Арбитражная практика

Приговор от 23 ноября 2011 года . Приговор от 23 ноября 2011 года № . Смоленская область.

Смоленский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - Панина М.А., при секретаре судебного заседания – Павловой А.В.,

с участием государственного обвинителя – помощника военного прокурора Смоленского гарнизона майора юстиции Выволокина А.А., подсудимого Шеина С.А., его защитника – адвоката Романенкова П.А., представившего удостоверение № от 15 августа 2011 года и ордер № от 12 сентября 2011 года, защитника Хахалина Е.Б., в открытом судебном заседании в расположении войсковой части №,

рассмотрев уголовное дело в отношении военнослужащего войсковой части № майора

Шеина Сергея родившегося ДД.ММ.ГГГГ в поселке <адрес>, русского, гражданина РФ, с высшим образованием, <данные изъяты>, ранее не судимого, призванного на военную службу в августе 1981 года, проходящего военную службу на офицерских должностях с октября 1985 года, по контракту с ноября 2001 года, награжденного государственными наградами: орденом Красной звезды, медалью «70 лет ВС СССР», «В память 850-летия Москвы», а также медалями: «За воинскую доблесть» 1 степени, «За безупречную службу в ВС СССР» 3 степени, «За отличие в военной службе» 1 и 2 степени, «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа»,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ,

Установил:

В 24-м часу 21 апреля 2011 года Шеин, управляя в состоянии алкогольного опьянения технически исправным автомобилем марки «Тойота Платц», государственный регистрационный знак № в салоне которого находилась гражданка ФИО7, двигался по <адрес>.

В нарушение требований п.п. 2.7, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее по тексту ПДД), запрещающих управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и предписывающих вести его (транспортное средство) со скоростью, обеспечивающей водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований ПДД, а в населенных пунктах – со скоростью не более 60 км/ч, Шеин, выполняя маневр поворота налево со скоростью не менее 108 км/ч, не справился с управлением, в результате чего его автомобиль пересек полосу встречного движения, свалился в кювет, столкнулся с деревом и упал в пруд.

В результате данного столкновения ФИО7 были причинены закрытая черепно-мозговая травма, закрытые травмы груди и живота, разрывы легких и печени и другие телесные повреждения, от которых она скончалась на месте происшествия.

Подсудимый Шеин виновным себя в инкриминируемом ему деянии не признал и пояснил, что ввиду полученной им травмы ничего не помнит, однако предполагает, что автомобилем управлял не он, сославшись на большой водительский стаж, отсутствие при себе документов на транспортное средство и доскональное знание автодороги, на которой произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП). Кроме того, подсудимый полностью отрицал употребление алкоголя 21 апреля 2011 года и предположил, что на него было совершено нападение, в результате которого у него были похищены денежные средства, а неизвестное лицо столкнуло автомобиль в пруд.

Несмотря на непризнание Шеиным своей вины, его виновность в содеянном подтверждается исследованными в суде доказательствами.



Так, свидетель ФИО28, работающий спасателем, показал, что вечером 21 апреля 2011 года он в составе группы спасателей доставал из пруда, расположенного неподалеку от <адрес>, белый автомобиль марки «Тойота», попавший в ДТП. На водительском сиденье данного транспортного средства находился Шеин, а на переднем пассажирском – труп женщины. ФИО28 пояснил, что ввиду полученных повреждений выбраться из машины было невозможно, поэтому спасателям пришлось резать крышу, чтобы извлечь оттуда подсудимого и труп ФИО7. Шеин находился в очень возбужденном состоянии, требовал, чтобы его оставили в покое, поэтому он (ФИО28) по просьбе врачей скорой помощи сопровождал подсудимого в больницу и присутствовал при проведении медицинского обследования. ФИО28 также показал, что изо рта Шеина исходил сильный запах алкоголя.

Свидетель ФИО33, работающий следователем в ОВД по Вяземскому району Смоленской области, показал, что в ночь с 21 на 22 апреля 2011 года он в составе оперативной группы, прибыв к месту происшествия на пересечении улиц 1-я Бозня и Московской в городе Вязьма Смоленской области, увидел белый автомобиль марки «Тойота» с правым рулевым управлением. Из указанной автомашины с водительского сиденья сотрудники МЧС достали Шеина, находившегося в возбужденном состоянии, а с переднего пассажирского – труп женщины. Также ФИО33 пояснил, что асфальт на участке дороги, где произошло ДТП, был сухой, повреждений дорожного полотна не наблюдалось, гололеда и тумана не было, видимость была хорошая. Кроме того, он (Котиков) указал, что на асфальте присутствовали следы юза, которые, по его мнению, принадлежали автомобилю Шеина, так как след был свежий и незаезженный.

Свидетель ФИО35, работающая врачом, показала, что ночью с 21 на 22 апреля 2011 года она в составе выездной бригады скорой помощи выезжала на место ДТП в районе улицы Московской в городе Вязьма Смоленской области. По прибытии к месту происшествия она увидела автомобиль, свалившийся в кювет и частично погрузившийся в пруд. Из данной автомашины сотрудниками МЧС были извлечены труп женщины, сидевшей с левой стороны, и Шеин, который с множественными травмами был доставлен в Вяземскую центральную районную больницу (далее – Вяземская ЦРБ). От подсудимого исходил запах алкоголя, о чем ею была сделана соответствующая запись в заключении. Кроме того, ФИО35 пояснила, что на автодороге, примыкающей к месту ДТП, она видела следы от шин автомобиля.

Свидетель ФИО37, работающий врачом-травмотологом, показал, что ночью 22 апреля 2011 года в Вяземскую ЦРБ был доставлен Шеин. Будучи дежурным врачом, ФИО37 произвел осмотр подсудимого, диагностировал у него черепно-мозговую травму и направил в реанимационное отделение этой же больницы. Свидетель пояснил, что изо рта Шеина исходил сильный запах алкоголя, что и было зафиксировано им в истории болезни. Забор крови у Шеина для химико-токсикологического исследования производился в реанимационном отделении медсестрой в присутствии дежурного врача. Помимо изложенного, ФИО37 указал, что той ночью подсудимого навещала его бывшая жена ФИО8, работающая терапевтом в Вяземской городской поликлинике.

Свидетель ФИО40, работающая врачом-реаниматологом, показала, что ночью 22 апреля 2011 года она, как дежурный врач по реанимационному отделению Вяземской ЦРБ, производила осмотр Шеина, доставленного с ДТП бригадой скорой помощи. В ходе упомянутого осмотра ФИО40 обратила внимание на наличие запаха алкоголя изо рта Шеина, о чем сделала соответствующую запись в истории болезни, а медсестра в ее присутствии взяла у подсудимого образцы крови для химико-токсикологического исследования. Как пояснила ФИО40, изъятая у Шеина кровь не опечатывалась, хранилась в незапертом холодильнике в реанимационном отделении при температуре +3-+4°С, а утром следующего дня была передана в административную часть больницы для отправки на соответствующее исследование.

Свидетель ФИО43, работающий водителем, показал, что в его обязанности входит доставка в Смоленский областной наркологический диспансер образцов крови для исследования. ФИО43 пояснил, что он дважды 26 и 28 апреля 2011 года возил в данное лечебное учреждение образцы крови Шеина, которые были сначала возвращены в связи с отсутствием указания номера направленной пробы в сопроводительном документе. Кроме того, ФИО43 сообщил, что в контейнере, в котором он перевозит пробирки с кровью, температура выше 0°С.

Свидетель ФИО47, работающая в Смоленском областном наркологическом диспансере (далее – СОНД), показала, что 26 апреля 2011 года из Вяземской ЦРБ в СОНД поступили образцы крови Шеина для химико-токсикологического исследования. Названные пробы были возвращены в связи с тем, что в справке о доставке биологических объектов приведенные образцы не были указаны, и повторно поступили в упомянутое лечебное учреждение 28 апреля 2011 года.

Согласно показаниям свидетеля ФИО48, работающей в СОНД, 26 апреля 2011 года из Вяземской ЦРБ в названный наркологический диспансер поступили образцы крови Шеина для химико-токсикологического исследования. Названные пробы были возвращены в связи с тем, что в справке о доставке биологических объектов приведенные образцы не были указаны, и повторно поступили в упомянутое лечебное учреждение 28 апреля 2011 года. ФИО48 пояснила, что в результате проведенных исследований в крови Шеина этиловый спирт обнаружен не был, однако это могло быть связано с тем, что представленные пробы могли быть отобраны у подсудимого позже либо в случае замены их кровью другого человека.

Свидетель ФИО50 показала, что вечером 21 апреля 2011 года ее сноха ФИО7 вместе с сыном Кириллом и сожителем Шеиным заехали на автомобиле подсудимого к ней в гости, при этом свидетель обратила внимание на шаткую походку последнего и исходивший от него запах алкоголя. В ходе беседы она и ФИО7 пили вино, а Шеин – водку, около 300 грамм. ФИО50 и ее муж сделали замечание подсудимому о недопустимости управления автомобилем в состоянии опьянения и предлагали вызвать такси, на что Шеин заявил: «я вертолетом управлял, будучи пьяным, а с автомобилем тем более справлюсь». После этого подсудимый, ФИО7 и ее сын уехали на автомобиле Шеина домой. В 22 часа того же дня ФИО50, позвонив ФИО7, узнала, что они доехали благополучно. Также свидетель пояснила, что у погибшей было очень плохое зрение - «-11» и она никогда не водила автомобиля.

Потерпевшая ФИО3, дочь погибшей ФИО7, показала, что 21 апреля 2011 года в 20 часов она созванивалась со своей матерью и во время телефонного разговора слышала, что та ехала в автомобиле. От следователя ФИО33 ей стало известно о том, что в ночь с 21 на 22 апреля 2011 года ее мать погибла в ДТП. Также, со слов хозяйки дома, около которого случилось данное происшествие, она знает, что после аварии на дороге долго стоял столб пыли. Помимо изложенного, ФИО3 пояснила, что однажды она была очевидцем того, как Шеин управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, когда отвозил ее младшего брата Кирилла, сына и ФИО7 в детское кафе.



Потерпевшая ФИО10 показала, что их мать – ФИО7, в течение нескольких месяцев встречалась с Шеиным. Ей также известно, что ФИО7 никогда не управляла автомобилем, и у нее не было водительского удостоверения.

Из протокола осмотра места происшествия от 22 апреля 2011 года и схемы к нему видно, что дорожно-транспортное происшествие произошло около дома №71 по <адрес>. Ширина проезжей части дороги составляет 6,5 м, дорожное покрытие – асфальт, без видимых повреждений, сухое. На асфальтовом покрытии имеются следы юза в виде трех сплошных линий, которые начинаются с правой стороны по ходу движения автомобиля на расстоянии 19,5 м от угла упомянутого дома и оканчиваются у левой обочины на расстоянии 6 м от угла того же дома. Поврежденный автомобиль марки «Тойота Платц», государственный регистрационный знак №, расположен перпендикулярно проезжей части в левом по ходу движения кювете, в пруду, по лобовое стекло в воде. На переднем левом пассажирском сиденье находится труп женщины, на переднем правом водительском сиденье – мужчина, назвавшийся Шеиным.

В соответствии с протоколом осмотра транспортного средства от 22 апреля 2011 года объект осмотра – автомобиль марки «Тойота Платц», государственный регистрационный знак №, имеет повреждения капота, крыши, переднего бампера, передних и задних левых и правых дверей, передних и задних левых и правых крыльев, крышки багажника. Задний бампер на момент осмотра отсутствовал, шины повреждений не имели.

Согласно протоколу осмотра предметов от 7 июля 2011 года автомобиль марки «Тойота Платц», государственный регистрационный знак №, имеет вышеперечисленные повреждения, при этом в передней части кры передней рамки лобового стекла, имеется двойная деформация с прогибом вниз и образованием складок. Кроме того, в районе середины задних дверей имеется деформация крыши, расположенная перпендикулярно продольной оси автомобиля, и имеющая дугообразную форму с прогибом внутрь салона.

Протоколом осмотра документов от 10 июля 2011 года подтверждается, что в медицинской карте № имеются записи врача бригады скорой медицинской помощи ФИО35, а также дежурных врачей по травматологическому и реанимационному отделениям, выполненные в 1-м и 2-м часу 22 апреля 2011 года, о наличии у Шеина запаха алкоголя изо рта.

Из заключения судебно-медицинского эксперта № от 7 июля 2011 года усматривается, что в результате ДТП, произошедшего 21 апреля 2011 года, ФИО7 были причинены сочетанная травма: закрытая черепно-мозговая травма: ссадины на лице, кровоизлияния в мягкие ткани головы в левой височной области, изолированный перелом основания черепа, разрыв твердой мозговой оболочки, очагово-сливные субарахноидальные кровоизлияния в области правой височной доли; закрытая травма груди и живота: перелом левой ключицы, кровоизлияния в мягкие ткани в области перелома, двухсторонние переломы ребер по нескольким анатомическим линиям: левосторонние переломы ребер (1-9 по околопозвоночной линии с повреждением пристеночной плевры, 4,6-8 по лопаточной линии с повреждением пристеночной плевры, 3-5 по передней подмышечной с повреждением пристеночной плевры), правосторонние переломы ребер (1 по околопозвоночной линии без повреждения пристеночной плевры, 2, 4 по с линии с повреждением пристеночной плевры), кровоизлияния в межреберные мышцы в области переломов ребер, двусторонний гемоторакс (справа около 500 мл, слева около 700 мл), кровоизлияния под легочную плевру, разрывы легких, кровоизлияния в клетчатку переднего средостения, разрывы печени, гемоперитонеум (около 300 мл). Перечисленные повреждения, в их совокупности, относятся к причинившим тяжкий вред здоровью, находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти ФИО7 и образовались прижизненно от воздействия твердых тупых предметов с преобладающей травмирующей поверхностью, действовавших с большой силой. В крови трупа ФИО7 было обнаружено 2,22% этилового спирта.

Согласно заключению комплексной судебно-медицинской, трасологической автотехнической экспертизы № от 11 августа 2011 года диагностированные у Шеина телесные повреждения (перелом решетчатой кости, вдавленный перелом костей черепа в левой лобно-височной области, кровоизлияние между костями черепа и твердой мозговой оболочкой, ссадина и кровоподтек в области левого глаза и ссадина в средней трети левой голени) образовались в результате взаимодействия с твердыми тупыми предметами, которыми являлись элементы салона автомобиля при вышеизложенных обстоятельствах ДТП, имевшего место 21 апреля 2011 года. Ни Шеин, ни Бирюкова в момент аварии не были пристегнуты ремнями безопасности. Кроме того, экспертами установлено, что действия Шеина, как водителя автомобиля, выразившиеся в том, что подсудимый управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и вел его (автомобиль) со скоростью, которая не обеспечивала ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований ПДД и составляла в населенном пункте более 60 км/ч, не соответствовали требованиям п.п. 1.3, 1.5, 2.1.1, 2.1.2, 2.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ. Вследствие приведенных нарушений Шеин, выполняя маневр поворота налево со скоростью не менее 108 км/ч, не справился с управлением, в результате чего вышеуказанный автомобиль занесло, он пересек полосу встречного движения, свалился в кювет, столкнулся с деревом и упал в пруд.

Исправность принадлежащего Шеину автомобиля подтверждается исследованной в судебном заседании копией талона государственного технического осмотра данного автомобиля, из которого следует, что указанный техосмотр был пройден в мае 2010 года, и показаниями самого подсудимого.

Анализируя показания Шеина о том, что он не находился в состоянии алкогольного опьянения, автомобилем управлял не он, а иное лицо, которое похитило у него денежные средства, нанесло черепно-мозговую травму, а затем столкнуло автомашину в пруд, суд признает их не соответствующими действительности по следующим основаниям.

Так, свидетель ФИО50 показала, что за несколько часов до ДТП вечером 21 апреля 2011 года Шеин приехал к ней в гости с признаками алкогольного опьянения, а затем в ее присутствии выпил около 300 грамм водки. При этом подсудимый не отрицал факт употребления алкоголя и в ответ на сделанное замечание заявил, что «я вертолетом управлял, будучи пьяным, а с автомобилем тем более справлюсь».

Свидетели ФИО28, ФИО35 ФИО37, ФИО40, каждый в отдельности, показали, что непосредственно после аварии при извлечении Шеина из автомобиля и его последующем осмотре врачами они почувствовали изо рта подсудимого запах алкоголя. Эти показания свидетелей подтверждаются протоколом осмотра документов от 10 июля 2011 года – медицинской карты Шеина, в которой имеются записи о наличии запаха алкоголя изо рта подсудимого.

При таких обстоятельствах суд считает установленным, что в 24-м часу 21 апреля 2011 года Шеин управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

На этот вывод суда не влияют ссылки Шеина и его защитников на результаты химико-токсикологического исследования от 6 мая 2011 года, в соответствии с которыми в биологических пробах, отобранных у подсудимого в Вяземской ЦРБ, отсутствовал этиловый спирт, поскольку хранение крови и ее доставка для названного исследования осуществлялись с грубыми нарушениями требований Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27 января 2006 года №40.

В частности, согласно показаниям свидетеля ФИО47, ФИО43 и ФИО40 в нарушение пунктов 8, 10 Рекомендаций по организации работы по отбору, транспортировке и хранению биологических объектов для проведения химико-токсикологических исследований на наличие алкоголя и его суррогатов, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, вызывающих опьянение (интоксикацию), и их метаболитов (Приложение №2 к упомянутому Приказу) пробирки, в которые были помещены биологические пробы крови Шеина, не пломбировались и не опечатывались, образцы были направлены на исследование лишь через 6 суток, кровь хранилась в холодильнике и перевозилась в СОНД при температуре выше 0°С, прием образцов для исследования осуществлялся ненадлежащим должностным лицом. Кроме того, суд учитывает, что вышеуказанные биопробы хранились в незапертом холодильнике в реанимационном отделении Вяземской ЦРБ.

Исходя из изложенного, суд критически относится к результатам химико-токсикологического исследования от 6 мая 2011 года и с учетом совокупности приведенных доказательств – показаний свидетелей ФИО50, ФИО28, ФИО35, ФИО37, ФИО40, протокола осмотра документов от 10 июля 2011 года, отвергает названные результаты, как недостоверные.

Кроме того, свидетели ФИО28, ФИО33, ФИО35, каждый в отдельности, подтвердили, что по прибытию к месту ДТП ночью с 21 на 22 апреля 2011 года через непродолжительное время после аварии они обнаружили в автомобиле Шеина только подсудимого, находившегося на водительском сиденье, и погибшую ФИО7. ФИО28 также показал, что двери указанной автомашины в результате столкновения с деревом были заблокированы, поэтому извлечь из салона Шеина и ФИО7 стало возможно лишь разрезав крышу, что исключает вероятность пребывания в транспортном средстве кого-либо еще.

Более того, приведенные утверждения Шеина полностью опровергаются заключением экспертов от 11 августа 2011 года № и показаниями этих же экспертов ФИО87, ФИО88, ФИО89, допрошенных в судебном заседании, которые подтвердили, что установленные ими телесные повреждения у подсудимого и погибшей, траектория и скорость движения, механизм заноса, опрокидывания в кювет и столкновения с деревом автомобиля Шеина, а также образование следов юза в результате бокового скольжения полностью соответствуют обстоятельствам, при которых Шеину инкриминировано совершение преступления.

Вышеизложенные показания свидетелей, экспертов и заключение экспертов, непротиворечивы, последовательны и согласуются, как между собой, так и с другими доказательствами по делу – протоколами осмотра места происшествия и осмотра транспортного средства от 22 апреля 2011 года, протоколом осмотра предметов от 7 июля 2011 года.

В свою очередь, ссылки Шеина на многолетний водительский стаж, отсутствие у него в момент аварии документов и отличное знание автодороги в месте аварии, сами по себе не опровергают указанные доказательства и не могут свидетельствовать о невиновности Шеина в инкриминируемом ему преступлении.

Что касается утверждений подсудимого о якобы имевшем место нападении на него неизвестного лица, то суд отвергает их, как недостоверные, так как эти его показания непоследовательн носят характер предположений, поскольку с его слов он ничего не помнит из событий 21 апреля 2011 года и в ходе судебного заседания не смог с уверенностью подтвердить факт указанного нападения, а, кроме того, противоречат совокупности собранных по делу доказательств, поэтому расцениваются судом как не соответствующие действительности.

Учитывая вышеизложенное, суд кладёт в основу Приговора именно показания свидетелей ФИО28, ФИО33, ФИО35, ФИО50, ФИО37, ФИО40, экспертов ФИО87, ФИО88, ФИО89, заключения экспертов, приведенные протоколы осмотра места происшествия и транспортного средства от 22 апреля 2011 года, протоколы осмотра документов и предметов от 7 и 10 июля 2011 года, соответственно.

Оценивая приведенные доказательства в совокупности, суд считает их достоверными (кроме показаний подсудимого, данных в ходе судебного заседания, о том, что он не находился в состоянии алкогольного опьянения, автомобилем управлял не он, а иное лицо, которое похитило у него денежные средства, нанесло черепно-мозговую травму, и затем столкнуло автомашину в пруд), а виновность подсудимого в содеянном признает установленной.

Поскольку Шеин, вопреки требованиям п.п. 2.7, 10.1, 10.2 ПДД РФ, нарушил правила дорожного движения, управляя в состоянии алкогольного опьянения технически исправным автомобилем марки «Тойота Платц», превысил скорость движения, не справился с управлением, свалился в кювет, и совершил столкновение с деревом, что повлекло по неосторожности смерть ФИО7, военный суд квалифицирует эти действия подсудимого по ч.4 ст.264 УК РФ.

Потерпевшими ФИО3 и ФИО10 заявлены к Шеину 2 гражданских иска о взыскании с него компенсации морального вреда, причиненного смертью их матери, на сумму в 1000000 рублей в пользу каждого из потерпевших. Кроме того, законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего ФИО9 – ФИО10, заявила иск о взыскании с подсудимого возмещения вреда до достижения ФИО9 совершеннолетия на сумму в 1823 рубля ежемесячно.

В судебном заседании Шеин полностью признал иск, заявленный ФИО10 в защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего ФИО9, и частично признал иски ФИО10 и ФИО3, согласившись в добровольном порядке возместить по 50000-100000 рублей, каждой из них.

Рассматривая иск о возмещении ФИО9 вреда до достижения им совершеннолетия, суд исходит из следующего.

Согласно ст. 1089 ГК РФ лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам ст. 1086 ГК РФ, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты.

Из содержания ст. 1086 ГК РФ следует, что размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка определяется в процентах к его среднему месячному заработку, который, в свою очередь, подсчитывается путем деления общей суммы его заработка за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать.

В суде установлено, что единственным источником средств к существованию для <данные изъяты> Кирилла была пенсия погибшей, не имевшей иных доходов, и при жизни ФИО7 он имел право на получение половины данной выплаты на свое содержание.

В соответствии с исследованной в судебном заседании справкой отдела военного комиссариата Смоленской области по городу Вязьма и Вяземскому району № от 24 августа 2011 года, общий размер дохода ФИО7 с мая 2010 года по апрель 2011 года составлял 43766 рублей 51 копейку, следовательно, средний месячный доход в указанный период был равен 3647 рублям.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что поскольку факт причинения истцу вреда в результате неправомерных действий Шеина установлен на основании исследованных в судебном заседании доказательств, расчет подлежащих взысканию денежных средств произведен правильно в строгом соответствии с действующим законодательством, эти исковые требования законны и обоснованны, а признание подсудимым иска не нарушает права и законные интересы других лиц.

Исходя из изложенного, суд, руководствуясь ст.ст. 39, 1088, 1089 ГК РФ, принимает признание иска Шеиным и возлагает на него обязанность по выплате ФИО9 1823 рублей ежемесячно, начиная с 22 апреля 2011 года до достижения потерпевшим совершеннолетия.

Что касается исковых требований о возмещении ФИО3 и ФИО10 морального вреда, то суд полагает, что потерпевшие имеют право на получение требуемой компенсации, однако не может согласиться с обоснованностью ее размера, поскольку сумма в 1000000 рублей каждой избрана ими произвольно без учёта конкретных обстоятельств случившегося.

Учитывая изложенное, суд в соответствии со ст.ст. 151 и 1099-1101 ГК РФ частично удовлетворяет заявленные требования и взыскивает с Шеина в пользу ФИО3 и ФИО10 по 150000 рублей каждой, а в удовлетворении оставшейся части исков на сумму в 850000 рублей отказывает обеим потерпевшим.

В ходе судебного заседания Шеин ссылался на плохое качество автодороги, на которой случилось ДТП, и нарушение погибшей ПДД РФ, выразившееся в том, что в момент аварии она не была пристегнута ремнем безопасности, как на обстоятельства, смягчающие наказание.

Однако суд полагает, что несоблюдение потерпевшим конкретных пунктов правил, в частности, неприменение пассажиром при поездке ремней безопасности, может быть расценено в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, лишь в том случае, если водитель выполнил свои обязанности по обеспечению безопасности пассажиров. Поскольку согласно заключению экспертов № от 11 августа 2011 года Шеин вопреки требованиям п. 2.1.2. ПДД РФ при движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, перевозил пассажира – ФИО7, не пристегнутую ремнями безопасности, суд не находит оснований для признания названного обстоятельства смягчающим наказание подсудимому.

В свою очередь, судом из показаний свидетеля ФИО33 и протокола осмотра места происшествия установлено, что дорожное покрытие автодороги на момент ДТП видимых повреждений не имело. При этом суд, отвергает, как недостоверные, утверждения подсудимого об обратном, поскольку событий 21 апреля 2011 года он не помнит, а наличие 10 июля 2011 года большой выбоины на дорожном полотне недалеко от места аварии не может свидетельствовать о ее существовании 21 апреля 2011 года и не исключает возможности образования данного дефекта после указанной даты.

Более того, суд признает несостоятельными ссылки Шеина на вступившее в законную силу Решение Вяземского городского суда от 23 октября 2009 года, на основании которого ФИО1, 1994 года рождения, была признана членом его (Шеина) семьи и находящейся на иждивении подсудимого, как на обстоятельство, смягчающее его наказание, по следующим основаниям.

Как установлено в суде, вышеуказанное судебное Постановление было принято в период, когда Шеин являлся мужем матери ФИО1. В настоящее время брак между ними расторгнут, подсудимый совместно с несовершеннолетней ФИО1 не проживает, общее хозяйство не ведет, а основным и фактически единственным источником средств к ее существованию является заработная плата матери, что подтвердил и сам Шеин. Исходя из изложенного, суд считает, что ФИО1 не является членом семьи подсудимого и не находится на его иждивении, поэтому оснований для признания этого обстоятельства смягчающим наказание у суда не имеется.

При назначении наказания Шеину суд принимает во внимание то, что он впервые совершил преступлени ответственности не привлекался, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, положительно характеризуется по военной службе, награжден государственными и ведомственными наградами, является ветераном боевых действий в Республиках Афганистан, Молдова, Таджикистан и Северо-Кавказском регионе, ветераном военной службы, в ходе разбирательства по делу предпринимал меры к возмещению причиненного потерпевшим вреда и частично признал заявленные гражданские иски.

Указанные обстоятельства суд признает смягчающими наказание подсудимого.

Вместе с тем, суд считает, что с учетом тяжести наступивших последствий содеянного Шеиным, цели исправления подсудимого могут быть достигнуты только при назначении ему наказания, связанного с изоляцией от общества, и применения максимального срока дополнительного наказания, предусмотренного санкцией ч.4 ст.264 УК РФ.

Принимая во внимание положения статьи 132 УПК РФ, военный суд приходит к выводу, что процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой судебных экспертиз и труда защитника, подлежат взысканию с Шеина.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, военный суд,

Приговорил:

Шеина Сергея признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, на основании которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок в 3 (три) года с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управлять транспортными средствами на срок в 3 (три) года.

В соответствии со ст. 75.1 УИК РФ по вступлении Приговора в законную силу обязать Шеина С.А. незамедлительно явиться в территориальный орган уголовно-исполнительной системы – Управление Федеральной службы исполнения наказаний России по Смоленской области (город Смоленск, улица Багратиона, дом 8) для получения предписания о направлении к месту отбывания наказания.

В срок отбывания наказания осужденному Шеину С.А. зачесть время принудительного нахождения в психиатрическом стационаре по решению суда в течение 23 суток (с 28 сентября по 20 октября 2011 года).

Срок отбывания наказания Шеину С.А. исчислять со дня его прибытия в колонию-поселение.

Меру пресечения Шеину С.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления Приговора в законную силу оставить без изменения.

Гражданский иск ФИО10 в защиту прав и законных интересов потерпевшего ФИО9 удовлетворить полностью и в счет возмещения причиненного вреда взыскивать в его пользу с Шеина С.А. по 1823 (одной тысяче восемьсот двадцать три) рубля ежемесячно, начиная с 22 апреля 2011 года до достижения ФИО9 совершеннолетия.

Гражданские иски ФИО3 и ФИО10 удовлетворить частично и взыскать с Шеина С.А. в пользу каждой из них по 150000 (сто пятьдесят тысяч) рублей в счет компенсации причиненного морального вреда.

В удовлетворении требований о взыскании с Шеина С.А. в пользу ФИО3 и ФИО10 по 850000 (восемьсот пятьдесят тысяч) рублей каждой в счет компенсации причиненного морального вреда, потерпевшим – отказать.

Процессуальные издержки по делу, связанные с оплатой судебных экспертиз, на сумму в 54000 (пятьдесят четыре тысячи рублей), и труда адвоката, на сумму в 2088 (две тысячи восемьдесят восемь) рублей 59 копеек, взыскать с Шеина С.А. в доход федерального бюджета.

Вещественное доказательство – автомобиль марки «Тойота Платц», государственный регистрационный знак Е 675 ЕС 67 RUS, по вступлении Приговора в законную силу возвратить по принадлежности Шеину С.А.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский окружной военный суд через Смоленский гарнизонный военный суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий по делу