Арбитражная практика

Решение от 29 ноября 2011 года № 2-486/2011. Решение от 29 ноября 2011 года № 2-486/2011. Тверская область.

Лихославльский районный суд <адрес> в составе

председательствующего судьи Волошкина О. А.

при секретаре Гусевой Ю. В.,

с участием истца Максимова А. И.,

представителей ответчицы Максимовой Н.Г., по доверенности, Смирнова В.А. и Владимирова М.К.,

рассмотрел в закрытом судебном заседании в <адрес> гражданское дело № по исковому заявлению Максимова А.И. к Максимовой Н.Г.

УстановилДД.ММ.ГГГГ в Лихославльский районный суд поступил иск Максимова А. И. к Максимовой Н. Г.

Определением Лихославльского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу было прекращено в связи с заключением мирового соглашения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ определение Лихославльского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ отменено, гражданское дело направлено на новое рассмотрение

В ходе рассмотрения дела истец уточнил исковые требования и отказался от иска в части требования о признании обстоятельства, что наследница первой очереди по закону Максимова Н.Г. совершала направленные против непосредственно наследодателя ФИО8 умышленные противоправные действия, которые способствовали либо пытались способствовать призванию её самой или других лиц к наследованию. Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу в указанной части было прекращено (т.2 л.д. 71).

В обоснование уточненных исковых требований Максимов А.И. указал, что ФИО8 умер ДД.ММ.ГГГГ. После смерти ФИО8 осталось наследство, которое открылось со смертью наследодателя ДД.ММ.ГГГГ. Наследниками первой очереди по закону являлись мать наследодателя ФИО9, жена Максимова Н. Г., с которой наследодатель состоял в браке с ДД.ММ.ГГГГ, и сын ФИО10 ДД.ММ.ГГГГ ФИО9 отказалась от наследства в пользу истца Максимова А. И. Истец принял наследство путем подачи заявления о его принятии и о выдаче свидетельства о праве на наследство ДД.ММ.ГГГГ нотариусу по месту открытия наследства. Для защиты прав наследников и других заинтересованных лиц, согласно п.1 ст.1171 ГК РФ, нотариус по заявлению одного или нескольких наследников принимает меры, указанные в статьях 1172 и 1173 ГК РФ, а также другие меры по охране наследства и управлению им. Наследодатель являлся учредителем (участником) Общества с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>», а также имел статус индивидуального предпринимателя. Истец обратился ДД.ММ.ГГГГ к нотариусу с Заявлением наследника о заключении договора доверительного управления наследственным имуществом. Нотариус направил другим наследникам Сообщение о предложенной кандидатуре доверительного управляющего. Ответчица представила заявление о несогласии с назначением установленного законом доверительного управляющего наследственным имуществом. Ответчица задалась целью воспрепятствовать законным действиям нотариуса, направленным на реализацию требуемой законной процедуры назначения доверительного управляющего и подписания с ним договора доверительного управления наследством. Несогласие с назначением доверительного управляющего призвано вывести нотариуса за пределы наследственных отношений. Нотариус после получения возражений ответчицы счёл для себя возможным не выполнять надлежащие и предписанные законом действия в части назначения доверительного управляющего и подписания с ним договора доверительного управления наследством. Ответчица приняла наследство путем подачи ДД.ММ.ГГГГ нотариусу заявления о принятии наследства и о выдаче свидетельства о праве на наследство, в котором указала ложные сведения, что наследниками по закону являются только два человека – ответчица и её сын ФИО10, увеличив тем самым свою долю наследства и сына. Ответчица незаконно присвоила себе функции нотариуса (учредителя доверительного правления) Лихославльского нотариального округа и назначила саму себя незаконно доверительным управляющим. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников (п.1 ст.246 ГК РФ). Истец не давал своего согласия ответчице на распоряжение наследственным имуществом, находящимся в долевой собственности трех наследников. Ответчица, незаконно присвоив себе функции нотариуса (учредителя доверительного управления) Лихославльского нотариального округа, назначив саму себя незаконно доверительным управляющим, не преследовала цели, присущей доверительному управляющему, а преследовала иную цель: увеличить свою долю наследства или другого лица за счет другого наследника (истца), совершая умышленные противоправные действия с наследством в переходный период. Ответчица совершила следующие умышленные противоправные действия, направленные непосредственно против наследника по закону Максимова А. И. (истца), которые способствовали увеличению причитающейся ответчице или другому лицу доли наследства, за счет другого наследника (истца), в частности: 1) сообщила нотариусу ложные сведения о наследниках первой очереди по закону и вместо трех граждан, указала только двух граждан, скрыла от нотариуса третьего наследника первой очереди по закону – мать наследодателя; 2) назначила саму себя доверительным управляющим наследством, требующим управления, без учета мнения другого наследника Максимова А. И. (истца); 3) распорядилась имуществом, входящим в наследственную массу, по своему усмотрению: продала автомобиль марки <данные изъяты>, государственный регистрационный знак «№», после смерти наследодателя; указанный автомобиль действительно принадлежал ФИО8; 4) получала платежи после смерти наследодателя по 10 000 рублей в месяц от ФИО11 за использование автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный знак «№», но указанные денежные средства в наследственную массу не поступили и она ими распорядилась по своему усмотрению; 5) распорядилась имуществом, входящим в наследственную массу, по своему усмотрению: сдала в аренду сама себе и членам своей семьи объекты недвижимости: 2-х этажный жилой дом с мебелью и иным имуществом повседневного обихода, расположенный по адресу: <адрес>, а также прилегающий к нему земельный участок, но надлежащие арендные платежи в наследственную массу не поступили; 6) распорядилась имуществом, входящим в наследственную массу, по своему усмотрению, сдала в аренду квартирантам 2-комнатную квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, но надлежащие арендные платежи в наследственную массу не поступили; 7) распорядилась имуществом, входящим в наследственную массу, по своему усмотрению, сдала в аренду работникам (сторожам) лесхоза (Общество с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>»), но надлежащие арендные платежи в наследственную массу не поступили; 8) ответчица скрыла от наследников имущество, входящее в наследственную массу: объекты недвижимости, указанные в Выписке из ЕГРП от ДД.ММ.ГГГГ: гараж; баню, хозяйственную постройку, расположенные на земельном участке, по адресу: <адрес> д. <адрес>; автотехнику; мебель, которая имелась в помещениях объектов недвижимости, а также вещи повседневного обихода; личные вещи, принадлежащие непосредственно наследодателю. Ответчица осознавала противоправный характер совершаемых деяний, осуществляемых непосредственно против наследника (истца), предвидела возможность или неизбежность наступления последствий – увеличение причитающейся ей или другому лицу – сыну доли наследства за счет истца и желала их наступления. При наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (п. 1 ст.1110 ГК РФ). Ответчица указанными выше умышленными противоправными действиями нарушила установленный законодателем порядок универсального правопреемства, изменила вид и целостность наследственной массы, т.к. вывела за пределы наследственной массы имущество, которое входило в состав наследства. Провозгласила сама себя доверительным управляющим без учета мнения другого наследника (истца) и незаконно «управляет» наследством, которое находится в общей долевой собственности, ущемляет права истца, наносит ему ущерб. Ответчица совершила ряд противоправных действий, в частности: сообщила нотариусу ложные сведения относительно количества наследников (вместо 3-х, указала 2-х человек); сообщила нотариусу об отсутствии якобы необходимости в назначении доверительного управляющего и подписания с ним договора доверительного управления, тем самым вывела нотариуса за пределы наследственных отношений в части действий по назначению доверительного управляющего и подписания необходимого договора доверительного управления наследством; присвоила функции нотариуса Лихославльского нотариального округа и назначила сама себя доверительным управляющим. Противоправные действия ответчицы способствовали, то есть явились причиной увеличения причитающейся ответчице или другому лицу доли наследства за счет другого наследника (истца). Указанные обстоятельства характеризует ответчицу как недостойного наследника. Просит суд: признать обстоятельство, что наследница первой очереди по закону Максимова Надежд совершала направленные непосредственно против наследника по закону Максимова Алекса умышленные противоправные действия, которые способствовали увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства.

В судебном заседании истец Максимов А.И. полностью поддержал исковые требования по указанным основаниям. Дополнительно пояснил, что ФИО8 умер ДД.ММ.ГГГГ. На данную дату лесхоз работал и был зарегистрирован. На день смерти значилось 20 позиций автотехники, при проверке обнаружено только 6. Автомашины «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>» были проданы Максимовой Н.Г., и она получила за это денежное вознаграждение ниже рыночной стоимости. ФИО11 подтвердил, что автомобиль <данные изъяты> находится у него в аренде, и он платит за него аренду Максимовой наличными. По кредитному договору с ОАО «<данные изъяты>» Максимова Н.Г. выступила поручителем, и денежные средства по погашению кредита были использованы из наследственной массы. Управляющая банком «<данные изъяты>» ФИО12 подтвердила, что после смерти ФИО8 было движение денежных средств на счету покойного. В том числе денежные средства перечислялись в счет погашения кредита, то есть ответчица давала поручение банка о снятии средств. Просит суд: признать обстоятельство, что наследница первой очереди по закону Максимова <данные изъяты> совершала направленные непосредственно против наследника по закону Максимова Алекса умышленные противоправные действия, которые способствовали увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства.

В судебном заседании ответчица Максимова Н.Г. исковые требования не признала по изложенным в отзывах основаниям. Дополнительно пояснила, что машины «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>» забрал банк. В техническом паспорте на жилой <адрес> в <адрес> сведений о хозяйственных постройках нет. Они с ФИО8 жили и в д <адрес> и в доме в <адрес>. До смерти ФИО26 они в основном жили в <адрес> в <адрес>. В <адрес> в <адрес> проживал ребенок, но потом ФИО8 квартиру сдал.

Представители ответчицы в судебном заседании возражали против удовлетворения исковых требования, указав, что Максимова Н. Г. является наследником по закону первой очереди и ей, как супруге, принадлежат права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Она имеет преимущественное право при разделе наследства (статьи 1168 - 1170,1178 ГК РФ) на получение в счёт своей наследственной доли предметов обычной домашней обстановки и обихода и на неделимую вещь, в том числе на жилое помещение, раздел которого в натуре невозможен. Истец пытается убедить суд в том, что Максимова Н.Г. якобы совершила умышленные противоправные действия, направленные против наследника Максимова А.И. (п.1 ст. 1117 ГК РФ). Максимова Н.Г. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства ДД.ММ.ГГГГ, а ФИО9 отказалась от наследства ДД.ММ.ГГГГ. Подача ответчиком заявления нотариусу о принятии им наследства по закону, без указания на наличие другого наследника и завещания, не препятствовали принятию истцом наследства. Максимова Н.Г. не назначала себя доверительным управляющим имуществом, требующим управления; доказательств обратного истцом не представлено. Назначение доверительного управляющего – прерогатива нотариуса. В составе наследственного имущества де-факто не имеется имущества, подлежащего управлению. ООО «<данные изъяты>» являлось недействующим около пяти лет, то есть и до смерти ФИО8, и ДД.ММ.ГГГГ данное юридическое лицо было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Согласно представленным истцом справкам ГИБДД ни один из автомобилей не продан. После смерти наследодателя неисполненные им обязательства перед кредиторами должны быть исполнены его преемниками. Кредиторы вправе предъявлять свои требования к наследникам, принявшим наследство. Наследники отвечают по долгам наследодателя солидарно. Погашение долга возможно в пределах размера наследственного имущества. Максимова Н.Г. сама себе ничего в аренду не сдавала, а как проживала в доме, так и продолжает проживать. Квартиранты проживали в квартире еще при жизни ФИО8 Сторожам в аренду ничего не сдавалось. Доказательств обратного (договора аренды и т.п.) не представлено. Нахождение сторожей на территории объекта недвижимости обусловлено охраной вверенной территории. Все недвижимое имущество, перечисленное истцом, находится на своем месте; мебель стоит там же, где и стояла. Из 100 % имущества умершего ФИО8, 50 % составляет супружеская доля Максимовой Н.Г., далее 50 % наследственной массы делится на три части (Максимова Н.Г., ФИО10 и Максимов А.И.), следовательно, ответчик Максимова Н.Г., ФИО10 и истец Максимов А.И. имеют право на 16.6 % каждый от имущества умершего ФИО8 Данный процент не изменялся, и никаких действий по уменьшению этой доли истца ответчик не предпринимала. Истец не предоставил суду доказательств, обосновывающих его доводы о том, что Максимова Н.Г. умышленно совершала какие-либо противоправные действия, предусмотренные ст. 1117 ГК РФ. Истец, заключив с Ответчицей мировое соглашение от 14. 09 2011 года в одностороннем порядке расторг его, руководствуясь со своей стороны мотивами, изложенными в главе 60 ГК РФ, тем самым косвенно допустил противоправные действия в отношении как Максимовой Н.Г., так и других наследников со своей стороны. Подписывая мировое соглашение, Максимова Н.Г. рассчитывала на существенную юридическую помощь со стороны Максимова А.И. при расчёте по долгам покойного ФИО8, однако после подписания мирового соглашения Максимов А.И пытался досрочно получить обещанную денежную сумму в размере 2 500 000 рублей, не принимая на свой счёт долговых обязательств покойного ФИО8, тем самым, предпринимая действия со своей стороны, существенно снижающие доли в общей массе наследстве других наследников, и также предусмотренные гл. 60 ГК РФ по основаниям, указанным в отзывах.

В представленных в суд отзывах ответчица Максимова Н.Г. и её представители просили в иске отказать (т. 1 л.д. 24, т. 2 л.д. 109-111, т. 2 л.д. 188-189, т. 4 л.д. 65).

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ФИО9 и ФИО10 (т.1 л.д.68-70). На основании заявления определением суда от ДД.ММ.ГГГГ ФИО9 была исключена из числа третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (т. 1 л.д. 163)



Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, ФИО10 уведомлен о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом (т.4 л.д.12). Ранее в судебном заседании ФИО10 возражал против удовлетворения исковых требований.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, суд находит исковое заявление не подлежащим удовлетворению.

Свидетель ФИО9 пояснила, что после смерти ФИО8 она с Максимовым А.И. ездила к нотариусу, где подала заявление об отказе от наследства, открывшегося после смерти ФИО8, в пользу Максимова А.И. Жена ФИО8 – Максимова Н.Г. говорила ей, что после смерти мужа у него осталось много долгов.

Свидетели ФИО11 и ФИО13 подтвердили, что в 2007 году ФИО8 передал ФИО11 на основании договора купли-продажи автомобиль «<данные изъяты>», за который ФИО11 вносил платежи, которые после смерти ФИО8 получала Максимова Н.Г. ФИО11 работал директором ООО «<данные изъяты>», учредителем которого являлся ФИО8 Между ФИО8 и генеральным директором ООО «<данные изъяты>» ФИО11 был заключен договор аренды зданий, по адресу: <адрес>. После смерти ФИО8 арендные платежи ФИО11 не производил, работы на делянках были завершены, имущество в здании лесхоза осталось прежним. Хозяйственная деятельность лесхоза не велась более 5 лет.

Свидетель ФИО13, кроме того, пояснила, что после смерти ФИО8 компания «<данные изъяты>» отказалась от аренды автомобилей «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>». Данные машины реализовали в счет погашения кредита, поскольку техника была заложена в Банке и нужно было погашать кредиты. Максимова Н.Г. сама деньги не получала: они были внесены на счет от ее имени. Максимов А.И. отказался выплачивать кредит. Вся семья жила и живет в коттедже. Производства не было – одни лишь здания, не было имущества, которому требовался управляющий.

Свидетель ФИО12, председатель правления КБ «<данные изъяты>», подтвердила, что после смерти ФИО8 обралась к Максимовой Н.Г. с просьбой погасить кредиты. Автомашина «<данные изъяты>» и квартира были в залоге. Максимова Н.Г. погашала кредиты как частное лицо, внесла более 1 миллиона рублей. Ни один из кредитов до конца погашен не был.

Свидетель ФИО3, нотариус Лихославльского нотариального округа, пояснила, что никаких действий по заявлению истца о принятии наследства не принимала, поскольку это наследственное дело. Заявление о назначении доверительного управляющего поступило, когда наследственное дело было принято, а доверительного управляющий назначается только с согласия других наследников, а они были против выдвинутой истцом кандидатуры. Наследники не обязаны назначать для управления имуществом доверительного управляющего. Решение об охране наследства могло быть принято самостоятельно. Наследник может распоряжаться имуществом с момента его принятия. Основанием является заявление фактически принять наследство. На имущество без документов нотариус не может выдать документ на право наследства, так как не доказать, что оно принадлежит наследодателю, наследник принимает все, но это нужно доказать, если не предоставлены документы на наследство, то такое имущество как наследственное не оформляется.

В ходе осмотра и исследования доказательств на месте, по адресу: <адрес>, осмотрено 4 прицепа и 7 автомобилей, помещение для сторожей с обстановкой, здание гаража, здание пилорамы (т. 2 л.д. 199-235).

Согласно свидетельству о рождении, родителями ФИО8 являются ФИО9 и ФИО14 (т. 4 л.д. 25).

Согласно свидетельству о рождении, родителями ФИО10 является ФИО8 и Максимова Н.Г. (т. 4 л.д. 26).

Согласно свидетельству о смерти ФИО8 умер ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.12, т.4 л.д.24).

Согласно свидетельству о заключении брака, ДД.ММ.ГГГГ ФИО15 вступила в брак с ФИО8, ей присвоена фамилия «Максимова» (т. 1 л.д. 25).

Заявлением от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается обращение Максимова А.И. к нотариусу с просьбой заключить со ФИО11 договор доверительного управления наследственным имуществом ФИО8 (т.4 л.д.28). Нотариусом в адрес Максимовой Н.Г. направлено уведомление об обращении Максимова А.И. (т. 4 л.д.29), на который получено возражение Максимовой Н.Г. против кандидатуры ФИО11 в качестве доверительного управляющего (т.4 л.д. 30).

В наследственном деле содержатся претензии ООО КБ «<данные изъяты>» и ОАО «<данные изъяты>», содержащие информацию о выданных ФИО8 и ИП ФИО8 кредитах (т.4 л.д. 33-34).

На заявление Максимова А.И. от ДД.ММ.ГГГГ о выдаче свидетельства о праве на наследство на недвижимое имущество, о принятии мер по охране имущества нотариусом дано разъяснение о необходимости предоставить соответствующие правоустанавливающие документы, а также разъяснено, что охрана наследственного имущества осуществляется до принятия наследства и что против кандидатуры доверительного управляющего поступило возражение Максимовой Н.Г. (т. 1 л.д. 113, 114-115, 116-118, т.4 л.д. 35-36).



Согласно заявлению от ДД.ММ.ГГГГ ФИО9 отказалась от наследства после смерти ФИО8 в пользу Максимова А.И. (т.4 л.д. 19).

Согласно заявлению от ДД.ММ.ГГГГ Максимов А.И. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8, указав в нем наследников Максимову Н.Г. и ФИО10 (т.4 л.д. 20).

Согласно заявлениям от ДД.ММ.ГГГГ Максимова Н.Г. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8, указав в нем наследника ФИО10, и с заявлением о выдаче свидетельства о праве собственности (т.4 л.д. 21, 22).

Согласно заявлению от ДД.ММ.ГГГГ ФИО10 обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8, указав в нем наследника Максимову Н.Г. (т.4 л.д. 23).

Согласно справке нотариуса, Максимов А. И. принял наследственное имущество ФИО8 (т. 1 л.д. 13).

Согласно договору от ДД.ММ.ГГГГ Максимовой Н.Г., ФИО8, ФИО16, ФИО17 и ФИО10 в долевую собственность передан дом в де<адрес> (т.4 л.д.37).

Согласно договору от ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 приобрел в собственность дом с постройками и земельный участок, по адресу: <адрес>, де<адрес> (т. 4 л.д. 38).

Свидетельствами о государственной регистрации права подтверждается право собственности ФИО8 на лесопильно-тарный цех, контору, ангар, гараж и автогараж, по адресу: <адрес> (т.4 л.д. 41,42,43,44,47); жилой дом и земельный участок, по адресу: <адрес> (т.4 л.д. 45-46), квартиру, по адресу: <адрес> (т.4 л.д. 48).

Выпиской из ЕГРИП от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что ФИО8 был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя (т. 2 л.д. 53-55).

Выписками из ЕГРЮЛ от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что учредителями ООО «<данные изъяты>» являются 23 юридических лица и ФИО8 Правом подписи наделен ФИО11 ДД.ММ.ГГГГ сведения о Лихославльском межхозяйственном лесхозе исключены из ЕГРЮЛ как о недействующем юридическом лице (т. 2 л.д. 56-68, т.4 л.д.116-117).

Согласно выписке из ЕГРП от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО8 принадлежали: объекты недвижимого имущества, приобретенные в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ: квартира, контора, автогараж, ангар, лесопильный цех, гараж, жилой дом с земельным участком (т. 1 л.д. 108, т. 4 л.д. 49, 119).

Согласно информации ГИБДД, ФИО8 принадлежало 30 транспортных средств, на 10 из которых наложен арест, в том числе на автомобили «Scania» и «Man»; 20 автомобилей сняты с учета в связи с отчуждением в период до ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 109-111, т. 2 л.д. 69-70, 87-104, т. 4 л.д. 120-139).

Согласно акту, комиссией в составе Максимова А.И., ФИО18 и ФИО19 проведена сверка наличия автомобилей, в ходе которого установлено, что по адресу: <адрес>, - находится 2 автомашины (т. 2 л.д. 105).

Согласно справке Максимовой Н.Г., она наняла сторожей для сохранения наследственного имущества, по адресу: <адрес> (бывший лесхоз). Сторожам выплачена зарплата в размере 58703,58 руб. (т. 1 л.д. 45, т.2 л.д. 190).

Согласно справке ИП Максимовой Н.Г., поступившие за автомашину <данные изъяты> 70000 рублей потрачены на сторожей, а также были выплачены кредиты по ИП ФИО8 в ОАО «<данные изъяты>» в размере 1199941,79 руб. и ООО КБ «<данные изъяты>» в размере 380223,32 руб. Доходов от использования автомашин «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>» нет в связи с расторжением ДД.ММ.ГГГГ договора аренды от ДД.ММ.ГГГГ указанных транспортных средств (т. 1 л.д. 120, 121-122, 123, 124, 125).

Согласно справке ФИО20 и ФИО10 приведен перечень транспортных средств (т. 2 л.д. 194)

Согласно справке ФИО21, все работники ИП ФИО8 уволены в связи с его смертью ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 126).

Согласно информации ОВД (т. 2 л.д. 187), проведена проверка и отказано в возбуждении уголовного дела по заявлению Максимова А.И. (т. 4 л.д. 79) по факту вывода имущества из наследственной массы, что подтверждается постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ (т. 4 л.д. 78-94).

Согласно кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ №, ООО КБ «<данные изъяты>» предоставил ИП ФИО8 кредит в размере 1 000 000 руб. до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д.55-57, 58), обеспеченный залогом транспортных средств, в том числе автомашиной «<данные изъяты>» (т.3 л.д.59).

Согласно кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ №, ООО КБ «<данные изъяты>» предоставил ИП ФИО8 кредит в размере 500 000 руб. до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д.50-53, 54), обеспеченный залогом транспортных средств (т.3 л.д.54).

Согласно кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ №, ООО КБ «<данные изъяты>» предоставил ИП ФИО8 кредит в размере 1000 000 руб. до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д.41-43, 44), обеспеченный залогом транспортных средств (т.3 л.д.45), <адрес> в <адрес> (т. 3 л.д. 46-49).

Согласно уточненному исковому заявлению ООО КБ «<данные изъяты>» предъявило требования о взыскании с Максимовой Н.Г., Максимова А.И. и ФИО10 солидарно задолженности по кредитным договорам от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ № и от ДД.ММ.ГГГГ № на общую сумму 2121379,91 руб. как с наследников ИП ФИО8 (т.4 л.д. 99-124).

Согласно платежным поручениям Максимова Н.Г. перечислила ООО КБ «<данные изъяты>»: 30.11 2009 года и ДД.ММ.ГГГГ в качестве погашения процентов по кредиту 7561,65 руб., 18904,11 руб., 13767,12 руб., 19534,25 руб., 7813,70 руб., 15383,56 руб. (т. 1 л.д. 26-31); ДД.ММ.ГГГГ в качестве погашения кредита – 130000 руб. (т. 1 л.д. 32).

Согласно квитанциям, Максимова Н.Г. в период с ноября 2009 года по июль 2010 года вносила платежи ООО «<данные изъяты>» (т. 1 л.д. 36-42, 44), в декабре 2009 года – ООО «<данные изъяты>» (т. 1 л.д. 43).

Согласно информации ООО КБ «<данные изъяты>» на ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 имеет задолженность на общую сумму 2153219,67 руб. по кредитным договорам от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ № и от ДД.ММ.ГГГГ № (т. 2 л.д. 191).

Согласно информации ООО КБ «<данные изъяты>» о погашении Максимовой Н.Г.задолженности в размере 1030223,32 руб. по кредитным договорам с ФИО8 от ДД.ММ.ГГГГ № внесено в погашение кредита 780000 руб. и процентов на 89664,38 руб.; по договору от ДД.ММ.ГГГГ № внесено по процентам 45873,99 руб.; по договору от ДД.ММ.ГГГГ № внесено по процентам 114684,95 руб. (т. 2 л.д. 133).

Согласно кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ, ОАО «<данные изъяты>» предоставил ИП ФИО8 кредит в размере 3000 000 руб. до ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д.32-38), обеспеченный договором поручительства от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного с Максимовой Н.Г. (т.3 л.д.21-23), и залогом транспортных средств (т.3 л.д.24-29, 30, 31)

Согласно информации ОАО «<данные изъяты>» по кредитному договору с ФИО8 от ДД.ММ.ГГГГ имеется задолженность на ДД.ММ.ГГГГ на общую сумму 1257902,64 руб. (т. 2 л.д.192).

Согласно кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ, ОАО «<данные изъяты>» предоставил ФИО8 и Максимовой Н.Г. кредит в размере 1526 000 руб. до ДД.ММ.ГГГГ на приобретение автомашины <данные изъяты> (т. 3 л.д.7-14, 15). Указанный автомобиль передан <данные изъяты> в залог (т. 3 л.д. 16-18, 19-20).

Согласно информации ОАО «<данные изъяты>» с Максимовой Н.Г. и ФИО8 был заключен договор автокредитования от ДД.ММ.ГГГГ №.№, по которому на ДД.ММ.ГГГГ имеется задолженность на общую сумму 1461252,06 руб. (т. 2 л.д. 193).

Дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ к кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным ОАО «<данные изъяты>» с Максимовой Н.Г., Банк освобождает заемщика от обязанности уплатить часть неустойки при условии, что ДД.ММ.ГГГГ заёмщик погасит всю задолженность перед Банком в размере 1008143,18 руб. (т. 1 л.д. 33).

Согласно кассовым ордерам Максимова Н. Г. внесла на счет ОАО «<данные изъяты>» в счет погашения кредита 977894,79 руб. (т. 1 л.д. 34, т. 3 л.д. 39), в счет пополнения текущего счета 2000 руб. и 220047 руб. (т. 1 л.д. 34, 35, т.3 л.д. 40).

Согласно информации ОАО «<данные изъяты>» о счетах Максимовой Н.Г. и погашении 222047 руб. задолженности по кредитному договору с ФИО8 от ДД.ММ.ГГГГ №.№ погашена просроченная задолженность в размере 196000 руб., проценты на сумму 0,20 руб., просроченные проценты на сумму 26046,80 руб. (т. 2 л.д. 137).

Согласно уточненному исковому заявлению ОАО «<данные изъяты>» предъявило требования о взыскании с Максимовой Н.Г., Максимова А.И. и ФИО10 солидарно задолженности по кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ на общую сумму 3122774,19 рублей как с наследников ИП ФИО8, а с Максимовой Н.Г. в том числе как с поручителя (т.4 л.д. 104-108).

Согласно уточненному исковому заявлению ФИО22 предъявил требования о взыскании с Максимовой Н.Г. и Максимова А.И. задолженности по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ на общую сумму 1056 528 рублей как с наследников ФИО8 (т.4 л.д. 109-112).

У суда нет оснований ставить под сомнение истинность фактов, сообщенных свидетелями. Данных о какой-либо заинтересованности их в исходе дела нет, их показания соответствуют и не противоречат обстоятельствам, сведения о которых содержаться в других собранных по делу доказательствах.

Согласно ст.ст. 1110 ч. 1, 1112 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно ст.ст. 1113, 1114, 1115 ГК РФ наследство открывается со смертью гражданина. Днем открытия наследства является день смерти гражданина.

Согласно ст.ст. 1157, 1158, 1159 ГК РФ, наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону любой очереди. Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно. Отказ от наследства совершается подачей по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника об отказе от наследства.

Согласно ст. 1152, 1153 ГК РФ, для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства. Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Согласно ст.ст. 1142, 1143 ГК РФ, наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя.

Согласно ст.ст. 1141 ч. 2 ГК РФ, наследники одной очереди наследуют в равных долях.

Согласно ст. 1164 ГК РФ при наследовании по закону, если наследственное имущество переходит к двум или нескольким наследникам, наследственное имущество поступает со дня открытия наследства в общую долевую собственность наследников. К общей собственности наследников на наследственное имущество применяются положения главы 16 ГК РФ об общей долевой собственности с учетом правил статей 1165 - 1170 ГК РФ.

Согласно ст. 1150 ГК РФ, принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 ГК РФ, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными ГК РФ.

В соответствии со ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Исходя из статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации доли супругов в совместном имуществе признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними.

Согласно ст. 246, 247, 249 ГК РФ, распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия – в порядке, устанавливаемом судом. Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Согласно ст. 1168 ГК РФ, наследник, обладавший совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь (статья 133), доля в праве на которую входит в состав наследства, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли вещи, находившейся в общей собственности, перед наследниками, которые ранее не являлись участниками общей собственности, независимо от того, пользовались они этой вещью или нет. Наследник, постоянно пользовавшийся неделимой вещью (статья 133), входящей в состав наследства, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли этой вещи перед наследниками, не пользовавшимися этой вещью и не являвшимися ранее участниками общей собственности на нее.

Согласно ст. 1169 ГК РФ, наследник, проживавший на день открытия наследства совместно с наследодателем, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли предметов обычной домашней обстановки и обихода.

Согласно ст. 1178 ГК РФ, наследник, который на день открытия наследства зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли входящего в состав наследства предприятия (статья 132) с соблюдением правил статьи 1170 ГК РФ. В случае, когда никто из наследников не имеет указанного преимущественного права или не воспользовался им, предприятие, входящее в состав наследства, разделу не подлежит и поступает в общую долевую собственность наследников в соответствии с причитающимися им наследственными долями, если иное не предусмотрено соглашением наследников, принявших наследство, в состав которого входит предприятие.

Согласно ст. 1171 ГК РФ, для защиты прав наследников нотариусом по месту открытия наследства принимаются меры, указанные в статьях 1172 и 1173 ГК РФ, и другие необходимые меры по охране наследства и управлению им. Нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по заявлению одного или нескольких наследников.

Согласно ст. 1173 ГК РФ, если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного общества, ценные бумаги, исключительные права и тому подобное), нотариус в соответствии со статьей 1026 ГК РФ в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.

Согласно ст. 1176 ГК РФ, в состав наследства участника общества с ограниченной ответственностью входит доля этого участника (члена) в уставном капитале (имуществе) соответствующего товарищества, общества или кооператива.

Согласно ст.ст. 48, 53 ГК РФ, в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество. К юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Согласно ст. 93 п. 6 ГК РФ, доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества. Отказ в согласии на переход доли влечет за собой обязанность общества выплатить указанным лицам ее действительную стоимость или выдать им в натуре имущество, соответствующее такой стоимости, в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества.

Согласно ст. 1175 ГК РФ, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323 ГК РФ). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Согласно ст. 321 ГК РФ, если в обязательстве участвуют несколько должников, то каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими постольку, поскольку из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное. Согласно ст. ст. 322, 323, 325, 363, 365 ГК РФ, солидарная обязанность возникает, если солидарность обязанности предусмотрена договором. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Судом установлено, что с ДД.ММ.ГГГГ Максимова Н.Г. состояла в браке с ФИО8. ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 умер. ДД.ММ.ГГГГ мать ФИО8 – ФИО9 отказалась от наследства после смерти ФИО8 в пользу Максимова А.И., который ДД.ММ.ГГГГ обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8 ДД.ММ.ГГГГ Максимова Н.Г. и ДД.ММ.ГГГГ ФИО10 обратились к нотариусу с заявлениями о принятии наследства после смерти ФИО8

ДД.ММ.ГГГГ Максимов А.И. обратился к нотариусу с просьбой заключить со ФИО11 договор доверительного управления наследственным имуществом, при этом Максимова Н.Г. представила возражения против кандидатуры ФИО11

В период брака ФИО8 был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и стал одним из учредителей ООО «<данные изъяты>». В период брака на имя ФИО8, как гражданина, были зарегистрированы автотранспортные средства и жилые помещения, административное здание, лесопильный цех, гаражи. Максимова Н.Г. и ФИО8 проживали как в <адрес> де<адрес>, так и в <адрес> в <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ ИП ФИО8 заключил с ООО КБ «<данные изъяты>» кредитные договоры, и в качестве обеспечения их исполнения гражданин ФИО8 передал в залог квартиру и зарегистрированные на его имя автотранспортные средства.

ДД.ММ.ГГГГ ИП ФИО8 заключил с ОАО «<данные изъяты>» кредитный договор, обеспеченный договорами поручительства с Максимовой Н.Г. и залога транспортных средств. ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 и Максимова Н.Г. заключили с ОАО «<данные изъяты>» кредитный договор на приобретение автомашины <данные изъяты>, которая была передана в залог банку.

После смерти ФИО8 во исполнение обязательств перед банками Максимова Н.Г. погашала задолженность путем внесения денежных средств: на счета ООО <данные изъяты>» было внесено 1030 223,32 руб. по кредитным договорам от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ; на счета ОАО «<данные изъяты>» было внесено по кредитным договорам 222047 руб.

В связи с неисполнением обязательств по указанным кредитным договорам ООО КБ «<данные изъяты>» и ОАО «<данные изъяты>» предъявили к Максимовой Н.Г., Максимову А.И., ФИО10 исковые требования о взыскании задолженности и об обращении взыскания на заложенное имущество. Кроме того, ФИО22 предъявлен иск к наследникам ФИО8 о взыскании задолженности по договору займа.

Доводы Максимова А.И. о необходимости применить положения ст. 1117 ГК РФ, поскольку действия ответчицы способствовали увеличению причитающейся ей или другому лицу (сыну) доли наследства за счет другого наследника – истца, несостоятельны и не основаны на законе.

Согласно ст. 1117 ГК РФ, не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Указание в заявлении о принятии наследства и о выдаче свидетельства о праве на наследство только двух наследников по закону – себя и сына ФИО10 само по себе не противоречит положениям ст.ст. 1152 и 1153 ГК РФ, в которых, как и в иных нормативно-правовых актах, отсутствует указание на такую обязанность наследника при том, что право на принятие наследства может быть реализовано только самим гражданином. Отсутствие указания на всех потенциальных наследников само по себе не может ущемить их права и уменьшить их наследственную долю, поскольку выдача свидетельства о праве на наследство производится нотариусом с учетом обратившихся наследниках.

Возражения Максимовой Н.Г. против предложенной кандидатуры доверительного управляющего не могут расцениваться как попытка вывести нотариуса за пределы наследственных отношений, присвоить его функции и препятствование законным действиям нотариуса, который в силу своего статуса в соответствии со ст. 1173 ГК РФ с учетом положений главы 53 ГК РФ («Доверительное управление имуществом») уполномочен сам заключать договор доверительного управления. Кроме того, возражения наследника не препятствуют выбору иной кандидатуры, предложения по которой согласно наследственному делу нотариусу не поступали.

Доводы о назначении Максимовой Н.Г. самой себя доверительным управляющим, о сокрытии от наследников объектов недвижимости и автотранспортных средств, об изменении вида и целостности наследственной массы, причинении ущерба истцу, о нарушении установленного порядка универсального правопреемства, о выводе за пределы наследственной массы наследственного имущества, сдаче себе и другим лицам в аренду объектов недвижимости и с учетом позиции ответчика и отсутствия иных письменных доказательств и соглашений, не могут быть приняты во внимание в силу положений ст.ст. 159, 161, 162 ГК РФ, согласно которым сделки юридических лиц с гражданами и сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, - независимо от суммы сделки, должны совершаться в простой письменной форме.

Какие противоправные действия совершены Максимовой Н.Г. по управлению долей в уставном капитале ООО «<данные изъяты>» либо по отношению к имуществу индивидуального предпринимателя, истцом не конкретизировано, при том, что юридическое лицо в силу положений ст.ст. 48, 53 ГК РФ самостоятельно осуществляет свои права и обязанности; лицом, которое имело право действовать от имени ООО, являлся ФИО11; помимо ФИО8, учредителями ООО были 23 юридических лица. Наследник имеет право лишь на долю в уставном капитале, доказательств лишения права на которую истцом не представлено. Недвижимое имущество, на базе которого функционировало ООО, находилось в собственности гражданина ФИО8 ДД.ММ.ГГГГ ООО исключено из реестра юридических лиц.

Принятие наследства Максимовым А.И. не лишает Максимову Н.Г., как собственника оставшегося после смерти супруга имущества, правомочий по его владению и пользованию, в том числе по его охране путем оплаты услуг сторожей.

Получение Максимовой Н.Г. платежей в размере 10 000 рублей в месяц за автомобиль <данные изъяты> от ФИО11, переданного возмездно последнему при жизни наследодателя и являвшегося совместной собственностью супругов, не может рассматриваться как увеличение её доли в наследстве, поскольку отчуждение автомашины произошло при жизни ФИО8, а сами платежи по задолженности производились в рассрочку.

Произведение затрат в связи с охраной наследственного имущества и управлением им предполагается в силу положений ст. 1174 ГК РФ.

Отсутствие же соглашения по использованию общего имущества влечет право заинтересованного лица обратиться в суд в соответствии со ст. 246 ГК РФ.

Преимущественное право на жилые помещения наследников, которые в них проживали, равно как на предметы обычной домашней обстановки и обихода закреплено в ст.ст. 1168 и 1169 ГК РФ.

Действия по распоряжению имуществом было произведено Максимовой Н.Г., как подтвердили стороны и свидетели, только в отношении 2-х автомашин «Scania» и «Man», которые находились в залоге у банков и средства от передачи которых пошли на погашение кредита перед банками.

При этом ни одно из транспортных средств не было и не могло быть реализовано, поскольку все они значатся в ГИБДД как находящиеся под арестом.

Внесение Максимовой Н.Г. денежных средств во исполнение кредитных договоров, по ряду из которых она выступала созаемщиком и поручителем, само по себе свидетельствует о её добросовестности в части исполнения обязательств при том, что уклонение от погашения кредитов увеличивает размер просроченной задолженности.

Доказательств участия истца в расходах по содержанию имущества и исполнения обязательств не представлено.

Факт сокрытия от наследников имущества в виде объектов недвижимости, находившего в них движимого имущества, автотранспортных средств, не доказан истцом и опровергается исследованными доказательствами, сведения об имуществе были получены Максимовым А.И. до обращения Максимовой Н.Г. с заявлением о принятии наследства.

Таким образом, суд приходит к выводу об отсутствии доказательств совершения Максимовой Н.Г. умышленных противоправных действий, направленных непосредственно против наследника по закону Максимова А. И., которые способствовали либо пытались способствовать увеличению причитающейся ответчице или другому лицу доли наследства. Оснований применить положения ст. 1117 ГК РФ судом не установлено.

При указанных обстоятельствах исковые требования Максимова А.И. не подлежат удовлетворению.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст.ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд

Решил:

Отказать Максимову <данные изъяты> в удовлетворении исковых требований к Максимовой <данные изъяты> о признании обстоятельства, что наследница первой очереди по закону Максимова <данные изъяты> совершала направленные непосредственно против наследника по закону Максимова <данные изъяты> умышленные противоправные действия, которые способствовали увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства.

Решение может быть обжаловано в Тверской областной суд через Лихославльский районный суд <адрес> в течение 10 дней.

Председательствующий: О. А. Волошкин

Мотивированное Решение изготовлено 05.12.2011 года.