Арбитражная практика

Приговор от 23 ноября 2011 года № 1-242/11. Приговор от 23 ноября 2011 года № 1-242/11. Свердловская область.

Полевской городской суд Свердловской области в составе : председательствующего судьи Логвиновой О.Л., с участием государственного обвинителя прокуратуры г. Полевского- Ганбарова Э.Т., подсудимого Мухамедьярова Е.В., защитника- адвоката Краковской Н.И., предоставившей ордер и удостоверение, потерпевшей Л., при секретаре Старостиной М.В., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело № 1-242/11 по обвинению :

Мухамедьярова Е.В. <данные изъяты> ранее судимого: <данные изъяты>, в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1 Уголовного Кодекса РФ,

Установил:

Мухамедьяров умышленно причинил смерть Л.М..

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

“дата изъята“ около 10 часов, Мухамедьяров Е.В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь по адресу: <адрес изъят> умышленно, в ходе внезапно возникшей ссоры, из личных неприязненных отношений, с целью причинения смерти Л.М., нанес ему взятым на месте топором, не менее одного удара по левой верхней конечности, и не менее трех ударов по голове, причинив Л.М. телесные повреждения <данные изъяты> Л.М. скончался на месте происшествия.

Подсудимый Мухамедьяров виновным себя по предъявленному обвинению признал частично и пояснил, что он познакомился с Л.М. в начале января 2010 года через М.. Л.М. негде было жить, в связи с чем, он предложил ему пожить у него, Мухамедьярова, в квартире. Ни он, ни Л.М. нигде не работали, жили на денежные средства, которые ему передавал его знакомый О.. “дата изъята“ они с Л.М. были в гостях у Б. и П. где распивали спиртное. Поздно вечером вернулись домой, где продолжили распивать спиртные напитки на кухне. В ходе распития спиртного, между ним и Л.М. произошла ссора. В ходе ссоры, Л.М. сходил в прихожую, где из тумбочки взял молоток и ударил его им, Мухамедьярова, по колену и бедру. После этого, он успокоил Л.М., забрал у него молоток и отбросил его в проем возле газовой плиты. После этого, Л.М. успокоился, и они продолжили распивать спиртное. Через некоторое время у них вновь возникла ссора, он предложил Л.М. собрать вещи и уйти из квартиры. В это время, Л.М. рывком потянулся за молотком, он испугался того, что Л.М. вновь его начнет бить молотком, побежал в прихожую, намереваясь выбежать из квартиры. Однако, он не смог открыть дверь, в связи с чем, взял топор, который стоял в прихожей. В это время, Л.М. уже подошел к нему и стал замахиваться на него, Мухамедьярова, молотком. Он блокировал этот удар рукой, молоток остался у Л.М. в рука. Он, Мухамедьяров, топором стал наносить Л.М. удары в область головы. Нанес всего три удара, все происходило очень быстро и в движении. Так как из коридора сразу же начинается вход в комнату, то Л.М. и он, Мухамедьяров стали перемещаться в сторону комнаты. Л.М. упал на диван, который стоял возле входа в комнату, а с дивана на пол, перестав подавать признаки жизни. В это время у него из рук выпал молоток, он, Мухамедьяров отбросил молоток к двери кухни. Почему повреждения на голове были обнаружены в области затылка, объяснить не может, поскольку в тот момент был сильно пьян, но Л.М. от него не убегал. После случившегося он пошел к Б. и П. и сообщил, что убил Л.М. подробности им не рассказывал. Когда Б. и П. шли к нему домой, он по дороге рассказал П., что оборонялся от Л.М.. Считает, что убил Л.М. при превышении пределов необходимой обороны, поскольку Л.М. первый начал избивать его молотком, он был физически более развит и выше ростом.

Потерпевшая Л. суду пояснила, что погибший Л.М. является ее братом. Брат проживал отдельно и она с ним последние полгода не общалась. Л.М. злоупотреблял спиртными напитками, где он проживал, ей неизвестно. Подсудимого она до случившегося не знала. Л.М. ранее занимался греблей, был крепкого телосложения, но не высокий. По характеру спокойный, никогда ранее не проявлял агрессии. О произошедшем ей ничего не известно. Позже, Б. ей только пояснила, что “дата изъята“ к ним приходил подсудимый и сообщил, что убил Л.М..

Свидетель О. суду пояснил, что он знаком с подсудимым в течение длительного времени, может охарактеризовать его с положительной стороны. У Мухамедьярова после освобождения из мест лишения свободы в декабре 2009 года были трудности с работой и денежными средствами, в связи с чем, подсудимый « переписал» на него свою квартиру, но остался в ней проживать, а он поддерживал Мухамедьярова финансово. Ему известно, что в квартире подсудимого имелся топор, который ранее хранился под ванной в ванной комнате, имелся ли у подсудимого молоток, сказать затрудняется. Ему известно, что в январе 2010 года вместе с Мухамедьяровым в квартире проживал Л.М. Отношения между ними были хорошие, они не ссорились. О том, что произошло в квартире в ночь с “дата изъята“, ему ничего не известно. Он пришел в квартиру только после того, как там был произведен осмотр следователем. В комнате на полу он видел кровь, палас был скомкан, а возле входа в кухню он обнаружил молоток, который у него изъял следователь.

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству прокурора показаний свидетеля Б., данных в ходе предварительного следствия ( т.1 л.д. 43-46) следует, что Л.М. являлся ее другом. “дата изъята“ Л.М. и Мухамедьяров распивали спиртное вместе с ней и П. у нее дома с 23 часов. Л.М. и Мухамедьяров распивали спиртное вместе с ними до 02 часов “дата изъята“. Никаких ссор между ними не происходило. “дата изъята“ Мухамедьяров пришел к ним домой около 13 часов и рассказал, что убил Л.М. топором в ходе ссоры. Следов побоев на лице у Мухамедьярова она не видела. Она, П. и Мухамедьяров пошли в квартиру к Мухамедьярову, так как не поверили ему. В квартире они обнаружили труп Л.М. который лежал в комнате на спине в луже крови. Мухамедьяров упал на колени и стал просить у нее прощение за то, что убил Л.М. После этого, они вызвали сотрудников милиции.

Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству прокурора показаний свидетеля М., данных в ходе предварительного следствия ( т.1 л.д. 57-59) следует, что “дата изъята“ он пришел к своим знакомым Б. и П., где стал распивать с ними спиртное. Около 14 часов к ним пришел Мухамедьяров, и сказал, что он убил Л.М.. Каким образом убил и по какой причине, Мухамедьяров не рассказывал. Он остался в квартире, а П. и Б. вместе с Мухамедьяровым ушли в квартиру к Мухамедьярову. Когда они втроем вернулись обратно, то Б. сказала, что Л.М. действительно убит и вызвала сотрудников милиции. Мухамедьяров не пытался скрыться или убежать.



Из оглашенных с согласия сторон по ходатайству прокурора показаний свидетеля П., данных в ходе предварительного следствия ( т.1 л.д. 52-55) следует, что “дата изъята“ к ним домой, где он проживал с Б., около 13 часов 30 мин. Пришел Мухамедьяров и закричал, что он убил Л.М.. С Л.М. он поддерживал дружеские отношения. По характеру Л.М. был спокойным человеком, агрессии не проявлял. Также Мухамедьяров попросил у них санки, сказав, что хочет порубить труп Л.М. и вывезти. Он ответил Мухамедьяров, что так поступать не следует и они втроем пошли в квартиру к Мухамедьярову, где в комнате на полу он увидел труп Л.М., который лежал на спине. После этого, они вызвали милицию. Мухамедьяров не пояснял из-за чего и при каких обстоятельствах, а также чем он убил Л.М..

Из оглашенных по ходатайству стороны защиты с согласия сторон показаний свидетеля П., данных при допросе в судебном заседании “дата изъята“ ( т.1 л.д. 279-283), следует, в том числе, что он видел топор ранее в квартире у Мухамедьярова. Данный топор Мухамедьяров взял у соседей, чтобы порубить мясо. За пару дней до убийства, он видел топор у них на кухне. Кроме того, пояснял, что Мухамедьяров что-то говорил, что оборонялся. О причинах произошедшего подсудимый не пояснял. Л.М. сам по себе крепкий парень, никогда ссор не провоцировал. Подсудимый сам по себе неспокойный, между ним, П., и Мухамедьяровым бывали словесные ссоры.

Кроме того, вина подсудимого подтверждается протоколом явки Мухамедьярова с повинной от “дата изъята“ ( т.1 л.д. 11), из которой следует, что он в ходе ссоры нанес удары обухом топора по телу Л.М. от чего Л.М. упал., протоколом осмотра места происшествия ( т.1 л.д. 19-24), из которого следует, что в квартире, у двери ведущей в кладовку в правом дальнем углу коридора на полу обнаружена металлическая трубка, под которой на полу расположен топор, на рукоятке и рубящей части которого имеются пятна вещества бурого цвета. В левом дальнем углу коридора расположен проход в жилую комнату. На косяках двери имеются помарки вещества бурого цвета, слева на обоях имеются множественные брызги бурого цвета. На полу имеются множественные капли бурого цвета. Напротив входа в комнату имеется дверной проем ведущий на кухню. На полу на кухне обнаружена лужа вещества красно-бурого цвета, вокруг которой имеются множественные капли вещества бурого цвета. В комнате расположен труп Л.М., ногами в сторону входа, головой в сторону правого дальнего угла комнаты. С места происшествия изъят топор, окурки, фрагмент обоев со следами вещества бурого цвета, фототаблицей к нему ( т.1 л.д. 25-32), протоколом выемки молотка от “дата изъята“ у свидетеля О. хранящегося по адресу <адрес изъят> протоколом осмотра предметов, изъятых с места происшествия ( т.1 л.д. 72-74), протоколом осмотра молотка, изъятого у О. ( т.1 л.д. 75-76), заключением эксперта относительно трупа Л.М. ( т.1 л.д. 80-85), согласно которому причиной смерти Л.М. является открытая черепно-мозговая травма в виде : <данные изъяты>. Указанные повреждения прижизненные, получены в день наступления смерти. Рубленая рана затылочной области предположительной давностью не менее 30-40 минут. <данные изъяты>. С момента причинения повреждений до наступления смерти прошел короткий промежуток времени. Смерть Л.М. наступила за 3-6 часов до начала осмотра трупа на месте его обнаружения. Расположение потерпевшего лицом к нападавшему в момент нанесения ударов в затылочную область исключено, заключением эксперта относительно повреждений Мухамедьярова ( т.1 л.д. 87, 89-90), согласно которому у подсудимого имелись повреждения : кровоподтеки левого предплечья с переходом на запястье ( давностью причинения 3-5 суток), ссадина передней поверхности левой коленной области, не позволяющие определить давность причинения повреждения. Данные повреждения могли образоваться при ударах, сдавлении, трении тупым твердым предметом, не исключается возможность причинения повреждений представленным на экспертизу молотком, заключением эксперта ( т.1 л.д.93-95), из которого следует, что на окурках сигарет, изъятых с места происшествия обнаружена слюна как Мухамедьярова, так и Л.М., протоколом проверки показаний на месте Мухамедьярова от “дата изъята“ ( т.1 л.д. 142-145), в ходе которых Мухамедьяров подтвердил обстоятельства нанесения ударов топором Л.М., а также пояснил о том, что последний первым стал замахиваться на него молотком, который взял на тумбочке в прихожей, а также нанес ему удар в область левого колена и левого бедра, фототаблицей к нему ( т.1 л.д. 146-152), заключением эксперта ( т.1 л.д. 238-242), из которого следует, что кровь на смывах, в подногтевом содержимом с правой и левой руки Л.М., принадлежит самому Л.М., заключением эксперта ( т.1 л.д. 245-248), из которого следует, что на топоре обнаружена кровь человека, смешанная с кровью рогатого скота, заключением эксперта ( т.1 л.д. 251-255), из которого следует, что повреждения на кожных лоскутах и фрагменте костей черепа от трупа Л.М., могли быть причинены топором, представленным на экспертизу, заключением эксперта ( т.1 л.д. 261-264), из которого следует, что на поверхности свитера, джинсовых брюках обнаружены вещества бурого цвета. Наиболее вероятное расположение потерпевшего в момент нанесения ему ударов в затылочную область было спиной или левой поверхностью тела к нападавшему.

Согласно стационарной судебно-психиатрической экспертизы ( т.2 л.д.31-38), у Мухамедьярова обнаруживаются признаки смешанного расстройства личности, и он является вменяемым.

Таким образом, анализируя собранные по делу доказательства, суд приходит к следующему.

Как установлено в судебном заседании, “дата изъята“ Мухамедьяров и Л.М. употребляли спиртные напитки, в том числе и в квартире Мухамедьярова, между ними произошла ссора, в ходе которой Мухамедьяров нанес несколько ударов топором в область головы потерпевшего, от которых Л.М. скончался на месте происшествия. Данное обстоятельство не оспаривается ни Мухамедьяровым, ни стороной защиты и подтверждается заключением СМЭ, а также многочисленными экспертными исследованиями, в том числе и повреждений на кожном лоскуте с трупа Мухамедьярова. Оснований не доверять данным доказательствам по делу, у суда не имеется, все они получены в соответствии с требованиями закона и являются допустимыми.

Вместе с тем, суд не может согласиться с доводами защиты и Мухамедьярова о том, что последний нанося удары Л.М., действовал в состоянии необходимой обороны, либо при превышении ее пределов.

Согласно ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, необходимо учитывать не только соответствие и несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности.



Так, из показаний подсудимого следует, что между ним и потерпевшим произошла ссора из-за неправильного поведения последнего. В ходе ссоры, Л.М. взял в прихожей из тумбочки молоток и ударил этим молотком его, Мухамедьярова по колену и бедру, а затем, через некоторое время, пытался ударить его вновь молотком, но он, подсудимый, блокировал этот удар. Вместе с тем, из заключения СМЭ в отношении подсудимого, следует, что у него обнаружены повреждения в области левого предплечья с переходом на запястье и ссадина левой коленной области ( л.д. 87, 90). Никаких повреждений в области бедра экспертом установлено не было. Эксперт не исключил, что данные повреждения могли быть причинены представленным на экспертизу молотком. Однако, давность повреждения на колене эксперту установить не удалось. Давность повреждений на предплечье составляет 3-5 суток ( т.е они были причинены в период с “дата изъята“). Вместе с тем, подсудимый ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не пояснял о том, что Л.М. наносил ему удары в данную часть тела. Доверять пояснениям подсудимого о том, что Л.М. ударил его молотком по колену, у суда оснований не имеется, поскольку давность причинения данного повреждения не определена. Более того, в ходе осмотра места происшествия, проведенного спустя несколько часов после произошедшего, с участием понятых, никакого молотка следователем обнаружено не было, несмотря на то, что осматривались все помещения квартиры, в том числе кухня и ванная комната ( л.д. 19-24). На месте происшествия был обнаружен лишь топор. Молоток же был выдан свидетелем О. следователю спустя несколько дней, “дата изъята“ ( л.д. 68). При чем, из пояснений О. следует, что когда он пришел в квартиру после того, как там побывали сотрудники правоохранительных органов, молоток стоял возле входа в кухню, и был прислонен к косяку. В связи с этим, суд полагает надуманной версию подсудимого о том, что Л.М. наносил ему удары молотком, поскольку наличие в квартире молотка именно “дата изъята“, вызывает у суда сомнения. Оснований не доверять протоколу осмотра места происшествия, либо считать его неполным, у суда не имеется.

Суд полагает, что подсудимый <адрес изъят>, применяя топор, действовал умышленно, а не оборонялся. В протоколе явки с повинной Мухамедьяров собственноручно указал о том, что он ударил Л.М. топором, от чего последний скончался. Из показаний свидетелей М., П., Б., оглашенных в судебном заседании, следует, что подсудимый после случившегося пришел к ним домой и сообщил, что убил Л.М.. О том, что потерпевший на него напал, он никому не говорил, несмотря на то, что он имел возможность это сделать, поскольку смерть Л.М. наступила за 3-6 часов до начала осмотра трупа на месте его обнаружения ( то есть в промежуток с 09 часов до 12 часов), а подсудимый пришел к свидетелям только около 14 часов, то есть не сразу же после того, как Л.М. умер, а спустя несколько часов. То обстоятельство, что П. в предыдущем судебном заседании “дата изъята“ ( т.2 л.д. 280) пояснил о том, что подсудимый ему говорил об обороне, суд связывает со стремлением П. помочь Мухамедьярову уйт ответственности, поскольку в ходе предварительного следствия П. никогда об этом не говорил. Суд полагает, что избранная Мухамедьяровым позиция как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания, направлена на то, чтобы избе ответственности за содеянное, либо существенно уменьшить ее, с целью облегчить свою участь.

Об умысле на умышленное убийство свидетельствует как орудие преступления ( топор), так и орган, в который наносились удары ( только голова), а также их количество (4), при чем повреждения, обнаруженные на трупе Л.М. имели локализацию в затылочной области, что свидетельствует о том, что потерпевший убегал от подсудимого, а не наоборот, как пояснял Мухамедьяров. Кроме того, согласно протокола осмотра места происшествия ( т.1 л.д. 20), кровь была обнаружена и возле правого косяка кухни в виде лужи, вокруг которой имелись множественные пятна вещества бурого цвета. В связи с этим, суд полагает, что Мухамедьяров начал нападение на Л.М. еще на кухне, а окончательно «догнал» его и лишил жизни в комнате, где на стене были обнаружены брызги крови, и лужи крови на полу. Кроме того, само расположение трупа в комнате ( ногами к выходу, а головой к столу), свидетельствует об этом. Согласно заключению эксперта ( т.1 л.д. 83 об.) следует, что расположение потерпевшего лицом к нападавшему в момент нанесения ударов, исключается. Кроме того, на руке у потерпевшего ( запястье) имелась, согласно заключению эксперта, резаная рана, в связи с чем, суд полагает, что именно потерпевший вынужден был обороняться от действий подсудимого, пытавшегося ударить и в последствии, ударившего его топором. Оснований не доверять заключениям экспертов у суда не имеется.

С учетом изложенного, суд не находит оснований для переквалификации действий Мухамедьярова на ст. 108 УК РФ, а также не усматривает оснований для квалификации его действий как совершенных в состоянии сильного душевного волнения, и считает необходимым квалифицировать его действия по ст. 105 ч.1 Уголовного Кодекса РФ, как умышленное причинение смерти Л.М.

Определяя подсудимому меру наказания, суд учитывает общественную опасность и тяжесть содеянного, а также данные о его личности.

Мухамедьяров совершил особо тяжкое преступление, в состоянии алкогольного опьянения, посягающее на жизнь человека. Одновременно, суд учитывает частичное признание им своей вины, как смягчающее обстоятельство суд учитывает явку подсудимого с повинной, состояние его здоровья. Вместе с тем, им было совершено преступление спустя месяц после освобождения из мест лишения свободы, в период непогашенной судимости по предыдущему Приговору, в его действиях суд усматривает особо опасный рецидив, что признается отягчающим вину обстоятельством. С учетом изложенного, тяжести содеянного, суд полагает, что наказание Мухамедьярову должно быть назначено связанное с реальным лишением свободы, но не на максимальный срок и без применения дополнительного наказания. Исключительных обстоятельств, позволявших бы суду назначить наказание Мухамедьярову с применением ст. 64 УК РФ, не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 307-309 Уголовно-процессуального Кодекса РФ, суд

Приговорил:

Мухамедьярова Е.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде восьми лет лишения свободы без применения дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначенного по настоящему Приговору и наказания, назначенного по Приговору Полевского городского суда Свердловской области от “дата изъята“, окончательно определить Мухамедьярову Е.В. наказание в виде ОДИННАДЦАТИ лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима без ограничения свободы и без штрафа.

Меру пресечения Мухамедьярову Е.В. оставить прежнюю-содержание под стражей и срок наказания исчислять с “дата изъята“.

Вещественные доказательства- 17 окурков, топор, молоток, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Ревдинского МСО по вступлении Приговора в законную силу-уничтожить, брюки Мухамедьярова Е.В., хранящиеся там же, по вступлении Приговора в законную силу передать Мухамедьярову Е.В.

Приговор может быть обжалован в Свердловский областной суд в течение десяти суток с момента его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения ему копии Приговора с подачей жалобы через Полевской городской суд. Разъяснить Мухамедьярову, что он вправе в течение десяти дней с момента получения копии Приговора заявить ходатайство о своей участии в суде кассационной инстанции в случае подачи жалобы на Приговор суда.

Судья О.Л. Логвинова