Арбитражная практика

О признании права потльзования жилой площадью как членом семьи нанимателя. Решение от 02 июля 2009 года № . Томская область.

27.01.2012 Суд Советского района г. Томска в составе:

председательствующего Чернышевой ЛИ

при секретаре Орловой ВН,

рассмотрев в открытом судебном заседании с участием истца, её представителя Деевой ЮВ, представителя ответчика Саядяна АС, гражданское дело по иску Карташовой ЕВ к администрации Советского района г. Томска о признании права пользования жилой площадью как членом семьи нанимателя; встречному иску администрации Советского района г. Томска к Карташовой ЕВ о признании утратившей право пользования жилой площадью

Установил:

Нанимателем комнаты площадью 27 кв.м в <адрес> была К, после смерти которой Решением Советского суда г. Томска ДД.ММ.ГГГГ нанимателем признан Щ.

ДД.ММ.ГГГГ Щ скончался.

Истец, указывая, что с ДД.ММ.ГГГГ была Щ (который приходится дедом) вселена и зарегистрирована в комнате <адрес>, проживала в ней после его смерти, исполняя обязанности по содержанию жилья, обратилась за признанием права пользования жилой площадью как членом семьи Щ

Ответчик предъявил встречный иск, указывая, что, будучи зарегистрированной в 1994 году в спорной квартире, Карташова ЕВ в ней не проживала при жизни нанимателя, выехав добровольно и не проживает после его смерти.

В судебном заседании каждая сторона поддержала заявленные исковые требования, не признав встречных.

Карташова ЕВ пояснила, что информация в исковом заявлении искажена: с рождения жила в квартире бабашки и деда К с матерью. В возрасте 5 лет выехали в <адрес>, где мать скончалась. С 7 лет воспитывалась в <адрес>, откуда выехала в 1990 году в <адрес> на обучение. Когда в 1991 вернулась в Томск, бабушка вступила в брак с Щ с которым и проживала в спорной квартире. Отношения с Щ не сложились, в связи с чем она постоянно в квартире не жила. А когда бабушка в 1994 скончалась, вынужденно квартиру покинула, т.к. Щ возражал против её проживания. С 1994 по 2000 проживала на правах члена семьи у своих знакомых. С 2000 по 2004 - в <адрес> с гражданским мужем В С 2004 по 2009 - с гражданским мужем С в <адрес>, с 2009 по настоящее время арендует иное жилье.

Представитель Администрации Советского района г. Томска пояснил, что Карташова ЕВ никогда не была членом семьи Щ даже при жизни бабушки. Никаких препятствий для вселения и проживания не было, Карташова ЕВ добровольно покинула квартиру.

Выслушав участников процесса, изучив доказательства, суд исковые требования Карташовой ЕВ находит не подлежащими удовлетворению, а встречный иск - должен быть удовлетворен.

Согласно ст.60 ЖК РФ по договору найма наниматель получает жилое помещение во владение и пользование. Согласно ст. 69 ч. 2 ЖК РФ равные с нанимателем права имеют члены его семьи.

При этом, ЖК РСФСР в ст. 54, действовавшего в момент возникновения спорных правоотношений, и ЖК РФ (ч. 1 ст. 69) раскрывает понятие члена семьи нанимателя, как - проживающих совместно с ним супруга, детей и иных лиц, ведущих совместное хозяйство.

Представленным судебным Решением от ДД.ММ.ГГГГ подтверждено, что с момента вселения (согласно пояснения свидетеля Х, имевшего место до 1962 года) по день смерти -ДД.ММ.ГГГГ - нанимателем комнаты площадью 27 кв.м <адрес> была К.



Карташова ЕВ не представила никаких письменных доказательств того, что К является её бабушкой по матери. Однако, суд находит этот факт доказанным, поскольку из решения суда от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Щ пояснял о том, что Карташова ЕВ - внучка его умершей жены.

Свидетель Х пояснила суду, что на момент её вселения в дом по <адрес> в 1962 году, в <адрес> жила К с мужем К и матерью Елены - истца по настоящему делу, затем, после смерти деда истца, К вступила в брак с Щ, став К

Согласно сведений паспорта, Карташова ЕВ родилась в ДД.ММ.ГГГГ году. Из её собственных пояснений, подтвержденных свидетелями КО, Х, следует, что с рождения до отъезда с матерью в <адрес> в пятилетнем возрасте, она проживала в спорной комнате с бабушкой и дедом Х

Эти же свидетели пояснили, что были очевидцами, когда семилетняя Елена (истец по настоящему делу) после смерти матери была бабушкой отправлена в детский дом <адрес>, где и воспитывалась до 1990 г., после чего, по собственным пояснениям убыла для получения профессии в <адрес>.

В настоящем Карташова ЕВ путается в годах, описывая события. Так, она пояснила суду, что прибыла в Томск в 1991 году. Однако, весной 1995 года, непосредственно после событий, что следует из решения Советского суда от ДД.ММ.ГГГГ, она поясняла, что в Томск прибыла за год до смерти бабушки, т.е., учитывая дату смерти, указанную в решении - в 1993 году.

Суд, признавая за Щ право пользования спорной квартирой, как членом семьи К мотивировал Решение от ДД.ММ.ГГГГ, в том числе, состоянием Щ в браке с бабушкой, в качестве доказательства чему было представлено свидетельство о браке от ДД.ММ.ГГГГ.

Таким образом, семейные отношения между супругами Щ и истцом могли существовать в период с момента возвращения в Томск - в 1993 году и до смерти бабушки.

Карташова ЕВ пояснила суду, что никогда не считала себя членом семьи Щ указала, что бабушка её всячески поддерживала, помогала материально.

Вместе с тем, характер отношений, сложившихся, по пояснениям истца Карташовой ЕВ между ней и бабушкой, также не свидетельствует о наличии единой семьи с точки зрения жилищного правоотношения

Так, истец пояснила о том, что бюджет у бабушки был единым с Щ она же по своему усмотрению отдавала какую-то часть на продукты бабушке. Бабушка стирала на себя и Щ, она заботилась о себе. Истец не смогла даже назвать год рождения, ни только дату рождения и смерти бабушки.

Более того, свидетели КО и Х опровергли и позицию истца о том, что бабушка относилась к ней по-родственному с точки зрения семейных правоотношений.

Так, Х пояснила, что ФИО47 были глухонемые. КО лишь иногда пускала в дом внучку, поскольку в силу характера вообще не испытывала к кому-либо из близких привязанности - она и собственных детей не воспитывала. Когда же истец приехала из-под Москвы, то бабушка поставила на окна металлические решетки, укрепила двери, чтобы та не смогла проникнуть в комнату. Несколько раз она видела, как Елена спала на коврике возле двери КО

Свидетель ФИО50 пояснения дал аналогичные и подтвердил, что и при жизни бабушки и после её смерти Карташова ЕВ в комнате не жила. Появившись с приятелями после смерти бабушки, неоднократно избивали Щ, за что была осуждена. После смерти Щ, Карташова ЕВ появилась спустя год-полтора, снова исчезла. Комната стояла не запертой, препятствий к вселению не было.

Таким образом, кроме того, что гражданин не может быть одновременно членом двух семей с точки зрения жилищных правоотношений (бабушка не могла быть членом семьи Щ и Карташовой ЕВ, тогда как те членами семьи не были), право пользования за Карташовой ЕВ не может быть признано и потому, что она его хочет установить как член семьи Щ, при этом утверждая, что таковой никогда не являлась.

Скончался Щ, что подтверждено свидетельством о смерти, ДД.ММ.ГГГГ.



Суд полагает, что право пользования спорной комнатой, которое для Карташовой ЕВ было производно от прав её матери, о чем пояснила представитель истца, помимо того, что ничем не доказано, утрачено истцом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 14 от 2 июля 2009 г. «О некоторых вопросах возникших при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

Отсутствие же у гражданина, добровольно выехавшего из спорного жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на иное жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Истец пояснила, что с момента регистрации проживала в квартире не более месяца в 1994 году, после чего выбирала иные места жительства: у друзей, у гражданских мужей, арендуя самостоятельно.

Свидетели - соседи подтвердили суду, изложенные истцом обстоятельства, опровергнув её пояснения, что причиной не проживания был конфликтный характер Щ, все пояснили, что Щ был спокойным, не конфликтным. Не он, а Карташова ЕВ подвергала его избиению, за что и была осуждена.

Сама истец не отрицала, что более ДД.ММ.ГГГГ лет проживая по разным адресам, не заявляла требований о вселении, в квартиру не приходила, что объективно подтверждается и тем обстоятельством, что скончался наниматель в феврале ДД.ММ.ГГГГ, а истец узнала об этом спустя год-полтора, после чего в квартиру не вселилась.

Свидетели - соседи пояснили, что в мае ДД.ММ.ГГГГ, внезапно появившись в комнате, чему никто не препятствовал, Карташова ЕВ устроила притон на неделю, после чего вновь пропала.

Истец пояснила, что в настоящем снимает жилье по <адрес>. Не смотря на то, что спорная комната пустует, свои жилищные права истец реализует в другом месте иным способом, что является её волеизъявлением.

Не несла истец и обязанностей по оплате услуг коммунальных, по содержанию спорной квартиры: долг, согласно представленным квитанциям за отопление составил на декабрь ДД.ММ.ГГГГ года № рублей, по найму - за несколько лет.

Сумма в № рублей, о чем есть квитанция, по пояснению истца, было оплачена ею в счет задолженности по платежам для подачи иска в суд в 2010 году, который из-за неявки по причине запоя, был оставлен без рассмотрения.

Таким образом, суд приходит к выводу, что членом семьи Щ истец никогда не была, права пользования квартирой по этому основанию не приобрела. Право пользования, возникшее при рождении в связи с недолгим проживанием с матерью и Карташовыми, объективно утратила по собственному волеизъявлению.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований о признании права пользования квартирой <адрес> как члена семьи нанимателя Щ, скончавшегося ДД.ММ.ГГГГ, Карташовой ЕВ отказать.

Исковые требования администрации Советского района г. Томска удовлетворить: признать Карташову ЕВ право пользования жилой площадью <адрес>.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение месяца путем подачи апелляционной жалобы через суд Советского <адрес>.

Судья: