Арбитражная практика

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр Ф.И.О. на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 11 Федерального закона “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», положениями пунктов 2 и 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и частью 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации. Определение от 27 января 2011 года. Российская Федерация.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе

заместителя Председателя *.*. Хохряковой,

судей *.*. Арановского, *.*. Бойцова, *.*. Бондаря, *.*. Гаджиева, *.*. Данилова, *.*. Жарковой, *.*. Жилина, *.*. Казанцева, *.*. Князева, *.*. Кокотова, *.*. Красавчиковой, *.*. Маврина, *.*. Мельникова, *.*. Рудкина, *.*. Селезнева, *.*. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина *.*. Шанина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

Установил:

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин *.*. Шанин оспаривает конституционность пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». По мнению заявителя, данное положение противоречит статьям 118, 120 (часть 1) и 124 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно в силу своей неопределенности создает возможность неосновательного расширения компетенции Правительства Российской Федерации и тем самым – снижения уровня гарантий материального обеспечения прокуроров.

Также заявитель просит признать не соответствующими статьям 19 (часть 2) и 40 Конституции Российской Федерации положения пунктов 2 и 4 статьи 44 Федерального закона от 17 января 1992 года «О прокуратуре Российской Федерации» и часть 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации в той мере, в какой при отсутствии правового регулирования Правительством Российской Федерации порядка обеспечения прокуроров жильем они позволяют выселить прокурора при выходе в отставку на пенсию за выслугу лет из занимаемого им жилого помещения без предоставления иного жилого помещения.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные *.*. Шаниным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Оспаривая конституционность пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, которым, в частности, абзац второй пункта 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» был изложен в новой редакции, предусматривающей обеспечение жилыми помещениями прокуроров и следователей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, в соответствии с порядком, определенным Правительством Российской Федерации, заявитель ссылается на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 января 2008 года № 2-П, которым было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 118, 120 (часть 1) и 124, положение пункта 2 статьи 14 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ в той мере, в какой оно в силу своей неопределенности создает возможность неосновательного расширения компетенции Правительства Российской Федерации и тем самым – снижения уровня гарантий материального обеспечения судей. По мнению заявителя, аналогичным образом положение пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ не соответствует Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно в силу своей неопределенности создает возможность неосновательного расширения компетенции Правительства Российской Федерации и тем самым – снижения уровня гарантий материального обеспечения прокуроров.

Вместе с тем, указывая в Постановлении от 31 января 2008 года № 2-П, что порядок обеспечения жилыми помещениями судей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, должен быть установлен именно федеральным законом, Конституционный Суд Российской Федерации исходил, в частности, из того, что данная обязанность федерального законодателя предопределена конституционными гарантиями независимости судей и вытекающим из них законодательно закрепленным требованием о предоставлении судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его статусу. Кроме того, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, органы судебной власти – единственные в Российской Федерации органы государственной власти, порядок финансирования которых определен непосредственно в Конституции Российской Федерации (статья 124), с тем чтобы производимым только из федерального бюджета финансированием судов гарантировалась возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 7 ноября 2008 года № 632-О-О, в соответствии с абзацем вторым пункта 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в действующей редакции, вступившей в силу 1 января 2005 года, порядок обеспечения жилыми помещениями прокуроров и следователей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, определяется Правительством Российской Федерации. Согласно пункту 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 декабря 2005 года № 737 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей прокуратуры, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями в 2005–2006 годах» (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 2006 года № 440) и пункту 1 постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 2008 года № 192 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями» указанная категория лиц обеспечивается жилыми помещениями, относящимися к специализированному жилищному фонду Российской Федерации. Тем самым предполагается, что соответствующими жилыми помещениями обеспечиваются те лица, которые состоят в служебных отношениях с органами прокуратуры Российской Федерации.



При этом, как было отмечено в вышеуказанном Определении Конституционного Суда Российской Федерации, положениями пункта 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в прежней редакции вопросы улучшения жилищных условий лиц, прекративших служебные отношения с органами Прокуратуры Российской Федерации, не регулировались, как не регулируются они и положениями данного пункта в действующей редакции.

Также оспариваемые заявителем положения статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в том числе закрепляющие гарантии пенсионного обеспечения сотрудников прокуратуры (пункт 2), не регламентируют вопросы выселения граждан из занимаемых ими служебных жилых помещений, в частности при выходе сотрудника прокуратуры на пенсию, а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя по доводам, изложенным в жалобе. Соответствующее регулирование осуществляется на основании норм главы 10 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Что касается части 2 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации, то содержащиеся в ней нормы, направленные на защиту определенных категорий граждан, выселение которых из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений не допускается, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие права заявителя. Решение же вопроса о расширении круга лиц, которые не могут быть выселены из специализированного жилого фонда без предоставления другого жилого помещения, составляет прерогативу законодателя и в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Определил:

Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации

*.*. Хохрякова

№ 74-О-О