Арбитражная практика

Постановление от 06 декабря 2011 года . Постановление от 06 декабря 2011 года № . Тульская область.

Судья Тульского гарнизонного военного суда Евланов Павел Анатольевич, при секретаре Бугановой Ю.А., с участием лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, Савченко А.А., защитника Артёмовой Ю.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении военнослужащего, находящегося в распоряжении командира войсковой части 0000, гвардии старшего лейтенанта Савченко Артём --/--/--,

Установил:

Савченко А.А. 25 октября 2011 года, в 03 часу, управлял автомобилем ВАЗ-21074 государственный регистрационный знак 0000, принадлежащем ему по праву собственности. В указанное выше время он был остановлен сотрудником полиции в ..-..-.., где в ходе проверки у Савченко были выявлены признаки управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Савченко от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отказался и не выполнил законных требований сотрудника полиции о прохождении им медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а в дальнейшем он был отстранён от управления автотранспортным средством.

В судебном заседании Савченко А.А. показал, что действительно 25 октября 2011 года, в 03 часу, находясь за рулём автомобиля ВАЗ-21074 государственный регистрационный знак 0000, он был остановлен сотрудником полиции в ..-..-.. Однако, вину в инкриминируемом ему правонарушении он не признал, пояснив при этом, что спиртные напитки не употреблял, поскольку по служебной необходимости следовал на указанном выше автомобиле со своим подчинённым гвардии младшим сержантом контрактной службы М.А.С. из воинской части в населённый пункт ..-..-.., а затем в ..-..-.. В то время к его автомобилю подошёл инспектор ДПС Е.А.В., который, проверив документы, предложил ему, Савченко, пройти в патрульный автомобиль. После беседы, длившейся около 10-15 минут, сотрудник полиции предложил ему проехать на медицинское освидетельствование в медицинское учреждение здравоохранения, от прохождения которого он, в силу служебной занятости, отказался.

В ходе судебного разбирательства Савченко А.А. пояснил, что в отношении него инспектором ДПС Е.А.В. была существенно нарушена процедура проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, так как названное выше должностное лицо пройти данное освидетельствование ему не предлагало, а от освидетельствования на месте он никогда не отказывался. При этом, Савченко в суде не отрицал того факта, что понятые при оформлении сотрудником полиции протоколов о направлении его на медицинское освидетельствование и об отстранении от управления транспортным средством присутствовали. При этом показал, что они вызывались должностным лицом в патрульный автомобиль по одному, подписывали документы и после этого уезжали.

Защитник Артёмова Ю.А., ссылаясь на нормы действующего законодательства, в суде показала, что сотрудниками ДПС был нарушен порядок направления Савченко А.А. на медицинское освидетельствование, поскольку освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения и медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения. Оснований полагать, что Савченко находился в состоянии опьянения у сотрудников ГИБДД не было, он был совершенно адекватен и никаких спиртных напитков или наркотических препаратов до эксплуатации транспортного средства не принимал. В протоколе об отстранении от управления ни одного из признаков, дающих основания считать водителя нетрезвым, инспектором не указано. Следовательно, у инспектора ДПС не имелось оснований полагать, что Савченко находился в состоянии опьянения. Следовательно, по её мнению, действия сотрудника полиции в отношении последнего носили незаконный характер.

Как далее пояснила Артёмова, никакие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении к Савченко не применялись. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения сотрудниками ДПС не проводилось и даже не предлагалось. В материалах дела отсутствует доказательство того, что Савченко на месте предлагалось освидетельствование должностным лицом с использованием технических средств измерения. В материалах дела отсутствует Акт освидетельствования лица на состояние алкогольного опьянения, утверждённый приказом МВД от 04 августа 2008 года № 676, в котором в присутствии двух понятых был бы зафиксирован отказ от прохождения освидетельствования.

Вместе с тем, согласно п.134 Административного регламента, акт освидетельствования на состояние опьянения не составляется только в одном случае - при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. В остальных же случаях, также и в данном случае, инспектор ДПС обязан был составить указанный акт, в котором Савченко должен был собственноручно заявить отказ от освидетельствования в присутствии двух понятых.

При получении объяснений от понятых, им не были разъяснены положения ст.25.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и они не знали, что обязаны давать правдивые показания.

Инспектор Е.А.В., который составил в отношении Савченко А.А. протокол, является напарником инспектора П.С.А., который был привлечён в качестве свидетеля при составлении протокола об административном правонарушении. Исходя из положений действующего законодательства, по мнению Артёмовой Ю.А., инспектор ГИБДД, находящийся при исполнении возложенных на него обязанностей и работающий в одном органе с инспектором ГИБДД, составившим в отношении водителя протокол, не вправе быть свидетелем нарушения ПДД.

Как показала защитник Артёмова, копии протоколов Савченко не вручались, права разъяснены ему не были, возможность выразить свое отношение к вменяемому правонарушению Савченко предоставлено не было, заявить какие либо ходатайства тому также возможности предоставлено не было. Таким образом, согласиться с тем, что протокол об административном правонарушении составлен в строгом соответствии с требованиями, предъявляемыми к нему ст.28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, нельзя, а соответственно признать, что этот протокол является допустимым доказательством по делу невозможно, поскольку он получен с существенными нарушениями закона.

Кроме того, по мнению Артёмовой Ю.А., лица, указанные в протоколах в качестве понятых, не присутствовали при производстве мер обеспечения, соответственно им не известны обстоятельства, относящиеся к событию вменяемого правонарушения. Понятые были привлечены позже для формального подписания составленных инспектором ДПС протоколов. На данном основании указанные выше документы подлежат исключению из доказательной базы на основании ч.3 ст.26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В тоже время, по мнению защитника, не может быть принят в качестве доказательства по делу рапорт сотрудника полиции, так как рапорта сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации регистрируются в порядке, предусмотренном Инструкцией, и рассматриваются в соответствии с законодательством о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. На рапорте, зарегистрированном в КУСП, в обязательном порядке проставляется штамп о регистрации. В оттиск штампа оперативный дежурный вносит регистрационный номер записи в КУСП, дату регистрации, наименование органа внутренних дел, свои инициалы и фамилию и заверяет указанные сведения своей подписью. Штамп о регистрации в КУСП на данном рапорте отсутствует, соответственно рапорт получен с нарушением закона. В силу этого рапорт не может быть принят судом в качестве допустимого доказательства.

Таким образом, по мнению защитника Артёмовой Ю.А., производство по данному делу подлежит прекращению за отсутствием в действиях Савченко А.А. события и состава административного правонарушения.

Заслушав Савченко А.А. и Артёмову Ю.А., исследовав представленные в суд материалы в их совокупности, прихожу к выводу, что вина Савченко в административном правонарушении, связанным с невыполнением водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, подтверждается и другими исследованными в судебном заседании доказательствами:

Так, из протокола 0000 от 25 октября 2011 года об административном правонарушении усматривается, что Савченко А.А. совершил нарушение п.2.3.2 Правил дорожного движения. При этом Савченко, при ознакомлении его сотрудником полиции с данным протоколом, от подписи, получения и дачи письменных объяснений отказался.



Согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование 0000 от 25 октября 2011 года, Савченко А.А. подозревался в том, что в 02 часа 34 минуты того же дня он управлял автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения, а от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, и от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, отказался. Основанием для направления его на медицинское освидетельствование был запах алкоголя изо рта. Протокол о направлении на медицинское освидетельствование в отношении Савченко был должностным лицом составлен в присутствии понятых. Савченко А.А. от его получения и от подписи в данном протоколе отказался.

Как видно из протокола об отстранении от управления транспортным средством 0000 в отношении Савченко А.А., Савченко 25 октября 2011 года управлял автомобилем с неработающими в установленном режиме внешними световыми приборами. При этом он был отстранён инспектором ДПС от управления автомобилем, поскольку у должностного лица было достаточно оснований полагать, что водитель управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. С данным протоколом Савченко был ознакомлен в присутствии понятых, но от получения его и росписи в нём отказался.

Исследованными в судебном заседании письменными объяснениями граждан Г.Д.С. и Г.А.В. подтверждается тот факт, что 25 октября 2011 года, в 03 часу, соответственно, в их присутствии Савченко А.А. был разъяснён порядок освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, и направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. На предложение пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения с применением технических средств измерения содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе и на предложение пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения Савченко А.А. в присутствии граждан Г.Д.С. и Г.А.В. ответил отказом, после чего был отстранён от управления транспортным средством. При этом должностным лицом гражданам Г.Д.С. и Г.А.В. были разъяснены их права, предусмотренные ст.25.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и доведена ст.17.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающая административную ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Согласно рапорта инспектора 1-го ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области лейтенанта полиции Е.А.В., 25 октября 2011 года, в 03 часу, во время несения службы в составе экипажа № 0000, совместно с инспектором 1-го ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области лейтенантом полиции П.С.А., им был остановлен автомобиль ВАЗ-21074 государственный регистрационный знак 0000, который двигался с неработающей фарой ближнего света. Водитель Савченко А.А. был приглашён в патрульный автомобиль, где было установлено, что от водителя исходил сильный запах спиртного. Со слов последнего, они с другом ехали из бани. Должностным лицом были остановлены два понятых, в присутствии которых водителю было предложено пройти освидетельствование на месте и медицинское освидетельствование, от прохождения которых водитель отказался. После чего Савченко спросил у него причину его остановки, а он, Е.А.В., объяснил тому за что его остановили. После составления протокола водитель Савченко отказался в нём подписываться. Как усматривается из рапорта должностного лица, данная процедура продолжалась несколько раз. По окончании Савченко отказался получать временное разРешение и копии составленных в отношении него протоколов.

Как установлено из расписки Савченко А.А. от 26 октября 2011 года и его пояснения в судебном заседании, временное разРешение на управление транспортным средством и копии составленных в отношении него протоколов были им получены лично на следующий день после его отстранения от управления транспортным средством.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля инспектор 1-го ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области лейтенант полиции П.С.А., подтвердив указанные выше обстоятельства, показал, что, находясь 25 октября 2011 года на службе в составе экипажа совместно с лейтенантом полиции Е.А.В., в 03 часу, в ..-..-.. он увидел автомобиль, двигавшийся с неработающей фарой ближнего света. Остановив проблесковыми огнями данный автомобиль, они Установили, что от водителя Савченко шёл сильный запах алкоголя изо рта. Последний вёл себя неадекватно и, сидя в патрульном автомобиле, неоднократно повторял: «Почему меня остановили?» Затем, в присутствии двух понятых Савченко отказался от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и не выполнил законных требований лейтенанта полиции Е.А.В. о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а в дальнейшем был отстранён от управления автомобилем. При этом свидетель П.С.А. отрицал какую-либо невозможность освидетельствования Савченко А.А. должностным лицом на состояние алкогольного опьянения, в случае согласия последнего на прохождение освидетельствования на месте с помощью алкотестера.

Как усматривается из показаний свидетеля Е.А.В. (инспектора 1-го ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области), данных им в суде, его показан показаниям свидетеля П.С.А.

Свидетели Г.Д.С. и Г.С.И., участвовавшие в совершении должностным лицом процессуальных действий и удостоверившие в указанных выше протоколах своими подписями их содержание и результаты, дали в судебном заседании показания аналогичные показаниям свидетеля П.С.А.

Как следует из показаний свидетеля М.А.С. (военнослужащего по контракту войсковой части 0000), 25 октября 2011 года, в 03 часу, находясь в автомобиле старшего лейтенанта Савченко А.А., он в качестве пассажира ехал по служебной необходимости из войсковой части 0000 в ..-..-.. Движение в указанный выше населённый пункт осуществлялось Савченко А.А. через ..-..-.. Очевидцем невыполнения Савченко законных требований сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не был. В указанное выше время Савченко А.А. спиртных напитков не употреблял, а поэтому он считает, что последний необоснованно был привлечён инспектором ДПС к административной ответственности.

Оценивая письменные и устные объяснения Савченко А.А., утверждавшего, что должностное лицо пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагало, а также показания свидетеля М.А.С. о том, что Савченко А.А. находился в трезвом состоянии, прихожу к выводу, что они не подтверждаются соответствующими письменными доказательствами, а поэтому нахожу их противоречивыми и направленными на смягчение вины Савченко. При этом эти показания опровергаются согласующимися между собой показаниями свидетелей Г.Д.С., Г.С.И., П.С.А. и Е.А.В., а также исследованными в судебном заседании материалами дела, в том числе протоколом об административном правонарушении 0000 от 25 октября 2011 года и протоколом о направлении на медицинское освидетельствование 0000 от 25 октября 2011 года. В тоже время, относясь критически к показаниям М.А.С., принимаю во внимание и те обстоятельства, что М.А.С. не был очевидцем отказа Савченко от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и является подчинённым Савченко по военной службе.

Вместе с тем, анализируя представленные 1-ым ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области и приведённые выше документы, признаю надуманными заявления Савченко и его защитника Артёмовой о существенных нарушениях действующего законодательства со стороны должностного лица и полагаю, что они направлены на уход Савченко от ответственности за совершённое им административное правонарушение.

Указанные выше доказательства соответствуют требованиям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и оснований для их признания ненадлежащими доказательствами не имеется. Помимо этого, отсутствие регистрации рапорта должностного лица не может служить основанием для освобождения лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, от административной ответственности.

Довод Савченко А.А. и его защитника о том, что требование сотрудника полиции пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения является законным только в случае, если имеется отказ водителя пройти освидетельствование на состояние опьянения на месте, считаю необоснованным и сделанным на основании неверного толкования норм действующего законодательства.

По тем же основаниям нахожу несостоятельными доводы стороны защиты, связанные с привлечением должностным лицом к совершению процессуальных действий понятых и др.

В соответствии с п.8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2008 года № 23, в качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования. При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в п.3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в п.3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам ст.26.11 КоАП РФ с учётом требований ч.3 ст.26.2 КоАП РФ.



Согласно п.3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475, достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков:

запах алкоголя изо рта;

неустойчивость позы;

нарушение речи;

резкое изменение окраски кожных покровов лица;

поведение, не соответствующее обстановке.

В соответствии с п.10 указанных выше Правил, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит:

при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Из буквального толкования указных выше норм права следует, что у сотрудников ДПС нет обязанности обеспечивать прохождение медицинского освидетельствования на месте, и только затем оформить направление на медицинское освидетельствование. При этом достаточность признаков алкогольного опьянения для направления водителя для прохождения медицинского освидетельствования предоставлено законом устанавливать именно сотрудникам ДПС.

Таким образом, состав правонарушения, предусмотренный ч.1 ст.12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является формальным, административная ответственность по данной статье наступает при отказе лица пройти медицинское освидетельствование, причины, по которым лицо отказалось пройти освидетельствование, правового значения не имеют.

При таких обстоятельствах, прихожу к выводу о виновности Савченко, поскольку он не выполнил законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, тем самым совершил административное правонарушение, квалифицируемое по ч.1 ст.12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Принимая во внимание, что Савченко проходит военную службу по контракту в Воздушно-десантных войсках и имеет на иждивении малолетнего ребёнка, нахожу возможным назначить ему наказание в виде лишения специального права, предоставленного физическому лицу, то есть в виде лишения права управления транспортными средствами, в минимальном размере, предусмотренном санкцией ч.1 ст.12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.2.5, 29.9, 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Постановил:

Савченко Артём признать виновным в невыполнении водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, на основании которой лишить его права управления транспортными средствами на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Водительское удостоверение 0000, выданное Савченко А.А. 00.00.00 года – передать на хранение командиру 1-го ОБ ДПС ГИБДД УМВД по Тульской области.

На Постановление может быть подана частная жалоба в Московский окружной военный суд через Тульский гарнизонный военный суд в течение 10 суток со дня получения копии постановления.

Судья Тульского

гарнизонного военного суда П.А. Евланов

«СОГЛАСОВАНО»