Арбитражная практика

Решение от 18 января 2012 года . Решение от 18 января 2012 года № . Республика Коми.

Усть-Куломский районный суд Республики Коми

в составе председательствующего судьи Попова *.*. ,

при секретаре Фоминой *.*. ,

с участием прокурора Скворцовой *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании 18 января 2012 года в селе Усть-Кулом гражданское дело по иску прокурора Усть-Куломского района в интересах неопределенного круга лиц к Игушеву *.*. о прекращении действия права на управление транспортными средствами, а также по иску Игушева *.*. к МУ «Усть-Куломская ЦРБ» о признании постановки его на ... учет незаконным и обязании снять с ... учета,

Установил:

Прокурор Усть-Куломского района обратился в суд с заявлением в интересах неопределенного круга лиц к Игушеву *.*. о прекращении действия права на управление транспортными средствами.

В обоснование требований прокурор указал, что прокуратурой Усть-Куломского района в рамках осуществления надзорной деятельности за исполнением законодательства о безопасности дорожного движения проведена проверка законности обладания гражданами, проживающими на территории Усть-Куломского района и состоящих на учете у <данные изъяты>, права на управление транспортными средствами различных категорий. В ходе проверки установлено, что Игушев *.*. имеет водительское удостоверение серии № выданное ДД.ММ.ГГГГ ОГИБДД ОВД по Усть-Куломскому району РК, дающее право на управление транспортными средствами по категории «...», «...», «...». Вместе с тем Игушев *.*. состоит на учете у <данные изъяты> с диагнозом «<данные изъяты>», что свидетельствует о наличии у него медицинского противопоказания для управления транспортными средствами по состоянию здоровья.

Игушев *.*. обратился в суд со встречным иском к МУ «Усть-Куломская ЦРБ» о признании постановки его на ... учет незаконным и обязании снять с такого учета. В обоснование иска указал, что <данные изъяты>.

В судебном заседании участвующий в деле прокурор исковые требования и доводы в их обоснование поддержал в полном объеме.

Представитель третьего лица на стороне истца – ОВД по Усть-Куломскому району РК, извещенный надлежащим образом о дате и месте рассмотрения дела, участия в судебном заседании не принял.



Ответчик Игушев *.*. и его представитель по ордеру адвокат Яковлева *.*. иск не признали. Встречный иск и доводы в его обоснование поддержали.

Ответчик по встречному иску МУ «Усть-Куломская ЦРБ», извещенный надлежащим образом о дате и месте рассмотрения дела, участия в судебном заседании не принял. На предыдущих судебных заседаниях представитель по доверенности <данные изъяты> ФИО1 поддержал иск прокурора, встречный иск не признал. Пояснил, что диагноз ответчику был установлен правильно компетентными специалистами. Порядок постановки на учет не был нарушен. Ответчик обратился за <данные изъяты> помощью <данные изъяты>. Ответчику разъяснено, что выставленный диагноз подлежит диспансерному учету. <данные изъяты>.

Заслушав доводы сторон, исследовав письменные материалы дела и доказательства, суд приходит к следующему мнению.

Статьей 55 Конституции Российской Федерации предусмотрено ограничение прав гражданина в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Согласно статье 2 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 N 5487-1 (далее Основы законодательства об охране здоровья) основными принципами охраны здоровья граждан являются соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий.

В силу статей 17, 30 и 31 Основ законодательства об охране здоровья граждане Российской Федерации обладают неотъемлемым правом на охрану здоровья. При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья. Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе, методах лечения, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения.

Согласно информации МУ «Усть-Куломская ЦРБ» Игушев *.*. состоит на <данные изъяты> учете у <данные изъяты> ему поставлен вышеуказанный диагноз. После обращения за <данные изъяты> помощью в <адрес> был помещен в стационар в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, его диагноз подтвержден.

Приказом № 170 от 27.05.1997 министра здравоохранения РФ органы и учреждения здравоохранения РФ с 01 января 1999 года переведены на Международную статистическую классификацию болезней 10 пересмотра (далее по тексту МСКБ-10), которым предусмотрено заболевание <данные изъяты>. Ранее действовавшей МСКБ-9 было предусмотрено заболевание <данные изъяты>.

Судом установлено, что Игушев *.*. был поставлен на <данные изъяты> учет у <данные изъяты> в соответствии с действующим законодательством.

Основанием для постановки Игушева *.*. на диспансерный учет явилось диагностированное заболевание «<данные изъяты>» в результате его добровольного обращения в МУ «Усть-Куломская ЦРБ» и ГУ РК «<данные изъяты>» за <данные изъяты> помощью, что отражено в медицинских картах больного. Такое обращение <данные изъяты>. Истец под роспись обязался в целях своевременного снятия с диспансерного учета регулярно наблюдаться у лечащего врача.



В соответствии с Инструкцией о порядке диспансерного учета больных <данные изъяты>. Как видно из материалов дела, такой диагноз ответчику установлен. Диспансерный учет таких лиц осуществляется по месту жительства. Окончательное Решение вопроса о необходимости диспансерного учета принимается врачом <данные изъяты> по месту жительства больного.

Согласно заключению <данные изъяты>. Оснований для снятия Игушева *.*. с диспансерного наблюдения и учета не имеется.

Заключение экспертизы судом принимается как относимое, допустимое и достоверное доказательство. Его выводы суд находит достаточно полными, подробными, объективными и сомнений не вызывающими, поскольку экспертное заключение составлено экспертами, имеющими достаточную квалификацию и опыт работы, основано на полном и всестороннем исследовании материалов дела и медицинской документации. Выводы экспертной комиссии не противоречат установленным судом обстоятельствам дела.

Вышеуказанной Инструкцией установлены сроки диспансерного учета. В случае выполнения больным всех назначений врача, <данные изъяты>. Срок лечения, в рамках срока диспансерного учета, устанавливаются лечащим врачом индивидуально.

Из медицинских документов на имя Игушева *.*. следует, что лечащим врачом <данные изъяты>. Однако из выводов вышеуказанного экспертного заключения следует, что Игушев *.*. назначений врача к лечению не выполнял, регулярно в течение указанного времени <данные изъяты> не наблюдался, диспансерное наблюдение с соблюдением сроков явок не прошел, <данные изъяты>. При таких обстоятельствах суд по вышеуказанным мотивам доверяет заключению судебной экспертизы, согласно выводам которой, <данные изъяты>.

Согласно вышеуказанной Инструкции снятие с диспансерного учета может быть произведено по причине <данные изъяты> на основании заключения врачебно-консультативной комиссии учреждения, в котором наблюдался больной. Таких заключений врачебно-консультативной комиссии МУ «Усть-Куломская ЦРБ» в отношении ответчика не принималось. Напротив, заключением врачебно-консультативной комиссии МУ «Усть-Куломская ЦРБ» от ДД.ММ.ГГГГ Игушеву *.*. отказано в снятии с диспансерного учета. Таким образом, установленные по делу обстоятельства позволяют суду сделать вывод о том, что основания для снятия ответчика с диспансерного учета отсутствуют.

Другие приведенные ответчиком и его представителем доводы в обоснование встречного иска суд находит несостоятельными. Диагноз ответчику был установлен в стационарных условиях <данные изъяты> на основании официального обращения ответчика за <данные изъяты> помощью. После получения выписного эпикриза <данные изъяты>. Для получения водительского удостоверения ответчик проходил ДД.ММ.ГГГГ медицинское освидетельствование, по итогам которого в медицинской справке заключался вывод о годности к управлению ТС. Однако такое стало возможным вследствие неверного толкования медицинскими работниками норм постановления Правительства РФ от 28.04.1993 N 377 “<данные изъяты>“. В настоящее время в отношении лиц, состоящих на диспансерном ... учете, не выносятся заключения о годности к управлению транспортными средствами.

Судом также установлено, что Игушев *.*. имеет водительское удостоверение серии №, дающее право на управление транспортными средствами категории «...», «...» и «...», выданное ГИБДД ОВД по Усть-Куломскому району ДД.ММ.ГГГГ.

Диагностированное у ответчика заболевание <данные изъяты> в соответствии с Перечнем медицинских <данные изъяты> противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.04.1993 N 377 “О реализации Закона Российской Федерации “<данные изъяты>“ является противопоказанием для допуска к водительской деятельности.

Как видно из материалов дела, данное противопоказание имеет место, как на момент рассмотрения дела, так имело место и на момент выдачи ответчику водительского удостоверения.

Критерии допуска граждан к получению права управления транспортными средствами установлены статьей 25 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“. К числу таковых отнесено требование об отсутствии у лица ограничения к водительской деятельности, в том числе и по медицинским показаниям.

Применение указанного ограничения обеспечивается нормами статьи 23 указанного Закона, устанавливающими обязательный характер прохождения медицинского освидетельствования кандидата в водители. При этом целью данного освидетельствования является определение у водителей или кандидатов в водители медицинских противопоказаний или ограничений к водительской деятельности.

В соответствии с пунктом 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации водитель транспортного средства обязан в установленных случаях проходить проверку знаний и навыков вождения, а также медицинское освидетельствование для подтверждения способности к управлению транспортными средствами.

Наличие у ответчика заболевания с диагнозом «<данные изъяты>» означает, что он имеет ограничение к осуществлению водительской деятельности по медицинским показаниям. Ответчик не отвечал, как в момент получения водительского удостоверения, так и не отвечает в настоящее время установленным нормами вышеуказанного Федерального закона условиям допуска к получению права управления транспортными средствами.

Учитывая, что при выдаче ответчику удостоверения на право управления транспортными средствами были нарушены требования Федерального закона “О безопасности дорожного движения“, выданное ему водительское удостоверение является недействительным.

Статьей 55 Конституции Российской Федерации предусмотрено ограничение прав гражданина в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии со статьей 1065 Гражданского кодекса РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Согласно статье 1 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ “О безопасности дорожного движения“ задачами Закона являются охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

Статья 3 Закона в качестве основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения определяет приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности; приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении; соблюдение интересов граждан, общества и государства при обеспечении безопасности дорожного движения.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона “О безопасности дорожного движения“ обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется посредством проведения комплекса мероприятий по медицинскому обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно статье 24 Федерального закона “О безопасности дорожного движения“ права граждан на безопасные условия движения по дорогам Российской Федерации гарантируются государством и обеспечиваются путем выполнения законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения и международных договоров Российской Федерации. Участники дорожного движения обязаны выполнять требования Федерального закона “О безопасности дорожного движения“ и издаваемых в соответствии с ним нормативно-правовых актов в части обеспечения безопасности дорожного движения.

Статьей 8 Конвенции о дорожном движении, заключенной в Вене 08 ноября 1968 года и ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 апреля 1974 года, установлено, что водитель должен обладать необходимыми физическими и психическими качествами и его физическое и умственное состояние должно позволять ему управлять транспортным средством.

Таким образом, из системного толкования вышеприведенных норм закона и международного законодательства следует, что установление у гражданина наличия прямого противопоказания к управлению транспортными средствами безусловно свидетельствует о наличии непосредственной угрозы для безопасности дорожного движения, пресечение которой необходимо для реализации основных принципов Федерального закона “О безопасности дорожного движения“ и направлено на обеспечение охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также защиты интересов общества и государства в области дорожного движения.

При установлении факта прямого запрета к управлению гражданином транспортными средствами продолжение действия права управления транспортными средствами противоречит основным принципам законодательства о безопасности дорожного движения и не согласуется с вышеуказанными нормами международного права, а потому такая деятельность подлежит прекращению посредством прекращения действия права на управление транспортными средствами.

При таких обстоятельствах суд находит иск прокурора о прекращении действия права на управление транспортными средствами обоснованным, законным и подлежащим удовлетворению, а в удовлетворении встречного иска следует отказать.

Руководствуясь статьями 194, 198 и 199 ГПК РФ, суд

Решил:

Иск прокурора Усть-Куломского района в интересах неопределенного круга лиц к Игушеву *.*. о прекращении действия права на управление транспортными средствами удовлетворить.

Прекратить действие права на управление транспортными средствами Игушеву *.*. , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, предоставленного водительским удостоверением серии №, выданным ГИБДД ОВД по Усть-Куломскому району РК ДД.ММ.ГГГГ.

В удовлетворении встречного иска Игушева *.*. к МУ «Усть-Куломская ЦРБ» о признании постановки его на диспансерный <данные изъяты> учет незаконным и обязании снять с диспансерного <данные изъяты> учета отказать.

Взыскать с Игушева *.*. государственную пошлину в доход бюджета муниципального района «Усть-Куломский» в сумме 200 (двести) рублей.

На Решение суда может быть подана апелляционная жалоба в Верховный Суд Республики Коми в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи жалобы через Усть-Куломский районный суд.

Председательствующий