Арбитражная практика

Постановление от 13 марта 2012 года № А66-6769/2011. По делу А66-6769/2011. Российская Федерация.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ул. Батюшкова, д.12, г. Вологда, 160001

http://14aas.arbitr.ru

Постановление

13 марта 2012 года г. Вологда Дело № А66-6769/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 05 марта 2012 года.

В полном объеме Постановление изготовлено 13 марта 2012 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Тарасовой О.А., судей Виноградовой Т.В. и Пестеревой О.Ю. при ведении протокола заседания секретарем судебного заседания Мазалецкой О.О.,

при участии предпринимателя Бурцевой Татья ее представителя Бачевской О.Б. по доверенности от 30.06.2011 № 5-3971, от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Тверской области Лисицыной В.С. по доверенности от 16.02.2012 № 7, Думназевой Е.В. по доверенности от 10.01.2012 № 3,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу предпринимателя Бурцевой Татья на Решение Арбитражного суда Тверской области от 10 ноября 2011 года по делу № А66-6769/2011 (судья Басова О.А.),

Установил:

предприниматель Бурцева Татья (ОГРНИП 304690807200099) обратилась в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 8 по Тверской области (далее – инспекция, налоговый орган) от 29.03.2011 № 7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением арбитражного суда от 10 ноября 2011 года заявителю отказано в удовлетворении требований.

Бурцева Т.Н. не согласилась с судебным Решением и обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит названный судебный акт отменить. В обоснование жалобы Бурцева Т.Н. ссылается на то, что в проверяемых периодах ею осуществлялись грузоперевозки, а также она оказывала услуги организациям по приобретению и поставке им товаров в режиме агентирования. По мнению заявителя, выводы инспекции о получении предпринимателем выручки, сделанные на основе анализа движения денежных средств по его расчетным счетам без учета агентских договоров, не являются обоснованными.

Инспекция в отзыве на апелляционную жалобу и ее представители в суде апелляционной инстанции отклонили доводы заявителя, ссылаясь на законность и обоснованность судебного решения.



Обжалуемое Решение суда проверено апелляционной инстанцией в порядке статей 266-269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, изучив доводы, приведенные в жалобе, и письменные доказательства, апелляционная инстанция не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности предпринимателя, по результатам которой составлен акт от 22.02.2011 № 5 и вынесено Решение от 29.03.2011 № 7 о начислении предпринимателю налогов, пеней и штрафов.

Мотивируя начисление спорных сумм налогов, пеней и штрафов, налоговый орган указал на то, что в 2007-2009 гг. на расчетный счет заявителя поступили денежные средства от организаций, которые не учтены налогоплательщиком в составе доходов. В 2007 году указанная сумма составила 37 204 411 руб., в 2008-2009 гг. - 28 035 220 руб. 70 коп.

В то же время налоговая декларация за 2007 год по налогу на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) налогоплательщиком не представлена, за 2008 год сумма дохода, отраженная в декларации по единому налогу, составила 50 000 руб., за 2009 год - 0 руб.

Довод заявителя о том, что им осуществлялась деятельность в режиме агентирования, не принят инспекцией, поскольку предъявленные документы, по мнению проверяющих, не подтверждают данный факт.

При этом налоговый орган выявил, что денежные средства, поступившие на счета предпринимателя передавались им в качестве займов (том 6, листы 34-62) и подарков в том числе близким родственникам Бурцевой Т.Н., и в связи с этим пришел к выводу, что денежными средствами налогоплательщик распоряжался как своим доходом.

Поскольку в 2007 году предприниматель применял общую систему налогообложения, то за указанный период ему начислены суммы НДЛФ, единого социального налога (далее – ЕСН) и налога на добавленную стоимость (далее – НДС) с применением профессионального налогового вычета в размере 20 процентов.

В 2008-2009 гг. предприниматель находился на упрощенном режиме налогообложения с объектом налогообложения «доходы», поэтому за указанные ему периоды ему начислен единый налог, исчисляемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее – единый налог).

Налогоплательщик оспорил данное Решение инспекции в вышестоящий налоговый орган. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Тверской области от 20.05.2011 № 11-12/131 оспариваемое Решение инспекции отменено в части. Вышестоящий налоговый орган признал неправомерным начисление предпринимателю по результатам проверки НДС по итогам налоговых периодов 2007 года, пеней и штрафов по этому налогу, а также 88 897 руб. единого налога, пеней и штрафов по этому налогу в соответствующих суммах (том 1, листы 109-113).

Предприниматель частично оспорил Решение инспекции от 29.03.2011 № 7 в судебном порядке.

Позиция заявителя сводится к тому, что спорные суммы поступили на его расчетный счет в рамках заключенных агентских договоров, согласно которым Бурцева Т.Н. приняла на себя обязательства по приобретению в интересах и за счет средств принципалов товаров на рынках города Москвы с последующей их доставкой принципалам. Фактически ее доход состоит из агентского вознаграждения, определяемого в размере 0,1 процента от суммы приобретенных товаров в режиме агентирования. Только указанная сумма вознаграждения, по мнению предпринимателя, могла быть учтена инспекцией при определении ее налоговых обязательств. Налогоплательщик сослался на то, что фактически им осуществлялись грузоперевозки товаров для принципалов, а вознаграждение в размере 0,1 процента является оплатой стоимости услуг по перевозке.

Как пояснила Бурцева Т.Н. и ее представитель в суде апелляционной инстанции, денежные средства, поступившие от принципалов, переводились Бурцевой Т.Н. на пластиковые карты ее родственников, а также ее работников для того, чтобы производить с помощью этих карт расчеты за приобретаемые товары на рынках. Для этого заключались договоры займов с родственниками и работниками, данные договоры носили формальный характер. Отсутствие первичных учетных документов, подтверждающих приобретение товаров на рынке для принципалов, предприниматель Бурцева Т.Н. объясняла тем, что наличие этих документов она не считала необходимым, а также указывала на то, что почти во всех случаях ее поездки на рынки за товаром сопровождались представителями принципалов, документы на приобретение товаров оставались у них.

При указанных обстоятельствах податель жалобы считает необоснованными выводы инспекции о том, что денежные средства, поступившие от контрагентов, являются ее выручкой за отгруженные товары. В соответствующей части заявитель просит признать оспариваемое Решение налогового органа недействительным.

Суд первой инстанции пришел к выводу том, что спорные суммы потупивших денежных средств являются налогооблагаемым доходом заявителя.



Оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ доводы и доказательства, предъявленные сторонами в совокупности, апелляционная инстанция не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы предпринимателя в связи со следующим.

Согласно положениям статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 112 настоящего Кодекса.

В соответствии со статьями 236, 237 НК РФ налоговая база по ЕСН для налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением (пункт 3 статьи 237 НК РФ).

В силу положений статьи 346.15 НК РФ при применении упрощенной системы налогообложения с объектом налогообложения «доходы» при определении объекта налогообложения налогоплательщика учитываются доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 НК РФ.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно заключил, что по смыслу приведенных положений доходом налогоплательщика являются суммы, которые остались в его личном распоряжении и (или) израсходованы им по собственному усмотрению.

Поступления в проверяемые периоды на расчетные счета предпринимателя денежных средств от организаций: общества с ограниченной ответственностью «Техно-Медиа», общества с ограниченной ответственностью «Строй Мир», общества с ограниченной ответственностью «ДЭФИС», общества с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Глория», общества с ограниченной ответственностью «Гелиолюкс», общества с ограниченной ответственностью «Нортик», общества с ограниченной ответственностью «Аргус», общества с ограниченной ответственностью «АльфаПроект», общества с ограниченной ответственностью «Вулкан», общества с ограниченной ответственностью «Антарес», общества с ограниченной ответственностью «Квартет», общества с ограниченной ответственностью «Весна», общества с ограниченной ответственностью «Атланта Сити», общества с ограниченной ответственностью «Диалайн» и других контрагентов - подтверждены имеющимися в деле выписками банков (том 3).

Факт того, что денежные средства от названных контрагентов поступили на приобретение товара, налогоплательщик не опровергал. Таким образом, заявитель подтвердил, что у него с названными организациями имелись отношения, связанные с покупкой и поставкой товаров.

В силу статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно подтвердить обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В подтверждение того, что поступившие денежные средства от названных контрагентов следует расценивать как поступившие в режиме агентирования от принципалов на приобретение товаров, с возражениями на акт проверки предприниматель представил в инспекцию копии агентских договоров и актов выполненных работ (том 1, листы 114-152; том 2, листы 1-142).

Апелляционная инстанция согласна с выводом суда первой инстанции о том, что предъявленными документами налогоплательщик не подтвердил факт того, что денежные средства поступили в режиме агентирования.

В силу пункта 2 статьи 54 НК РФ индивидуальные предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством финансов Российской Федерации.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 13.08.2002 № 86 н/БГ- 3-04-430 утвержден Порядок учета дохода и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей (далее – Порядок учета доходов и расходов).

В пункте 9 Порядка учета доходов и расходов предусмотрено, что выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных учетной документации, утвержденных Государственным комитетом Российской Федерации по статистике по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации. Документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, перечисленные в названном пункте, которые обеспечивают возможность проверки достоверности сведений, указанных в первичных документах.

К числу таких реквизитов отнесены наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления (для юридических лиц); личные подписи указанных лиц и их расшифровки, включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники.

В данном случае, как указывает заявитель, факт совершения операций в режиме агентирования подтвержден актами выполненных работ, в которых содержатся сведения о документах, на основании которых предпринимателем приобретались товары для принципалов и определялась сумма агентского вознаграждения.

Между тем в нарушение приведенных положений данные акты не содержат сведений о лицах, подписавших данные документы со стороны контрагентов. В названных документах проставлены только подписи, расшифровки подписей и должности лиц, подписавших предъявленные акты выполненных работ со стороны принципалов, отсутствуют. Таким образом, данные документы не соответствуют установленным требованиям, поэтому не могут быть приняты в качестве доказательств совершения хозяйственных операций.

Более того, сведений о лицах, которые заключали агентские договоры со стороны принципалов, предъявленные предпринимателем договоры также не содержат. В связи с этим по представленным заявителем документам не установить, кто представлял интересы контрагентов и выступал при совершении спорных хозяйственных операциях от их имени.

По смыслу положений, закрепленных Порядком учета доходов и расходов, ответственность за правильность оформления первичных учетных документов, служащих основанием для ведения учета и составления отчетности предпринимателя, как и риск неблагоприятных последствий, связанных с соответствующим начислением налогов, пеней и штрафов, в данном случае несет заявитель.

Действительно, как обоснованно отмечает Бурцева Т.Н., спорные контрагенты являлись зарегистрированными в установленном порядке юридическими лицами и, согласно сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, действующими в 2007-2009 гг. Данный факт подтвержден и материалами проверки.

В то же время в ходе мероприятий встречного контроля, проведенного в отношении этих контрагентов, налоговый орган не смог установить их местонахождение и выявить лиц, осуществлявших от имени этих организаций какую-либо деятельность. В связи с этим в период проверки не представилось возможности подтвердить тот факт, что денежные средства за товар поступили заявителю от этих контрагентов в период 2007-2009 гг. именно в режиме агентирования.

Предъявленные заявителем в ходе рассмотрения дела в суде копии заявок принципалов на поставку товаров, дополнительных соглашений к агентским договорам, товарных и товарно-транспортных накладных в отсутствие надлежащим образом оформленных актов выполненных в режиме агентирования работ также не подтверждают тот факт, что предприниматель поставлял товар спорным контрагентам и получал от них денежные средства в рамках агентских договоров.

Кроме того, при исследовании этих документов судом первой инстанции выявлены явные несоответствия сведений, содержащихся в этих документах, сведениям, отраженным в актах выполненных работ.

При указанных обстоятельствах следует признать, что совокупностью предъявленных доказательств не подтверждается, что поставка товаров, за которые поступили денежные средства от контрагентов, осуществлена в режиме агентирования.

Доводы заявителя и его представителя, заявленные в ходе рассмотрения дела в суде, о том, что договоры беспроцентного займа имели формальный характер, не принимаются судом, поскольку факт получения денежных средств от предпринимателя в качестве займов подтвержден имеющимися в деле протоколами допросов физических лиц – работников Бурцевой Т.Н., а также актами сверок задолженности, составленными с заемщиками, из которых следует, что займы возвращались предпринимателю.

При этом из протокола допроса Аношина С.В. (том 13, листы 68-69) следует, что денежные средства передавались ему Бурцевой Т.Н. путем перечисления на пластиковую карту не только в качестве займа, но и на командировочные расходы для поездок с целью закупа и доставки товара заказчикам. Величкина Е.В. при допросе пояснила, что денежные средства переводились предпринимателем на ее пластиковую карту на приобретение товаров и в качестве заемных средств, которые Величкина Е.В. брала у Бурцевой Т.Н. на личные нужды.

Следовательно, показаниями данных работников предпринимателя подтверждается, что отношения по поставке товаров контрагентам имели реальный характер. В то же время тот факт, что поставка этих товаров осуществлялась в режиме агентирования, не подтвержден имеющимися в деле доказательствами.

Таким образом, проанализировав основания поступления на расчетные счета налогоплательщика денежных средств от спорных контрагентов, порядок расходования денежных средств, а также исследовав предъявленные заявителем документы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что спорные суммы денежных средств, полученные заявителем, следует расценивать как доход предпринимателя, облагаемый налогами.

Следовательно, начисление предпринимателю налогов, пеней и штрафов в спорных суммах является правомерным.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция приходит к выводу о том, что спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы общества в рассматриваемом случае не имеется.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Тверской области от 10 ноября 2011 года по делу № А66-6769/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу предпринимателя Бурцевой Татья – без удовлетворения.

Председательствующий О.А. Тарасова

Судьи Т.В. Виноградова

О.Ю. Пестерева