Арбитражная практика

Решение от 10 февраля 2012 года № 12-14/2012. Решение от 10 февраля 2012 года № 12-14/2012. Томская область.

Судья Северского городского суда Томской области *.*. Герасимов,

с участием защитника Насобина *.*. – адвоката Заплавнова *.*. , действующего на основании ордера № ** от **.**.****,

рассмотрев жалобу Насобина *.*. , родившегося **.**.**** в г. *.*. области, гражданина **, владеющего русским языком, зарегистрированного и проживающего по ул. Н., д. **, кв. **, в г. *.*. области, не судимого,

на Постановление мирового судьи судебного участка № 5 Северского судебного района Томской области от 29 декабря 2011 года,

Установил:

В данном постановлении Насобин *.*. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Мировым судьей установлено, что 18 декабря 2011 года в 00 часов 33 минуты Насобин *.*. , после управления автомобилем «**», государственный регистрационный знак ---, с признаками опьянения (запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица) на посту ДПС «**» КПП в г. *.*. области, в нарушение п.п.2.3.2 ПДД РФ, не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В жалобе поставлен вопрос об отмене данного постановления, поскольку в нём неверно оценены исследованные доказательства, тогда как ряду доказательств не было дано никакой оценки. Кроме того, Постановление вынесено с грубыми процессуальными нарушениями. В постановлении указано, что судья считает возможным рассмотреть административное дело в отсутствие М. Также заявитель считает протокол ** № ** от 17 декабря 2011 года об отстранении от управления транспортным средством недопустимым доказательством, поскольку фактически он был отстранён от управления транспортным средством был в 23 часа 55 минут 17 декабря 2011 года за совершение иного административного правонарушения. Повторно отстранить его от управления транспортным средством, которым он уже не управлял, сотрудники полиции не могли. В протоколе о направлении на медицинское освидетельствование и постановлении по делу об административном правонарушении он не указывал, что отказывался его проходить. Свидетель в административном протоколе, составленном в отношении него по ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, указан лишь один – заинтересованный в исходе дела сотрудник полиции Ч. Требование КоАП РФ об удостоверении факта отказа о прохождения медицинского освидетельствования в присутствии не менее двух понятых соблюдено не было.

Насобин *.*. , своевременно и надлежаще извещенный о дате, месте и времени рассмотрения дела, в Северский городской суд Томской области к назначенному времени – 9 часам 10 февраля 2012 года – не явился, обратившись с ходатайством о рассмотрении данного дела в его отсутствие. При таких обстоятельствах, в соответствии с требованиями, содержащимися в части 2 статьи 25.1 КоАП РФ, судья считает возможным рассмотреть жалобу Насобина *.*. в его отсутствие.

В суде защитник Насобина *.*. – адвокат Заплавнов *.*. – вину Насобина *.*. в совершении административного правонарушения оспаривал, доводы жалобы полностью поддержал и дополнительно указал, что уведомление Насобина *.*. сотрудником ДПС о дате и времени рассмотрения дела нарушает положения ст. 29.4 КоАП РФ. Протокол об отстранении транспортных средств является недопустимым доказательством в связи с тем, что датирован 17 декабря 2011 года в 23 часа 45 минут, в то время как фактически был составлен в 00 часов 33 минуты 18 декабря 2011 года, когда Насобин *.*. был возвращён на пост ДПС. Понятые У. и Ю. были приглашены сотрудниками ДПС 18 декабря 2011 года, в связи с чем не могли присутствовать при составлении протокола 17 декабря 2011 года. Никаких данных о том, что Насобину *.*. было предложено пройти освидетельствование после его возвращения на пост ДПС 18 декабря 2011 года материалы дела не содержат. В связи с чем защитник считает, что протоколы об отстранении Насобина *.*. от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составлены с нарушением требований КоАП РФ и являются недопустимыми доказательствами.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, выслушав защитника Насобина *.*. – адвоката Заплавного *.*. , судья считает, что Постановление мирового судьи должно быть оставлено без изменения, а жалоба Насобина *.*. – без удовлетворения, по следующим основаниям.



Из материалов дела следует, что Насобин *.*. , в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ, не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ, для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Насобина *.*. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения Насобиным *.*. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает. В частности, протоколом об административном правонарушении ** № ** от 18 декабря 2011 года, в котором изложено существо нарушения (л. д. 1); протоколом об отстранении от управления транспортным средством ** № ** от 17 декабря 2011 года (л.д. 2); протоколом ** № ** от 18 декабря 2011 года о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, из которого следует, что основанием для направления Насобина *.*. на медицинское освидетельствование послужил отказ последнего от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, а также наличие у него признаков опьянения – запаха алкоголя изо рта, резкого изменения окраски кожных покровов лица, при этом Насобин *.*. в присутствии двух понятых отказался от прохождения медицинского освидетельствования (л.д. 3).

Кроме того, виновность Насобина *.*. подтверждается письменными объяснениями свидетелей – понятых Ю. и У. о том, что 18 декабря 2011 года сотрудники ГИБДД их остановили на посту ДПС и пригласили в качестве понятых. В их присутствии заявитель был отстранён от управления транспортным средством и ему было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, на что он ответил отказом, после чего он был направлен на медицинское освидетельствование, пройти которое он отказался (л. д. 4, 5).

Также вина Насобина *.*. подтверждается письменными объяснениями Ч. и В. – сотрудников ГИБДД УМВД РФ по ЗАТО Северск Томской области о том, что 17 декабря 2011 года в 23 часа 35 минут на посту ДПС СКПП они остановили автомобиль «**», государственный регистрационный знак ---, под управлением водителя Насобина *.*. , у которого имелись признаки опьянения в виде запаха алкоголя изо рта, резкого изменения кожных покровов лица. В присутствии двух понятых Насобин *.*. был отстранён от управления транспортным средством и ему было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения, на что Насобин *.*. ответил отказом, после чего Насобин *.*. был направлен на медицинское освидетельствование, пройти которое он также отказался. В отношении Насобина *.*. был составлен протокол об административном правонарушении (л. д. 6, 7). Кроме того, факт совершения заявителем административного правонарушения подтверждается справкой старшего инспектора ИАЗ ОР ДПС об обстоятельствах произошедшего (л.д. 8). Отсюда следует, что вывод мирового судьи о наличии в действиях Насобина *.*. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Кроме того, по ходатайству защитника при рассмотрении жалобы были исследованы материалы административного дела ** в отношении Насобина *.*. по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ и оглашены материалы, а именно:

протокол № ** об административном правонарушении от 18 декабря 2011 года, которым установлено, что 17 декабря 2011 года в 23 часа 47 минут на посту ДПС СКПП г. С., Насобин *.*. , после управления автомобилем «**», государственный регистрационный знак ---, при наличии признаков опьянения (запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица), покинул место совершения административном правонарушении, оттолкнув инспектора ОРДПС В., тем самым воспрепятствовал данному сотруднику полиции исполнению им служебных обязанностей по осуществлению производства по делу об административном правонарушении (л.д. 1 материала **);

рапорт инспектора ДПС ОГИБДД В. об обстоятельствах правонарушения (л.д. 2 материала **);

объяснение Ч. о том, что 17 декабря 2011 года в 23 часа 35 минут инспектором В. на посту ДПС СКПП для проверки документов был остановлен автомобиль под управлением водителя Насобина *.*. , у которого имелись признаки алкогольного опьянения. Водитель был приглашен на пост ДПС, где ему было разъяснено, что он будет отстранён от управления транспортным средством. Насобин *.*. сказал, что ему необходимо заглушить двигатель автомобиля. Около автомобиля Насобин *.*. оттолкнул инспектора В., сел за руль и уехал в сторону города. На улице Н., **, Насобин *.*. был задержан автопатрулём № **. В отношении него составили протоколы по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ и ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ (л.д. 3 материала **);

сведения (л.д. 4 материала **);



расписка (л.д. 5 материала **);

Постановление мирового судьи судебного участка № 5 Северского судебного района Томской области от 27 декабря 2011 года о признании виновным Насобина *.*. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, за воспрепятствование сотруднику полиции исполнению им служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (л.д. 6-7 материала **).

Опрошенный в суде сотрудник ГИБДД УМВД РФ по ЗАТО Северск Томской области В., показал, что вечером 17 декабря 2011 года на посту ДПС СКПП он и инспектор Ч. остановили автомобиль под управлением Насобина *.*. В салоне автомобиля был сильный запах алкоголя, лицо водителя было красного цвета. Водитель был приглашен на пост ДПС, где ему было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения. Насобин *.*. сказал, что ему необходимо заглушить двигатель автомобиля. Около автомобиля Насобин *.*. оттолкнул его (В.), сел за руль и уехал. В. передал по рации ориентировку, Насобина *.*. задержали на ул. Н., где в отношении него составили протокол по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ и доставили на пост ДПС СКПП. Они продолжили составлять протокол, пригласили новых понятых. Насобин *.*. пояснил, что не согласен с фразой в протоколе о том, что у него красный цвет лица.

У судьи нет оснований не доверять свидетелям Ю., У., Ч. и В., сведений об их заинтересованности в исходе дела, либо о наличии личных неприязненных отношений между ними и Насобиным *.*. установлено не было. Показания данных свидетелей последовательны и не противоречат другим доказательствам по делу. Оснований для оговора Насобина *.*. у данных лиц не имеется.

Ссылка в жалобе на то, что сотрудник ГИБДД Ч. является заинтересованным в исходе дела, несостоятельна, исходя из следующего. Несмотря на то, что инспектор ДПС является должностным лицом и осуществляет формирование доказательственной базы по делу об административном правонарушении, оснований не доверять составленным им документам, которые в соответствии с положениями закона подлежат оценке, у судьи не имеется.

Факт невыполнения Насобиным *.*. законного требования сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения подтверждается сведениями, содержащимися в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование.

Довод жалобы о том, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование не может служить доказательством по делу, поскольку был составлен в отсутствие понятых, не соответствует действительности. Так как усматривается из материалов дела, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование сведения о понятых с указанием их персональных данных имеются, правильность этих записей удостоверена подписями понятых, при подписании этого протокола Насобин *.*. никаких возражений либо замечаний не сделал. Наличие понятых при проведении процессуальных действий в отношении Насобина *.*. подтверждается письменными материалами дела и, кроме того, установлено судьёй на основании свидетельских показаний инспектора В.

В жалобе заявитель указал, что он не отказывался от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а его защитник также пояснил, что Насобин *.*. не отказывался и от прохождения освидетельствования на состояние опьянения. Названный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, так как опровергается совокупностью вышеприведенных доказательств. В частности, факт отказа Насобина *.*. от законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения и его отказ от освидетельствования зафиксированы в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование в присутствии двух понятых Ю. и У. и удостоверен их подписями. Данное обстоятельство подтверждается, кроме того, письменными объяснениями указанных лиц, которые были предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ, и подтвердили факт отказа Насобина *.*. в их присутствии как от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, так и от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 4, 5).

Ссылка заявителя на то, что протокол об отстранении Насобина *.*. от управления транспортным средством ** № ** был составлен не 17 декабря 2011 года в 23 часа 45 минут, как это в нём отражено, а 18 декабря 2012 года в 00 часов 33 минуты, не является основанием для признания данного протокола недопустимым доказательством, поскольку время его составления в данном случае не является существенно значимым обстоятельством. Расхождения в указанном и фактическом времени составления протокола, по сути, не влияют на полное отображение юридически значимых обстоятельств по настоящему делу об административном правонарушении, в частности, на событие правонарушения.

Кроме того, неверное указание в данном протоколе времени его составления не может влиять на вывод о доказанности вины Насобина *.*. в совершении данного правонарушения, поскольку вызвано противоправным поведением заявителя, скрывшегося с места составления протокола, что подтверждается исследованными материалами дела № **, и в связи с чем, протокол фактически был досоставлен позже – при доставлении Насобина *.*. на пост ДПС.

Довод о том, что его необоснованно отстранили от управления транспортным средством по данному делу, поскольку ранее он был уже отстранён от управления транспортным средством за совершение иного административного правонарушения, судья считает несостоятельным. Действительно, 17 декабря 2011 года в 23 часа 55 минут, то есть до фактического составления аналогичного протокола по настоящему делу, Насобин *.*. был отстранён от управления транспортным средством за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.3 КоАП РФ (управление транспортным средством при отсутствии при себе документов), о чём был составлен протокол об отстранении ** №**. Вместе с тем, повторное отстранение от управления транспортным средством при сборе доказательств по иному правонарушению не является процессуальным нарушением и не влечёт признание указанного протокола недопустимым доказательством.

Довод защитника о том, что Насобин *.*. не был извещён мировым судьёй о месте и времени рассмотрения дела, а извещение, осуществленное сотрудником ГИБДД, является ненадлежащим, так как он не уполномочен назначать судебное заседание, не основан на законе.

Исходя из положений ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, дело может быть рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, в случаях, если имеются данные о его надлежащем извещении о месте и времени рассмотрения дела, и если от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Из представленных материалов видно, что о рассмотрении дела об административном правонарушении 29 декабря 2011 года в судебном участке № 5 Северского судебного района Томской области по адресу: г. *.*. области, ул. М., д. **, Насобин *.*. был уведомлён сотрудником ГИБДД 18 декабря 2011 года, о чем свидетельствует соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении и расписка о врученной повестке (л.д. 1, 11). Кроме того, Насобин *.*. 29 декабря 2011 года явился в судебный участок, ему были разъяснены его права, и он представил в судебный участок ходатайство о рассмотрения дела в его отсутствие (л.д. 12, 13, 14). Наличие перечисленных выше сведений объективно свидетельствует о том, что Насобин *.*. был осведомлён о том, когда и где состоится рассмотрение дела.

КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с извещением лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено, а потому извещение, осуществленное сотрудником ГИБДД, является надлежащим.

Таким образом, учитывая, что заявителю было известно о возбуждении в отношении него дела об административном правонарушении, о дате и месте рассмотрения дела он был извещён, то принятое мировым судьей Решение о рассмотрении 29 декабря 2011 года дела по существу в отсутствие Насобина *.*. является обоснованным и не повлияло на полноту, всесторонность и объективность рассмотрения дела.

Из текста постановления мирового судьи следует, что личность Насобина *.*. мировым судьёй установлена правильно, к административной ответственности также привлечён Насобин *.*. Таким образом, описка в описательно-мотивировочной части постановления судьи о рассмотрении административного дела «в отсутствие М.», не может повлечь отмену постановления мирового судьи, поскольку не свидетельствует о том, что к административной ответственности привлечено другое лицо. Кроме того, данная техническая ошибка (описка) в последующем была устранена определением мирового судьи.

Довод жалобы о том, что дело об административном правонарушении рассмотрено не всесторонне и не объективно, является несостоятельным. Мировым судьёй проверены достоверность и допустимость всех имеющихся по делу доказательств, включая показания свидетелей, им дана надлежащая оценка. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемого судебного постановления.

В обжалованном постановлении действия Насобина *.*. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, как невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

При назначении наказания мировым судьей учтены характер и степень общественной опасности совершённого правонарушения, личность нарушителя, степень его вины, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность Насобина *.*. , в соответствии со ст. ст. 4.2. и 4.3. КоАП РФ, признание Насобиным *.*. своей вины.

Кроме того, санкция части ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ не предусматривает иного наказания, кроме лишения права управления транспортными средствами, минимальный размер которого составляет 1 год 6 месяцев.

Существенных нарушений закона при рассмотрении дела и привлечении заявителя к административной ответственности мировым судьёй не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы Насобина *.*. не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.6, п. 1 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, судья

Решил:

Постановление мирового судьи судебного участка № 5 Северского судебного района Томской области от 29 декабря 2011 года о признании виновным Насобина *.*. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оставить без изменения, а жалобу Насобина *.*. – без удовлетворения.

Судья *.*. Герасимов