Арбитражная практика

Приговор от 21 января 2012 года . Приговор от 21 января 2012 года № . Московская область.

Люберецкий городской суд Московской области в составе председательствующего судьи Чайковской М.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора г. Люберцы <данные изъяты>

защитника – адвоката <данные изъяты>., представившего удостоверение № и ордер № от ДД.ММ.ГГ

подсудимого <данные изъяты>

потерпевшей <данные изъяты>.,

при секретаре Маркарян Э.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению:

<данные изъяты>, ДД.ММ.ГГ года рождения, уроженца <адрес>, гражданина России, зарегистрированного по адресу: <адрес>, п<адрес>, со средне – специальным образованием, холостого, работающего в должности комплектовщика в ЗАО «<данные изъяты>», ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 108, ч.1 ст. 105 УК РФ,

Установил:

<данные изъяты> виновен в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны и в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку. Преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

В период времени с 23 часов ДД.ММ.ГГ до 02 часов ДД.ММ.ГГ <данные изъяты> находился в состоянии алкогольного опьянения возле <адрес> <адрес>. Там он встретился с ранее незнакомыми ему <данные изъяты>. и <данные изъяты> Между ними на почве личных неприязненных отношений возникла ссора. В ходе данной ссоры, <данные изъяты>. достал из кармана нож и попытался нанести удар <данные изъяты> В ответ на эти действия, защищаясь, <данные изъяты> схватил <данные изъяты>. за руку и вырвал из руки последнего нож. После чего, неправильно оценив характер и степень общественной опасности, исходящей от <данные изъяты> действуя умышленно, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде смерти и желая их наступления, <данные изъяты> взял в правую руку указанный нож и нанес им три удара в область грудной клетки <данные изъяты>., то есть в область расположения жизненно-важного органа. При этом <данные изъяты> явно превысил пределы необходимой обороны, поскольку его действия уже не соответствовали характеру и степени опасности посягательства со стороны потерпевшего, так как <данные изъяты> не представлял опасности для жизни и здоровья подсудимого, поскольку на момент нанесения повреждений <данные изъяты> у последнего не имелось в руках оружия. В результате преступных действий <данные изъяты>. причинены следующие телесные повреждения: проникающие колото-резаное ранение грудной клетки справа с повреждением легкого, кровоизлияния в мягкие ткани по ходу раневого канала, кровь и свертки крови в плевральной полости, колото-резаное ранение проникающее в плевральную и брюшную полость с повреждением купола диафрагмы и правой доли печени, кровь в брюшной полости, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью и непроникающее колото-резаное ранение мягких тканей грудной клетки с кровоизлияниями в мягкие ткани по ходу раневого канала, квалифицируемое как легкий вред здоровью. От полученных ранений <данные изъяты>. скончался на месте происшествия.

Между наступлением смерти и причинением тяжкого вреда здоровью имеется прямая причинно-следственная связь.

После совершенного при превышении пределов необходимой обороны убийства <данные изъяты> у <данные изъяты> возник умысел, направленный на причинение смерти <данные изъяты>., испытывая к последнему личные неприязненные отношения. Действуя во исполнение своего преступного умысла, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде смерти и желая их наступления, <данные изъяты>., зная, что <данные изъяты>. противоправных действий в отношении него не совершал; предметов, которые могли быть использованы в качестве оружия при себе не имел; и какой-либо общественной опасности для не представлял, тем же самым ножом, продолжая его удерживать в правой руке, нанес <данные изъяты> один удар в область левого плеча, а затем, когда <данные изъяты> развернулся и пытался от него скрыться, <данные изъяты> нанес ему еще один удар в область грудной клетки сзади, то есть в область расположения жизненно-важных органов. После полученных телесных повреждений <данные изъяты> побежал в противоположную сторону от проезжей части по улице <адрес>, где в 147 метрах от места происшествия упал и скончался. В результате преступных действий <данные изъяты> причинены следующие телесные повреждения: проникающее колото-резанное ранение на задней поверхности грудной клетки слева с повреждением левого легкого, кровоизлияние в мягкие ткани по ходу раневого канала; кровь и свертки крови в плевральной полости; колото-резаное ранение левого плеча с кровоизлиянием в мягкие ткани, повреждением плечевой артерии и вены; кровоизлияние под внутренней оболочкой левого желудочка сердца (пятна Минакова), которые по признаку опасности для жизни, квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью человека.

Смерть <данные изъяты> наступила от острой кровопотери в результате колото-резаного ранения левого плеча с повреждением плечевой артерии и вены.

Между наступлением смерти и причинением тяжкого вреда здоровью имеется прямая причинно-следственная связь.

Подсудимый вину по существу предъявленного обвинения признал, оспаривая лишь квалификацию содеянного.

Так, из его показаний следует, что в тот вечер и ночь он изрядно выпил, около магазина кто-то тряс его за шкирку, требовал купить спиртное. Он отказался. Произошла ссора. Потерпевший достал нож, но он (<данные изъяты>) схватил его за руку, выхватил нож и нанес им удар потерпевшему, сколько ударов он наносил, не помнит. После этого заметил, что со стороны потерпевшего (из-за его спины) к нему приближается еще один мужчина. Подумав, что этот мужчина заодно с первым, он тоже нанес ему удар ножом. Второй потерпевший ему не угрожал и никакого насилия к нему не применял.

Вина подсудимого, помимо его признательных показаний, подтверждается представленными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Потерпевшая <данные изъяты> сообщила суду, что погибший <данные изъяты>. был ее отцом. Охарактеризовала своего отца она, как доброго, отзывчивого, неконфликтного человека. В последнее время <данные изъяты> занимался воспитанием своего сына <данные изъяты> от второго брака. Спиртные напитки отец употреблял в меру. Среди знакомых отца она знала <данные изъяты> про которого ничего плохого сказать не может, но он постоянно попадал в различные жизненные ситуации, а в состоянии алкогольного опьянения мог спровоцировать скандал, потасовку. <данные изъяты> в отличие от <данные изъяты>, всегда старался мирным путем урегулировать все проблемы, всегда «сглаживал углы».

Из оглашенных с согласия всех участников процесса показаний потерпевшего <данные изъяты> следует, что погибший <данные изъяты> был его сыном, но сын жил с детства отдельно, т. к. он с его матерью развелся. Его бывшая жена страдает онкологическим заболеванием в тяжелой форме, имеет группу инвалидности, не может участвовать в следственных и судебных действиях (т.1 л.д. 141-143).

Свидетель <данные изъяты>. показал суду, что подсудимого знает по совместной работе. ДД.ММ.ГГ примерно в 17.00 час. он вместе с <данные изъяты>, а также коллегами по работе отмечали свадьбу <данные изъяты>. Все они собрались за столиками, расположенными возле палатки быстрого питания, которая находится рядом с <адрес>. Там они стали употреблять спиртное, общаться между собой. Через некоторое время к ним присоединились девушки <данные изъяты>. Они стали выпивать все вместе. Позже ребята стали постепенно расходиться и со временем остались только он (<данные изъяты>), <данные изъяты> и эти две девушки. Когда стемнело, девушки позвали их к себе домой. В гостях у девушек они также распивали спиртное. У <данные изъяты> возник какой-то конфликт с <данные изъяты>, после чего они ушли из квартиры и направились в сторону тех же столиков, где ранее отмечали свадьбу. По дороге они встретили двух неизвестных ранее мужчин и женщину, стали общаться с ними. <данные изъяты> с мужчиной по имени <данные изъяты> ушел куда-то в сторону. Спустя некоторое время <данные изъяты> вернулся один. Он (<данные изъяты>) спросил, где <данные изъяты>, на что тот ответил, что остался около магазина. Он (<данные изъяты>) направился к магазину. По пути из кустарников его окрикнул <данные изъяты> Он подошел к подсудимому и увидел, что его куртка в крови, а в руке нож, который также был в крови. <данные изъяты> сказал, что подрался, ударил ножом одного человека. <данные изъяты> весь дрожал. Он (<данные изъяты>) испугался этой ситуации и предложил <данные изъяты> сжечь куртку, тот согласился, снял куртку и он (<данные изъяты>) поджег ее зажигалкой. Куртка загорелась, и кинули ее гореть на землю. В тот момент он не знал, что <данные изъяты> совершил убийство и не знал, что произошло.

Свидетель <данные изъяты> сообщил суду, что с <данные изъяты>. он знаком с 1999 года. Познакомились они с ним на работе. <данные изъяты> может охарактеризовать как доброго, отзывчивого, честного человека, который всегда готов придти на помощь. <данные изъяты> был достаточно спокойным человеком, однако он всегда имел свое мнение, которое не боялся высказывать. Мог и возразить в случае несправедливости. <данные изъяты> ранее судим, но за что, он не помнит. <данные изъяты> поддерживал дружеские отношения с <данные изъяты>., с колторым он (<данные изъяты>) тоже знаком. <данные изъяты> он может охарактеризовать, как спокойного и добродушного человека, очень рассудительного. Он был абсолютно неконфликтным человеком. <данные изъяты> также был судим.

Из оглашенных с согласия всех участников процесса показаний свидетеля <данные изъяты>. следует, что ДД.ММ.ГГ, примерно в 01 час, когда он вместе с другом находился возле магазина «<данные изъяты>», где распивали спиртное, к ним подошел <данные изъяты>., который из правого кармана куртки, достал выкидной нож, рукоятка которого была выполнена из метала, стального цвета, в форме медведя, длиной примерно 20 см, имеющая небольшой изгиб. <данные изъяты> стал хвастаться указанным ножом. Допив пиво, <данные изъяты> предложил им пойти в круглосуточный магазин и купить еще вина. Они направились в сторону магазина. Пройдя примерно 150 метров, <данные изъяты> остался ждать их возле данного магазина. Он (<данные изъяты>) шел впереди, поскольку опасался <данные изъяты>, так как он с самого начала вел себя неадекватно. Когда они подошли к круглосуточному магазину, выяснили, что вина в нем нет и они направились обратно к магазину «<данные изъяты>», расположенному возле автобусной остановки «<адрес>» в <адрес>. <данные изъяты> шел сзади, а он шел спереди. Проходя мимо одноэтажного магазина «24 часа», расположенного напротив гостиницы «<адрес>», у остановки «<адрес>» в <адрес>, он (<данные изъяты>) увидел двух мужчин (на следствии узнал, что их фамилии <данные изъяты> и <данные изъяты> сидящих на бордюре на корточках. Он (<данные изъяты>) обратил внимание, что на земле, возле бордюра стояли две бутылки пива «Жигулевское». Он (<данные изъяты>) прошел мимо них. Дойдя до угла магазина «24 часа», он услышал громкий возмущенный мужской возглас, после чего обернулся и увидел, как <данные изъяты> оттолкнул <данные изъяты> от себя, а затем нанес последнему удар ножом, который находился у него в правой руке в раскрытом виде, в область живота. Удивившись тому, что делает <данные изъяты>, он (<данные изъяты>) развернулся и пошел домой. (т.1 л.д.232-235, 244-246)

Свои показания свидетель <данные изъяты>. подтвердил при проверке показаний на месте с участием понятых, а также во время очной ставки с обвиняемым <данные изъяты>. протоколы которой исследовались в судебном заседании (т.1 л.д.236-242, л.д. 6-8, т.2),

Из оглашенных с согласия всех участников процесса показаний свидетеля <данные изъяты> видно, что ДД.ММ.ГГ, примерно в 01 час 30 минут, он вместе со своим приятелем <данные изъяты> пришел в магазин «<адрес>», расположенный недалеко от гостиницы «<адрес>», на противоположной от нее стороне <адрес>. Придя в магазин, они купили пиво и направились по той же дороге назад в сторону <адрес>. В магазине они пробыли максимум 15 минут, учитывая время ожидания очереди. Следуя по тому же тротуару, напротив кирпичного магазина, увидели <данные изъяты> который лежал на земле, его одежда была в крови. <данные изъяты> был жив, поскольку хрипел, при этом ничего не говорил. Он (<данные изъяты>) сразу же по мобильному телефону набрал номер «911» и вызвал скорую помощь. В это время мимо них проходили мужчина и женщина, ранее не знакомые. Они сказали, что возле входа на рынок лежит еще один мужчина. Они тут же направились к рынку, где увидели на земле <данные изъяты>, который лежал у забора на спине и не дышал. Рядом на земле была кровь. Кроме того, кровь имелась на тротуаре от трупа <данные изъяты> до трупа <данные изъяты>. (т.2 л.д.1-5).

Допрошенная в качестве свидетеля <данные изъяты> – мать подсудимого пояснила суду, что после смерти мужа она с сыновьями приехала жить в <адрес>. Здесь на <данные изъяты> дважды нападали, избивали, отнимали телефон и деньги, но ни вбольницу, ни в милицию они не обращались, т.к. живут здесь без регистрации. О случившемся сам сын ей ничего не рассказывал.

Объективно вина подсудимого подтверждается:

Протоколом осмотра места происшествия, согласно которому осмотрен участок местности, расположенный между домом № и домом № «б» по <адрес> в <адрес>. Там обнаружены трупы <данные изъяты>. и <данные изъяты> с телесными повреждениями в виде колото-резаных ранений груди и верхних конечностей. (т.1 л.д.25-52).

Протоколом осмотра участка местности, расположенного рядом с магазином «<адрес>», где <данные изъяты> указал, что в данном месте он сжег свою куртку со следами крови. На данном участке местности обнаружены и изъяты фрагменты ткани с молнией (т.2 л.д.17-18);

Заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому при судебно-медицинской экспертизе трупа <данные изъяты>. установлены следующие телесные повреждения: проникающие колото-резаное ранение грудной клетки справа с повреждением легкого, кровоизлияния в мягкие ткани по ходу раневого канала, кровь и свертки крови в плевральной полости, колото-резаное ранение проникающее в плевральную и брюшную полость с повреждением купола диафрагмы и правой доли печени, кровь в брюшной полости; непроникающее колото-резаное ранение мягких тканей грудной клетки с кровоизлияниями в мягкие ткани по ходу раневого канала. Эти повреждения образовались в короткий промежуток времени одно за другим, что не позволяет говорить о последовательности их причинения.Наибольшая глубина погрузившейся части клинка с учетом толщины одежды составляет 5,8-8 см. Признаков, указывающих на борьбу и самооборону при исследовании не обнаружено. Проникающие ранения грудной клетки и брюшной полости с повреждением внутренних органов, по признаку опасности для жизни, относятся к тяжкому вреду здоровья. Колото-резаное ранение мягких тканей грудной клетки квалифицируется по признаку опасности для жизни как легкий вред здоровью. Смерть <данные изъяты>. наступила от малокровия внутренних органов в результате проникающих колото-резанных ранений грудной клетки и брюшной полости. Между наступлением смерти и причинением тяжкого вреда здоровью имеется прямая причинно-следственная связь. В момент смерти <данные изъяты>. находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается результатами судебно-химического исследования крови и мочи трупа. (т.2 л.д.48-57);

Заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которого при исследовании трупа <данные изъяты> установлены следующие телесные повреждения: проникающее колото-резанное ранение на задней поверхности грудной клетки слева с повреждением левого легкого, кровоизлияние в мягкие ткани по ходу раневого канала; кровь и свертки крови в плевральной полости; колото-резаное ранение левого плеча с кровоизлиянием в мягкие ткани, повреждением плечевой артерии и вены; кровоизлияние под внутренней оболочкой левого желудочка сердца (пятна Минакова). Оба ранения по признаку опасности для жизни относятся к тяжкому вреду, причиненному здоровью человека. Максимальная глубина погрузившейся части клинка для раны № составляет 5,2 см, для раны № – 12 см. При судебно-медицинском исследовании трупа не обнаружено повреждений, которые свидетельствовали бы о защите потерпевшего от наносимых ему ударных воздействий, а также следов, свидетельствующих о волочении потерпевшего. Смерть <данные изъяты>. наступила от острой кровопотери в результате колото-резаного ранения левого плеча с повреждением плечевой артерии и вены. Между наступлением смерти и причинением тяжкого вреда здоровью имеется прямая причинно-следственная связь. В момент смерти <данные изъяты>. находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается результатами судебно-химического исследования крови и мочи трупа. (т.2 л.д.34-41);

Заключением судебно-дактилоскопической экспертизы, из которого следует, что при исследовании бутылок из-под пива «Жигулевское», изъятых в ходе осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГ, обнаружены следы папиллярных узоров, которые оставлены пальцами рук <данные изъяты> и <данные изъяты> (т.2 л.д.62-75);

Заключением судебно-биологической экспертизы, согласно которого на 4х смывах, изъятых в ходе осмотра места происшествия ДД.ММ.ГГ, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от <данные изъяты>. на 1м смыве обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от <данные изъяты>. (т.2 л.д.80-87);

Заключением судебно-биологической экспертизы, из которого следует, что на одежде <данные изъяты> обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от <данные изъяты>, а от <данные изъяты> и <данные изъяты> кровь происходить не может. На одежде <данные изъяты> обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от <данные изъяты> а от <данные изъяты> и <данные изъяты> кровь происходить не может. (т.2 л.д.92-101);

Протоколом осмотра предметов, согласно которому осмотрена одежда <данные изъяты>., <данные изъяты>., <данные изъяты> На одежде <данные изъяты> и <данные изъяты> обнаружены следы вещества бурого цвета, а также повреждения (т.2 л.д.230-233);

Протоколом выемки одежды и кожаных лоскутов ран <данные изъяты>В. и <данные изъяты> в Люберецком отделении БСМЭ т.2 л.д.237-240).

Возможность подсудимым завладеть ножом, находившимся со слов <данные изъяты> у <данные изъяты> установленга во время следственного эксперимента (т.2 л.д.9-16);

Все эти доказательства являются допустимыми, оснований не доверять показаниям свидетелей, заключениям экспертов у суда не имеется.

Судом проверялось психическое состояние подсудимого. В отношении него проводилась судебно-психиатрическая экспертиза, согласно заключению которой <данные изъяты> каким-либо психическим расстройством не страдал и не страдает в настоящее время, у него обнаруживаются признаки синдрома зависимости от алкоголя. Данная зависимость не сопровождается интеллектуальным снижением, нарушением критических способностей, выражено не столь значительно и не лишало <данные изъяты> способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения правонарушения. У <данные изъяты>. не выявлено каких-либо временных расстройств психики. <данные изъяты> находился в состоянии алкогольного опьянения и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, ссылки на запамятывание носит защитно-установочный характер. В настоящее время <данные изъяты> способен осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, в принудительном лечении не нуждается. (т.2 л.д.106-107).

Согласно ст. 49 Конституции РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Суд квалифицирует действия <данные изъяты> по эпизоду с потерпевшим <данные изъяты> по ч. 1 ст. 108 УК РФ как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Об умысле на убийство свидетельствуют применение предмета, обладающего большой поражающей способностью, локализация ударов (жизненно –важные органы, нанесение ударов со значительной силой, что подтверждается длиной раневых каналов. Однако, представленные суду доказательства свидетельствуют о том, что инициатором конфликта был потерпевший <данные изъяты>., который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, первым пытался ножом ударить подсудимого, после чего <данные изъяты> отобрав у потерпевшего нож, нанес им ему удары. При таких обстоятельствах подсудимый, защищаясь от нападения, причинил потерпевшему телесные повреждения в момент общественно опасного на него посягательства. Вместе с тем, суд считает, что после того, как потерпевший был обезоружен (об этом указывает сам подсудимый) и не представлял никакой опасности, потому примененные подсудимым меры по защите от посягательства, приведшие к смерти потерпевшего, являются неправомерными, превышающими пределы необходимой обороны и явно не соответствующими характеру и опасности нападения.

По эпизоду с потерпевшим <данные изъяты> суд квалифицирует действия <данные изъяты> по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку. Об умысле на убийство свидетельствуют применение предмета, обладающего большой поражающей способностью, количество и локализация (жизненно - важные органы) ударов, нанесение их со значительной силой. Судом бесспорно установлено, что со стороны потерпевшего <данные изъяты>. никакого посягательства на жизнь и безопасность подсудимого <данные изъяты> не было.

Назначая наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого.

Обстоятельством, смягчающим наказание является признание своей вины и чистосердечное раскаяние в содеянном.

Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не усматривает.

По месту жительства подсудимый характеризуется положительно.

С учетом тяжести наступивших последствий, суд считает, что исправление подсудимого возможно лишь в условиях изоляции от общества, оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ суд не находит.

Гражданский иск потерпевшей <данные изъяты> о взыскании морального вреда в сумме 500000 руб. подлежит в соответствии со ст. 1099-1100 ГК РФ удовлетворению, поскольку смертью отца ей причинены глубокие нравственные страдания. Размер причиненного материального вреда (расходы на погребение) не подтверждены товарными и кассовыми чеками, поэтому требования о взыскании материального вреда подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст.ст. 307,308,309 УПК РФ,

Приговорил:

Признать <данные изъяты> виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 108, ч.1 ст.105 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч.1 ст. 108 УК РФ – в виде одного года девяти месяцев лишения свободы;

по ч.1 ст. 105 УК РФ – в виде девяти лет лишения свободы, без ограничения свободы.

По совокупности преступлений окончательно назначить наказание, в соответствии с ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, в виде десяти лет лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислять с ДД.ММ.ГГ

Меру пресечения оставить без изменения - заключение под стражу.

Гражданский иск <данные изъяты> удовлетворить взыскать в ее пользу с <данные изъяты> в возмещение морального вреда пятьсот тысяч рублей (500000руб.). Признать за <данные изъяты>. право на удовлетворение иска о возмещении материального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: одежду и кожаные лоскуты ран с трупов, 6 смывов вещества бурого цвета, фрагмент куртки <данные изъяты> – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

В случае подачи кассационной жалобы, принесения кассационного представления, затрагивающего интересы осужденного, осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения копии Приговора ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Судья М.А. Чайковская