска, Гимро А.А. о признании членом семьи нанимателя, признании права пользования жилым помещением,

Установил:

Истец обратился в суд с иском, указывая, что он является нанимателем жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес обезличен>. <дата обезличена> им было подано заявление в администрацию Ленинского района г. Томска на вселение и регистрацию в качестве временного жильца ответчика. По истечении 6 месяцев проживания он неоднократно обращался к ответчику с просьбой освободить занимаемую ею квартиру. Однако она отказывается это сделать. Гимро ответчику было направлено требование об освобождении занимаемой квартиры. Ответчик на требование не ответила, квартиру не освободила. Просит суд, ссылаясь на ст. 80 ЖК РФ, ст. 680 ГК РФ, признать Старокорову Е.В. не приобретшей право пользования жилым помещением по адресу: <адрес обезличен>, выселить ответчика из жилого помещения по указанному адресу.

Ответчик, не согласившись с иском, подала встречный иск, указывая, что проживает в спорной квартире совместно с Гимро с 2006 как его гражданская жена, они планировали создать семью, зарегистрировать брак. <дата обезличена> у них родился совместный сын, ФИО6. С 24 апреля 2007 она была зарегистрирована в спорной квартире, вопросом ее регистрации занимался ее гражданский муж Гимро. При подаче документов на регистрацию никаких соглашений, договоров, либо уведомлений о том, что регистрация носит временный характер, между ней и Гимро А.А не заключалось. 01.11.2007 г. по этому же адресу был зарегистрирован их сын. До декабря 2009 они с Гимро проживали одной семьей, вели общее хозяйство, растили и воспитывали совместного сына. В октябре 2009 в семье сложилось трудное финансовое положение, выяснилось, что имеется большая задолженность по коммунальным платежам. В декабре 2009 Гимро забрал из квартиры принадлежащие ему вещи и с тех пор больше в квартире не проживает. После его отъезда она одна поддерживает квартиру в надлежащем состоянии, по мере возможности оплачивает задолженность по коммунальным услугам. Гимро помощи по содержанию и оплате жилья не оказывает. Другого жилья ни она, ни ее сын не имеют. Считает, что приобрела право пользования спорной квартирой. В окончательном варианте просит суд признать за ней право пользования жилым помещением по адресу: <адрес обезличен>, признать ее членом семьи Гимро А.А.

Гимро, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие. Суд считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель Гимро, действующий на основании доверенности, исковые требования Гимро поддержал по основаниям, указанным в иске, встречные исковые требования не признал в полном объеме. Суду пояснил, что Гимро, будучи нанимателем спорной квартиры, в 2006 году после смерти ФИО1 вселил в спорную квартиру Старокорову как временного жильца, о чем между сторонами была устная договоренность, в 2007 г. зарегистрировал ее в указанной квартире. Они постоянно проживали вместе с 2006 года, хотели создать семью, вели общее хозяйство, у них был совместный бюджет, воспитывали общего сына, который с момента рождения проживает в спорной квартире и имеет в ней регистрацию. В конце 2009 г. в результате возникшего между сторонами конфликта, Гимро, собрав свои вещи, вынужденно выехал из спорной квартиры и до настоящего времени проживает на съемной квартире, в 2010 году зарегистрировал брак с ФИО3, от которого имеется несовершеннолетний ребенок. Несколько раз он пытался вселиться в спорную квартиру, но потом выезжал из-за конфликтов со Старокоровой. Коммунальные услуги он оплачивает самостоятельно. Другого жилья у него нет. Просит иск Гимро удовлетворить, в удовлетворении встречного иска отказать.

Старокорова исковые требования Гимро не признала, встречные исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, указанным во встречном иске. Суду пояснила, что проживает постоянно в спорной квартире с ноября 2006 года, Гимро вселял ее как члена своей семьи (гражданскую жену), впоследствии зарегистрировал ее и их совместного сына в спорной квартире. Никаких соглашений о временном проживании в спорной квартире между ними не было, о том, что Гимро вселяет ее временно, он ей не говорил. Они проживали одной семьей, заботились друг о друге и сыне, вместе с родственниками проводили семейные праздники, вели общее хозяйство, у них был совместный бюджет, истец работал, содержал семью, также помогали ее родители. В декабре 2009 г. Гимро после ссоры между ними собрал свои вещи и выехал из спорной квартиры. Они с сыном остались в ней проживать и проживают по настоящее время. Старокорова никогда не препятствовала ему проживать в спорной квартире, у Гимро имеются ключи от квартиры. В октябре 2011 г. Гимро вселился в спорную квартиру, принес свои вещи, через некоторое время выехал. Гимро может вселиться в спорную квартиру и проживать в ней, но он сам не желает этого, поскольку заключил брак, у него родился второй ребенок. Ответчик, ее сын не имеют другого жилья. Считает, что она приобрела право пользования спорной квартирой как член семьи Гимро, их совместный сын приобрел право пользования спорной квартирой с момента рождения. По мере возможности она оплачивает коммунальные услуги, производит в спорной квартире мелкий ремонт. Просит ее иск удовлетворить, в удовлетворении иска Гимро отказать в полном объеме.

Представитель Старокоровой, действующий на основании ордера, исковые требования Гимро не признал, встречные исковые требования поддержал в полном объеме, также поддержал пояснения Старокоровой, дав аналогичные пояснения. Просит в удовлетворении иска отказать, встречные исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель администрации Ленинского района г. Томска (как ответчика и как третьего лица) Семенова, действующая на основании доверенности, суду пояснила, что Старокорова вселилась в спорную квартиру как член семьи нанимателя Гимро, в связи с чем приобрела право пользования спорной квартирой. Просит в удовлетворении иска Гимро отказать, против удовлетворения встречных исковых требований не возражает.

Выслушав пояснения участников процесса, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования Гимро не подлежат удовлетворению, а встречный иск подлежит удовлетворению в полном объеме, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Статьей 25 Всеобщей декларации прав человека в жизненный уровень человека, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, включается такой обязательный компонент, как жилище. Неотъемлемое право каждого человека на жилище закреплено также в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (статья 11). При этом, как следует из пункта 1 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, право на жилище должно реализовываться при условии свободы выбора человеком места жительства. Необходимость уважения жилища человека констатирована и в статье 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С учетом положений международно-правовых актов в статье 40 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на жилище.



Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища (статьи 25, 40 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с ч. 1 ст. 40 и ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации имеет право на жилье; никто не может быть произвольно лишен жилища; осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Данная норма также содержится в ст. 3 ЖК РФ.

Исходя из ст. 5 ФЗ РФ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» от 29.12.04г. №189 ФЗ к жилищным отношениям, возникшим до ведения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Основания для вселения в жилое помещение и право пользования у ответчика Старокоровой, спор о праве возникли после введения в действие ЖК РФ, в связи с чем, подлежит применению ЖК РФ.

В судебном заседании установлено, что <адрес обезличен> является муниципальной. Указанная квартира была предоставлена ФИО1, после ее смерти стороной по ранее заключенному договору социального найма был признан Гимро, что подтверждается договором социального найма жилого помещения, сообщением администрации Ленинского района г. Томск. Став нанимателем спорной квартиры, Гимро вселил в нее с письменного согласия наймодателя в качестве гражданской жены временно Старокорову, которую впоследствии зарегистрировал в указанной квартире. С 26.03.2007 г. в спорной квартире проживает совместный ребенок сторон ФИО6, против чего Гимро не возражал. Гимро и Старокорова иных жилых помещений на праве собственности или на основании социального найма не имеют. Данные факты подтверждаются материалами дела, пояснениями сторон, свидетелей и никем из участников не оспорены.

Согласно ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя. Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

В соответствии со ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“ разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи 69 ЖК РФ, в соответствии с которой членами семьи нанимателя могут быть признаны и иные лица, но лишь в исключительных случаях и только в судебном порядке. Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право. Под ведением общего хозяйства, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п. Требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы).

Пунктом 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“ обращено внимание судов на то, что, по смыслу находящихся в нормативном единстве положений статьи 69 ЖК РФ и части 1 статьи 70 ЖК РФ, лица, вселенные нанимателем жилого помещения по договору социального найма в качестве членов его семьи, приобретают равные с нанимателем права и обязанности при условии, что они вселены в жилое помещение с соблюдением предусмотренного частью 1 статьи 70 ЖК РФ порядка реализации нанимателем права на вселение в жилое помещение других лиц в качестве членов своей семьи.

Исходя из п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“ вселение в жилое помещение новых членов семьи нанимателя, согласно части 2 статьи 70 ЖК РФ, влечет за собой необходимость внесения соответствующих изменений в ранее заключенный договор социального найма жилого помещения в части указания таких лиц в данном договоре. Вместе с тем несоблюдение этой нормы само по себе не является основанием для признания вселенного члена семьи нанимателя не приобретшим права на жилое помещение при соблюдении установленного частью 1 статьи 70 ЖК РФ порядка вселения нанимателем в жилое помещение других граждан в качестве членов своей семьи.

Гимро, заявляя свой иск, ссылается на ст. 80 ЖК, ст. 680 ГК РФ, указывая, что Старокорова была вселена в спорную квартиру в качестве временного жильца, а потому не приобрела право пользования спорным жилым помещением. Суд не может согласиться с указанными доводами.

Согласно ст. 80 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма и проживающие совместно с ним члены его семьи по взаимному согласию и с предварительным уведомлением наймодателя вправе разрешить безвозмездное проживание в занимаемом ими жилом помещении по договору социального найма другим гражданам в качестве временно проживающих (временным жильцам). Наймодатель вправе запретить проживание временных жильцов в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на каждого проживающего составит для отдельной квартиры менее учетной нормы, а для коммунальной квартиры - менее нормы предоставления. Срок проживания временных жильцов не может превышать шесть месяцев подряд. Временные жильцы не обладают самостоятельным правом пользования соответствующим жилым помещением. Ответственность за их действия перед наймодателем несет наниматель. Временные жильцы обязаны освободить соответствующее жилое помещение по истечении согласованного с ними срока проживания, а в случае, если срок не согласован, не позднее чем через семь дней со дня предъявления соответствующего требования нанимателем или совместно проживающим с ним членом его семьи. В случае прекращения договора социального найма жилого помещения, а также в случае отказа временных жильцов освободить жилое помещение по истечении согласованного с ними срока проживания или предъявления указанного в части 4 настоящей статьи требования временные жильцы подлежат выселению из жилого помещения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.

В соответствии со ст. 680 ГК РФ наниматель и граждане, постоянно с ним проживающие, по общему согласию и с предварительным уведомлением наймодателя вправе разрешить безвозмездное проживание в жилом помещении временным жильцам (пользователям). Наймодатель может запретить проживание временных жильцов при условии несоблюдения требований законодательства о норме общей площади жилого помещения на одного человека. Срок проживания временных жильцов не может превышать шесть месяцев. Временные жильцы не обладают самостоятельным правом пользования жилым помещением. Ответственность за их действия перед наймодателем несет наниматель. Временные жильцы обязаны освободить жилое помещение по истечении согласованного с ними срока проживания, а если срок не согласован, не позднее семи дней со дня предъявления соответствующего требования нанимателем или любым гражданином, постоянно с ним проживающим.

Оспаривая временный характер своего проживания, Старокорова ссылается на свое вселение в качестве члена семьи нанимателя (гражданская супруга) и в связи с этим приобретения самостоятельного права пользования жилым помещением.



Как следует из материалов дела и подтверждается сторонами, Гимро проживал в спорной квартире один, а потому на вселение Старокоровой согласия иных лиц не требовалось. Как следует из заявления Гимро в администрацию Ленинского района г. Томска от 19.03.2007, он просил дать разРешение на вселение Старокоровой в спорную квартиру в качестве временного жильца, указав степень родства: гражданская жена. Наймодателем было дано разРешение на ее вселение в спорную квартиру. При этом как пояснил представитель истца, срок проживания не был определен.

Оценив представленные доказательства в совокупности с приведенными нормами права и фактическими обстоятельствами по делу, суд приходит к выводу, что Гимро вселил Старокорову в спорное жилое помещение ни как временного жильца, а в качестве члена своей семьи. Об этом свидетельствует в первую очередь, указание Гимро в его заявлении, на тот факт, что он вселяет Старокорову как гражданскую жену. При этом, стороной Гимро не представлено суду никаких доводов, что он не мог вселить Старокорову как знакомую либо родственницу, или по иному основанию, заключить с ней договор поднайма с указанием срока проживания. Пояснения сторон о том, что стороны собирались зарегистрировать свой брак, создать семью, факт рождения ребенка, которого Гимро также вселил и зарегистрировал в спорной квартире, свидетельствуют, по мнению суда, о наличии у Гимро желания создать семью с Старокоровой, совместно проживать с ней, растить ребенка. Указанные обстоятельства свидетельствуют о намерении Гимро вселить Старокорову не в качестве временного жильца в том понимании, который следует из буквального толкования ст. 80 ЖК РФ, а в качестве члена своей семьи, именно на совместное проживание одной семьей было направлено волеизъявление Гимро в момент вселения Старокоровой в спорную квартиру. Об указанном свидетельствует характер отношений между сторонами, постоянное длительное (более 6 месяцев) совместное проживание сторон в спорной квартире, желание создать семью, рождение ребенка, совместное ведение хозяйства, приобретение вещей, одежды, забота друг о друге и о ребенке, общий бюджет семьи, содержание истцом Старокоровой и ребенка, проведение совместных семейных праздников.

Данные доводы подтверждаются фотографиями, на которых запечатлены стороны с ребенком в кругу семьи, на совместных праздниках. Имеется фотография, свидетельствующая о том, что Гимро забирал Старокорову из роддома, что, по мнению суда, свидетельствует о его отношении к ней как к члену своей семьи, а именно как к жене, несмотря на отсутствие регистрации брака. Довод представителя истца о том, что на фотографиях изображен человек, похожий на Гимро, суд находит не состоятельным и не принимает во внимание, учитывая, что доказательств обратному суду не представлено.

Указанные выводы подтверждаются пояснениями свидетелей ФИО4 и ФИО5, которые в судебном заседании пояснили, что Гимро и Старокорова проживали одной семьей, имеют совместного ребенка, вместе проводили семейные праздники, вели общее хозяйство, имели общий бюджет, отношения между ними прекратились с 2009 года, после того как Гимро, собрав свои вещи, выехал из спорной квартиры. Свидетель ФИО4 также суду пояснил, что Гимро был инициатором переселения Старокоровой в спорную квартиру и ее регистрации в ней, сказал, что будет нести за нее ответственность. Они собирались пожениться, дата свадьбы была назначена на 28.09.06г., но незадолго до указанной даты умерла бабушка Гимро и свадьба не состоялась.

Пояснения указанных свидетелей полны, последовательны, согласуются между собой и с пояснениями Старокоровой, материалами дела, а потому у суда отсутствуют основания не доверять им.

Доказательств обратному стороной Гимро суду не представлено, несмотря на разъяснение ст. 56 ГПК РФ.

Более того, представитель истца не отрицал факт совместного проживания сторон, ведение ими общего хозяйства, наличие общего бюджета, намерения у Гимро создать семью со Старокоровой и зарегистрировать брак.

Пояснения свидетелей ФИО2, ФИО3 суд не оценивает, т.к. они ничего не пояснили по юридически значимым обстоятельствам данного спора.

Между тем, свидетель ФИО3 подтвердила довод Старокоровой о том, что она не препятствует Гимро вселиться в спорную квартиру и проживать в ней, пояснив, что Гимро вселялся в 2011 г. в спорную квартиру, прожив некоторое время, выехал из нее. Представитель истца также подтвердил указанный факт. При этом доказательств, что Гимро препятствуют проживать в спорной квартире, стороной Гимро суду не представлено.

Довод иска Гимро о том, что по истечении 6 месяцев проживания он неоднократно обращался к Старокоровой с требованием о выселении, ничем не подтвержден, в связи с чем не принимается судом во внимание. Первое требование было направлено Старокоровой 30.07.2011 года, т.е., незадолго до подачи иска. При этом, в течение 5 лет, в том числе не проживая с 2009 г. в спорной квартире, Гимро вопрос о законности проживания Старокоровой в спорной квартире, ее выселении не ставил.

Следует также отменить, что Старокорова оплачивала коммунальные услуги за время непроживания Гимро в спорной квартире, против чего не возражал Гимро. Между тем, статус временного жильца предполагает безвозмездное проживание в жилом помещении (ст. 80 ЖК РФ). 05.05.2010 года мировым судьей было принято Решение о взыскании солидарно с Гимро и Старокоровой задолженности за коммунальные ресурсы за период с 01.01.2006 г. по 30.09.2009 г. При этом ответчики признали иск в полном объеме и Гимро при рассмотрении указанного дела не заявил о том, что Старокорова является временным жильцом и ответственность за ее действия, в том числе и по оплате коммунальных услуг, несет наниматель Гимро в силу ст. 680 ГК РФ, ст. 80 ЖК РФ.

В силу сказанного, суд приходит к выводу, что Старокорова была вселена Гимро в жилое помещение, расположенное по адресу: <адрес обезличен>, с согласия нанимателя, наймодателя, в качестве члена семьи Гимро, совместно с ним проживала и продолжает проживать в спорной квартире, вела с ним общее хозяйство, стороны имели общий бюджет, заботились друг о друге, о ребенке, что свидетельствует о наличии исключительных обстоятельств, в силу которых суд считает возможным признать Старокорову членом семьи Гимро в силу ст. 69 ЖК РФ, следовательно, она приобрела право пользования спорным жилым помещением.

В соответствии с ч. 4 чт. 69 ЖК РФ если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Из пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“ следует, что в силу части 4 статьи 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма (например, в связи с расторжением брака, прекращением ведения общего хозяйства), но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, в том числе, право бессрочно пользоваться жилым помещением (часть 2 статьи 60 ЖК РФ).

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к выводу, что исковые требования Старокоровой подлежат удовлетворению в полностью, в удовлетворении иска Гимро следует отказать в полном объеме.

Исходя из ст. 98 ГПК РФ с Гимро в пользу Старокоровой подлежат взысканию расходы по оплате госпошлины в сумме сумма обезличена.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Старокоровой Е.В. к Администрации Ленинского района г.Томска, Гимро А.А. о признании членом семьи нанимателя, права пользования жилым помещением удовлетворить.

Признать Старокорову Е.В. членом семьи нанимателя Гимро А.А..

Признать за Старокоровой Е.В. право пользования жилым помещением по адресу: <адрес обезличен> как за членом семьи нанимателя Гимро А.А..

Взыскать с Гимро А.А. в пользу Старокоровой Е.В. расходы по оплате госпошлины в сумме сумма обезличена.

В удовлетворении иска Гимро А.А. к Старокоровой Е.В. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Ленинский районный суд г.Томска в течение 10 дней со дня изготовления полного текста решения.

Председательствующий подпись

Копия верна: Судья