Арбитражная практика

Решение от 24 октября 2011 года № <Обезличен>. Решение от 24 октября 2011 года. Свердловская область.

Екатеринбургский гарнизонный военный суд под председательством заместителя председателя суда Абасова К.А., с участием государственного обвинителя - заместителя военного прокурора Тюменского гарнизона майора юстиции Шкурата А.В., подсудимого Бехтгольда А.В. и его защитника – адвоката Валеева Г.Г., подсудимого Семесюка С.П. и его защитника - адвоката Сафроненко И.В.,, при секретаре Перепелюк Н.С., рассмотрев в открытом выездном судебном заседании в помещении военной прокуратуры Тюменского гарнизона уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего по контракту военного комиссариата Тюменской области подполковника запаса Бехтгольда А.В.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.3 ст. 159 УК РФ,

и военнослужащего по контракту Тюменского военного института инженерных войск подполковника Семесюка С.П.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст. 33, ч.3 ст. 30, ч.3 ст. 159 УК РФ,

Установил:

В марте и октябре 2010г. к Семесюку С.П. обратился знакомый Г.с просьбами помочь призывникам Р, С, и Б за деньги получить военные билеты с отметками об освобождении от призыва на военную службу по состоянию здоровья.

В свою очередь Семесюк с такими просьбами обратился к начальнику первого отдела подготовки, призыва и набора граждан на военную службу по контракту военного комиссариата Тюменской области Бехтгольду А.В.

Бехтгольд, зная, что в его компетенцию напрямую обследование здоровья призывников, предоставление отсрочек или освобождение от призыва не входит, но по занимаемой должности он может помочь этим призывникам пройти военно-врачебные комиссии, чем создаст видимость выполнения просьб, с предложением все же согласился и после усилий Семесюка при сговоре снизить стоимость вознаграждения за военные билеты потребовал для себя с Р и С по 150 000 руб., а с Б – 140 000 руб., намереваясь тем самым без личного принятия собой каких-либо окончательных решений обманом завладеть этими деньгами.

При этом, Семесюк и Бехтгольд Определили, что первыми передадут деньги и первыми станут проходить медицинский осмотр Р и С, а затем это будет делать Б.

Тогда же Семесюк, и сам нуждаясь в деньгах, при достижении договоренности с Г увеличил размер платы за военные билеты с Р и С до 225 000 рублей с каждого, а с Б – до 230 000 рублей, намереваясь увеличенную часть вознаграждения присвоить и нажиться разницей.

15 октября 2010г. около 20 часов у д. 2 по ул. И г. Т и 22 октября 2010г. около 16 часов у д. Х по ул. Л. г. Т Семесюк в рамках оговоренного дважды получил от Г по 225 000 руб. в счет оформления военных билетов для Р и С.



При этом Семесюк часть из полученных 15 октября 2010г. денег в сумме 75 000 руб. и часть из полученных 22 октября 2010г. денег в сумме 75 000 руб., а всего в общей сумме 150 000 руб., присвоил и потратил на личные нужды.

22 октября 2010г. около 18 часов Семесюк прибыл в военный комиссариат Тюменской области, где в служебном кабинете передал Бехтгольду за военные билеты для Р и С 300 000 руб., которые тот также израсходовал по своему усмотрению.

13 декабря 2010г. около 15 часов у д. 3 по ул. Л г. Т Семесюк, продолжая реализовывать своей преступный умысел до конца, в ра договоренности получил от Г за оформление военного билета Б часть обещанной платы в размере 70 000 руб., из которых 50 000 руб. около 19 часов 30 минут в служебном кабинете военного комиссариата Тюменской области передал Бехтгольду.

Однако в тот же день Семесюк и Бехтгольд были задержаны работниками правоохранительных органов, контролировавших получение и передачу денег.

В ходе досудебного производства следователь прекратил уголовное преследование Г, РР, Р, С и Б ввиду их добровольного сотрудничества с правоохранительными органами в связи с деятельным раскаянием по ст. 28 УПК РФ, а также выделил из уголовного дела материалы в отношении троих последних лиц по уклонению от призыва на военную службу.

Бехтгольд и Семесюк свою вину в содеянном признали полностью и об обстоятельствах совершения преступления дали показания, соответствующие изложенному.

При этом Семесюк дополнительно показал, что уже изначально в марте 2010г. Г сразу же попросил его за плату помочь получить военные билеты с отметкой об освобождении от призыва на военную службу одновременно двоим призывникам - и Р и С. В октябре 2010г., до получения денег от Р и С и выполнения каких-либо реальных действий по прохождению ими медицинской комиссии, Г дополнительно увеличил свою просьбу аналогичным прошением и в отношении призывника Б, с чем он, Семесюк, не только согласился, но и получил соответствующее согласие и Бехтгольда, который потребовал себе за оформление третьего военного билета 140 000 руб. Он же, Семесюк, свою часть вознаграждения за содействие в оформлении военного билета Б Определил в сумме 90 000 руб. Преступление он совершил из-за нужды в деньгах, так как для обустройства семейных отношений был вынужден набрать кредиты, а отдавать не смог ввиду низкого денежного довольствия.

И подсудимый Бехтгольд, дав показания соответствующие изложенному и полностью подтвердив показания Семесюка, показал, что уже в конце марта 2010 года при достижении первой договоренности со Семесюком Определили планируемое одновременно в отношении двоих призывников. Сразу он, Бехтгольд, указал свою долю в размере 150 000 руб. за каждого из них. Поэтому Семесюк принес ему 22 октября 2010г. сразу же 300 000 руб. и за Р, и за С. На преступление он пошел по слабоволию из-за низкой зарплаты в размере около 13 000 руб., которая после увольнения с военной службы выплачивалась в меньшем, чем даже его коллегам, размере. В его компетенцию обследование состояния здоровья призывников не входило, как и не входило предоставление им отсрочек или освобождений от призыва, поэтому он рассчитал, что лишь поможет обратившимся призывникам пройти медицинские комиссии, чем создаст видимость выполнения их просьб и если Р, С и Б военно-врачебными комиссиями по медицинским показаниям будут признаны негодными к военной службе, он это «припишет» себе и заберет деньги, а если нет – возвратит деньги обратно.

Кроме того, и Семесюк, и Бехтгольд дополнительно показали, что еще при достижении первой договоренности между собой они определились, что Семесюк будет помогать в задуманном за часть вознаграждения, а потому Бехтгольд Определил свою часть наживы с учетом получения Семесюком своей доли. Сумму за Б, Бехтгольд незначительно снизил лишь потому, что об этом просил Семесюк, которого об этом настойчиво просил Г. В начале октября 2010г. лишь только в связи с поздним приготовлением денег Б они разделили получение документов и их оформление отдельно по Р и С и отдельно по Б. То есть, договоренность на выдачу военных билетов имелась в отношении троих лиц в целом, а не по отдельности, и она была достигнута до получения от кого-либо из призывников денег и прохождения ими медицинской комиссии. Бехтгольд не знал, с кем контактирует Семесюк по поводу призывников, а также не знал и самого Г.

При этом Бехтгольд и Семесюк показали, что вплоть до задержания не знали и не предполагали, что Г действовал под контролем правоохранительных органов. Задуманное они Решили осуществить только в отношении Р, С и последним - Б. Другим лицам они ничего подобного не обещали.



Помимо личного признания подсудимых Бехтгольда и Семесюка, их вина в совершении преступления полностью подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из оглашенных показаний свидетеля Г следует, что в феврале 2010г. к нему через его сожительницу Т обратились Р с просьбой помочь ее сыну Р за деньги получить военный билет с отметкой об освобождении от призыва на военную службу. Порознь от них к нему в то же время с такой же просьбой обратился через своего брата и С. Поэтому к Семесюку с этими вопросами он обратился еще в конце марта 2010г. и свою просьбу высказал одновременно в отношении двух лиц: и Р, и С. В марте-апреле 2010г. он получил от Р 120 000 руб., а в марте- апреле и июне 2010г. - 200 000 руб. от С, которые однако передать Семесюку не смог в связи с тем, что тот Определил сумму вознаграждения с каждого призывника в размере 225 000 руб. Поэтому с конца мая по октябрь 2010г. он и Семесюк разругались и отношения не поддерживали, в связи с чем договоренности так и остались пустыми разговорами. Так как в начале октября 2010г. к нему просьбой через знакомого Р обратился Б, он с той же, что и ранее просьбой вновь обратился к С, возобновив тем самым с ним отношения. При этом, в связи с поздним приготовлением денег Б, он и Семесюк разделили получение документов и их оформление отдельно по Р и С и отдельно по Б. То есть, договоренность на выдачу военных билетов была в отношении троих лиц в целом, а не по отдельности, и она была достигнута до получения от кого-либо из призывников денег. Уже после этого, осознав опасность своих действий, он 15 октября 2010г. добровольно заявил о содеянном в ОРЧ по борьбе с коррупцией ГУВД Тюменской области. В тот же день он под контролем оперативных работников вручил Семесюку ранее полученные от Р и С 225 000 руб. Позже 22 октября 2010г. он собрал оставшиеся 95 000 руб., получил от оперативников еще 130 000 руб. и, также под контролем органов, вручил Семесюку другие 225 000 руб. Затем, ожидая оформления документов по Р и С, он в начале ноября 2010г. через Р получил от Б копию паспорта, приписное удостоверение, копию медицинской карты и 70 000 руб. для оформления военного билета последнему. Эти документы в ноябре 2010г. он передал Семесюку. Еще позже 13 декабря 2010г. он, Г, под контролем милиционеров передал Семесюку 70 000 руб., во время чего последнего и задержали.

Из оглашенных показаний свидетеля Т, уголовное преследование в отношении которой следствием прекращено по ст.28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием, следует, что в начале 2010 года, когда она сожительствовала с Г, к ней обратилась родственница Р с просьбой помочь ее сыну Р получить военный билет с отметкой об освобождении от призыва на военную службу по состоянию здоровья. С такой просьбой она обратилась к Г, в товарищах которого был Семесюк, взявшийся также помочь в решении этого вопроса. В дальнейшем Р решала свои вопросы с Гм и С, но последний ей рассказывал, что проблема будет решена после передачи денег работникам военкомата области.

Свидетель Р и ее сын свидетель Рв показали, что в феврале-марте 2010г. Р через свою родственницу Т обратилась к Г с просьбой помочь ее сыну Рв за деньги получить военный билет с отметкой об освобождении от призыва на военную службу по состоянию здоровья. В конце марта 2010 года Г взял с нее для этого 100 000 руб., а в начале апреля - еще 20 000 руб., и затем устно уверял, что вопрос решается положительно. Вместе с тем, Г в начале осени возвратил им фотографии, предназначенные для вклейки в военный билет. Этому значения она не придала.

Свидетель С показал, что в марте 2010г. обратился к Г через своего брата с просьбой за денежное вознаграждение помочь получить военный билет с отметкой об освобождении от призыва на военную службу. В марте и апреле 2010г. Г взял с него для этого 100 000 и 50 000 руб. соответственно, а в начале июня 2010 года - еще 50 000 руб. Все это время Г устно его уверял, что вопрос успешно решается. Г и ему в начале октября 2010г. вернул 4 фотографии, ранее переданных для вклейки в военный билет.

Как следует из осмотренных расписок, 25 марта и 15 апреля 2010г. С передавал Г в долг 100 000 и 50 000 руб. соответственно.

С в суде указал, что передача денег оформлялась расписками якобы о передаче денег в долг, так как если бы Г не смог выполнить обещанное, то он, С, смог бы вернуть деньги обратно через правоохранительные органы. Третья расписка не сохранилась.

Свидетель Р, уголовное преследование в отношении которого следствием прекращено по ст.28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием, показал, что летом 2010г. к нему обратился знакомый Б с просьбой подыскать лиц, которые смогут ему помочь за плату оформить военный билет с отметкой об освобождении от военной службы по состоянию здоровья. Случайно обмолвившись об этом Г, тот помочь Б согласился, однако потребовал за это 275 000 руб. Такая сумма была для Б неприемлема и переговоры возобновились лишь тогда, когда в середине октября 2010г. Г снизил размер платы до 230 000 руб. В начале ноября 2010г. Б через него, Р, передал Г конверт, в котором были приписное удостоверение Б, копии паспорта и медкнижки, а также 70 000 руб.

Свидетель Б показал, что с начала 2010г. стал подыскивать знакомых, которые помогли бы ему за деньги получить военный билет с отметкой об освобождении от призыва на военную службу. Знакомый Р, к кому он обратился с такой просьбой, свел его с Г, который первично потребовал за услугу 275 000 руб., что было по размеру невозможно и переговоры прекратились. В середине октября 2010г. Г снизил цену до 230 000 руб. К началу ноября 2010г. он смог собрать только 70 000 руб., которые по согласованию с Г через Р передал в конверте вместе со своим приписным удостоверением и копиями паспорта и медицинской книжки.

Из справки о входящих и исходящих телефонных соединениях между Г и Семесюком видно, что они общались между собой активно, но в период с 27 мая до 15 октября 2010г. общение прекратилось напрочь, а затем они снова активно возобновили взаимоотношения.

Как следует из заявления Г, он 15 октября 2010 года добровольно обратился в ОРЧ по борьбе с коррупцией ГУВД Тюменской области с заявлением о договоренностях со Семесюком, Р, С и Б. Уже в первом обращении он указал, что договоренность со Семесюком имеется по поводу оформления военных билетов Ры, С и Б.

Согласно постановлениям о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности и о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, руководство ГУВД Тюменской области предоставило документы и результаты проведенной скрытной оперативно-розыскной деятельности, связанной с обращением к ним Г.

Из постановления о проведении оперативного наблюдения и трех актов досмотра и изъятия от 15 октября 2010г. следует, что в этот день у Г были изъяты полученные им от Р и С 225 000 руб., вручены ему вновь со звукозаписывающей аппаратурой, и позже в тот же день после встречи с Семесюком зафиксировано передача этих денег последнему.

В соответствии с тремя актами досмотра и изъятия от 22 октября 2010г. у Г в этот день были изъяты полученные им от Р и С 95 000 руб., эти же деньги, как и 130 000 рублей, принадлежащих ОРЧ, вручены Г вновь со звукозаписывающей аппаратурой, и позже в тот же день после встречи со Семесюком зафиксирована их передача последнему.

Как следует из актов досмотра и изъятия от 25 октября 2010г. Г была вручена звукозаписывающая аппаратура, которая в тот же день изъята вместе с полученными им от Семесюка приписными свидетельствами Р и С.

Семесюк, Р и С в суде показали, что приписные свидетельства двоих последних 25 октября 2010г. были возвращены им для последующего прохождения медицинской комиссии на предмет годности к военной службе. Такие комиссии, уточнили Р и С, они проходили по указанию Семесюка через председателя военно-врачебной комиссии военного комиссариата Тюменской области Ш в октябре- ноябре 2010г.

10 ноября 2010г., как следует из трех актов досмотра и изъятия от того же числа, у Г были изъяты полученные им копия паспорта Б, его же приписное удостоверение и копия медицинской карточки, вручены ему вновь со звукозаписывающей аппаратурой, которые он под контролем оперативных органов передал Семесюку.

В соответствии с Постановлением о проведении оперативного эксперимента и актом такового от 13 декабря 2010г. в указанный день у Г были изъяты полученные им от Б 70 000 руб., зафиксированы их номера, после чего деньги возвращены Г со звукозаписывающей аппаратурой. В тот же день Г в автомашине ВАЗ г/рз к 999 тм у входа в Тюменский военный институт инженерных войск под наблюдением правоохранительных органов вручил эти деньги Семесюку, и после задержания последнего зафиксирована полная идентичность номеров купюр, ранее врученных Г, с номерами купюр, изъятых у Семесюка. Кроме того, Семесюку с его согласия вручены переписанные по номерам 50 000 рублей, которые он также под контролем вручил Бехтгольду в служебном кабинете военного комиссариата Тюменской области последнего. При этом также зафиксирована идентичность изъятых у Бехтгольда и врученных Семесюку денежных купюр.

Из постановлений суда от 19 октября и 1 ноября 2010г. о прослушивании телефонных переговоров Семесюка и Бехгольда, а также протоколов осмотра дисков с записями разговоров следует, что:

15 октября 2010г. до первого вручения денег Г и Семесюк дополнительно оговорили свое соглашение в отношении трех призывников, и Семесюк после этого принял часть денег за Р и С в сумме 225 000 руб., оговорив день получения следующего расчета. Семесюк также Определил время проведения работы по третьему лицу после получения денег за первых двух;

22 октября 2010г. при передаче 225 000 руб. Г и Семесюк дополнительно Определили получение документов на Б;

25 октября 2010г. Семесюк указал Г, что военные билеты получат все трое лиц сразу после января;

26 октября 2010г. Бехтгольд прямо указал Семесюку, что контролирует, как Ш проводит военно-врачебную комиссию Р и С;

06 ноября 2010г. Семесюк в разговоре указал Г перечень документов Б, которые тот должен передать;

08 ноября 2010г. Семесюк прямо указал Г на свою часть денег с полученных от призывников сумм.

10 ноября 2010г. Семесюк пожаловался Бехтгольду на трудности при прохождении медицинской комиссии Р, на что тот указал о необходимость обратиться Р по всем вопросам к Ш;

13 декабря 2010г. Семесюк уверил Г, что Р и С получат военные билеты только после нового года, а Б – только после прохождения медицинской комиссии; Бехтгольд, получив деньги, распорядился вызвать Б к председателю военно-врачебной комиссии.

Из оглашенных показаний свидетеля Ш, председателя военно-врачебной комиссии военного комиссариата Тюменской области, следует, что в середине апреля 2010г. к нему обратился Бехтгольд с просьбой помочь обследовать призывников Р и С на предмет годности к военной службе по состоянию здоровья. Он провел их осмотр, выдал направления на углубленное обследование и направил в нижестоящие военно-врачебные комиссии. С такой же просьбой Бехтгольд обратился к нему и в октябре 2010г. и он снова выдал им направления на обследования. Обнаружив по их результатам проблемы со здоровьем, он перенаправил Р и С в военно-врачебные комиссии при районных отделах.

Как следует из осмотренных в судебном заседании личных дел Р, С и Б, принадлежащих им приписных свидетельств, протоколов заседаний Центрального и Калининского отдела ВК Тюменской области, Р и Б имели отсрочку от призыва на военную службу в связи с учебой до 30 июня 2010г. и 26 августа 2011г. соответственно. 2 декабря 2010г. военно-врачебной комиссией районного отдела Р был признан «В»-ограниченно годным к военной службе, то есть призыву не подлежал ввиду наличия заболевания. С Решением районного отдела 8 декабря 2010г. был также признан «В»-ограниченно годным к военной службе, то есть призыву не подлежал ввиду наличие заболевания. Ни в отношении Р, ни в отношении С решения районных призывных комиссий о признании их не годными к службе от 2 и 8 декабря 2010 года соответственно не утверждены вплоть на дату рассмотрения уголовного дела. То есть, решения о предоставлении им отсрочки или освобождения от службы по состоянию здоровья так и не принято. При этом, и в приписных удостоверениях Р, С и Б никаких отметок о предоставлении им освобождения или отсрочки от военной службы не проставлялось. Военные билеты им не выдавались.

Согласно выводам экспертов, проведших судебно-медицинские экспертные исследования, а также заключению ВВК, Р по объективным медицинским показаниям является «В»-ограниченно годным к военной службе, то есть призыву не подлежал, а С и Б – «Б» годными к военной службе с незначительными ограничениями, то есть призыву подлежали.

Свидетель оперуполномоченный ОРЧ по борьбе с коррупцией ГВД Тюменской области П показал, что контролируя деятельность Семесюка и Бехтгольда, он и его оперативные работники с 15 октября 2010 года намеренно не пресекали их деятельность, ожидая признания Р и С не годными к прохождению военной службы и утверждения по ним решений призывных комиссий, а также желая выявить всех лиц, причастных к незаконному получению денег по поводу оформления военных билетов.

Как следует из договора о предоставлении денежного кредита от 13.09.07г., графика его погашения до 2011 года он был взят Семесюком в сумме 160 000 руб. Из показаний свидетеля К следует, что в сентябре 2010г. он одолжил Семесюку 60 000 руб. и в середине ноября 2010г. Семесюк возвратил временно полученное.

В этой связи Семесюк в судебном заседании показал, что полученные 150 000 рублей использовал при погашении указанного кредита и долга перед К.

Оценивая изложенные доказательства, суд находит их допустимыми, достоверными и в своей совокупности достаточными для разрешения данного уголовного дела и приходит к следующим выводам.

Содеянное подсудимым Бехтгольдом государственным обвинением определено как единое продолжаемое преступление и расценено как покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения, и квалифицировано по ч.3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Соответственно, содеянное Семесюком государственным обвинением также определено как единое продолжаемое преступление и расценено как пособничество в покушении на мошенническое хищение Бехтгольдом чужого имущества путем обмана и с использованием последним своего служебного положения, и квалифицировано по ч.5 ст. 33, ч.3 ст. 30, ч.3 ст. 159 УК РФ.

Такую квалификацию принимает и суд.

При этом, вопреки доводам защиты о неиспользовании Бехтгольдом своего служебного положении, суд, как государственное обвинение и органы предварительного следствия, исходит из того, что Бехтгольд, являясь начальником отдела призыва граждан на военную службу военного комиссариата Тюменской области, кому по этой линии были подчинены все соответствующие отделы, и в силу занимаемой должности руководил всем призывом на военную службу, а потому мог давать любые команды и распоряжения на сей счет и вправе был это делать в отношении любых лиц. Обладание им таким значимым объемом полномочий и предопределило обращение именно к нему Семесюка с просьбой выдать военные билеты с отметками об освобождении от военной службы по состоянию здоровья, так как никто иной в комиссариате области за призыв не отвечал. Именно такими полномочиями при совершении преступления Бехтгольд и воспользовался, когда приказывал подчиненному ему по должности председателю военно-врачебной комиссии Ш организовать медицинское обследование Р, Су и Б, который по команде Бехтгольда лично осматривал двух первых, выдавал им направления на обследования, что, в конечном счете, и привело к признанию их негодными к прохождению военной службы подконтрольными Ш военно-врачебными комиссиями, то есть, нужному как для Бехтгольда, так и Семесюка результату. Это свидетельствует о том, что при совершении преступления Бехтгольд использовал свои служебные полномочия по занимаемой должности и это понимал и воспринимал Семесюк.

Отвергает суд также и другие доводы защиты о провокации оперативными работниками ОРЧ по борьбе с коррупцией ГУВД Тюменской области Бехтгольда и Семесюка в получении денег потому, что умысел на совершение преступления у подсудимых сформировался не под влиянием действий правоохранительных органов, а самостоятельно и до того, как милиционеры узнали о задуманном, во-первых, и, во-вторых, Бехтгольд и Семесюк, договорившись между собой и определив размер платы, до 15 октября 2010г. провели подготовительные мероприятия для реализации задуманного.

Решая вопрос о назначении наказания, суд учитывает, что подсудимые исключительно положительно характеризуются, преступление совершили впервые и ранее ни в чем предосудительном замечены не были. Учитывает суд и то, что за время службы они снискали исключительно благоприятные отзывы, имеют ведомственные награды за добросовестную службу и выслугу лет. Принимает во внимание суд и многочисленные ходатайства различных общественных организаций и воинских коллективов о проявлении к Бехтгольду особого снисхождения ввиду его положительных и благопристойных данных личности. Помимо этого, суд отмечает и намерения обеих подсудимых рассмотреть дело в особом порядке судебного разбирательства, отвергнутое судом.

Чистосердечное раскаяние подсудимых в содеянном, возвращение Российской Федерации в полном объеме неосновательно полученных денежных средств Бехтгольдом в сумме 300 000 рублей, а Семесюком в размере 150 000 рублей, наличие у каждого из них двоих малолетних детей, а также активное способствование в установлении фактических обстоятельств дела суд признает Бехтгольду и Семесюку в качестве обстоятельств, смягчающих им наказание.

Тщательно исследовав и сопоставив конкретные обстоятельства дела, мотивы содеянного, данные личности подсудимых, а также их заверения своим дальнейшим благопристойным поведением доказать свою правопослушность, суд полагает, что ни Бехтгольд, ни Семесюк не обладают стойкой антисоциальной направленностью, а потому не нуждаются в исправлении в условиях изоляции от общества.

Это позволяет суду не назначать им наказание, так или иначе связанное с лишением свободы, а определить таковое в виде штрафа.

Принимая это Решение и назначая размер денежного взыскания, суд учитывает имущественное положение подсудимых, наличие у них ежемесячного дохода у Бехтгольда более 20 000 руб., а у Семесюка порядка 13 000 руб., трудоустройство супруги Бехтгольда на постоянном месте работы и полную возможность к тому же супруги Семесюка, что указывает на то, что их семьи не будут поставлены в безвыходное материальное положение, а также возраст и состояние здоровья подсудимых, обладающих полными возможностями для получения стабильного заработка.

Тяжесть содеянного, его корыстная мотивация, сопряженная с использованием полномочий должностного лица, обладание в то же время подсудимым Семесюком статусом действующего офицера вместе с тем предопределяют необходимым и справедливым назначить каждому из подсудимых штраф в соответствии со ст. 46 УК РФ с рассрочкой его выплаты на значимый срок, в течение которого исполнение назначенного судом наказания сыграло бы свою действенную воспитательную роль и, тем самым, обеспечило бы реальную защиту в дальнейшем охраняемых законом институтов.

При этом суд исходит из того, что согласно ст.ст. 2, 7 и 43 УК РФ целью назначенного подсудимым наказания не является месть, причинение страданий, а также унижение их достоинства. Размер штрафа и порядок его взыскания в данном конкретном случае обусловлен восстановлением социальной справедливости и для предупреждения совершения подсудимыми новых преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Признать Бехтгольда А.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.3 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), за которое назначить ему наказание в виде штрафа в размере 245 000 рублей.

В соответствии с ч.5 ст. 72 УК РФ с учетом срока содержания Бехтгольда А.В. под стражей до судебного разбирательства в течение 61 дня, назначенное ему наказание смягчить и окончательно определить в виде штрафа в размере 216 000 (двухсот шестнадцати тысяч) рублей.

На основании ч.3 ст. 46 УК РФ рассрочить Бехтгольду А.В. уплату штрафа на срок два года равными долями по 9 000 (девять тысяч) рублей ежемесячно, начиная с календарного месяца, следующего за вступлением Приговора в законную силу.

Признать Семесюка С.П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст. 33, ч.3 ст.30, ч.3 ст. 159 УК РФ (в ред.Федерального Закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), за которое назначить ему наказание в виде штрафа в размере 155 000 рублей.

В соответствии с ч.5 ст. 72 УК РФ с учетом срока содержания Семесюка С.П. под стражей до судебного разбирательства в течение 12 дней, назначенное ему наказание смягчить и окончательно определить в виде штрафа в размере 150 000 (ста пятидесяти тысяч) рублей.

На основании ч.3 ст. 46 УК РФ рассрочить Семесюку С.П. уплату штрафа на срок двадцать месяцев равными долями по 7 500 (семь тысяч пятьсот) рублей ежемесячно, начиная с календарного месяца, следующего за вступлением Приговора в законную силу.

Меру пресечения Бехтгольду А.В. в виде залога по вступлению Приговора в законную силу, - отменить. Внесенный за осужденного Бехтгольда А.В. залог в сумме 500 000 руб. возвратить залогодателю ББ по принадлежности.

По вступлению Приговора в законную силу меру пресечения Семесюку С.П. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, - отменить.

По вступлению Приговора в законную силу вещественные доказательства:

денежные средства в сумме 70 000 рублей - обратить в доход Российской Федерации;

две расписки в получении денег, копию паспорта Бурганова, пять дисков с записями, - хранить при деле;

копию амбулаторной карты Бурганова М.З., его приписное свидетельство, - возвратить Бурганову М.З.;

личные дела Р С и Б учетно-алфавитную книгу призывников Калининского района г. Тюмени, учетно-алфавитную книгу призывников Центрального района г. Тюмени, учетно-алфавитную книгу по Калининскому и Центральному районам г. Тюмени, две телеграммы, – передать в отдел военного комиссариата по Калининскому и Центральному районам города Тюмени;

две книги учета посетителей военного комиссариата Тюменской области, два протокола о призыве граждан на военную службу, четыре списка граждан, освобожденных от призыва на военную службу, - возвратить в военный комиссариат Тюменской области.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Уральский окружной военный суд через Екатеринбургский гарнизонный военный суд в течение десяти суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а также поручать осуществление своей защиты избранному ему защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Заместитель председателя Екатеринбургского

гарнизонного военного суда К.А.Абасов

опубликовано 06.12.2011 14:24 (МСК)