Арбитражная практика

По запросу Левобережного районного суда города Липецка о проверке конституционности пункта 5 части 1 статьи 9 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством». Определение от 17 января 2012 года. Российская Федерация.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя *.*. Зорькина, судей *.*. Арановского, *.*. Бойцова, *.*. Бондаря, *.*. Гаджиева, *.*. Данилова, *.*. Жарковой, *.*. Жилина, *.*. Казанцева, *.*. Клеандрова, *.*. Князева, *.*. Кокотова, *.*. Красавчиковой, *.*. Маврина, *.*. Мельникова, *.*. Рудкина, *.*. Хохряковой, *.*. Ярославцева,

заслушав заключение судьи *.*. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ предварительное изучение запроса Левобережного районного суда города Липецка,

Установил:

Как следует из представленных материалов, на ЗАО “Индезит Интернэшнл“ приказами руководителя от 17 февраля и 11 марта 2011 года был объявлен простой по вине работодателя на периоды с 24 по 25 февраля и с 14 по 16 марта 2011 года с оплатой работникам времени простоя в размере 2/3 заработной платы. Временная нетрудоспособность *.*. Белоусовой, *.*. Мещеряковой и *.*. Тонких наступила в период простоя: *.*. Белоусовой - с 25 февраля по 18 марта 2011 года, *.*. Мещеряковой - с 15 по 29 марта 2011 года, *.*. Тонких - с 14 по 25 марта 2011 года. Работодатель не выплатил данным работникам пособие по временной нетрудоспособности за период простоя со ссылкой на пункт 5 части 1 статьи 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“ и не оплатил дни простоя.

При рассмотрении указанного дела Левобережный районный суд города Липецка, придя к выводу о наличии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации пункта 5 части 1 статьи 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“, приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке его конституционности (определение от 13 сентября 2011 года).

По мнению заявителя, пункт 5 части 1 статьи 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“, как предусматривающий, что застрахованным лицам, временная нетрудоспособность которых наступила в период простоя, пособие по временной нетрудоспособности во время простоя не назначается, противоречит статье 39 ( части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов, пожилых граждан, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7); каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, предусмотренных законом (статья 39, часть 1). При этом определение оснований и организационно-правового механизма предоставления конкретных видов социального обеспечения относится к компетенции законодателя ( статья 39, часть 2; статья 71, пункт “в“; статья 72, пункты “б“, “ж“ части 1; статья 76, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации), который вправе устанавливать, а также изменять условия и порядок назначения соответствующих денежных выплат.

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации полномочия, определил социальные страховые риски, с которыми Конституция Российской Федерации связывает реализацию гражданами права на социальное обеспечение, и установил в рамках вводимого им специального правового регулирования соответствующих отношений принципы, правила и особенности различных видов социального обеспечения.

Федеральный закон “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“ закрепляет страховые риски, реализация которых (наступление страхового случая) влечет за собой обязанность соответствующего субъекта осуществить обеспечение по данному виду социального страхования в виде назначения застрахованному лицу пособия по временной нетрудоспособности - временная утрата заработка или иных выплат, вознаграждений застрахованным лицом в связи с наступлением страхового случая либо дополнительные расходы застрахованного лица или членов его семьи в связи с наступлением страхового случая (часть 1 статьи 1.3).

Одновременно в статье 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“ определены периоды, за которые пособие по временной нетрудоспособности не назначается. В соответствии с пунктом 5 части 1 данной статьи пособие по временной нетрудоспособности не назначается застрахованному лицу за период простоя, за исключением случая временной нетрудоспособности, наступившей до периода простоя и продолжающейся в период простоя ( часть 7 статьи 7 названного Федерального закона).

Согласно Трудовому кодексу Российской Федерации (часть третья статьи 72.2) простой - это временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера. В период простоя работник не осуществляет трудовую деятельность, а вместо заработной платы, исчисленной в соответствии с количеством и качеством труда, ему (в тех случаях, когда простой возник не по его вине) гарантирована оплата времени простоя: в соответствии с частями первой и второй статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации время простоя, возникшего по вине работодателя, оплачивается в размере не менее 2/3 средней заработной платы работника, а время простоя, возникшего по причинам, не зависящим от работодателя и работника, - в размере не менее 2/3 тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя. При этом законодательство не устанавливает случаев освобождения работодателя от исполнения обязанности по оплате периода простоя, если простой возник не по вине работника.



Таким образом, время простоя, наступившего по вине работодателя или по не зависящим от работодателя и работника причинам, подлежит оплате работодателем, т.е. у работника сохраняется доход, а потому страховой риск, с реализацией которого Федеральный закон “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“ связывает возникновение обязанности по назначению и выплате пособия по временной нетрудоспособности, не реализуется. В случае же возникновения простоя по вине работника и наступления у него временной нетрудоспособности в период простоя заработок утрачивается работником не в результате наступления страхового случая - временной нетрудоспособности, а по причине виновных действий самого работника.

Соответственно, пункт 5 части 1 статьи 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“, исключающий назначение застрахованному лицу на время простоя пособия по временной нетрудоспособности, наступившей в период простоя, обусловлен целевым назначением данного вида страхового обеспечения и в системной связи со статьей 157 Трудового кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан.

Конституционный Суд Российской Федерации, разрешая с учетом части второй статьи 36 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ вопрос о возможности принятия запроса суда к рассмотрению, устанавливает, имеется ли в действительности неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемой заявителем нормы.

Оспариваемый Левобережным районным судом города Липецка пункт 5 части 1 статьи 9 Федерального закона “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством“ в системе действующего правового регулирования неопределенности с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации не содержит.

Следовательно, отсутствуют основания для принятия Конституционным Судом Российской Федерации данного запроса к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

Определил:

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации



*.*. ЗОРЬКИН