Арбитражная практика

Решение от 23 июня 2011 года . Решение от 23 июня 2011 года № . Республика Северная Осетия — Алания.

Владикавказский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего – судьи Свидерского С.В.,

при секретаре Гусейновой Л.Э., с участием представителя истца – войсковой части №, Тараканова С.С., ответчика Рамонова Ч.К. и его представителя Коноплина Ю.В., рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению войсковой части № к старшему прапорщику Ф.И.О. о взыскании с него <данные изъяты> копеек,

Установил:

ДД.ММ.ГГГГ начальником автомобильной службы ЮВО был выдан наряд на передачу 21 единицы автомобильной техники 5 категории из войсковой части № в войсковую часть №. Целью передачи являлась разбраковка техники, и последующая реализация металлолома.

ДД.ММ.ГГГГ в войсковой части № данную технику по актам технического состояния принял старший прапорщик Рамонов, состоящий в распоряжении командира.

В последующем техника хранилась на площадке списанной техники войсковой части №.

ДД.ММ.ГГГГ в ходе проверки наличия и технического состояния техники было установлено, что она подвергнута несанкционированному разукомплектованию.

Действуя в интересах войсковой части №, ее командир обратился в гарнизонный военный суд с иском о привлечении к полной материальной ответственности Рамонова, принявшего данную технику. В обоснование поданного иска командир указал, что техника была принята им под отчет на ответственное хранение. Она под охрану суточного караула не сдавалась, мер по ее сохранности Рамоновым не предпринималось. Передача имущества под отчет предусматривает его возврат в случае прекращения конкретной обязанности, для исполнения которой имущество было передано военнослужащему. Возврат имущества должен быть оформлен в том же порядке, что и его передача. Ненадлежащим исполнением Рамоновым своих обязанностей войсковой части № был причинен вред в размере <данные изъяты>, который, на основании абзаца 2 статьи 5 Федеральный закон от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ “О материальной ответственности военнослужащих“ и статьи 1064 Гражданского Кодекса Российской Федерации, подлежит взысканию с Рамонова в полном объеме.

В судебном заседании представитель истца Тараканов С.С. требования искового заявления поддержал, сообщив, что техника была принята Рамоновым под отчет для хранения. Однако в последующем он мер по ее сохранности не предпринимал, в нарушение требований статьи 381 Устава внутренней службы Российской Федерации сдачи стоянки с техникой под охрану караула не осуществлял. В последующем техника была разграблена, в связи чем войсковой части № причинен ущерб, подлежащий взысканию с Рамонова. Расчет цены иска был произведен автомобильной службой войсковой службой части следующим образом: по актам технического состояния была определена комплектность автомобильной техники в момент ее прибытия в войсковую часть № ДД.ММ.ГГГГ, по акту проверки наличия и технического состояния автомобильной техники - определена недостача узлов и агрегатов на момент проверки, то есть на ДД.ММ.ГГГГ. По технической документации автомобилей был установлен вес каждого из утраченных узлов. Путем умножения общей недостающей массы на стоимость килограмма лома металла была установлена общая сумма ущерба, причиненного воинской части - <данные изъяты>.

Ответчик Рамонов требований искового заявления не признал, сообщив, что в момент принятия техники он находился в распоряжении командира части, воинской должности не занимал. Прием техники был осуществлен им по устному приказу начальника автомобильной службы Денисова. Какого – либо письменного приказа на прием техники, в котором бы определялись его дальнейшие действия по определению судьбы техники, не издавалось. Ему приказали принять технику, имея в качестве цели описать ее комплектность и техническое состояние, а не цель принять под отчет. Приняв технику, он складировал ее на стоянке списанной техники войсковой части №, которая к парку воинской части не относится, караулом не охраняется. Книги приема – сдачи дежурств по этой площадке не ведется, имущество охраняется патрулем из военнослужащих части. Как следствие, именно на патруле лежала обязанность по обеспечению сохранности складированного имущества. Кроме того, на момент принятия техники ДД.ММ.ГГГГ он был болен, и имел освобождение от исполнения служебных обязанностей. Освобожден от исполнения обязанностей он был и в течение первых чисел ДД.ММ.ГГГГ. Как следствие, его вины в утрате имущества части нет.



Исследовав представленные доказательства и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд приходит к выводу, что исковые требования воинской части удовлетворению не подлежат, в связи со следующим.

Так, как указано в части 1 статьи 3 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ “О материальной ответственности военнослужащих“, необходимым условием материальной ответственности военнослужащих является их вина.

Согласно статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Исковые требования войсковой части № к Рамонову основываются на том, что в силу абзаца второго статьи 5 Федерального закона “О материальной ответственности военнослужащих“, военнослужащим, которым имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей, несут материальную ответственность в полном размере ущерба, а также на том, что ответчик, в нарушение требований статьи 381 Устава внутренней службы Российской Федерации, сдачу стоянки с техникой под охрану караула не осуществлял.

Однако как сообщил в суде представитель командира войсковой части № Увижев, письменного приказа на принятие техники в части не издавалось.

Какого-либо доказательства того, что подписание ФИО1 актов технического состояния имело в качестве цели принятие техники под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей, суду не представлено.

Из копии наряда № – БЭ усматривается, что из войсковой части № в войсковую часть № надлежало передать 21 единицу автомобильной техники 5 категории.

Как показал свидетель Величко, начальник автомобильной службы войсковой части №, целью передачи техники являлась ее разбраковка и сдача на металлолом, так как приказами командования именно войсковая часть № определена в качестве организации, занимающейся данным видом работ. Техника считалась таковой лишь в связи с тем, что не была разделана на металлолом.

На факт того, что техника поступала для последующей разбраковки, ссылался и представить истца.

Согласно актам технического состояния автомобилей, последние были приняты Рамоновым ДД.ММ.ГГГГ.



Из акта проверки наличия и технического состояния автомобильной техники усматривается, что недостача техники, ее узлов и агрегатов была установлена комиссией уже ДД.ММ.ГГГГ. В разукомплектованной технике, в том числе, отсутствовали 17 двигателей, 16 коробок передач, 13 раздаточных коробок, 42 моста и 14 радиаторов. 7 единиц техники были разобраны полностью.

Из расчета цены иска, подписанного командиром войсковой части №, усматривается, что данная цена определена путем умножения недостающей массы техники на стоимость одного килограмма металла в <данные изъяты>. Так как цена иска составляет <данные изъяты>, надлежит прийти к выводу, что общая недостача металла составила более 33 тонн.

Из копии послужного списка Рамонова усматривается, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он, на основании приказа Командующего № Армией №-пм от ДД.ММ.ГГГГ, занимал должность командира автомобильного ремонтного взвода ремонтной роты (автомобильной техники) ремонтно-восстановительного батальона войсковой части №. С ДД.ММ.ГГГГ по настоящий момент он, на основании приказа командира № отдельной мотострелковой бригады № – пм от ДД.ММ.ГГГГ, является командиром автомобильного ремонтного взвода ремонтной роты (автомобильной техники) ремонтно-восстановительного батальона № ОМСБР.

Однако из выписки из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Рамонов зачислен в списки личного состава части, и полагается находящимся в распоряжении командира.

Из копии приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что прапорщик Рамонов, командир автомобильного ремонтного взвода ремонтной роты (автомобильной техники) ремонтно - восстановительного батальона, выведен в распоряжение командира части.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, Рамонова, находящегося в распоряжении командира войсковой части № и назначенного приказом командира части от ДД.ММ.ГГГГ №-пм на должность командира автомобильного ремонтного взвода ремонтной роты (автомобильной техники) ремонтно - восстановительного батальона, полагается с ДД.ММ.ГГГГ принявшим дела и должность.

В этой связи суд к записи в послужном списке Рамонова относится критически, как к неотражающей реального должностного положения ответчика, и находит, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Рамонов воинской должности не занимал, и находился в распоряжении командира.

По факту разукомплектования данной техники в войсковой части № военной прокуратурой Владикавказского гарнизона была проведена проверка, которой установлено следующее.

Как следует из письма «О нарушении законодательства о сохранности военного имущества» за подписью начальника отдела ФСБ - войсковая часть № от ДД.ММ.ГГГГ №, согласно полученным отделом сведениям, незаконная разборка автомобильной техники проводилась силами личного состава ремонтно - восстановительного батальона, а именно военнослужащими по призыву Романовым, Кущевым и Приходько.

Согласно объяснению командира роты бронетанковой техники ремонтно-восстановительного батальона войсковой части № капитана Оруджева, доставляемую в часть технику складывали на территории площадки списанной военной техники, на которой нес службу наряд в составе 4-6 военнослужащих ремонтно - восстановительного батальона. В начале ноября ДД.ММ.ГГГГ года Рамонов находился на амбулаторном лечении. По мнению Оруджева, в утрате имущества виноваты военнослужащие наряда.

Из объяснений старшего лейтенанта ФИО8, командира ремонтной роты автомобильной техники, усматривается, что в его роте в качестве командира автомобильного ремонтного взвода проходил прапорщик Рамонов, которого он характеризует с положительной стороны как исполнительного и добросовестного военнослужащего. Площадка списанной военной техники охранялась нарядом из военнослужащие ремонтно - восстановительного батальона, при этом описи закрепленного автомобильного имущества, хранящегося на площадке, не составлялось.

Как следует из объяснения заместителя командира войсковой части № по вооружению – начальника технической части полковника ФИО9, ответственным за сохранность автомобильной техники на площадке списанной техники являлось командование ремонтно-восстановительного батальона. Иногда на территории он видел посторонних гражданских лиц, которые проникали туда через дыры в заборе.

Из копии запроса № от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что военный прокурор гарнизона в связи с проводимой проверкой просил командование войсковой части № представить в его адрес копии описей военного имущества, передаваемого при смене названного наряда по площадке списанной военной техники за период ДД.ММ.ГГГГ

Согласно копии ответа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, указанные сведения в военную прокуратуру представлены не были.

Не были представлены указанные документы и в суд.

Как следует из представления военного прокурора Владикавказского гарнизона, направленного по результатам проведенной проверки командиру войсковой части №, прием техники осуществлялся Рамоновым по указанию заместителя командира войсковой части № по вооружению полковника ФИО10 и врио командира ремонтно-восстановительного батальона капитана ФИО11. Техника находилась в удовлетворительном состоянии, в достаточной комплектности, и в дальнейшем хранилась на территории площадки списанной военной техники. Однако по вине указанных должностных лиц необходимых мер к сохранности техники не принималось, контроль за несением службы суточным нарядом не осуществлялся, смена нарядов должным образом не производилась, вследствие чего техника была разукомплектована неустановленными лицами. Приняв технику, Рамонов в дальнейшем находился на амбулаторном лечении. В этот период никем из должностных лиц войсковой части № какой-либо контроль за состоянием техники не осуществлялся. При смене нарядов, несших службу на площадке списанной военной техники, передача находящейся на ней техники не осуществлялась, описи передаваемого автомобильного имущества не составлялись, что свидетельствует о существенных упущениях в организации внутренней службы. Также в ходе прокурорской проверки была получена оперативная информация о том, что вывоз разукомплектованного имущества производился на гражданских машинах, движение которых в журнале выхода и возвращения машин не отражено.

Относительно довода истца о том, что Рамонов, в нарушение требований статьи 381 Устава внутренней службы Российской Федерации, сдачу стоянки с техникой под охрану караула не осуществлял, суд находит следующее.

Как указано в статье 373 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года № 1495 (далее Устава), парком называется территория, оборудованная для хранения, технического обслуживания, ремонта и приведения в готовность к боевому применению (использованию) вооружения и военной техники. Глава 10 Устава регламентирует особенности внутренней службы в парках, в том числе и обязанности суточного наряда, дежурного и дневального по парку. Вместе с тем, по настоящему делу установлено, что площадка списанной техники, на которой были складированы прибывшие автомобили, расположена не на территории парка войсковой части, а отдельно. Как следствие, требование к Рамонову о сдаче этой техники под охрану является необоснованным.

Так, свидетель Владимиров, командир ремонтной роты автомобильной техники, показал, что площадка списанной техники к парку войсковой части № не относится. В ДД.ММ.ГГГГ на площадке списанной техники постоянно находился патруль, для которого было предусмотрено соответствующее помещение. Данный патруль сменялся ежедневно, никакой документации на данной площадке не велось, и прием техники под охрану не фиксировался.

Как показал свидетель Величко, начальник автомобильной службы войсковой части №, в конце ДД.ММ.ГГГГ года он участвовал в приеме-передаче техники из войсковой части № в войсковую часть №, в связи с чем прибывал на территорию №. Техника складировалась на территории площадки списанной техники ремонтно-восстановительного батальона войсковой части №, отдельно от парка части. В парке части должен вестись журнал учета автомобильной техники и вооружений, находящихся в боксах и на открытых площадках. В нем должен быть отражен факт поступления техники, подпись лица, которое его сдает, и лица, которое его принимает. При передаче техники лица наряда по площадке списанной техники сообщили ему, что в ремонтно – восстановительном батальоне войсковой части № такой журнал никогда не велся.

При таких обстоятельствах суд находит, что прибывшая автомобильная техника фактически таковой не явилась, а являлась металлоломом, который был складирован не на территории парка войсковой части №, а на отдельно расположенной площадке списанной техники. Вины Рамонова в том, что на данной площадке, охраняемой патрулем, за 20 дней была произведена разделка, а в последующем и более вывоз 33 тонн металла, нет.

В этой связи надлежит признать, что правовые основания к привлечению Рамонова к материальной ответственности отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 98, 194, 198 и 258 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении иска войсковой части № к Ф.И.О. о взыскании с него <данные изъяты>

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Северо – Кавказского окружного военного суда через Владикавказский гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня принятия в окончательной форме.

С подлинного верно.

Копия верна:

Председательствующий С. В. Свидерский.

Секретарь судебного заседания Л.Э.Гусейнова.