Арбитражная практика

Поскольку стороной истца не было представлено относимых и допустимых доказательств, в своей совокупности бесспорно подтверждающих, что в момент составления завещания наследодатель не понимала значения своих действий и не могла руководить ими, суд правомерно указал на отсутствие оснований для признания завещания недействительным. Определение от 09 ноября 2011 года № 33-2245. Рязанская область.

(извлечение) Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе *.*. А. на решение Московского районного суда города Рязани от 28 сентября 2011 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований *.*. А. к *.*. А. о признании завещания недействительным и признании права собственности на 1/2 доли квартиры <...>, отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Рожковой *.*. , объяснения *.*. А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

Установила:

Суд отказал в удовлетворении заявления, постановив вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе *.*. А. просит решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение. Считает решение незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. Считает, что принятое судебное решение противоречит материалам дела. Утверждает, что им представлено достаточно доказательств того, что наследодатель ФИО1 длительное время болела психическим заболеваниями, была внушаема, не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене в части отказа в удовлетворении требований *.*. А. о признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования по закону. В остальной части решение отмене не подлежит.

Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с пп. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 “О судебном решении“ решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Принятое по делу решение в вышеуказанной части приведенным требованиям не отвечает, суд основал свои выводы на неправильном применении норм материального права, в связи с чем установил не в полном объеме юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию сторонами.

В суде первой инстанции установлено, что ФИО1 являлась собственником квартиры <...>. 20 октября 2010 года она умерла. С 13 ноября 2006 года ФИО1 являлась инвалидом XXX группы бессрочно по общему заболеванию. ФИО1 на момент смерти была зарегистрирована по месту жительства и проживала в <...> психоневрологическом интернате по адресу: <...>. До 20 марта 2009 года она была зарегистрирована по месту жительства в спорной квартире, принадлежавшей ей на праве собственности по адресу: <...>.



Наследниками по закону к имуществу ФИО1 являются ее дети - *.*. А. и *.*. А.

Согласно нотариально оформленного завещания от 25 июля 2005 года ФИО1 завещала *.*. А. все свое имущество, какое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в том числе принадлежащую ей квартиру по адресу: <...>.

17 декабря 2010 года *.*. А. обратился к нотариусу ФИО3 <...> с заявлением о принятии наследства умершей. С аналогичным заявлением 17 января 2011 года обратился к нотариусу ФИО3 <...> *.*. А.

Из текста иска следует, что истец оспаривал завещание по мотиву совершения этой односторонней сделки лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими.

В соответствии со ст. 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Из материалов дела следует, что наследодатель ФИО1 действительно при жизни страдала психическими расстройствами. Однако сам по себе этот факт не является основанием для признания сделки недействительной по мотивам, изложенным приведенной выше ст. 177 ГК РФ.

Между тем бесспорные доказательства того, что данные расстройства лишали ФИО1 в момент оформления завещания способности понимать значение своих действий или руководить ими, стороной истца представлены не были.

Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов Центра судебно-психиатрических экспертиз при <...> областной клинической психиатрической больнице <...> N <...> от 10 августа 2011 года “с большой долей вероятности можно утверждать, что при жизни, а именно в период с 1960 по 2010 год у ФИО1 имелось психическое расстройство <...>. Однако ретроспективно установить характер течения и тяжесть данного психического расстройства, а также обусловило ли оно такое психическое состояние ФИО1, которое лишало ее возможности понимать значение своих действий и руководить ими непосредственно в период составления завещания в 2005 году (то есть ответить на поставленный вопрос N <...>) не представляется возможным в связи с недостаточностью объективной информации (медицинской документации) о психическом состоянии ФИО1 в 2005 году и крайней противоречивостью имеющихся в деле свидетельских показаний.

Вывод о возможности гражданина понимать значение своих действий и руководить ими относится к специальным познаниям в области психиатрии, суд, вопреки доводов кассатора, не может придти к этому выводу на основе показаний свидетелей, записей в медицинских документах о наличии заболеваний у ФИО1.

При таких обстоятельствах, исходя из того, что стороной истца не было представлено относимых и допустимых доказательств, в своей совокупности бесспорно подтверждающих, что в момент составления завещания наследодатель не понимала значения своих действий и не могла руководить ими, суд правильно указал на отсутствие оснований для признания завещания недействительным в силу ст. 177 ГК РФ.



Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с позицией районного суда по отказу в удовлетворении требований *.*. А. о признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования по закону. Действительно, поскольку завещание не признано судом недействительным, у истца не возникло право наследования по закону в порядке очередности, то есть на 1/2 доли спорной квартиры, как он просил в иске.

Между тем, из материалов дела следует, что истец является инвалидом третьей группы.

Согласно ст. <...> несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля). Право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю - из этой части имущества, которая завещана. В обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию.

Таким образом, истец, относясь к нетрудоспособным детям наследодателя, приобрел право на обязательную долю в наследстве, независимо от содержания завещания ФИО1.

Право на обязательную долю является наследованием по закону, поэтому, отказав в этой части исковых требований, суд фактически лишил его этого права. Обращение *.*. А. к нотариусу с заявлением о принятии наследства, при том, что между сторонами по делу имеется спор, охватывающий, как усматривается из объяснений *.*. А. в суде кассационной инстанции, и право истца на обязательную долю, вопрос по наследству в части обязательной доли не разрешит в связи с наличием спора. Поэтому настоящий иск должен быть разрешен по существу с учетом иных оснований (не только в порядке очередности) для признания права собственности за истцом в порядке наследования по закону.

Поскольку вопрос о праве истца на обязательную долю, перечень иного имущества, кроме спорной квартиры, за счет которого может быть удовлетворена обязательная доля не обозначались судом в качестве юридически значимых и не исследовались, суд кассационной инстанции не может, отменив решение в части, постановить новое.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, определить юридически значимые обстоятельства в полном объеме и разрешить дело в соответствии с действующим законодательством.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Московского районного суда города Рязани от 28 сентября 2011 года в части отказа в удовлетворении исковых требований *.*. А. к *.*. А. о признании права собственности на 1/2 доли квартиры <...> отменить, направить дело в этой части на новое рассмотрение в тот же суд.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу *.*. А. - без удовлетворения.