Арбитражная практика

Определение от 21 ноября 2011 года № 22-1922/2011. Определение от 21 ноября 2011 года. Республика Марий Эл.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Марий Эл в составе:

председательствующего: Русаковой *.*.

судей: Ведерникова *.*. и Гильфанова *.*.

при секретаре Светлаковой *.*.

рассмотрела в судебном заседании 21 ноября 2011 года кассационные жалобы осужденного Фарафонова *.*. на Приговор Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 28 сентября 2011 года, по которому

Фарафонов *.*. , ..., судимый 20 апреля 2006 года по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Освободился 06 апреля 2011 года условно-досрочно на 2 года 4 месяца 27 дней,


осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ на срок 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания по Приговору от 20 апреля 2006 года окончательно назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ведерникова *.*. , объяснения осужденного Фарафонова *.*. , поддержавшего доводы кассационных жалоб, выступление адвоката Шевкопляс *.*. , представившей удостоверение №... и ордер №..., поддержавшей доводы кассационных жалоб осужденного, мнение прокурора Бутовецкой *.*. , просившей Приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

Установила:

Фарафонов *.*. осуждён за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего при следующих обстоятельствах.



После 23 часов 4 июля 2003 года Фарафонов *.*. и *.*. В. в состоянии алкогольного опьянения находились на правом берегу реки ... возле опоры ... моста .... В указанное время, в указанном месте между Фарафоновым *.*. и *.*. В. произошла ссора на почве личных неприязненных отношений. В ходе ссоры Фарафонов *.*. , руководствуясь имевшейся у н Ф.И.О. неприязнью, Решил причинить ему тяжкий вред здоровью. Реализуя свой преступный умысел, руководствуясь личными неприязненными отношениями, действуя умышленно – осознавая, что в результате его действий здоровью *.*. В. неминуемо будет причинен тяжкий вред, и желая этого, Фарафонов *.*. с применением значительной физической силы нанес множественные удары кулаками и ногами в обуви по голове, туловищу, верхним и нижним конечностям *.*. В.

В результате преступных действий Фарафонова *.*. потерпевший *.*. В. скончался через непродолжительный промежуток времени на месте происшествия. Смерть его наступила от тяжелого ушиба головного мозга, явившегося следствием закрытой черепно-мозговой травмы.

В судебном заседании Фарафонов *.*. вину свою не признал.

В кассационных жалобах осуждённый Фарафонов *.*. просит Приговор суда отменить, и дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей для правильного и объективного его разрешения по следующим основаниям. Как он указывает, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, изложенным в Приговоре, вследствие того, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на вынесение справедливого Приговора. По мнению осужденного, дело сфальсифицировано, созданы искусственные доказательства его вины, в судебном заседании не было добыто достаточных, конкретных и бесспорных доказательств его вины. В судебном заседании он заявлял отвод судье Шелудякову *.*. , однако отвод не был удовлетворен. Как утверждает осужденный, данного преступления он не совершал и в суде пытался доказать свою невиновность, однако суд счел их Ф.И.О. ответственности, о чем указал в Приговоре. С потерпевшим у него были дружеские отношения и не понятно, по каким причинам следствие утверждает, что он руководствовался личными неприязненными отношениями и избил *.*. В. Ни один из доводов защиты не был принят судом во внимание, и при этом суд полностью отверг показания свидетелей защиты, а так же иные доказательства, имеющие значение для разрешения вопроса о его виновности. Суд в основу Приговора положил показания свидетелей «П.», « *.*. В.» и *.*. И., которые были полностью опровергнуты в судебном заседании письменными доказательствами и показаниями свидетелей. Показания П. не соответствуют действительности, так как в июне-июле 2005 года на берегу р. ... не мог сидеть и знакомится с ним, поскольку летом 2005 года он отсутствовал в г. Йошкар-Ола, а жил у ... *.*. В. в ... вместе ... *.*. Н. и

..., что подтверждается показаниями свидетелей *.*. В., *.*. Н., Я.. В августе 2005 года он работал в ОАО «...» и проживал безвыездно в ..., что подтверждается справкой. Недостоверные показания свидетеля *.*. И. суд так же положил в основу Приговора, хотя его показания полностью были опровергнуты в суде ... *.*. Н., которая пояснила, что она действительно разговаривала по сотовому телефону с ... Фарафоновым, но разговор был на счет .... По мнению осужденного, *.*. И. его оговаривает, так как у него возникла зависть по поводу его .... Кроме того, свидетель Я. в суде пояснила, что 23 июня 2011 года ей звонил *.*. И. и сказал, что он наговорил на Фарафонова, его заставили так сказать, и просил извинения. Суд не принял данные показания во внимание и незаконно счел показания *.*. И. достоверными. В основу Приговора суд положил 3 записки, написанные им по просьбе свидетеля *.*. И., с которым он .... Лично у него никаких записок во время обыска 6 июня 2011 года не изымалось, записки изъяты из книги *.*. И., что он и подтвердил на судебном заседании. Его в камере №... во время обыска не было, он находился в ... со ... по ... 2011 года, и все его личные вещи были осмотрены и сданы на склад на хранение. Перед помещением его в ... его обыскали и у него ничего запрещенного не изъято, что подтверждается справкой начальника .... Однако данная справка судом не принята во внимание и не дана ей объективная оценка. Данное обстоятельство не было учтено судом, и к показаниям свидетеля *.*. И. суд отнесся критически, поскольку показания были даны в его пользу. Суд не учел, что по делу он проходит один, а *.*. И. вместе с *.*. , и записки писать ему некому. Его показания в качестве подозреваемого и явка с повинной, которая дана без присутствия адвоката, не могут являться доказательствами, поскольку даны под давлением оперативных сотрудников. Свидетель *.*. Н. была допрошена не 25 апреля 2011 года, а 22 апреля 2011 года, то есть до возобновления уголовного дела, что является нарушением уголовно-процессуального закона. Аудиозаписи телефонных переговоров между *.*. А. с неустановленным лицом суд не дал правильной оценки, представленные им доказательства судом проигнорированы и не отражены в Приговоре. На судебном заседании он пояснял, что голос *.*. А. не принадлежит, поскольку он его знает давно и его голос сразу может узнать. Данная аудиозапись получена в результате оперативно-розыскной деятельности и может быть использована в уголовно-процессуальном доказывании лишь при условии, что она перепроверена следственным путем. *.*. А. на судебное заседание не был доставлен, судом не допрошен и даже не был включен в список обвинительного заключения. Не установлено на кого конкретно зарегистрирована сим-карта, не установлено лицо с кем конкретно вел переговоры *.*. А.. Кроме того, в протоколе негласного прослушивания не указано, что *.*. А. на момент прослушивания является .... При оценке данного доказательства суд не учел, что *.*. А. на момент прослушки находился на ..., а потому наличие сотового телефона и тем более ведение переговоров исключено. По мнению осужденного, аудиозапись, представленная в суд, это ни что иное как провокация со стороны сотрудников с целью добывания незаконного доказательства его вины. Однако суд в Приговоре указал, что прослушивание телефонных переговоров проходило в рамках оперативно-розыскных мероприятий, без исследования других объективных доказательств. Его невиновность подтверждается заключением генетической экспертизы, однако в судебном заседании данное заключение не исследовалось. По указанным основаниям Приговор не может быть справедливым, обоснованным и состоятельным.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного государственный обвинитель Березин *.*. просит Приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного без удовлетворения.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вина осуждённого в причинении умышленного тяжкого вреда здоровью *.*. В., повлекшего по неосторожности его смерть, подтверждается совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в Приговоре.

В судебном заседании, бесспорно, установлено, что именно Фарафонов *.*. причинил потерпевшему *.*. В. тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего *.*. В. наступила от тяжелого ушиба головного мозга, явившегося следствием закрытой черепно-мозговой травмы. В ходе экспертизы были обнаружены ссадины, кровоподтеки, поверхностные раны, не стоящие в прямой причинной связи со смертью.



Из исследованных показаний Фарафонова *.*. , данных им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого следует, что 4 июля 2003 года примерно в 23 часа, после ссоры с *.*. , *.*. В. забрал мясо, положил его в пакет и ушел из дома. Примерно через 10-15 минут он, Фарафонов *.*. , вышел на улицу следом за *.*. В., так как Решил искупаться в реке .... Фарафонов *.*. пешком прошел по улице ... до перекрестка с улицей ..., пришел к ... мосту, где на поляне около воды встретил *.*. В.. Фарафонов и *.*. В. Решили вместе искупаться, поэтому разделись, после чего искупались. После купания Фарафонов *.*. вышел на берег, стал одеваться, *.*. В. в это время был ещё не одет, одел только футболку или рубашку. В это время они между собой разговаривали, но о чем именно, Фарафонов не помнит. В ходе разговора Фарафонов поссорился с *.*. В., так как *.*. В. что-то сказал ему, что Фарафонову не понравилось и это его разозлило. Во время словесной перепалки Фарафонов стал драться с *.*. В.. В ходе драки Фарафонов *.*. стал наносить по голове и туловищу *.*. В. удары кулаками, а так же ногами. *.*. В. ... Фарафонова *.*. , но Фарафонов *.*. смог нанести ему удары по голове и туловищу, так как *.*. В. был намного пьянее его. После того, как Фарафонов *.*. побил *.*. В., *.*. В. остался сидеть на месте, где все произошло, а Фарафонов *.*. ушел домой. Придя домой Фарафонов *.*. не стал говорить, что произошло между ним и *.*. В., а сразу же лег спать. На следующее утро, Фарафонов узнал, что *.*. В. умер. Фарафонов испугался и никому не сказал о драке с *.*. В.. Сколько Фарафонов нанес ударов *.*. В., он не помнит, так как был сильно пьяным, удары приходились по туловищу и голове *.*. В.. Во время нанесения ударов Фарафонов понимал, что бьет *.*. В. по голове, но Фарафонов не думал, что тот умрет от этого.

Из протокола явки с повинной от 25 апреля 2011 года видно, что Фарафонов *.*. добровольно сообщил о совершенном им преступлении, а именно о том, что примерно в 23 часа 4 июля 2003 года он находился на берегу реки ... рядом с ... мостом вместе с *.*. В., учинил с последним скандал, в ходе которого нанес *.*. В. удары кулаками и ногами по голове и туловищу, в дальнейшем узнал, что *.*. В. умер.

Утверждения Фарафонова *.*. о том, что он оговорил себя и давал уличающие показания в результате психологического давления со стороны работников милиции, судом были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела, указанные показания как в протоколе явки с повинной, так и при допросе в качестве подозреваемого, Фарафонов *.*. давал в условиях, исключающих применение каких-либо недозволенных методов расследования, с обеспечением его права на защиту при допросе в качестве подозреваемого, каких-либо заявлений и ходатайств ни Фарафоновым *.*. , ни его адвокатом Мельфеоловой *.*. по поводу незаконных методов расследования не заявлялось.

Согласно показаний свидетеля *.*. В. следует, что никакого насилия к Фарафонову *.*. не применялось, Фарафонов С.. добровольно давал признательные показания по обстоятельствам произошедшего, что было отражено в протоколе явки с повинной, нарушений УПК РФ допущено не было.

В судебном заседании исследовано Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 11 мая 2011 года, вынесенное по факту проверки сообщения об оказании на Фарафонова *.*. давления сотрудниками милиции. Данное Постановление Фарафоновым *.*. не обжаловалось.

Суд обоснованно критически отнесся к показаниям Фарафонова *.*. о применении к нему психологического насилия и принуждения к написанию явки с повинной, так как они не нашли свое подтверждение объективными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Законность задержания Фарафонова *.*. проверялась Йошкар-Олинским городским судом при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, сам Фарафонов *.*. при задержании каких-либо жалоб не высказывал, согласно протоколу задержания Фарафонов *.*. по поводу задержания заявил, что с ним согласен.

Из показаний свидетеля *.*. Н. следует, что 4 июля 2003 года ... Фарафонов *.*. с *.*. В. распивали дома спиртное. Через какое-то время ... приехали из деревни. *.*. В. начал кричать на ..., попросил ее вынести ему мясо и хлеб, которые он принес. ... все это ему вынесла и отдала пакет, *.*. В. ушел из дома в сторону ул. .... Примерно через 20 минут Фарафонов *.*. проснулся, тоже собрался идти на улицу и ушел. Она его проводила до ворот, он ушел в сторону ул. ..., это было после 23 часов, так как на улице было достаточно темно. Фарафонов *.*. домой пришел примерно через полчаса. В 00 часов 30 минут они уже с Фарафоновым *.*. спали.

Согласно оглашенных показаний свидетеля *.*. Н. следует, что когда *.*. В. ушел, времени было примерно 23 часа, Фарафонов никак не отреагировал на это. Куда направился *.*. В., она не знает, так как не видела этого. Следом за *.*. В. из дома вышел Фарафонов, который не сказал, куда он собирается идти. Фарафонов *.*. домой вернулся примерно в 01 час ночи 5 июля 2003 года. По приходу домой ... на ее вопросы о том, где он был, ничего не ответил. На следующее утро, то есть 5 июля 2003 года, Фарафонов сказал, что он не помнит, где был.

Суд, оценив показания свидетеля *.*. Н. в ходе предварительного следствия и в суде, в Приговоре привел мотивы, почему одни показания признаны правдивыми, а другие отвернуты.

Согласно показаний свидетеля *.*. Ю., допрошенного в судебном заседании в соответствии с ч. 5 ст. 278 УПК РФ, он с Фарафоновым *.*. познакомился в 2005 году в июне или в июле месяце у р. ..., где он ему рассказал о том, что когда-то выпивал со своим знакомым или ..., произошел скандал, в связи с чем у них произошла драка, после чего оттуда Фарафонов *.*. ушел один, а тот человек умер.

Из показаний свидетеля *.*. Ю. в ходе предварительного следствия следует, что летом 2005 года он познакомился с Фарафоновым, между ними сложились хорошие отношения, иногда вместе употребляли спиртное. В один из летних дней 2005 года *.*. Ю. употреблял спиртное на берегу р. ... вместе с Фарафоновым. В тот день они были вдвоем, пили портвейн. В ходе распития спиртного Фарафонов рассказал, что летом 2003 года он ночью избил своего знакомого. Это произошло так же на берегу реки .... Из рассказа Фарафонова *.*. Ю. понял, что это произошло с его близким знакомым, то есть он избил близкого знакомого, звали того человека Е.. Особых подробностей *.*. Ю. у Фарафонова не расспрашивал. Фарафонов только сказал, что во время ссоры с Е. он сильно его избил, после чего ушел домой, а Е. оставил на берегу реки. О смерти Е. Фарафонов узнал позже, но о том, что он избил Е., Фарафонов никому не говорил. После того, как Фарафонов рассказал об этом *.*. Ю., он попросил его никому об этом не говорить.

Оглашенные показания свидетель *.*. Ю. подтвердил, а так же показал, что давал их добровольно без какого-либо давления, они записаны были с его слов, в связи с чем суд обоснованно взял их за основу Приговора.

Из показаний свидетеля *.*. В. следует, что в 2011 году он находился в ..., где познакомился с Фарафоновым *.*. , кличка у него «...», с ним у него сложились приятельские отношения, каких-либо ссор и конфликтов между ними не возникало. Во время знакомства Фарафонов рассказывал, что ранее он совершил преступление в отношении человека. С его слов *.*. В. понял, что летом 2003 года дома, где он жил, произошла ссора между парнем по имени Е. и ... Фарафонова. После этой ссоры Е. ушел из дома. Фарафонов так же ушел из дома, нашел Е. возле ... моста ..., где между ними произошла ссора. В ходе ссоры Фарафонов избил Е.. На следующий день Фарафонов узнал, что Е. умер.

Указанные показания свидетель *.*. В. подтвердил в зале судебного заседания.

Анкетные данные свидетелей *.*. Ю. и *.*. В. были засекречены в ходе предварительного следствия, в судебном заседании они были допрошены с соблюдением требований ч. 5 ст. 278 УПК РФ, их личности были установлены судом с разъяснением им прав, обязанностей и ответственности, в связи с чем доводы стороны защиты об исключении из перечня доказательств показаний указанных свидетелей, суд признал не состоятельными.

Соглашаясь с такой оценкой суда первой инстанции, судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы кассационной жалобы осужденного.

Согласно показаний свидетеля *.*. И. следует, что примерно за 1,5-2 месяца до ... Фарафонов *.*. несколько раз разговаривал по телефону и ругался .... Сначала он у Фарафонова не спрашивал, а потом спросил о данном разговоре, на что тот сказал, что давно было, почти 8 лет прошло, что сейчас недоказуемо. Со слов Фарафонова *.*. он понял, что в ... сидели у ... Фарафонова *.*. . ... оскорбил ..., потом ушел, а Фарафонов пошел за ... *.*. Н., хотел с ним поговорить, потом слово за слово, где-то на берегу р. ..., недалеко от моста, Фарафонов его догнал, пытался разговаривать, завязалась драка, после того, как завязалось драка, ... остался там ещё лежать, а Фарафонов ушел. С его слов он ... сказал о случившемся. Никто ничего тогда не сказал. Единственное, он сказал, что *.*. А., его ..., должен тоже об этом знать, он ему говорил.

Указанные показания свидетель *.*. И. подтвердил в ходе очной ставки с Фарафоновым *.*.

Оснований для оговора свидетелем подсудимого в судебном заседании не установлено.

Согласно протоколу прослушивания негласной аудиозаписи телефонных переговоров между *.*. А., осуществляющим телефонные разговоры с мобильного телефона, регистрирующегося с абонентским номером ... сотовой компании «...» с неустановленным абонентом, в котором зафиксировано, что *.*. А. сообщает неустановленному абоненту о том, что его ... Фарафонов *.*. , ... Ф.И.О. ответственности за совершенное им ранее преступление. Об этом преступлении *.*. А. стало известно от самого Фарафонова *.*.

Указанная негласная аудиозапись телефонных переговоров в отношении *.*. А. осуществлялась на основании постановления судьи Верховного Суда Республики Марий Эл, запись осуществлялась в отношении конкретного человека *.*. А., следователем предпринимались меры к допросу *.*. А., однако свидетель отказался давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции РФ.

Согласно информации начальника ..., тогда как прослушивание телефонных переговоров *.*. А. проходило в рамках оперативно-розыскных мероприятий, что так же не опровергает пользование сотовым телефоном *.*. А. в ....

В связи с чем доводы стороны защиты об исключении из числа доказательств аудиозаписи телефонных разговоров *.*. А. суд правильно признал необоснованными.

При таких обстоятельствах суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, обоснованно признал Фарафонова *.*. виновным в совершении указанного преступления, отвергнув его доводы и доводы адвоката о его непричастности к преступлению.

Соглашаясь с такой оценкой суда первой инстанции, судебная коллегия находит не состоятельными аналогичные доводы жалоб осужденного.

Все ходатайства, заявленные в ходе судебного разбирательства, в том числе и заявленный отвод судье, судом разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего *.*. В.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, смягчающих обстоятельств, назначено наказание соразмерно содеянному, справедливое и излишне суровым не является.

Дело рассмотрено полно и объективно.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмены либо изменение Приговора, судом не допущено.

Доказательства, добытые в ходе предварительного следствия, проверенные в судебном заседании и приведенные в Приговоре, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, являются допустимыми и получили надлежащую оценку суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 28 сентября 2011 года в отношении Фарафонова *.*. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Фарафонова *.*. – без удовлетворения.

Председательствующий: Русакова *.*.

Судьи: Ведерников *.*.

Гильфанов *.*.