Арбитражная практика

О компенсации морального вреда. Решение от 22 февраля 2012 года № 2-122-12. Ямало-Ненецкий автономный округ.

Лабытнангский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе:

председательствующего судьи Словакевич *.*. ,

при секретаре с/заседания Черновой *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Козлова Евгения к Пстыга И о компенсации морального вреда,

Установил:

Козлов *.*. обратился в суд с иском к Пстыга *.*. о компенсации морального вреда в сумме 200 000 рублей по тем основаниям, что при рассмотрении уголовного дела в ходе судебного разбирательства ответчик публично заявил о том, что он (истец) имеет тяжкое заболевание – ..., о чем стало известно всем присутствующим в зале лицам, в том числе его родственникам, которые могут воспользоваться данной информацией в своих целях. В связи с разгл тайны, он испытал душевные страдания, чувство незащищенности, страх перед будущим, беспокойство, моральную подавленность. Впоследствии от него отвернулись все знакомые люди, потерял семью.

Стороны в судебное заседание не явились, извещены. Истец отбывает наказание в ФКУ ИК-18.

Суд, изучив материалы дела, приходит к следующему.

Конституцией РФ гарантировано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (статьи 23 и 46).

Вред, причиненный личности гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, что закреплено в ст. 1064 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 151 Гражданского кодекса РФ в случае причинения морального вреда виновными действиями, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.



Моральный вред – это нравственные и (или) физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье т.п.) или нарушающими его имущественные и личные неимущественные права и интересы.

В силу ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц“ гласит, что под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан, следует понимать изложение в заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержание утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном пове общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство, деловую репутацию гражданина.

В силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В ходе судебного разбирательства обозревались материалы уголовного дела № по обвинению Козлова *.*. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, из которого следует, что 11.05.2010 г. Лабытнангским городским судом в открытом судебном заседании рассматривалось указанное дело, в ходе которого на вопрос защитника потерпевший Пстыга *.*. ответил: “Ко мне в больницу неоднократно приходила его супруга, говорила, что у них маленький ребенок, что он болен ..., просила взять часть вины на себя.“, на вопрос защитника: “Вы сказали о заболевании про ..., у кого?“, потерпевший ответил: “У Козлова. Мне так сказали.“ (т. 2 л.д. 30 уголовного дела).

Истец полагает, что данными ответами ответчика ему причинен моральный вред, так как последний публично во всеуслышание распространил сведения, содержащие его личную тайну, заявив о наличии у него тяжкого заболевания.

Постановлением пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц“ (п. 11) разъяснено, что судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.



Из протокола судебного заседания по уголовному делу от 11.05.2010 г. следует, что до допроса потерпевшего Пстыга в судебном заседании изучались доказательства путем исследования материалов дела, в ходе чего оглашалась справка врача МУЗ ЛЦГМБ от 21.01.2010 г., согласно которой Козлов *.*. находится на диспансерном учете у инфекциониста с диагнозом: ... (т. 1 л.д. 162, т. 2 л.д. 18 уголовного дела). Кроме того, подсудимый Козлов *.*. в судебном заседании не отрицал, что имеет два хронических заболевания (т. 2 л.д. 34, 35, 37 уголовного дела).

Указанная справка МУЗ ЛЦГМБ являлась одним из доказательств по делу, которая наряду с другими доказательства по делу была судом оценена при вынесении Приговора в отношении Козлова *.*. , так как наличие у последнего тяжких хронических заболеваний повлияло на размер назначенного ему наказания, поскольку были признаны судом смягчающими наказание обстоятельствами.

Потерпевшим (ответчиком) Пстыга *.*. были сообщены в судебном заседании сведения о наличии у подсудимого (истца) Козлова *.*. заболевания СПИД (синдром приобретённого иммунного дефицита – состояние, развивающееся на фоне вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), является терминальной стадией ВИЧ-инфекции), которые ему стали известны со слов супруги истца. Будучи предупрежденны ответственности по ст.ст. 307, 308 Уголовного кодекса РФ за дачу заведомо ложных показаний, за отказ или уклонение от дачи показания (т. 2 л.д. 14 уголовного дела), ответчик был не вправе отказаться от дачи ответа за вопрос защитника.

Суд также учитывает, что допрос потерпевшего в ходе судебного заседания не относится к публичным выступлениям ответчика, а является процессуальным действием судебного разбирательства.

Кроме того, о том, что у истца имеются хронические заболевания, в том числе ..., присутствующим в судебном заседании стало известно ранее из оглашенных материалов дела.

Доказательств того, что ответчик, давая показания в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, имел умысел на причинение вреда истцу, распространил сведения об истце, которые не соответствуют действительности, опорочил его честь и достоинство, чем причинил Козлову *.*. моральный вред, выразившийся, в том числе в нравственных страданиях, истцом не представлено.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения исковых требований Козлова *.*. о взыскании с Пстыга *.*. компенсации морального вреда нет.

В соответствии с ч. 2 ст. 103 ГПК РФ при отказе в иске издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, взыскиваются с истца, не освобожденного от уплаты судебных расходов.

Истцу была предоставлена отсрочка уплаты госпошлины.

Таким образом, в силу ст. 333.19 НК РФ с истца надлежит взыскать расходы по оплате госпошлины в сумме 200 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Козлову Евгению к Пстыга И о компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с Козлова Евгения государственную пошлину в местный бюджет в размере 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в суд Ямало-Ненецкого автономного округа через Лабытнангский городской суд в течение одного месяца.

Судья: