Арбитражная практика

Решение от 15 марта 2012 года № А28-10341/2011. По делу А28-10341/2011. Кировская область.

Решение

Дело №А28-10341/2011

164/36

г. Киров

15 марта 2012 года

Резолютивная часть решения объявлена 13 марта 2012 года

В полном объеме Решение изготовлено 15 марта 2012 года

Арбитражный суд Кировской области в составе судьи Волковой *.*.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи помощником судьи Соболевой *.*. ,

рассмотрев в судебном заседании заявление

Кировского областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Северная городская клиническая больница»



(ОГРН 1034316512768, ИНН 4347013532, место нахождения: 610011, город Киров, улица Свердлова, 4)

к Управлению надзорной деятельности Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Кировской области

(место нахождения: город Киров, Октябрьский проспект, 122а)

об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности №774 от 17.11.2011,

при участии в судебном заседании представителей

заявителя Перминова *.*. , действующего по доверенности от 21.12.2011, Петровой *.*. , действующей по доверенности от 21.11.2011,

ответчика Мамонова *.*. , действующего по доверенности от 10.01.2012, Абатурова *.*. , действующего по доверенности от 16.01.2012,

Установил:

Кировское областное государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Северная городская клиническая больница» (далее – заявитель, учреждение, КОГБУЗ «СГКБ») обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению надзорной деятельности Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Кировской области (далее – ответчик, Управление, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 17.11.2011 № 774 о назначении административного наказания за совершение правонарушений, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В обоснование заявленного требования заявитель указывает, что КОГБУЗ «СГКБ» является бюджетным учреждением и финансируется за счет средств бюджета муниципального образования «Город Киров», которых недостаточно для устранения всех нарушений требований пожарной безопасности. Заявитель полагает, что у него отсутствовала возможность по соблюдению и исполнению всех предписаний, правил и норм, что свидетельствует об отсутствии вины учреждения в совершении административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.4 КоАП РФ.



В судебном заседании представители заявителя настаивают на удовлетворении заявленного требования, ссылаясь на доводы заявления и дополнений к нему.

Ответчик представил письменный отзыв, в котором заявленное требование не признает, считает вынесенное Постановление законным и обоснованным.

Представители ответчика в судебном заседании поддерживают доводы отзыва.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон, арбитражный суд Установил следующие фактические обстоятельства.

КОГБУЗ «СГКБ» зарегистрировано в качестве юридического лица 06.02.2003, о чем в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись за основным государственным регистрационным номером 1034316512768.

На основании распоряжения начальника ОНД Октябрьского района города Кирова от 01.09.2011 № 723 административным органом проведена внеплановая выездная проверка исполнения заявителем предписания государственного пожарного надзора по устранению нарушений требований пожарной безопасности от 12.08.2010 № 333/219/1-168, срок исполнения которого истек 01.06.2011, а также на основании распоряжения начальника ОНД Октябрьского района города Кирова от 01.09.2011 № 724 проведена плановая выездная проверка соблюдения КОГБУЗ «СГКБ» правил пожарной безопасности. Проверка проводилась по адресам: г. Киров, ул. Свердлова, 4, ул. С.Набережная, 1, 13, ул.Дзержинского, 60/1, п.Ганино в присутствии представителя КОГБУЗ «СГКБ» Перминова *.*. , действующего по доверенности от 17.11.2011.

В ходе проведения проверки выявлены нарушения учреждением требований пожарной безопасности, которые отражены в акте проверки от 19.10.2011 № 724, выдано предписание от 19.10.2011 № 724/-/- по устранению выявленных нарушений.

На основании акта проверки 19.10.2011 административный орган возбудил в отношении заявителя дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

02.11.2011 государственный инспектор г. Кирова по пожарному надзору в присутствии законного представителя учреждения - главного врача Ефремова *.*. составил протоколы № 772, 773, 774 об административных правонарушенях, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

По результатам рассмотрения материалов дел об административных правонарушениях в отношении заявителя 17.11.2011 заместитель главного государственного инспектора г. Кирова по пожарному надзору вынес Постановление № 774, которым КОГБУЗ «СГКБ» с учетом определения об исправлении опечатки от 11.03.2012 признано виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ, выразившегося в нарушении требований пожарной безопасности, а именно:

в здании хирургического корпуса расположенного по адресу: г.Киров, ул.Свердлова, 4: конструкции козырька над входом в здание 2 степени огнестойкости, СО класса конструктив­ной пожарной опасности выполнены из горючих материалов (досок) в нарушение пункта 3 Правил пожарной безопасности в Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее – МЧС РФ) от 18.06.2003 № 313 (далее - ППБ 01-03), пункта 5.19 «СНиП 21-01-97*. Пожарная безопасность зданий и сооружений», принятых и введенных в действие Постановлением Минстроя Российской Федерации от 13.02.1997 № 18-7 (далее - СНиП 21-01-97*), здания и пожарные отсеки по конструктивной пожарной опас­ности подразделяются на классы согласно таблице 5*; для складских помещений в здании не определена и не обозначена на двери снаружи катего­рия по пожарной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение статьи 151 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее - Федеральный закон № 123-ФЗ), пункта 33 ППБ 01-03; в помещении кладовой лаборатории осуществляется хранение на расстоянии 0,1 метра, что менее установленного не менее 0,5 метра в нарушение статьи 151 Федерального закона № 123-ФЗ, пункта 503 ППБ 01-03; в техническом подвале здания стационара размещены складские помещения (архивы) в нару­шение пункта 184 ППБ 01-03; в подвальном помещении технологические проемы в местах прохождения коммуникаций не заделаны негорючим раствором в нарушение пункта 37 ППБ 01-03; в помещении архива, размещенном в техническом подвале, отсутствует дымоудаление в нару­шение статьи 151 Федерального закона № 123-ФЗ, пункта 3 ППБ 01-03, пункта 1.74 «СНиП 2.08.02-89*. Общественные здания и сооружения», утвержденных Постановлением Госстроя СССР от 16.05.1989 № 78 (далее - СНиП 2.08.02-89*); в помещении архива металлический воздуховод системы вентиляции проходит транзитом из подвала на 1 этаж, что не допускается в складских помещениях, в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.11.1 таблицы 2 «СНиП 41-01-2003. Отопление, вентиляция и кондиционирование», принятых и введенных в действие Постановлением Госстроя Российской Федерации от 26.06.2003 № 115 (далее - СНиП 41-01-2003); складское помещение № 207 не отделено противопожарной дверью от стационарных поме­щений в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.4 СНиП 21-01-97*, пункта 1.82 СНиП 2.08.02-89*; участки кислородопровода в операционных здания не окрашены в голубой цвет в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.6.8 Правил пожарной безопасности «Правила пожарной безопасности для учреждений здравоохранения. ППБО 07-91*», утвержденных Минздравом СССР 30.08.1991, МВД СССР 30.06.1991 (далее - ППБО 07-91*); в палате № 20 допускается пользование пациентом электрочайника (вне специально отведен­ного места) в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.3.11 ППБО 07-91*; пути эвакуации на 1 этаже предусмотрены через лифтовой холл в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.24* СНиП 21-01-97*; на путях эвакуации (в коридоре) на 2, 3, 4 этажах имеются встроенные в стены шкафы в на­рушение пункта 3 ППБ 01-03, п.6.26* СНиП 21-01-97; на 4 этаже пути эвакуации загромождены коробками с медикаментами в нарушение пункта 53 ППБ 01-03; отсутствуют защитные колпаки для электрических светильников дневного света в коридоре у кабинета № 209, в кабинетах № 8, № 7, № 207, в кабинете приема сотрудников, в кабинете перинатального воспитания в нарушение пункта 60 ППБ 01-03;

в гинекологическом корпусе с административной частью: на окнах 1 этажа установлены решетки в нарушение пунктов 3, 40 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*; в помещении технического подвала размещены подсобные помещения, кладовые в наруше­ние пункта 40 ППБ 01-03; на путях эвакуации (в коридоре) на 1, 2 этажах имеются в строенные в стены шкафы в на­рушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.26* СНиП 21-01-97; путь эвакуации предусмотрен через лифтовой холл в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.24 СНиП 21-01-97*;

в здании ВОП (врача общей практики): на окнах помещений установлены решетки в нарушение пункта 40 ППБ 01-03; на бывшее административное здание администрации поселка Ганино, приспособленное для осуществления поликлинической деятельности, не разработана проектная документация в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 4.3. СНиП 21-10-97*; для складского помещения не определена и не обозначена на двери категория по пожарной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение пункта 33 ППБ 01-03; помещения не оборудованы пожарной сигнализацией и системой оповещения людей при пожаре в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, Норм пожарной безопасности «НПБ 110-03. Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией», утвержденных приказом МЧС РФ от 18.06.2003 № 315 (далее - НПБ 110-03), Норм пожарной безопасности «НПБ 104-03. Системы оповещения и управления эвакуацией людей при пожарах в зданиях и сооружениях», утвержденных приказом МЧС РФ от 20.06.2003 № 323 (далее - НПБ 104-03), Свода правил «СП 3.13130.2009. Свод правил. Системы противопожарной защиты. Система оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре. Требования пожарной безопасности» утвержденного приказом МЧС РФ от 25.03.2009 № 173 (далее - СП 3.13130.2009), Свода правил «СП 5.13130.2009. Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические. Нормы и правила проектирования» утвержденного приказом МЧС РФ от 25.03.2009 № 175 (далее - СП 5.13130.2009); на пути эвакуации имеется перепад высот 2 ступени высотой 38 см, что менее установлен­ной не менее 45 см и не менее 3 ступеней в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.28* СНиП 21-01-97*; стена на пути эвакуации перед тамбуром отделана сгораемыми материалами (панелями МДФ) в нарушение пункта 53 ППБ 01-03; для здания не предусмотрено наружное пожаротушение в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.13 «СНиП 2.04.02-84*. Водоснабжение. Наружные сети и сооружения» утвержденных Постановлением Госстроя СССР от 27.07.1984 № 123 (далее - СНиП 2.04.02-84*);

в здании АХБ: для производственного помещения (столярной), для складских помещений не определены и не обозначены на дверях категории по пожарной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение пункта 33 ППБ 01-03; временные строения размещены вплотную к зданию, вместо минимального противопожар­ного расстояния 15 метров в нарушение пункта 24 ППБ 01-03; в помещении склада высота в свету у эвакуационного выхода составляет 1,83 метра, что менее установленной 1,9 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.16 СНиП 21-01-97*;

в здании терапии: на окнах помещений установлены решетки в нарушение пункта 40 ППБ 01-03; для складских помещений на этажах не определены и не обозначены на дверях категории по пожарной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение пункта 33 ППБ 01-03; отсутствуют устройства для самозакрывания у дверей, отделяющих лестничную клетку на 1 этаже, в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.18 СНиП 21-01-97*; дверь складского помещения на 1 этаже у отделения реанимации не имеет требуемого пре­дела огнестойкости в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.4 СНиП 21-01-97*; в отделении реанимации у электрощита осуществляется хранение одежды и мебели в нару­шение пункта 60 ППБ 01-03; технический подвал не отделен от первого этажа противопожарной дверью в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.9 СНиП 21-01-97*; в помещении технического этажа осуществляется хранение деревянных ящиков, деревян­ных тележек в нарушение пункта 40 ППБ 01-03; пути эвакуации на 1, 2, 3, 4, 5 этажах предусмотрены через лифтовые холлы в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.24 СНиП 21-01-97*; на путях эвакуации (в коридоре) на 1, 2 этажах имеются в строенные в стены шкафы в на­рушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.26 СНиП 21-01-97*; в лестничных маршах здания приборы отопления выступают из плоскости стен на высоту 1,8 метра, что менее установленной 2,2 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.32 СНиП 21-01-97*; на 2 этаже в отделениях эвакуационные проемы из помещений поста имеют в свету ширину 0,79 метра, что менее установленной не менее 1,0 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.27 СНиП 21-01-97*; отсутствует обособленный эвакуационный выход из подвального помещения (раздевалки для больных) в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.9 СНиП 21-01-97*; электросветильники ламп дневного света на 4 этаже около процедурного кабинета, на 3 эта­же в пульмонологическом кабинете, в коридоре на 2 этаже, на 1 этаже кабинета суточного мониторирования не имеют защитных плафонов, предусмотренных конструкцией светиль­ников, в нарушение пункта 60 ППБ 01-03;

в здании роддома: под лестничными маршами правого и левого крыла размещена раздевалка, осуществляется хранение белья в нарушение пункта 40 ППБ 01-03; двери, отделяющие лестничные клетки от общих коридоров, на 2 этаже не оборудованы уст­ройствами самозакрывания и уплотнениями в притворе в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.18 СНиП 21-01-97*; лестница, соединяющая помещение подвала с первым этажом, не ограждена перегородками 1 типа с устройством тамбур-шлюза с постоянным подпором воздуха при пожаре в наруше­ние пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.23* СНиП 21-01-97*; в помещении чердака транзитные воздуховоды имеют нарушения огнезащитных покрытий виде трещин, осыпания штукатурки в нарушение пункта 36 ППБ 01-03; технологические проемы в местах прохождения коммуникаций сквозь стены не заделаны негорючим материалом в нарушение пункта 37 ППБ 01-03; окно на чердаке не имеет остекления в нарушение пункта 44 ППБ 01-03; для складских помещений не определены и не обозначены на дверях категории по пожар­ной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение пункта 33 ППБ 01-03; стены на путях эвакуации в коридорах, лестничных маршах окрашены масляной краской в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*; эвакуационный выход из подвала в общую лестничную клетку с обособленным выходом на­ружу не отдел Ф.И.О. клетки глухой противопожарной перегород­кой 1-го типа в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.9 СНиП 21-01-97*; высота эвакуационных выходов из подсобных помещений подвала в свету составляет 1,8 метра, что менее установленной 1,9 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.16 СНиП 21-01-97*;

в Ф.И.О. клетке 2 этажа установлена глухая решетка в нарушение пункта 40 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*; помещение для хранения медикаментов не отделено противопожарной дверью от общест­венных помещений в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.4 СНиП 21-01-97*; лестница, соединяющая помещение подвала с первым этажом, не ограждена перегородками 1 типа с устройством тамбур-шлюза с постоянным подпором воздуха при пожаре в наруше­ние пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.23* СНиП 21-01-97*; в лестничном марше здания приборы отопления выступают из плоскости стен на высоте 1,8 метра, что менее установленной 1,9 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.18 СНиП 21-01-97*; ширина эвакуационного выхода в свету из помещения актового зала в лестничный марш со­ставляет 1,0 метр, что менее установленной 1,2 метра при числе посадочных мест более 50 человек в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.16 СНиП 21-01-97*;

на территории КОГБУЗ «СГКБ» у пожарного водоема и гидранта не установлены соответствующие указатели (объемные со светильником или плоские, выполненные с использованием светоотражающих покрытий) в нарушение пункта 90 ППБ 01-03;

в стоматологии по ул. С. Набережная, 13: для производственного и складского помещения не определена и не обозначена категория по пожарной опасности, класс зоны по ПУЭ в нарушение пункта 33 ППБ 01-03; на окнах помещений установлены решетки в нарушение пункта 40 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*; электросветильники, установленные над рабочим местом в производственном помещении, не имеют защитных плафонов, предусмотренных конструкцией, в нарушение пункта 60 ППБ 01-03;

в отделении восстановительного лечения детей по ул. С. Набережная, 1: под лестничным маршем осуществляется хранение сгораемых материалов, размещение ра­бочего места персонала в нарушение пункта 40 ППБ 01-03; коридор на 1 этаже длиной более 100 метров не разделен противопожарными перегородками 2-го типа на участки длиной не более 60 метров в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.26* СНиП 21-01-97*; лестница, соединяющая помещение подвала с первым этажом, не ограждена перегородками 1 типа с устройством тамбур-шлюза с постоянным подпором воздуха при пожаре в наруше­ние пункта 3 ППБ 01-03, пункта 7.23* СНиП 21-01-97*; стены на путях эвакуации в коридорах, в лестничных маршах на 1 и 2 этажах окрашены масляной краской, на 2 этаже на пути эвакуации в коридоре приборы отопления закрыты горючей деревянной отделкой в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*; из помещений с одновременным пребыванием 15 и более детей отсутствуют не менее 2 эва­куационных выходов шириной в свету не менее 1,2 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.16 СНиП 21-01-97*; ширина в свету лестничного марша лестницы 3-го типа составляет 0,7 метра, что менее ус­тановленной 1,35 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.29 СНиП 21-01-97*; в лестничном марше на высоту от пола 1-1,5 метра из плоскости стен выступают приборы отопления, что ниже минимального значения 2,2 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.32 СНиП 21-01-97*; ширина в свету эвакуационных путей в подвале составляет в проемах 0,8 метра, что менее установленной 1,0 метра, а высота в свету составляет 1,9 метра, что менее установленной 2,0 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.27 СНиП 21-01-97*; высота в свету эвакуационных выходов из помещений в подвале составляет 1,8 метра, что менее установленной 1,9 метра, а ширина в свету эвакуационных выходов из актового зала в свету составляет 1,16 метра, что менее установленной 1,2 метра в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 6.16 СНиП 21-01-97*.

Постановление вынесено при участии представителя КОГБУЗ «СГКБ» Перминова *.*. , действующего по доверенности от 17.11.2011.

Не согласившись с указанным Постановлением, учреждение обратилось в Арбитражный суд Кировской области с заявлением о его отмене.

Вышеуказанные обстоятельства дела позволяют суду прийти к следующим выводам.

Отношения в области обеспечения пожарной безопасности регулируются Федеральным законом от 21.12.1994 №69-ФЗ «О пожарной безопасности» (далее – Федеральный закон № 69-ФЗ) и иными нормативными документами, содержащими требования пожарной безопасности, в том числе правилами и нормами пожарной безопасности, строительными нормами и правилами.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона №69-ФЗ под требованиями пожарной безопасности понимаются специальные условия социального и (или) технического характера, установленные в целях обеспечения пожарной безопасности законодательством Российской Федерации, нормативными документами или уполномоченным государственным органом.

В силу части 1 статьи 38 Федерального закона № 69-ФЗ ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут собственники имущества; лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций; лица, в установленном порядке назначенные ответственными за обеспечение пожарной безопасности.

Административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности установлена статьей 20.4 КоАП РФ.

Нарушение заявителем требований пожарной безопасности послужило основанием для возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1, 3 и 4 статьи 20.4 КоАП РФ. Действия заявителя обоснованно квалифицированы ответчиком в протоколах об административных правонарушениях: от 02.11.2011 № 772 по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ, от 02.11.2011 № 773 по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ, от 02.11.2011 № 774 по части 4 статьи 20.4 КоАП РФ. Эти же события административных правонарушений послужили основанием для вынесения оспариваемого постановления от 17.11.2011 № 774 по делу об административном правонарушении, что следует из его описательной и мотивировочной частей. В связи с этим указание в резолютивной части оспариваемого постановления на признание заявителя виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ, является, исходя из содержания данного постановления, опечаткой, которая была устранена административным органом путем принятия определения от 11.03.2011.

В соответствии с частью 1 статьи 29.12.1 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо, вынесшие Постановление, определение по делу об административном правонарушении, по заявлению лиц, указанных в статьях 25.1 - 25.5, 25.11 настоящего Кодекса, судебного пристава-исполнителя, органа, должностного лица, исполняющих Постановление, определение по делу об административном правонарушении, или по своей инициативе вправе исправить допущенные в постановлении, определении описки, опечатки и арифметические ошибки без изменения содержания постановления, определения.

Поскольку в описательной и мотивировочной частях оспариваемого постановления, в постановлениях о возбуждении дел об административных правонарушениях от 19.10.2011, в протоколах об административных правонарушениях от 02.11.2011 нарушения заявителем требований пожарной безопасности квалифицированы по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ, то указание в резолютивной части постановления от 17.11.2011 № 774 на часть 4 статьи 20.4 КоАП РФ позволяет расценить его как описку, которая в соответствии со статьей 29.12.1 КоАП РФ не повлекла изменения содержания оспариваемого постановления и не нарушила прав общества.

В силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое Решение.

Согласно части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ).

Пунктом 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее - постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10) предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств.

В нарушение вышеуказанных требований должностным лицом ОНД г. Кирова, рассматривавшим дело об административном правонарушении, не были установлены все обстоятельства дела, необходимые для объективного и обоснованного принятия решения по делу.

Решением Октябрьского районного суда от 19.05.2011 частично удовлетворен иск прокурора Октябрьского района города Кирова в интересах неопределенного круга лиц к МУЗ «Северная городская клиническая больница» г.Кирова и администрации муниципального образования «Город Киров» об устранении нарушений требований пожарной безопасности.

По указанному решению суда, вступившему в законную силу 04.06.2011, заявитель обязан устранить нарушения требований пожарной безопасности (107 пунктов).

Часть нарушений требований пожарной безопасности, указанных в решении Октябрьского районного суда от 19.05.2011, являются аналогичными нарушениям, обнаруженным Управлением при проведении выездной проверки, квалифицированным по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ и вмененным заявителю в пунктах 2, 4, 8, 9, 12, 14, 16-18, 27, 29, 32, 35, 36, 38, 45, 50, 52, 53, 56, 65-74 постановления от 17.11.2011 № 774.

Определением Октябрьского районного суда от 11.10.2011 учреждению предоставлена рассрочка исполнения решения Октябрьского районного суда от 19.05.2011 в части устранения нарушений, указанных в пунктах 2, 18, 27, 36, 38, 45, 52, 56, 65-73, 74 (в части увеличения ширины в свету эвакуационных выходов до 1,2 метра а актовом зале с посадочным числом мест более чем на 50 человек) постановления от 17.11.2011 № 774.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции. Вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

На момент проведения Управлением выездной проверки и вынесения оспариваемого постановления срок, предоставленный заявителю определением от 11.10.2011 для устранения нарушений требований пожарной безопасности в части указанных пунктов, не истек, следовательно, основания для включения в оспариваемое Постановление нарушений, указанных в пунктах 2, 18, 27, 36, 38, 45, 52, 56, 65-73, 74 (в части увеличения ширины в свету эвакуационных выходов до 1,2 метра а актовом зале с посадочным числом мест более чем на 50 человек) отсутствовали.

Кроме того, должностным лицом административного органа при рассмотрении дела об административном правонарушении не было учтено следующее.

Согласно уставу заявитель является некоммерческой организацией, финансируемой за счет средств городского бюджета и других источников. Согласно пункту 4.2 устава источниками формирования имущества и финансовых ресурсов учреждения являются, в том числе: бюджетные и внебюджетные средства; поступления от фондов обязательного медицинского страхования, страховых организаций в соответствии с договорами обязательного медицинского страхования; поступления о реализации медицинских, фармацевтических и медико-социальных услуг по договорам добровольного медицинского страхования; доходы, полученные от оказания платных медицинских услуг; доходы, полученные от разрешенных видов предпринимательской деятельности и иные источники.

Из материалов дела следует, что денежные средства заявителю выделялись в рамках целевой программы «Пожарная безопасность в муниципальных учреждениях здравоохранения города Кирова на 2008-2010 годы», а также в рамках областной программы «Модернизация здравоохранения Кировской области на 2011-2012 годы», утвержденной Постановлением Правительства Кировской области от 30.03.2011 № 96/102. Кроме того, заявителем на устранение выявленных нарушений требований пожарной безопасности направлялись финансовые средства, полученные от территориальных внебюджетных фондов и от оказания платных медицинских услуг: в 2011 году приобретены противопожарное полотно, рукав пожарный, светильники, огнетушители, знак «пожарный водоисточник», светильники. В материалы дела представительны письменные обращения руководства учреждения в управление здравоохранения администрации города Кирова с просьбой рассмотреть вопрос о выделении дополнительных средств для устранения выявленных нарушений требований пожарной безопасности.

С учетом данных обстоятельств ответчик не обосновал, в чем состоит вина юридического лица с учетом особенностей его организационно-правовой формы в совершении нарушений, которые отражены в пунктах 1, 6-8, 11, 20, 22, 23, 28, 32, 34, 39, 41, 46, 50, 53, 55, 57, 58, 60, 74, какие меры не предпринял заявитель для недопущения нарушений указанных требований пожарной безопасности, однако мог и должен был предпринять.

Пунктом 25 оспариваемого постановления заявителю вменено нарушение, заключающееся в том, что для здания ВОП не предусмотрено наружное пожаротушение в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.13 СНиП 2.04.02-84*. Однако указанные нормы не предусматривают обязанности учреждения обеспечить здание источниками наружного пожаротушения.

СНиП 2.04.02-84* содержит нормы, которые должны соблюдаться при проектировании централизованных постоянных наружных систем водоснабжения населенных пунктов и объектов народного хозяйства. Пункт 2.13 СНиП 2.04.02-84* предусматривает расход воды на наружное пожаротушение (на один пожар) жилых и общественных зданий для расчета соединительных и распределительных линий водопроводной сети, а также водопроводной сети внутри микрорайона или квартала.

В силу статьи 68 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» к источникам наружного противопожарного водоснабжения относятся: наружные водопроводные сети с пожарными гидрантами; водные объекты, используемые для целей пожаротушения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Поселения и городские округа должны быть оборудованы противопожарным водопроводом. При этом противопожарный водопровод допускается объединять с хозяйственно-питьевым или производственным водопроводом.

Согласно письму территориального управления администрации города Кирова по Октябрьскому району от 23.12.2011 № 01/02-10/399 поселок Ганино, в котором находится здание ВОП, является сельским населенным пунктом.

В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» обязанность по созданию в целях пожаротушения условий для забора в любое время года воды из источников наружного водоснабжения, расположенных в сельских населенных пунктах и на прилегающих к ним территориях, относится к полномочиям органов местного самоуправления в области пожарной безопасности.

Доказательств того, что заявитель является лицом, ответственным за обеспечение территории поселка Ганино наружной водопроводной сетью, в материалы дела ответчиком не представлено.

В судебном заседании представитель ответчика признал обоснованными доводы заявителя о незаконности оспариваемого постановления в части пункта 25.

С учетом определения об исправлении опечатки от 11.03.2012 проверка законности оспариваемого постановления от 17.11.2011 в части пунктов 40, 51, 59, 68, 72 судом не производится в силу исключения данных пунктов из текста описательной части постановления.

Вместе с тем, исключение из объективной стороны указанных выше нарушений не свидетельствует о незаконности постановления от 17.11.2011 по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ в силу обоснованности привлечения к ответственности по иным эпизодам.

Часть 1 статьи 20.4 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение требований пожарной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 КоАП РФ и частями 3 - 8 настоящей статьи.

Как следует из пунктов 3-5, 9, 10, 15, 16, 19, 21, 26, 29-31, 33, 35, 43,44, 47-49, 54, 61, 62, 64 обжалуемого постановления, заявителю вменены нарушения статьи 151 Федерального закона № 123-ФЗ, пунктов 3, 33, 37, 40, 44, 60, 184, 503 ППБ 01-03, пунктов 2.2.22, 2.3.11, 2.6.8 ППБО 07-91*, пункта 6.18 СНиП 21-01-97*, что образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 20.4 КоАП РФ.

Пунктами 15, 19, 29, 54, 62 оспариваемого постановления заявителю вменяется нарушение пункта 40 ППБ 01-03, пункта 2.2.22 ППБО 07-91*, заключающееся в установке металлических решеток на оконных проемах помещений.

Согласно пункту 40 ППБ 01-03 в зданиях, сооружениях организаций (за исключением индивидуальных жилых домов) запрещается устанавливать глухие решетки на окнах и приямках у окон подвалов, за исключением случаев, специально оговоренных в нормах и правилах, утвержденных в установленном порядке.

Основные требования пожарной безопасности для лечебно-профилактических, санитарно-профилактических, аптечных и детских учреждений, научно-исследовательских центров и институтов, учебных заведений, других организаций и предприятий системы здравоохранения установлены Правилами пожарной безопасности для учреждений здравоохранения (ППБО 07-91*), согласно пункту 2.2.22 которых в зданиях и помещениях учреждений запрещается устанавливать на окнах и в дверных проемах решетки (за исключением помещений для хранения ядовитых и наркотических лекарственных препаратов).

Заявителем в материалы дела представлена лицензия от 07.12.2007 № 43-06-000046, выданная учреждению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, в подтверждение того, что в здании гинекологического корпуса на 1 этаже в комнате № 63 склада главной медицинской сестры, на 2 этаже в комнате № 30 второго гинекологического отделения, в здании хирургического корпуса на 3 этаже в комнате № 32 отделения хирургической реанимации, в здании терапевтического корпуса на 1 этаже в комнате № 45 отделения реанимации осуществляется хранение наркотических и психотропных веществ, следовательно, размещение решеток на окнах данных помещений не является нарушением требований пожарной безопасности.

В то же время, материалами дела подтверждается и не оспаривается заявителем, что металлические решетки установлены не только на окнах указанных помещений, но и на иных окнах.

Довод ответчика о том, что установленные на окнах помещений, в которых не осуществляется хранение наркотических лекарственных препаратов, решетки являются распашными, следовательно, исходя из требований пункта 40 ППБ 01-03, это не является нарушением требований пожарной безопасности, судом не принимается в силу следующего.

Анализ приведенных норм законодательства свидетельствует о том, что применительно к рассматриваемому правонарушению пункт 40 ППБ 01-03 является общей нормой по отношению к специальной норме - пункту 2.2.22 ППБО 07-91*, следовательно, КОГБУЗ «СГКБ», как учреждение здравоохранения, в данном случае должно руководствоваться специальной нормой, запрещающей устанавливать на окнах и в дверных проемах решетки (за исключением помещений для хранения ядовитых и наркотических лекарственных препаратов), независимо от того, являются они глухими или распашными.

Ссылка заявителя на заключение экспертного совета Управления государственного пожарного надзора МЧС России (протокол № 28 от 03.11.2006), письма Главного управления МЧС России по Кировской области от 28.11.2006 № 5377-2-2-7, от 17.08.2007 № 3776-2-3-11 является несостоятельной, поскольку указанные документы не содержат норм и правил, утвержденных в установленном порядке, соответственно, не могут устанавливать исключения из действующих нормативных документов.

Пунктами 21, 26, 30, 49, 61 оспариваемого постановления заявителю вменяется нарушение пункта 33 ППБ 01-03, заключающееся в неопределении и необозначении на дверях производственных и складских помещений категории пожарной безопасности, а также класса зоны по правилам устройства электроустановок (ПУЭ).

Данные нарушения могли быть устранены заявителем без дополнительного финансирования, поскольку методика расчета является общедоступной и содержится в Своде правил «Определение категорий помещений, зданий и наружных установок по взрывопожарной и пожарной опасности», утвержденных приказом МЧС РФ от 25.03.2009 № 182.

Пунктами 4, 16, 35 оспариваемого постановления заявителю вменяется нарушение пунктов 40 и 184 ППБ 01-03, заключающиеся в размещении в технических подвалах подсобных помещений, кладовых, складских помещений (архива), хранении деревянных ящиков и тележек.

Согласно пункту 40 ППБ 01-03 запрещается использовать технические этажи для хранения продукции, оборудования, мебели и других предметов. В силу пункта 184 ППБ 01-03 запрещается размещать в подвальных и цокольных этажах лечебных учреждений мастерские, склады, кладовые.

Для устранения указанных нарушений не требуется дополнительного финансирования, поскольку достаточно удалить складские помещения из подвалов и запретить складирование в подвалах горючих веществ и материалов в дальнейшем.

Довод заявителя о незаконности включения пункта 35 в оспариваемое Постановление в силу того, что пунктом 6 раздела Д1 СНиП 2.08.02-89 лечебным учреждениям разрешено размещать в цокольных и подвальных этажах разгрузочные и распаковочные помещения, помещения хранения и мытья мармитных тележек, судом не принимается, поскольку пунктом 35 заявителю вменяется непосредственно хранение в помещении технического подвала деревянных ящиков и деревянных тележек, а не размещение разгрузочного или распаковочного помещения. Доказательств того, что тележки, обнаруженные административным органом в подвальном помещении, являются мармитными в материалы дела заявителем не представлено.

Согласно пунктами 5, 47 оспариваемого постановления заявителем в нарушение пункта 37 ППБ 01-03 не заделаны негорючим раствором технологические проемы в местах прохождения коммуникаций; согласно пункту 3 постановления в нарушение статьи 151 Федерального закона № 123-ФЗ, пункта 503 ППБ 01-03 в помещении кладовой лаборатории осуществляется хранение на расстоянии 0,1 метра, что менее установленного не менее 0,5 метра; согласно пункту 9 постановления в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.6.8 ППБО 07-91* участки кислородопровода в операционных здания не окрашены в голубой цвет; согласно пункту 10 постановления в нарушение пункта 3 ППБ 01-03, пункта 2.3.11 ППБО 07-91* в палате № 20 допускается пользование пациентом электрочайника (вне специально отведен­ного места); согласно пункту 33 постановления в нару­шение пункта 60 ППБ 01-03 в отделении реанимации у электрощита осуществляется хранение одежды и мебели; согласно пункту 48 постановления в нарушение пункта 44 ППБ 01-03 окно на чердаке не имеет остекления.

Указанные нарушения имели место на момент проведения проверки и устранены заявителем после вынесения оспариваемого постановления от 17.11.2011, что подтверждается представленными в материалы дела доказательствами. При этом обстоятельств, которые бы объективно препятствовали соблюдению указанных требований пожарной безопасности и своевременному устранению нарушений, судом не установлено.

Кроме того, Решением Октябрьского районного суда от 11.10.2011, вступившего в законную силу 04.06.2011, предписано устранить нарушения требований пожарной безопасности, аналогичные нарушениям, указанным в пунктах 4, 9, 16, 29, 35 постановления от 17.11.2011. Однако на момент составления протокола от 02.11.2011 № 772 по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ указанные нарушения устранены не были.

Таким образом, нарушения, указанные в пунктах 3-5, 9, 10, 15, 16, 19, 21, 26, 29-31, 33, 35, 43, 44, 47-49, 54, 61, 62, 64 обжалуемого постановления, подтверждены материалами дела, что свидетельствует о доказанности в действиях учреждения состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.4 КоАП РФ, и наличии у ответчика оснований для вынесения оспариваемого постановления в соответствующей части.

Частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к внутреннему противопожарному водоснабжению, электроустановкам зданий, сооружений и строений, электротехнической продукции или первичным средствам пожаротушения либо требований пожарной безопасности об обеспечении зданий, сооружений и строений первичными средствами пожаротушения.

Как следует из пунктов 14, 42, 63 обжалуемого постановления, заявителю вменены нарушения пункта 60 ППБ 01-03, выразившиеся в отсутствии на светильниках предусмотренных конструкцией защитных плафонов и колпаков, что образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Представитель учреждения Перминов *.*. в объяснении от 02.11.2011 сообщил, что данные нарушения возникли в результате недосмотра ответственных лиц.

Как следует из решения Октябрьского районного суда от 11.10.2011, указанное в пункте 14 постановления от 17.11.2011 нарушение имело место на момент вынесения судебного акта Октябрьским районным судом. Однако, несмотря на то, что Решение суда общей юрисдикции вступило в законную силу 04.06.2011 и рассрочка исполнения решения в части указанного пункта учреждению не предоставлена, на момент составления протокола от 02.11.2011 № 773 по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ указанное нарушение устранено не было.

В материалы административного дела заявителем представлены доказательства устранения нарушения, содержащегося в пункте 63 оспариваемого постановления, после составления протокола по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ. Доказательств, свидетельствующих об устранении нарушений, содержащихся в пунктах 14, 42 в материалы дела не представлено. При этом обстоятельств, которые бы объективно препятствовали соблюдению требований пункта 60 ППБ 01-03, судом не установлено.

Таким образом, нарушения, указанные в пунктах 14, 42, 63 обжалуемого постановления, подтверждены материалами дела, что свидетельствует о доказанности в действиях учреждения состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Следовательно, у ответчика имелись основания для составления протокола по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ и вынесения оспариваемого постановления в соответствующей части.

Часть 4 статьи 20.4 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений.

Как следует из пунктов 12, 13, 17, 24, 37 обжалуемого постановления, заявителю вменены нарушения пунктов 3, 53 ППБ 01-03, пунктов 6.26 СНиП 21-01-97*, что образует объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Нарушения, указанные в пунктах 12, 17, 37 постановления от 17.11.2012, заключаются в размещении на путях эвакуации встроенных в стены шкафов и могли быть устранены путем демонтажа имеющихся шкафов. Для осуществления данных работ дополнительное финансирование не требуется.

Нарушение, указанное в пункте 13 оспариваемого постановления, заключающееся в загромождении коробками с медикаментами пути эвакуации на 4 этаже здания хирургического корпуса, на момент проведения проверки имело место, что свидетельствует о ненадлежащем контроле за соблюдением противопожарного режима на объекте.

Нарушение, указанное в пункте 24 оспариваемого постановления, заключающееся в отделке стены на пути эвакуации перед тамбуром сгораемыми материалами (панелями МДФ), возникло в результате действий самого заявителя. Для устранения данного нарушения достаточно демонтировать имеющиеся декоративные панели, для чего дополнительное финансирование не требуется.

Кроме того, Решением Октябрьского районного суда от 11.10.2011, вступившего в законную силу 04.06.2011 предписано демонтировать встроенные шкафы на путях эвакуации в коридорах в хирургическом и гинекологическом корпусах. Однако на момент составления протокола от 02.11.2011 № 773 по части 4 статьи 20.4 КоАП РФ указанные нарушения устранены не были, что отражено в пунктах 12 и 17 оспариваемого постановления.

Учитывая изложенное, нарушения, указанные в пунктах 12, 13, 17, 24, 37 обжалуемого постановления, подтверждены материалами дела, что свидетельствует о доказанности в действиях учреждения состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ и наличии у ответчика оснований для вынесения оспариваемого постановления в соответствующей части.

Таким образом, материалами дела подтверждается наличие в деянии учреждения составов административных правонарушений по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Оснований для признания допущенных административных правонарушений малозначительными с учетом большого количества выявленных нарушений, длительности невыполнения требований пожарной безопасности в силу степени его общественной опасности и способности причинить вред жизни и здоровью людей, суд не усматривает.

Согласно частям 6, 7 статьи 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое Решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое Решение в полном объеме.

В соответствии со статьей 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. В качестве средства принудительного воздействия оно должно быть соразмерно тяжести содеянного и другим обстоятельствам противоправного деяния.

Общие правила назначения административного наказания урегулированы статьей 4.1 КоАП РФ, в соответствии с частями 1, 3 которой административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом. При назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Как следует из материалов дела, Постановлением Управления от 24.03.2011 заявитель был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ, которое является однородным с учетом объективной стороны правонарушений по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ, установленных оспариваемым Постановлением от 17.11.2011.

Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства установлено, что на момент рассмотрения дела судом заявителем устранены нарушения, указанные в пунктах 3, 5, 9, 10, 13, 14, 31, 33, 42, 44, 47, 48, 63 оспариваемого постановления. По смыслу положений статьи 4.2 КоАП РФ данное обстоятельство признается судом смягчающим.

Предупреждение как вид наказания в рассматриваемом случае не может быть применено, поскольку в ходе судебного разбирательства нашли свое подтверждение событие и состав административных правонарушений по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ. В данном случае заявителем обоснованно применено наказание в виде минимальной санкции, предусмотренной частями 3 и 4 статьи 20.4 КоАП РФ, в размере 150 000 рублей.

Процессуальных нарушений в ходе производства по делу об административном правонарушении судом не установлено.

Дело об административном правонарушении возбуждено и рассмотрено уполномоченным лицом. Заявитель привлечен к административной ответственности с соблюдением срока давности, предусмотренного статьей 4.5 КоАП РФ.

В соответствии с частью 3 статьи 211 АПК РФ в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что Решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает Решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

При таких обстоятельствах требование Кировского областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Северная городская клиническая больница» о признании незаконным и отмене постановления заместителя главного государственного инспектора г. Кирова по пожарному надзору от 17.11.2011 № 774 о назначении административного наказания за совершение административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ, не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 167-170, 210, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

в удовлетворении требования Кировского областного государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Северная городская клиническая больница» (ОГРН 1034316512768, ИНН 4347013532, место нахождения: 610011, город Киров, улица Свердлова, 4) о признании незаконным и отмене постановления заместителя главного государственного инспектора г. Кирова по пожарному надзору от 17.11.2011 № 774 о назначении административного наказания по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отказать.

Решение вступает в законную силу по истечении десяти дней со дня его принятия (с даты изготовления решения в полном объеме), если не подана апелляционная жалоба.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства во Второй арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней со дня принятия решения, а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня вступления в законную силу при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

Апелляционная и кассационная жалобы подаются через арбитражный суд Кировской области.

Судья *.*. Волкова