Арбитражная практика

Приговор от 16 сентября 2011 года № 1-85/11. Приговор от 16 сентября 2011 года № 1-85/11. Смоленская область.

Судья Смоленского районного суда Смоленской области Ивченкова Е.М.,

С участием государственных обвинителей помощников прокурора Смоленского района Калугина Е.Н., Сидоренкова Ю.И.,

Подсудимого Настепанина Бориса

Защитника Гришкина С.А., представившего удостоверение - - - и ордер - - -,

При секретаре Зекир С.Г.,

А также потерпевшем Г.П.А., его представителе Г.П.В.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Настепанина Бориса . . ., ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ,

Установил:

Настепанин Б.А., управляя автомобилем, совершил нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, при следующих обстоятельствах:

* * * около 19 часов 10 минут Настепанин Б.А., управляя автомашиной «. . . 1», регистрационный знак - - -, двигался по автодороге . . . в сторону . . ..

В пути следования в районе . . . указанной автодороги Настепанин Б.А. совершил остановку на правой обочине в сторону движения . . ., после чего в нарушении п.п. 8.1, 8.2, 8.8 Правил дорожного движения, обязывающих водителя перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой, заблаговременно, до начала выполнения маневра, подавать сигналы световым указателем поворота соответствующего направления, при этом подача сигнала не дает водителю преимущества и не освобождает его от принятия мер предосторожности, маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения, при повороте налево или развороте вне перекрестка водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу попутным и встречным транспортным средствам, Настепанин Б.А., находясь на правой обочине в сторону . . ., легкомысленно надеясь, что при возникновении опасности при движении, сможет предотвратить аварийную ситуацию и наступление опасных последствий, начал совершать маневр «разворот», при этом не подал световыми указателями сигнала разворота, продолжил движение, и выехал на встречную полосу движения, не уступив при этом дорогу мотоциклу «. . . 2» регистрационный знак - - - под управлением Г.П.А., двигающемуся во встречном направлении по правой полосе движения в сторону . . ., где совершил столкновение с данным мотоциклом, после чего Настепанин Б. А. скрылся с места происшествия. В результате дорожно-транспортного происшествия водитель мотоцикла Г.П.А. получил телесные повреждения в виде множественных переломов костей наружной и нижней стенки глазницы справа, перелома клиновидной кости со смещением (кость основания черепа), множественных переломов скуловой кости и верхнечелюстной пазухи справа, раны верхнего века правого глаза, субконъюнктивального кровоизлияния правого глаза, ссадин левого бедра, повреждения коллатеральных связок левого и правого коленных суставов, перелома 1 пальца правой кисти, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Настепанин Б.А.. вину в инкриминируемом преступлении не признал и пояснил, что 8 мая 2010 г. он ехал в сторону . . ., остановился в районе . . . дороги. В том месте впереди, на расстоянии около 300 метров находится ложбина, т.е. начинается уклон дороги. Если в этой ложбине двигается грузовик, то с места его остановки видна только крыша грузовика, а легковой автомобиль или мотоцикл не видно совсем. Чтобы продолжить движение в сторону . . ., ему нужно было развернуться. Был выходной день, машин на дороге мало. Поскольку ни справа, ни слева не было никаких помех для осуществления разворота, он развернулся на противоположную сторону дороги, остановился на обочине, параллельно проезжей части, выключил зажигание. Никакого экстренного торможения он не применял. Просто развернулся. Обочина представляет собой метр гравия, затем метр-полтора асфальта и затем уже разделительная полоса. Он остановил машину за разделительной полосой. У его машины такой радиус разворота, что, начиная разворот с обочины, может оказаться только на обочине. У него в машине между сиденьями всегда лежат газеты, журналы. Остановившись, он хотел почитать один из них в ожидании друзей. В этот момент и произошел удар. Удар был огромной силы, в машину полетели стекла. Сначала он не понял, что произошло. Посмотрел в зеркало заднего вида – никого нет. Он вышел и увидел, что на дороге лежит мотоциклист. Он (Настепанин) ему сказал: «Ты что делаешь?!», а тот в ответ спросил, что случилось. Тогда он Решил вызывать скорую. Поискал по карманам телефон, но не нашел его. Проезжавших либо стоявших неподалеку машин не было, попросить телефон у находящегося в сознании мотоциклиста он не догадался, а сразу Решил ехать до заправки, расположенной у въезда в . . ., чтобы оттуда вызвать скорую помощь. Когда ехал к заправочной станции за помощью, машину скорой помощи не заметил. Проехав около 600 метров, он сообразил, что «скорую» можно не вызывать, а самому отвезти пострадавшего в больницу, поэтому развернулся и сразу поехал обратно. С момента, как он покинул место ДТП, поехав на заправку вызвать скорую помощь, до возвращения к месту аварии прошло 3-5 минут, в это время он успел найти свой телефон, который, видимо, упал от удара, и позвонить в ГИБДД, но мотоциклиста на месте уже не было, его увезла скорая помощь. Тогда он поехал в больницу, чтобы узнать состояние пострадавшего. Удар мотоцикла пришелся примерно в 25 см. от правой фары в сторону центра его машины, в результате чего были разбиты спойлер, стекло, не было правой фары и дворника с механизмом, были вогнуты внутрь бампер и крышка багажника. Заднее правое крыло повреждено не было, не было и других повреждений боковой поверхности автомашины.

Вина подсудимого подтверждается следующими исследованными в судебном заседании доказательствами:

-показаниями потерпевшего Г.П.А., пояснившего, что вечером 08.05.2010 года была хорошая погода, и он Решил прокатиться на своем мотоцикле «. . . 2», около 19 часов выехал из . . . на смоленскую объездную дорогу и двигался в сторону . . .. Было светло, солнечно, без осадков, видимость отличная. Ехал он в специальной мотоциклетной экипировке, с включенным дальним сетом фар, со скоростью около 80-90 км/час, двигался примерно по середине правой полосы движения в сторону . . .. Подъезжая к . . . автодороги, он увидел впереди своего движения на расстоянии около 300-400 метров стоящую на встречной полосе, ближе к обочине, автомашину джип черного цвета. Фары, габариты, световые приборы у этой машины включены не были. Он не стал обращать на нее внимание, поскольку машина находилась не на его полосе движения, была припаркована на обочине. Он не мог предположить, что этот автомобиль может представлять для него какую-либо опасность. Поэтому он продолжал движение. Ни в попутном ему направлении, ни во встречном, больше транспортных средств не было. Когда расстояние между мотоциклом и машиной оставалось около 25-30 метров, эта машина, в нарушение всех правил дорожного движения, неожиданно выехала со своей полосы на его полосу движения, поперек, не уступив ему дорогу, а затем, не останавливаясь и не указывая сигнала поворота, продолжила резким маневром разворота движение на его полосу в сторону . . ., но маневр до конца не успела совершить. Маневр был резким, внезапным и неожиданным для него. Он инстинктивно начал тормозить. Но в такой ситуации он уже ничего не смог предпринять. Произошло столкновение. Мотоцикл передней частью ударился примерно в заднюю боковую правую часть автомашины. Сам он запомнил только заднюю часть машины, в которую ударился. Но столкновение, как ему показалось, произошло не прямо в боковую поверхность заднего правого крыла, а в самый его край сзади, как бы в правый задний угол. В момент удара машина по отношению к мотоциклу и его полосе движения находилась под углом, т.е. не до конца выполнила маневр разворота. От удара он потерял сознание и очнулся только в больнице. Утверждает, что столкновение произошло именно на его полосе движения, а не на обочине. Применяя торможения, он на обочину не выезжал, поскольку данный вид мотоциклов предназначен только для езды по асфальту, на уязвимой поверхности можно не справиться с управлением – произойдет занос и мотоцикл пойдет юзом, затормозить невозможно, упадешь. Езда по обочине вообще невозможна.



-показаниями свидетеля З.Б.О., пояснившего, что 8 мая 2010 года он с девушкой и другом В.А.В. ехали на пикник в сторону . . ., по направлению к . . ., подъезжали к району . . ., встречного транспорта на том отрезке дороги не было, видимость хорошая, вдалеке был виден свет фар какого-то встречного транспортного средства. На расстоянии около 300-400 метров впереди себя, в попутном направлении, он увидел черный кроссовер, который выехал со второстепенной дороги на обочину, какое-то время постоял там параллельно дорожной полосе. Когда он (З,Б.О.) приблизился до припаркованного джипа на расстояние около 150-200 метров, то увидел, что джип вдруг резко и неожиданно стал разворачиваться на противоположную сторону через всю проезжую часть. Джип еще не успел полностью развернуться на встречной полосе, когда произошло столкновение, за джипом сразу появилась пыль, что-то полетело, джип в это время находился на встречной полосе, на асфальте. После столкновения джип остановился и прижался к обочине. Он, З.Б.О., тоже остановился, и они втроем вышли посмотреть, что случилось. Оказалось, что джип «подрезал» мотоциклиста. Мотоциклист и мотоцикл лежали на проезжей части за джипом, у джипа он заметил вмятину на задней правой фаре, были повреждены крышка багажника, бампер. Повсюду валялись осыпавшиеся осколки. На проезжей части были видны грязные следы от машины по всей траектории ее движения. Они остановили проезжавший мимо автомобиль «скорой помощи». В это время джип быстро уехал, скорая помощь увезла потерпевшего в больницу. Сам он вызвал сотрудников ГИБДД, стали их ждать. Потом приехала автомашина «. . . 3» вишневого цвета с литовскими номерами, это оказались знакомые потерпевшего, спросили, куда его госпитализировали, и уехали. Джип вернулся через некоторое время, вышел парень в кепке, он заметно нервничал, спросил, жив ли мотоциклист. Они ответили, что жив, в больнице. С этим парнем Установили знак аварийной ситуации, после чего машина опять уехала. После отъезда этот джип раза три ездил туда-обратно. До приезда работников ГИБДД осколки и мотоцикл никто не перемещал.

-показаниями свидетеля В.А.В., пояснившего, что в начале мая 2010 года он совместно со своими друзьями З.Б.О. Борисом и его девушкой ехали на автомашине «. . . 4» под управлением З.Б.О. в сторону . . . на природу, двигались в направлении . . . по окружной дороге. Погода стояла хорошая, дождя не было, видимость на дороге превосходная. Они подъезжали к . . .. Ни на встречной полосе, ни в попутном направлении в это время никого не было. Дорога хорошо обозревалась. Тумана не было, деревья не закрывали обзор. На расстоянии приблизительно 200 метров от их машины он увидел автомобиль джип темного цвета. Джип стоял на обочине, ближе к дорожной полосе по ходу движения их автомашины, в том месте есть второстепенная дорога, съезд с главной. Потом джип вдруг резко стал разворачиваться через всю проезжую часть, пересек их полосу движения и выехал с разворотом на встречную полосу. Ни фары, ни поворотники у джипа включены не были ни когда автомобиль стоял, ни когда стал разворачиваться. Когда джип еще не успел полностью развернуться на встречной полосе, появились клубы пыли. Пыль поднялась в момент удара, когда джип уже переехал на противоположную сторону движения. Клуб пыли был за машиной на проезжей части и обочине. Пыль появилась непосредственно перед ними, за 100 метров. Они остановились и побежали туда посмотреть, что произошло. После столкновения джип сначала остановился, из него никто не вышел, потом сразу уехал в сторону . . .. Подбежав к месту аварии, они увидели лежащих на проезжей части мотоцикл и рядом с ним, поперек дороги, ногами к обочине, мотоциклиста, он был в шоке, на вопросы не отвечал. Мотоцикл лежал на проезжей части под углом вдоль дороги, передним колесом по направлению к . . .. Считает, что удар мотоцикла пришелся в боковую заднюю правую часть джипа, поскольку там осталась вмятина. У мотоцикла откололись стекла, пластик, оптика, потек бензин. Все разлетелось в разные стороны: пластиковые куски мотоцикла на дороге, от автомобиля пластик и часть задней фары лежали на проезжей части, часть на обочине. На асфальте остались следы джипа – траектория движения, черные следы разворота от жжения резины. Черный след начинался от обочины, где стоял до этого джип, переходил на встречную полосу движения и заканчивался на проезжей части. Уверен, что эти следы принадлежат джипу, поскольку больше никаких автомобилей не было. Были небольшие следы торможения от мотоцикла. Они остановили проезжавшую мимо «скорую помощь», врачи сделали пострадавшему укол и увезли в областную больницу. Через некоторое время после этого вернулся джип, из которого вышел парень невысокого роста, как ему показалось в нетрезвом виде, взгляд у него был «мутный», спросил, что с мотоциклистом. Он ответил, что мотоциклист жив, его увезли в больницу. Он (В.А.В.) спросил парня, разве не в его машину врезался мотоцикл, парень отрицал это. Тогда он показал на вмятину на крыле джипа, но он все равно отрицал, что был участником ДТП. Но он (В.А.В.) с уверенностью может сказать, что вернулась именно эта машина, поскольку на этом джипе была такая же вмятина с правой стороны, как и на джипе, столкнувшимся с мотоциклом. После чего сел в джип и уехал в сторону . . .. Они дождались ГИБДД, чтобы не украли мотоцикл, ничего на месте ДТП не трогали и не перемещали. Пока ждали ГИБДД, мимо проехали друзья мотоциклиста, они им сказали, что парня увезли в . . ., и они поехали туда.

-показаниями свидетеля Д.В.В., пояснившей, что когда она со своими знакомыми З.Б.О. и В.А.В. ехала на машине «. . . 4» в сторону . . ., неожиданно увидела как на встречной полосе движения поднялся столб пыли. З.Б.О. сразу остановил машину на обочине дальше места аварии на 20-30 метров по своей полосе движения. Она увидела, что на противоположной стороне в сторону . . . на полосе движения стоял джип темного цвета. Когда они подошли к месту аварии, джип уже стоял на обочине, на дороге за ним лежал мотоциклист, а за мотоциклистом – мотоцикл. Детали мотоцикла лежали на дороге и на обочине, от машины на дороге лежал кусок задней фары. На месте ДТП она видела след торможения джипа, длинной около одного метра, данный след был на правой полосе движения в строну . . ., так же был след разворота джипа через всю проезжую часть дороги. Джип тут же уехал, из него никто не выходил. «Скорая помощь» подъехала сразу, поскольку ехала за ними, они просто вышли на дорогу и остановили ее. После того, как пострадавшего увезли, джип, участвовавший в ДТП, вновь вернулся на место аварии. Из машины вышли два парня, как ей показалось, в состоянии алкогольного опьянения, размахивали руками, речь их была невнятной. Один из парней спросил, жив ли мотоциклист. Они ответили, что жив и его увезли в больницу. После этого машина уехала в сторону . . ., позже она проезжала еще раз, уже в сторону . . ., не останавливаясь. Уверена, что на место ДТП возвращался именно тот джип, который участвовал в аварии, т.к. она запомнила его номер. Возвращался на место ДТП джип с этим же номером и с такой же разбитой задней фарой с правой стороны.

-показаниями свидетеля Д.В.И., пояснившего, что в мае 2010 года он находился на суточном дежурстве совместно с фельдшером скорой медицинской помощи Б.Л.М., с которой они возвращались из Областной больницы по окружной дороге в сторону . . .. На противоположной полосе движения, на проезжей части, на асфальте, они заметили лежащего мотоциклиста и рядом сбитый мотоцикл. Он развернул машину и подъехал на место ДТП к пострадавшему. Никакой разбитой машины на месте ДТП не было, но на месте аварии он заметил запчасти от мотоцикла. Они лежали на дороге, на асфальте. Мотоциклист находился в сознании, но оно было спутанным, он постоянно спрашивал: «Что это было?». Лицо у мотоциклиста было в крови, жаловался на боль в животе. По поводу ДТП он ничего не пояснял. Находившиеся на месте аварии ребята помогли загрузить мотоциклиста в машину, после чего его доставили в больницу.

-показаниями свидетеля Б.Л.М., пояснившей, что работает фельдшером на скорой медицинской помощи. 8 мая 2010 года, около 19 часов, она и водитель Д.В.И. на автомашине скорой медицинской помощи возвращались с вызова из Областной больницы, ехали по окружной дороге в сторону . . .. Не доезжая . . ., она увидела на дороге на противоположной полосе движения мотоцикл, а рядом с ним мотоциклиста в экипировочном костюме. Она поняла, что произошло ДТП, поскольку мотоцикл был «изувечен». Они развернулись. Она подбежала к мотоциклисту. Мотоцикл лежал по центру встречной полосы движения, мотоциклист – ближе к обочине, но тоже на асфальте. Он находился в тяжелом состоянии, кричал, что у него болит живот. Рядом с местом ДТП были два парня и девушка. Ребята помогли уложить пострадавшего на носилки и занести в машину скорой помощи. Когда с него сняли экипировочный костюм, он начал спрашивать: «Что это было?» Она осмотрела парня. Сотрясение головного мозга у него было сильное, поскольку сознание было явно затуманено. У пострадавшего было разорвано веко одного глаза, он держался за живот и ребра с правой стороны, говорил, что в этом месте сильная боль. Она сделала ему укол, после чего они доставили его в Областную больницу. Все это время она с парнем находилась в контакте, парень сказал свою фамилию, что проживает . . ., говорил, что не помнит, что произошло, предполагал, что его сбила какая-то машина. Но на месте ДТП машины, участвующей в аварии, уже не было.

-показаниями свидетеля М.Е.С., пояснившей, что 08.05.2010 года она со своим знакомым на автомашине по окружной дороге возвращалась из . . . в . . .. Проехав мост через . . ., они Решили развернуться чуть дальше и увидели, что на дороге произошла авария. Подъехав ближе, увидели разбитый мотоцикл. Номер на нем был литовский, она поняла, что он принадлежит их торговому представителю – Г.П.А.. Мотоцикл лежал на правой полосе движения в сторону . . .. На месте происшествия находились два молодых человека и девушка, которые сказали, что мотоциклист живой, и его уже отвезли в СОКПБ . . . на машине скорой помощи, которую они остановили. Ребята также рассказали, что они ехали из . . . и увидели взметнувшийся столб пыли, поэтому остановились и подбежали к месту ДТП. Она спросила ребят, кто сбил мотоциклиста. Они ответили, что эта машина уже уехала, но периодически возвращается. Через какое-то время она увидела проезжавшую мимо автомашину черного цвета «. . . 1» с повреждениями с правой стороны на углу. Ребята сказали, что это и есть та машина. Вскоре подъехала автомашина «. . . 5» синего цвета - - -. Из нее вышел молодой человек и стал говорить, что все проблемы решит, с таможней разберется. Они ответили, что пострадавший в больнице, виновник ДТП с места происшествия скрылся, ни о каком решении проблем речи идти не может. После этого он перешел на нецензурную лексику, сел в машину и уехал. Приехала милиция, стали изучать следы разворота на асфальте. Сама она также видела на асфальте явный след разворота автомобиля, который начинался со встречной мотоциклисту полосы движения, находился с двух сторон от дорожной разметки длинной примерно метр. След разворота машины отличался по цвету от асфальта. Также она видела с правой и левой стороны дороги осколки. На обочине лежал дворник от машины, валялась фара. До приезда сотрудников ГИБДД на месте ДТП ничего не перемещали, все детали происшествия оставались на своих местах.

-заключением судебно-медицинской экспертизы № 1454 от 02.09.2010 г., согласно которой у Г.П.А. согласно меддокументации диагностированы телесные повреждения в виде множественных переломов костей наружной и нижней стенки глазницы справа, перелома клиновидной кости со смещением (кость основания черепа), множественных переломов скуловой кости и верхнечелюстной пазухи справа, раны верхнего века правого глаза, субконъюнктивального кровоизлияния правого глаза, ссадин левого бедра, повреждения коллатеральных связок левого и правого коленных суставов, перелома 1 пальца правой кисти, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Повреждения произошли, возможно, 08.05.2010 г. в условиях ДТП (л.д.64-66, 39-47)

-протоколом осмотра транспортного средства от 08.05.2010 г. – мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - -, имеющего деформацию передней подвески, рамы, переднего крыла; деформирована и поломана облицовка всего мотоцикла, разбита передняя блок-фара, правое зеркало заднего вида, поврежден мотор (л.д.10)

-протоколом осмотра транспортного средства от 10.05.2010 г. – автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - -, имеющего деформацию задней двери, заднего правого крыла, задней правой стойки, задней панели, глушителя, заднего бампера, заднего сполера, амортизаторов задней двери, разбито стекло задней двери, механизм стеклоочистителя задней двери, пробит задний блок-фонарь. На правом боковом заднем стекле, стойке крыши имеется наслоение вещества белого цвета (л.д.11)

-протоколом осмотра места происшествия от 08.05.2010 г. с прилагаемой схемой места дорожно-транспортного происшествия и фототаблицей, из которых видно, что место ДТП расположено . . .. Проезжая часть горизонтальная, без выбоин и дефектов, дорожное покрытие -асфальт, состояние сухое, дорожное покрытие - шириной для двух направлений движения: в сторону . . . и в сторону . . .. Ширина проезжей части дороги 7,4 метра; ширина правой полосы движения в сторону . . . - 3,8 метра, ширина полосы движения в сторону . . . - 3,8 метра. Ширина примыкающей обочины справа в сторону . . . составляет 3,7 метра, обочина гравийно-песчаная, сухая, далее расположен кювет. Ширина обочины в сторону . . . составляет 3,7 метра, обочина песчано-гравийная, сухая. На проезжей части дороги нанесена прерывистая линия дорожной разметки, разделяющая две полосы движения в противоположных направлениях. Вид ДТП - столкновение дух транспортных средств: мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - и, предположительно, со слов очевидца З.Б.О., автомашины «. . . 1» peгистрационный знак - - -, черного цвета, которая на момент осмотра места происшествия отсутствует, скрывшись с места происшествия. На правой полосе движения в сторону . . . расположено место столкновения вышеуказанных транспортных средств, расстояние от километрового столба «17» до места столкновения составляет 7 метров. В данном месте столкновения обнаружен и зафиксирован на цифровой носитель видимый след юза колеса мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - -; на правой полосе движения в сторону . . . обнаружены и зафиксированы на цифровой носитель два видимых грязевых следа (глина, чернозем), ведущих со встречной полосы движения, имеющих дугообразную форму и заканчивающихся возле мотоцикла «. . . 2» на правой полосе движения в сторону . . ., вокруг мотоцикла имеется осыпание битого стекла оптики фар, пластмассы бампера. Обнаружен и изъят задний стеклоочиститель заднего ветрового стекла со щеткой в корпусе черного цвета, расстояние от заднего колеса мотоцикла до прерывистой линии составляет 3.1 метра, до переднего колеса мотоцикла - 3,8 метра. Мотоцикл имеет полную деформацию передней части, передней подвески, переднего крыла. На правой обочине, на расстоянии 2.5 метра от правого края проезжей части дороги, обнаружен, зафиксирован на цифровой носитель и изъят блок разбитой фары в металлическом корпусе. При осмотре прилегающей территории на противоположной стороне дороги от места столкновения, на расстоянии 21 метра от километрового столба «17», имеется съезд в лесной массив, не асфальтирован, имеется грязевая лужа (чернозем, глина), в данном месте обнаружены и зафиксированы на цифровой носитель след протекторов шин колеса на земле. Также обнаружен и зафиксирован на цифровой носитель след протектора шины колеса на правой обочине при движении в сторону . . ., данный след расположен напротив места столкновения и следов разворота предполагаемой автомашины «. . . 1» № - - -, серия букв точно не установлена (л.д.12-21)

-заключением автотехнической экспертизы № 2351 от 25.10.2010 г., из которой видно, что исходя из расположения осыпи стекол, пластиковых деталей и частей мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - и автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - -, расположения мотоцикла «. . . 2» после столкновения (на половине проезжей части, предназначенной для движения транспортных средств в направлении . . .), наличия и расположения следов перемещения автомобиля «. . . 1» на проезжей части, зафиксированных в протоколе осмотра места происшествия, схеме к нему и изображениях, как на фототаблице, так и на представленном DVD диске, можно сделать вывод о том, что в данных дорожных условиях в установленной следствием ситуации место столкновения мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - под управлением водителя Г.П.А. и автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - - под управлением водителя Настепанина Б.А. расположено на половине проезжей части, предназначенной для движения транспортных средств в направлении . . . (в том числе и для движения мотоцикла под управлением водителя Г.П.А.) в районе зафиксированного начала осыпания стекол, пластиковых деталей и частей обоих транспортных средств.

Применить расчетные методы исследования для определения экспертным путем скорости движения указанных автомобиля и мотоцикла не представилось возможным, поскольку ввиду отсутствия на месте ДТП автомобиля «. . . 1» его положение в протоколе осмотра места происшествия, схеме и справке по ДТП не зафиксировано, каких-либо следов торможения автомобиля на данном участке дороги обнаружено и зафиксировано не было, видимый след юза колеса мотоцикла не имеет размерной величины и привязки на проезжей части.

Исходя из формы, вида, расположения и локализации технических повреждений задней правой части автомобиля «. . . 1, и передней части мотоцикла «. . . 2», можно сделать вывод о том, что они образовались при попутном взаимодействии передней части мотоцикла «. . . 2» и задней правой части автомобиля «. . . 1», располагающихся в момент столкновения под некоторым углом. Сравнительный анализ повреждений указанных выше транспортных средств, их сопоставление по форме, конфигурации, размерам, расположению, позволяет определить угол взаимного расположения мотоцикла «. . . 2» и автомобиля «. . . 1» в момент столкновения, который составляет около 20-40 градусов.

Исходя из объективных исходных данных, зафиксированных в схеме места ДТП, расположения мотоцикла «. . . 2» на проезжей части после столкновения, повреждений обоих транспортных средств, наличия и расположения следов перемещения автомобиля «. . . 1» перед ДТП, механизм столкновения мотоцикла «. . . 2» под управлением водителя Г.П.А., и автомобиля «. . . 1» под управлением водителя Настепанина Б.А. представляется следующим образом: 08.05.2010 года около 19:10 часов в районе . . . мотоцикл «. . . 2» регистрационный знак - - -, двигаясь в направлении . . . по левой полосе движения транспортных средств данного направления, перешел в торможение с блокировкой колес и на половине проезжей части, предназначенной для движения транспортных средств в направлении . . ., совершил столкновение своей передней частью с задней правой частью автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - -, под углом около 20-40 градусов, после столкновения мотоцикл «. . . 2» остался в положении, зафиксированном на схеме ДТП.

В данных дорожных условиях в установленной следствием ситуации водитель мотоцикла «. . . 2» Г.П.А. не имел технической возможности избежать столкновения с автомобилем «. . . 1» под управлением водителя Настепанина Б. А. путем применения своевременного экстренного торможения при движении со скоростью 90 км/час и принятых исходных данных (при расстоянии удаления мотоцикла «. . . 2» до автомобиля «. . . 1» в момент начала поворота автомобиля «. . . 1» на полосу движения мотоцикла 20-30 метров), так как даже при немедленном принятии мер водителем мотоцикла Г.П.А. в момент возникновения опасности для движения мотоцикла, торможение мотоцикла «. . . 2» началось бы лишь после столкновения.



Показания водителя автомобиля «. . . 1» Настепанина Б. А. относительно места расположения его автомобиля в момент столкновения с мотоциклом «. . . 2» под управлением водителя Г.П.А., согласно которым в момент столкновения его автомобиль находился в неподвижном состоянии на обочине, технически несостоятельны.

Действия водителя автомобиля «. . . 1» Настепанина Б.А. не соответствовали требованиям безопасности движения, а именно -требованиям п.п. 8.1, 8.2, 8.8 ПДД РФ, и послужили причиной столкновения мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - и автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - -.

С технической точки зрения, в случае полного и своевременного выполнения ПДД РФ водитель автомобиля «. . . 1» Настепанин Б.А. мог (имел возможность) не допустить данного ДТП, отказавшись (воздержавшись) от выполнения разворота и уступив дорогу мотоциклу «. . . 2» под управлением Г.П.А.

Решить вопрос о движении или неподвижном состоянии автомобиля «. . . 1» в момент столкновения с мотоциклом «. . . 2» на основании исследования всего комплекса признаков, соответствующих движению или неподвижному состоянию транспортного средства в момент удара, экспертным путем не представляется возможным как из-за отсутствия в материалах дела, представленных на исследование необходимых исходных данных, отсутствия возможности трассологического исследования повреждений (деформаций) на автомобиле «. . . 1», так и из-за факта, что автомобиль «. . . 1» под управлением водителя Настепанина Б.А. после данного ДТП «оставил место происшествия».

Ответить экспертным путем на вопрос «Какова была скорость мотоцикла перед столкновением, учитывая деформации транспортных средств ?» не представляется возможным, так как в настоящее время отсутствует научно-обоснованная, апробированная и должным образом утвержденная методика расчета скорости движения транспортного средства, учитывающая затраты кинетической энергии на образование деформаций транспортных средств при столкновении (л.д.118-130)

заключением повторной комиссионной судебной автотехнической и транспортно-трасологической экспертизы № 90/8-1, 91/8-1 от 31.01.2011 г., из которого видно, что установить расположение мотоцикла «. . . 2» и автомобиля «. . . 1» (угол столкновения) в момент удара и механизм столкновения данных транспортных средств экспертным путем не представляется возможным в связи с отсутствием в представленных на исследование материалах необходимой и достаточной информации (автомобиль «. . . 1» восстановлен и отремонтирован, в протоколах осмотра автомобиля и мотоцикла приведен лаконичный перечень повреждений, водитель автомашины «. . . 1» скрылся с места происшествия).

Исходя из расположения мотоцикла «. . . 2» после ДТП, осыпи стекла и отделившихся частей, следов транспортных средств и повреждений на них, место столкновения мотоцикла «. . . 2» и автомобиля «. . . 1» находилось на полосе движения в направлении . . . (на полосе движения мотоцикла) перед началом образования данной осыпи.

Решить вопрос о скорости движения мотоцикла «. . . 2» на момент ДТП не представляется возможным в связи с отсутствием данных о длине следов юза (торможения) мотоцикла на месте столкновения.

В данной дорожной ситуации при заданных данных водитель мотоцикла «. . . 2» не только не имел технической возможности избежать столкновения с автомобилем «. . . 1», применив экстренное торможение в момент возникновения опасности для движения, но и не успевал привести в действие тормозную систему мотоцикла.

Показания водителя автомобиля «. . . 1» о том, что в момент столкновения с мотоциклом «. . . 2» он стоял на правой, по направлению в . . . обочине, не состоятельны.

Причиной данного ДТП явилось несоответствие действий водителя автомобиля «. . . 1» требованиям пунктов 8.1 и 8.8 Правил дорожного движения. Показания водителя мотоцикла «. . . 2» не противоречат обстоятельствам ДТП указанным в постановлении о назначении экспертизы (л.д.202-207)

-протоколом проверки показаний на месте потерпевшего Г.П.А. от 12 октября 2010 года с фототаблицами к нему, согласно которому Г.П.А. указал место, направление и полосу своего движения, место на половине проезжей части дороги, где он находился в тот момент, когда увидел, что автомашина типа «джип» развернулась и находилась поперек полосы движения в сторону . . ., расстояние составило 25 метров. Также была зафиксирована видимость проезжей части дороги в сторону . . . из салона автомашины типа джип и измерено расстояние от предполагаемого места разворота автомашины в момент ДТП до участка дороги, где транспортные средства не видны в связи с тем, что профиль пути в конце видимости участка дороги - уклон (низина) в виде углубления, расстояние составило 350 метров (л.д.99-102)

-протоколом осмотра предметов и фототаблицей к нему от 12.10.2010 года - мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак 95 AGP имеющего деформацию передней части, разбито рулевое управление, имеется трещина с двух сторон на раме мотоцикла, скол и деформация левой стойки-вилки управления, разбито ветровое стекло, Мотоцикл приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства (л.д.103-111)

-протоколом осмотра предметов от 17 октября 2010 года - DVD-диска с 67 фотографиями, при просмотре которых видны фотографии с осмотра места происшествия на . . ., а так же фотографии а/м «. . . 1» и мотоцикла «. . . 2» с механическими деформациями, полученными в результате ДТП, приобщенного к материалам дела в качестве вещественного доказательства (л.д.137-138, 139)

-вещественными доказательствами – DVD-диском с 67 фотоснимками - осмотра места происшествия, осмотра мотоцикла «. . . 2» и автомашины «. . . 1». Отраженные на изображениях диска имеющиеся на обоих транспортных средствах повреждения не противоречат повреждениям, зафиксированным в протоколах осмотра транспортных средств. Отраженные на изображениях диска место расположения мотоцикла после ДТП, место расположения осыпи стекол, пластиковых деталей и частей мотоцикла и автомобиля, следы перемещения автомашины «. . . 1» на проезжей части до ДТП соответствуют описанию ДТП, зафиксированному в протоколе осмотра места происшествия, схеме к нему и фототаблицам. Осмотр данного вещественного доказательства производился в судебном заседании с использованием технических средств.

-результатами химико-токсикологического исследования, подтверждающего, что у Г.П.А. этиловый спирт в крови не обнаружен (л.д.32)

Все указанные доказательства суд признает допустимыми и достоверными, полностью подтверждающими вину подсудимого в совершении инкриминируемого преступления, поскольку суд находит, что они добыты в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, согласуются друг с другом и письменными материалами дела. Заявлений от сторон о признании каких-либо доказательств недопустимыми в судебном заседании не поступило.

Анализируя представленные сторонами и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, оценивая их с точки зрения относимости и достаточности, суд находит установленным, что подсудимый совершил преступление при изложенных выше обстоятельствах и квалифицирует его действия по ч.1 ст.264 УК РФ (в редакции Федерального Закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) – нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Настепанин Б.А нарушил п.п. 8.1, 8.2, 8.8 Правил дорожного движения.

Нарушение Настепаниным Б.А. указанных положений Правил дорожного движения находятся в причинной связи с наступившими последствиями - причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

При этом суд исключает из обвинения Настепанина Б.А. нарушение п.1.3, 1.5, 1.6, 7,2 Правил дорожного движения, поскольку они не находятся в причинной связи с наступившими последствиями и являются общими требованиями Правил. Суд также исключает из обвинения нарушение Настепаниным п.2.5 Правил дорожного движения, как не находящегося в причинно-следственной связи с наступившими последствиями, а подпадающее под признаки административного правонарушения, предусмотренное ч.2 ст.12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, за которое он понес административное наказание, а также нарушение п.10.1 Правил дорожного движения, как не нашедшее своего подтверждения в судебном заседании, в том числе исходя из заключения автотранспортных экспертиз.

Доводы стороны защиты о том, что Настепанин Б.А. не нарушал п.п. 8.1, 8.2, 8.8 Правил дорожного движения, механизм и место столкновения транспортных средств органами предварительного расследования, основывающимися на проведенных автотехнических экспертизах, определены неверно, выводы данных экспертиз не информативны, не имеют конкретности, ошибочны, непрофессиональны, хотя для установления места столкновения и возможного угла столкновения нет необходимости в специальных познаниях, достаточно знать курс геометрии средней школы, показания свидетелей о резком и неожиданном маневре разворота автомобиля не соответствуют действительности, Настепанин, начиная совершать маневр, не имел возможности обнаружить опасность, поскольку в районе ДТП имеет место понижение профиля дороги, на расстоянии 350 метров в сторону . . . полностью пропадает видимость транспортного средства, водитель мотоцикла Г.П.А., находясь в низине и не имея возможности просматривать дорогу обязан был снизить скорость до возможности постоянного контроля безопасности движения, но не сделал этого, в результате чего и произошло столкновение, суд находит неубедительными.

Из показаний свидетелей З.Б.О. и В.А.В., являющихся очевидцами дорожно-транспортного происшествия, видно, что припаркованный джип на расстоянии около 150-200 метров от автомобиля, в котором ехали они, вдруг резко и неожиданно стал разворачиваться на противоположную сторону через всю проезжую часть. Ни фары, ни «поворотники» у джипа включены не были ни когда автомобиль стоял, ни когда стал разворачиваться.

Данные показания полностью подтверждают показания потерпевшего Г.П.А. о резком и неожиданном маневре автомашины «. . . 1» под управлением водителя Настепанина Б.А.

Указанные обстоятельства свидетельствуют, что Настепанин перед началом выполнения маневра разворота, не подавал заблаговременно сигналы световым указателем поворота соответствующего направления, не принял мер предосторожности, не обеспечил безопасность маневра и создал помеху другому участнику движения, не уступив дорогу двигающемуся во встречном направлении мотоциклисту.

Доводы стороны защиты в части того, что показания потерпевшего Г.П.А. об ударе мотоцикла в заднюю боковую правую часть автомобиля противоречит заключению эксперта о том, что удар пришелся в заднюю правую часть автомобиля «. . . 1», располагающихся в момент столкновения под некоторым углом, суд также считает несостоятельными, поскольку в судебном заседании потерпевший Г.П.А. пояснил, что место соударения с автомобилем он указал примерно, перед столкновением увидел полностью заднее правое крыло, но столкновение, как ему показалось, произошло не прямо в боковую поверхность этого крыла, а в самый его край сзади, как бы в правый задний угол, что не противоречит, а объективно подтверждается выводами автотехнической экспертизы № 2351 от 25.10.2010 г..

Утверждение стороны защиты о том, что профиль дороги не позволял Настепанину видеть приближающийся мотоцикл, суд находит неубедительным. Как пояснил потерпевший, расстояние до припаркованного автомобиля он указал в 300-400 метров лишь приблизительно, не измеряя его.

Допрошенный по ходатайству стороны защиты в качестве свидетеля И.И.И. пояснил, что при проверке показаний на месте с участием Настепанина было определено расстояние в 300 метров, как крайняя точка от автомашины Настепанина, когда мотоцикл еще виден.

Свидетель З.Б.О., управлявший автомобилем и двигающийся в попутном с припаркованным джипом направлении на небольшом расстоянии от него, утверждал как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, что видел вдалеке огни фар встречного движущегося транспортного средства.

Данные показания свидетельствуют о том, что в момент разворота профиль дороги уже не мешал Настепанину видеть приближающийся мотоцикл Г.П.А..

У суда не имеется оснований сомневаться в достоверности приведенных показаний свидетелй, т.к. они последовате не противоречат, а дополняют друг друга, соответствуют обстоятельствам дела, подтверждаются письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании, создавая целостную картину происшедшего. В показаниях допрошенных свидетелей и потерпевшего не имеется противоречий, которые могли бы повлиять на доказанность вины подсудимого, поэтому оснований подвергать их сомнению суд не находит и считает доводы стороны защиты о субъективности и противоречивости их показаний несостоятельными.

По делу проведены две автотехнические экспертизы. Из заключения автотехнической экспертизы № 2351 от 25.10.2010 г., видно, что исходя из расположения осыпи стекол, пластиковых деталей и частей мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - и автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - -, расположения мотоцикла «. . . 2» после столкновения (на половине проезжей части, предназначенной для движения транспортных средств в направлении . . .), наличия и расположения следов перемещения автомобиля «. . . 1» на проезжей части, зафиксированных в протоколе осмотра места происшествия, схеме к нему и изображениях, как на фототаблице, так и на представленном DVD диске, можно сделать вывод о том, что в данных дорожных условиях в установленной следствием ситуации место столкновения мотоцикла «. . . 2» регистрационный знак - - - под управлением водителя Г.П.А. и автомобиля «. . . 1» регистрационный знак - - - под управлением водителя Настепанина Б.А. расположено на половине проезжей части, предназначенной для движения транспортных средств в направлении . . . (в том числе и для движения мотоцикла под управлением водителя Г.П.А.) в районе зафиксированного начала осыпания стекол, пластиковых деталей и частей обоих транспортных средств.

Аналогичный однозначный вывод сделан и в заключении повторной комиссионной судебной автотехнической-транспортно-трасологической экспертизы № 90/8-1, 91/8-1 от 31.01.2011 г..

При этом суд отмечает, что в распоряжении экспертов были представлены не только протокол осмотра места происшествия, схема дорожно-транспортного происшествия и фототаблицы к нему, протоколы осмотра транспортных средств, но DVD диск с изображениями имеющихся на обоих транспортных средствах повреждениях, с изображениями места расположения мотоцикла после ДТП, осыпи стекол, пластиковых деталей и частей мотоцикла и автомобиля, следов перемещения автомашины «. . . 1» на проезжей части до ДТП. Данные изображения не противоречат указанным письменным доказательствам, а дополняют их. Как видно из исследовательской части заключения автотехнической экспертизы № 2351 от 25.10.2010 г., анализ обстоятельств происшествия производился на основании изучения всех представленных материалов.

Заключения экспертов согласуются с показаниями очевидцев - свидетелей З.Б.О. и В.А.В., заявивших, что столкновение автомобиля с мотоциклом произошло на проезжей части. Свидетель Д.В.В. подтвердила, что после того, как они увидели столб пыли на дороге, З.Б.О. остановил свою машину, они все вышли, и она увидела на противоположной стороне в сторону . . ., именно на полосе движения, автомашину джип. Лишь после этого джип съехал на обочину. Свидетели Б.Л.М. и Д.В.И. также подтвердили, что на месте ДТП водитель мотоцикла и сам мотоцикл находились на проезжей части. Все свидетели, в том числе очевидцы ДТП пояснили, что ничего не перемещали до приезда работников ГИБДД.

Категоричен также вывод, сделанный в обоих заключениях, касающийся показаний подсудимого Настепанина: показания водителя автомобиля «. . . 1» Настепанина Б. А. относительно места расположения его автомобиля в момент столкновения с мотоциклом «. . . 2» под управлением водителя Г.П.А., согласно которым в момент столкновения его автомобиль находился в неподвижном состоянии на обочине, технически несостоятельны.

Автотехническая экспертиза № 2351 от 25.10.2010 г. проводилась в государственном экспертном учреждении - экспертно-криминалистическом центре УВД по Смоленской области экспертом М.С.Ю., имеющим высшее техническое образование и стаж экспертной работы с 1994 г.

Повторная комиссионная судебная автотехническая-транспортно-трасологическая экспертиза № 90/8-1, 91/8-1 от 31.01.2011 г.. проводилась в государственном учреждении «Брянская лаборатория судебной экспертизы Министрерства юстиции Российской Федерации» экспертами – заведующим отделом инженерно-технических исследований К.А.С., имеющим высшее образование, квалификацию «Инженер-техник», аттестованным на право самостоятельного производства экспертиз по специальностям «Исследование обстоятельств ДТП» и «Исследование следов на ТС и месте ДТП (транспортно-трасологическая диагностика), имеющим стаж работы по специальности 16 лет, и старшим экспертом Л.А.Б. имеющим высшее образование, квалификацию «Инженер-техник», аттестованным на право самостоятельного производства экспертиз по специальностям «Исследование обстоятельств ДТП» и «Исследование следов на ТС и месте ДТП (транспортно-трасологическая диагностика), имеющим стаж работы по специальности 12 лет.

Эксперты перед проведением экспертизы были предупрежден ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК РФ.

Все выводы экспертов аргументированы, сделаны с необходимыми исследованиями и расчетами, носят не предположительный, а категоричный характер.

Проведенные экспертизы не противоречат друг другу. Несогласие стороны защиты со сделанными выводами не влияет на признание указанных экспертиз как на одно из доказательств виновности Настепанина в инкриминируемом преступлении.

Отсутствие в выводах экспертов ответов на ряд поставленных стороной защиты вопросов также нашло свое обоснование в экспертных заключениях. Неполучение ответов на ряд поставленных в ходе предварительного расследования вопрос связано, в том числе с тем, что водитель автомобиля «. . . 1» Настепанин Б. А. скрылся с места ДТП.

В связи с этим сомневаться в достоверности проведенных экспертиз с назначением повторной комплексной автотехнической-трасолого-технической экспертизы, у суда оснований не имеется.

В соответствии со ст.1099-1101 ГК РФ, исходя из характера причиненных физических и нравственных страданий потерпевшему Г.П.А., степени вины и материального положения причинителя вреда, учитывая требования разумности, справедливости и достаточности, суд удовлетворяет заявленный потерпевшим Г.П.А. гражданский иск частично, и взыскивает с подсудимого в пользу Г.П.А. – 350 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В соответствии со ст.1064 ГК суд удовлетворяет заявленный потерпевшим Г.П.А. гражданский иск, связанный с возмещением расходов по оплате услуг представителя, и взыскивает с Настепанина Б.А. в пользу Г.П.А. 10 000 рублей.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, влияние наказание на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Настепанин Б.А. совершил преступление по неосторожности, ранее не судим.

Обстоятельств, смягчающих наказание Настепанину, судом не установлено.

На основании изложенного руководствуясь ст.ст. 307-310 УПК РФ, суд

Приговорил:

Настепанина Бориса признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ (в редакции Федерального Закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.), и назначить наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 2 (два) года.

В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное Настепанину наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 (два) года.

Возложить на Настепанина Б.А. обязанность - в период испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

Меру пресечения Настепанину в виде подписки о невыезде отменить при вступлении Приговора в законную силу.

Взыскать с Настепанина Б.А. в пользу Г.П.А. 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда.

Взыскать с Настепанина Б.А. в пользу Г.П.А. 10 000 (десять тысяч) рублей в возмещение материального ущерба, связанного с расходами на оплату труда представителя.

Вещественные доказательства - DVD-диск – хранить при уголовном деле, мотоцикл «. . . 2» регистрационный знак - - - – возвратить по принадлежности Г.П.А.

Приговор может быть обжалован в Смоленский областной суд через Смоленский районный суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

Председательствующий Е.М. Ивченкова