Арбитражная практика

Решение от 14 марта 2012 года № 2-3/2012. Решение от 14 марта 2012 года № 2-3/2012. Республика Башкортостан.

Аургазинский районный суд Республики Башкортостан

в составе председательствующего судьи Набиевой А.З.,

при секретаре Амирхановой М.Т., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Моисеева В.В. к Усковой Н.В. об истребовании части земельного участка из незаконного владения, устранении препятствий пользованию земельным участком и встречному иску Усковой Н.В. к Моисееву В.В. об устранении препятствий в пользовании земельным участком,

Установил:

Моисеев В.В. обратился в суд с иском к Усковой Н.В. об истребовании части земельного участка из незаконного владения, устранении препятствий пользованию земельным участком, в обоснование которого указал на то, что:

он является собственником земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по ... на основании свидетельства о государственной регистрации права серии ... от ДД.ММ.ГГГГ, выданного на основании Постановления главы администрации МР Аургазинский район РБ от ДД.ММ.ГГГГ № и договора купли-продажи находящегося в государственной собственности земельного участка, на котором расположены объекты недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ №;

ответчик является собственником ... соответственно земельного участка, на котором расположен её жилой дом;

ответчик самовольно, без согласования с истцом, поставил ограждение между их земельными участками, в нарушение имеющихся границ, согласно кадастровым планам и паспортам земельных участков, тем самым, лишив истца возможности в полном объеме пользоваться земельным участком, то есть производить посадку овощей и собирать урожай;

в результате сверки прохождения границ между земельными участками с кадастровыми номерами № и №, выявилось, что границы земельных участков по сведениям государственного кадастра недвижимости и существующие границы земельных участков на момент сверки не совладают, что граница между участками должна проходить по данным государственного кадастра недвижимости по точкам 8-3, существующая граница земельных участков по данным проведенных съемок от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ проходит по точкам 8-н11, н11-н10, н10-н9, н9-н8, н8-н7, н7 - 3, а площадь между границами по данным Кадастра недвижимости и существующей границей составляет 58 кв. м;

поставив ограждение, ответчик нарушил градостроительные нормы, выражающееся в том, что в настоящее время дом истца расположен на расстоянии менее 1 метра от границы земельного участка (расстояние между домом истца и фундаментом ограждения ответчика составляет 0,4 метра);

на неоднократные требования истца восстановить границы земельных участков, согласно государственному кадастру, и устранить препятствия пользованию земельным участком ответчик не реагирует, мотивируя свое поведение тем, что не иначе как по решению суда он препятствия не устранит.

На этих основаниях истец Моисеев В.В. просил:

истребовать часть земельного участка площадью 58 кв. м, расположенного между границами земельных участков с кадастровыми номерами № и № по данным государственного Кадастра и существующей границей земельных участков, определенной точками 8 - н11, н11 - н10, н 10 - н9, н9 - н8, н8 - н7, н7-3, 3-8, из незаконного владения ответчика;

устранить препятствие пользованию земельным участком, обязать ответчика снести ограждение, состоящее из металлических столбов с натянутой металлической сеткой - рабицей на фундаменте шириной 0,4 м., протяженностью 27 м, а также из деревянных столбов и металлических забетонированных столбов с деревянной обрешеткой протяженностью 18 м, расположенное между земельными участками с кадастровыми номерами № и № в соответствии со схемой земельного участка, начиная с точки н7 до точки н11;

взыскать с ответчика расходы по оплате земельно-кадастровых работ в размере <данные изъяты> рублей. расходы по оплате государственной пошлины в суд в размере <данные изъяты> рублей, расходы по оплате юридических услуг в размере <данные изъяты> рублей.

Ускова Н.В. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к Моисееву В.В. об устранении препятствий в пользовании земельным участком, в обоснование которого указала на то, что:



она является собственником жилого дома, строений - литера А, Г, Г1, Г2, 1, и земельного участка, расположенных по адресу: ... на основании акта ввода в эксплуатацию законченного строительством индивидуального жилого дома, утвержденного главой администрации Аургазинского района РБ от ДД.ММ.ГГГГ № б/н, постановления Главы муниципального образования Чуваш-Карамалинский сельсовет Аургазинского района РБ от ДД.ММ.ГГГГ №, договора купли -продажи находящегося в государственной собственности земельного участка, на котором расположены объекты недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ №, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права собственности от ДД.ММ.ГГГГ серия ..., от ДД.ММ.ГГГГ серия ...;

земельный участок и постройки она получила после смерти матери;

на земельном участке располагается <данные изъяты>;

земельный участок имеет кадастровый номер №, площадь его составляет <данные изъяты> кв.м;

по соседству располагается земельный участок по ... - ответчика Моисеева В.В.;

в ДД.ММ.ГГГГ ответчик Моисеев В.В. произвел реконструкцию своего жилого дома, <данные изъяты>;

в результате реконструкции дома увеличились параметры дома, выстроена новая массивная крыша, уменьшилось расстояние до забора, раньше расстояние составляло один метр, теперь за счет второго фундамента расстояние значительно уменьшилось. Все осадки - дождь и снег падают на земельный участок Усковой Н.В., зимой опасен сход снега, создает угрозу жизни и здоровья истца и членам её семьи, они не могут пользоваться земельным участком между забором и домом - двором, так как там постоянно образуются осадки, они не могут использовать двор по назначению, завезти и использовать строительный материал, который может быть подвергнут уничтожению;

жилой дом и баня Моисеева В.В. построены с нарушением градостроительных норм;

баня построена также с нарушением пожарных норм;

бревенчатая баня и кирпичный амбар, выполненные под одной крышей, принадлежащие Моисееву В.В., расположены на расстоянии 45 см от границы участка и на расстоянии 1м 15 см от сарая Усковой Н.В.;

расстояние от жилого ... (3 степень огнестойкости) до жилого ... (3 степень огнестойкости) и бани Моисеева В.В. должно быть не менее 10 м;

со стороны ответчика Моисеева В.В. имеет место нарушение градостроительных норм и правил при реконструкции жилого дома, строительстве бани и амбара;

забор на меже не менялся, он еще существовал при жизни её матери;

на меже ответчик выстроил амбар и баню, не отступая от границы земельного участка, в результате чего все осадки падают на сарай истца, и приходится постоянно чистить крышу от осадков.

Истец Ускова Н.В., полагая, что ответчик Моисеев В.В. должен устранить препятствия в пользовании моего земельного участка путем сноса самовольно возведенного им жилого дома, амбара, бани, просила суд:



обязать ответчика Моисеева В.В. устранить препятствия в пользовании земельным участком, расположенным по адресу: ..., путем сноса ответчиком и за его счет самовольно возведенных строений - жилой дом, амбар литер и баня, расположенных по адресу: ...

обязать ответчика Моисеева В.В. не препятствовать истцу и членам ее семьи в проведении работ по установке забора на меже двух участков.

В судебном заседании истец Моисеев В.В., его представители Моисеева З.В. и адвокат Половинкин А.И., поддержав исковые требования, по основаниям, изложенным в исковом заявлении, суду пояснили о том, что в материалах дела имеются документы о межевании земельных участков, что результаты инвентаризации утверждены Постановлением главы администрации, что на момент инвентаризации Ускова собственником не являлась, что на момент оформления ею земельного участка должна была знать границы земельного участка, что она самовольно поставила ограждение между участками, что границы земельных участков со сведениями государственного кадастра и существующие границы на момент сверки не совпадают, что граница должна проходить по точкам, указанным в исковом заявлении, что, поставив ограждение, ответчик нарушила градостроительные нормы, что все границы были в норме, пока Ускова заборы не сделала, что охватила их участок, что всю жизнь от её сарая расстояние было один метр. На этих основаниях просили исковые требования удовлетворить.

Ответчик Ускова Н.В. и её представитель адвокат Тагирова А.З. по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, не признав исковые требования Моисеева В.В., суду пояснили о том, что забор не переносился, что непонятно на основании чего Моисеев требует 58 кв.м земли, что Моисеев произвел реконструкцию дома, не получив разрешения, что в результате реконструкции увеличились параметры дома и крыши, что забор на меже не менялся, там находятся строения сторон, что границу между двумя участками изменить невозможно, что на меже Моисеев сам построил амбар, баню, что за счет реконструкции жилого дома Моисеев сам снес забор, поэтому Усковой произведены работы по установке фундамента другого забора, с установкой забора на прежнем месте. На этих основаниях просили отказать в удовлетворении иска Моисеева В.В.

Поддержав свои исковые требования, по основаниям, изложенным в исковом заявлении, истец Ускова Н.В. и её представитель адвокат Тагирова А.З., уточнив 2-ой пункт искового заявления, согласно которому просили суд обязать Моисеева не препятствовать истцу Усковой Н.В. в проведении работ по установке забора по существующей границе, просили исковые требования удовлетворить.

Возражая относительно иска Усковой Н.В., представитель истца Половинкин А.И. суду пояснил о том, что согласно техпаспорту жилой дом Моисеева ДД.ММ.ГГГГ постройки, что на тот момент не было дома Усковой, что при облицовке дома кирпичом параметры не изменились, а наоборот уменьшились, за счет спиливания углов дома, что дом уменьшился на 50 см, что крыша также просто заменена, что строительство амбара и бани у Моисеевых начато в ДД.ММ.ГГГГ завершено в ДД.ММ.ГГГГ, что у Усковой разРешение на строительство дома выдано в ДД.ММ.ГГГГ, дом принят в эксплуатацию в ДД.ММ.ГГГГ, что к этому времени все строения у Моисеева были построены, что Усковы сначала переставили забор, потом начали делать замеры, что ими охвачены 58 кв.м, которые принадлежат Моисеевым, что, если вернуть Моисееву этот участок, то схода снега на участок Усковой не будет. На этих основаниях просил отказать в удовлетворении исковых требований Усковой Н.В.

Представитель третьего лица - глава администрации СП Чуваш-Карамалинский сельсовет Ефремов Н.С. суду пояснил о том, что спор между Моисеевым В.В. и Усковой Н.В. идет давно, что он сам был на их участке, что исходя из старых столбов Усковы ничего не меняли, что вместо старых столбов они поставили железные столбы на прежние места, что на границе Моисеевы забор не устанавливали, там старые столбы стояли.

Представитель третьего лица - Аургазинского ТУ Стерлитамакского филиала ГУП «БТИ РБ» Файзуллин А.Я. по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ суду пояснил о том, что первая съемка была в ДД.ММ.ГГГГ, что произвели замеры домов № что границы по их съемкам передвинуты в сторону ..., то есть выявлено несовпадение с кадастровым паспортом.

Выслушав истцов, ответчиков, их представителей, представителей третьих лиц, допросив свидетелей, специалиста, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.301 Гражданского кодекса РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В силу ст.304 Гражданского кодекса РФ, регулирующей защиту прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/24 от 29 апреля 2010 г. “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ в силу статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика.

В ходе судебного разбирательства по данному делу установлено следующее.

Истец Моисеев В.В. имеет в собственности земельный участок и жилой дом, расположенные по адресу: .... Жилой дом находится в его собственности с ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается дубликатом регистрационного удостоверения на право собственности, выданным Аургазинским БТИ. Земельный участок с кадастровым номером №, площадью <данные изъяты> кв.м находится в его собственности с ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права, выданным регистрационной службой.

Согласно техническому паспорту на индивидуальный жилой дом по ... от ДД.ММ.ГГГГ, прежним собственником являлась Моисеева А.Н., после смерти которой, право собственности на жилой дом перешло по наследству её детям в равных долях, в том числе и к истцу Моисееву В.В., на основании свидетельства о праве на наследство от ДД.ММ.ГГГГ, о чем произведена соответствующая запись в данном техническом паспорте.

Из технического паспорта на индивидуальный жилой дом по ... от ДД.ММ.ГГГГ видно, что год постройки жилого ..., остальных строений - ДД.ММ.ГГГГ, ограждение возведено в ДД.ММ.ГГГГ.

Из представленных ответчиком Усковой Н.В. и имеющихся в материалах дела документов следует, что она является собственником жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: .... Право собственности её на жилой дом подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ, выданным регистрационной службой. Право собственности на земельный участок с кадастровым номером №, площадью <данные изъяты> кв.м, подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ, выданным регистрационной службой.

В материалы дела Усковой Н.В. также представлены: акт ввода в эксплуатацию завершенного строительством индивидуального жилого дома от ДД.ММ.ГГГГ, Постановление главы муниципального образования Чуваш-Карамалинский сельсовет № от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлении Усковой Н.В. в собственность земельного участка, договор купли-продажи земельного участка от ДД.ММ.ГГГГ, акт приема-передачи земельного участка от ДД.ММ.ГГГГ, разРешение на выполнение работ от ДД.ММ.ГГГГ.

Из акта ввода в эксплуатацию завершенного строительством индивидуального жилого дома от ДД.ММ.ГГГГ видно, что жилой дом, летняя кухня, баня и мелкие сооружения Усковой Н.В. выполнены в соответствии с проектом, отвечает санитарно-эпидемиологическим, противопожарным, строительным нормам и правилам, государственным стандартам и вводится в эксплуатацию.

Согласно техническому паспорту на индивидуальный жилой дом по ... от ДД.ММ.ГГГГ, прежним собственником жилого дома являлась Никитина Р.А. Сведений о том, что после её смерти право собственности на жилой дом перешло по наследству к её детям технический паспорт не содержит, документов о том, что к Усковой Н.В. перешло право собственности на этот дом в порядке наследования, ею не представлено.

На экспликации, имеющейся в техническом паспорте, нанесены строения под литерами Г3 и Г4, которые фактически являются навесом и сараем.

Из технического паспорта на индивидуальный жилой дом по ... от ДД.ММ.ГГГГ видно, что год постройки жилого дома ДД.ММ.ГГГГ, остальных строений год постройки не указан. Однако, исходя из небольшого процента физического износа, который имеют остальные строения, следует сделать вывод, что возведены были они относительно недавно применительно к строительству жилого дома либо параллельно с ним. Кроме того, на экспликации, имеющейся в этом техническом паспорте, нанесены сарай с навесом, рядом с изображением которых записано: «под снос, будет новый». При этом описание названных строений в данном техническом паспорте отсутствует, а, следовательно, объектами недвижимости, принадлежащими Усковой Н.В., признать их невозможно.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что жилой дом, расположенный по ... перешел по наследству к истцу Моисееву В.В., который является его собственником с ДД.ММ.ГГГГ, что практически все строения, за исключением ограждения им возведены в ДД.ММ.ГГГГ, тогда как ответчиком Усковой Н.В. жилой дом возведен только в ДД.ММ.ГГГГ, остальные строения также возведены примерно в это же время.

В этой связи довод ответчика Усковой Н.В. о том, что Моисеевым В.В. строительство дома и строений осуществлено с нарушением градостроительных и иных норм, соблюдение которых необходимо при их строительстве, является несостоятельным, поскольку к моменту начала строительства Усковой Н.В. жилого дома и иных строений, Моисеевым В.В. все строительные работы уже были завершены.

Суд также считает, что актом ввода в эксплуатацию завершенного строительством индивидуального жилого дома от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что жилой дом и иные сооружения Усковой Н.В. отвечают санитарно-эпидемиологическим, противопожарным, строительным нормам и правилам, государственным стандартам, а, следовательно, все расстояния между строениями соседей были выдержаны, нарушения названных выше норм и правил не допущены.

Из сравнительного анализа экспликаций жилого дома, принадлежащего Моисееву В.В., имеющихся в технических паспортах от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что изначально размеры дома были 5,50 м х 11,0 м, а после облицовки дома кирпичом размеры дома изменились в сторону уменьшения и стали 5,0 м х 10,7 м. В этой связи доводы ответчика Усковой Н.В. о том, что после реконструкции дом Моисеева В.В. стал больше не нашли своего подтверждения.

Свидетель ФИО суду показала о том, что у них ..., что она видела, как Усковы забор делали, так как он развалился, что со стороны ФИО забор меняли Моисеевы, что забор у Усковой неправильно стоит, что Усковы зашли на участок к Моисеевым, что это видно по огороду, что у В.В. огород был больше.

Из схемы земельных участков со строениями, расположенных по адресам: ..., исполненной техником-землеустроителем Аургазинского ТУ Стерлитамакского межрайонного филиала ГУП «БТИ Республики Башкортостан» от ДД.ММ.ГГГГ видно, что граница земельного участка по сведениям государственного кадастра недвижимости и существующая граница земельного участка на момент съемки не совпадают.

Согласно данной схеме все строения Моисеева В.В., включая жилой дом, находятся на расстоянии более 1 м от границы земельного участка, сведения о котором содержатся в государственном кадастре недвижимости.

С учетом сведений, содержащихся в техническом паспорте домовладения Усковой Н.В., а также представленной схемы, её жилой дом находится на расстоянии более 7 м от границы земельного участка Моисеева В.В., сведения о котором содержатся в государственном кадастре недвижимости, что соответствует требованиям пожарной безопасности.

Из ответа отдела архитектуры и градостроительства муниципального района Аургазинский район от ДД.ММ.ГГГГ следует, что жилой дом, расположенный по адресу: ... построен самовольно, с нарушением градостроительных норм, что сход снега с крыши попадает на земельный участок Усковой Н.В. и препятствует использованию земельного участка по назначению, что баня и хоз.блок построены также с нарушением пожарных норм по границе земельного участка.

Вместе с тем, данную справку суд не может признать надлежащим доказательством самовольного строительства жилого дома, расположенного по адресу: ... поскольку этот дом, согласно исследованным документам, построен в ДД.ММ.ГГГГ, когда понятия самовольного строительства и норм гражданского права об этом еще не существовало.

Из объяснений Моисеева В.В., отраженных в протоколе судебного заседания, также следует, что ранее на том месте, где стоит его дом, стоял забор из штакетника, что он сгнил, что этот забор был при жизни его матери, что на баню и амбар разрешения нет, что отступили 1м 15см от забора Ускова и построили их, что по окончании строительства бани, заборы переносили Усковы, что произошел захват земельного участка, что Усковы зашли, где на метр, где на 48 см, что Усковы пользуются данным участком.

Старший государственный инспектор Аургазинского района по пожарному надзору Саттаров И.М., допрошенный в качестве специалиста, суду пояснил о том, что со стороны Моисеева есть нарушения, что бревенчатая баня и кирпичный амбар, принадлежащие последнему, расположены на расстоянии 45 см от границы участка и на расстоянии 1м 15см от сарая Усковой, что расстояние между жилыми домами, если оба дома кирпичные должно быть не менее 6 м, что при строительстве с пожнадзором не согласовывают, а разРешение берут у архитектора, что замер осуществлен по существующей границе.

Свидетель ФИО1, допрошенный по ходатайству Усковой Н.В., суду показал о том, что Моисееву облицевали дом кирпичом, что фундамент заложили из бетона по всему периметру дома, потом подняли стены, что до облицовки дома кирпичом углы - венцы Ф.И.О. отпилили, что если с чашками дом мерить, то дом сокращается, что за фундамент кирпич не выходил.

Согласно справке № от ДД.ММ.ГГГГ, представленной Аургазинским ТУ Стерлитамакского межрайонного филиала ГУП «БТИ РБ», площадь, выявленная в результате сверки прохождения границ между земельными участками с кадастровыми номерами № и №, а именно границы земельных участков по данным государственного кадастра недвижимости (точки 8-3) и существующей границы земельных участков по данным произведенных съемок от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ (точки 8-н11, н11-н10, н10-н9, н9-н8, н8-н7, н7-3) составляет 58 кв.м.

Таким образом, проанализировав все представленные доказательства в совокупности и каждое из них в отдельности, суд приходит к выводу, что исковые требования Моисеева В.В. подлежат удовлетворению, а требования Усковой Н.В. - не находит подлежащими удовлетворению.

Свои выводы суд основывает на тех фактах, что:

жилой дом и иные строения Моисеева В.В. объектами самовольного строительства не являются;

строительство объектов недвижимости Моисеевым В.В. завершены ранее строительства Усковой Н.В. и последней при строительстве своих объектов недвижимости были выдержаны расстояния до участка ... иных строений, что подтверждается актом ввода в эксплуатацию завершенного строительством индивидуального жилого дома от ДД.ММ.ГГГГ, а, следовательно, нарушений установленных норм и правил не допущено;

расстояние между домами № и № более 7 м, что видно из схемы земельных участков, а, учитывая, что оба дома кирпичные, то следует считать, что минимальные нормы (6 м) пожарной безопасности соблюдены;

отсутствие в технических паспортах, представленных Усковой Н.В. сведений о навесе и сарае, как о зарегистрированных объектах недвижимости, дает суду основание усомниться в их принадлежности Усковой Н.В.;

при реконструкции дома Моисеевых размеры дома не увеличились, а наоборот уменьшились, что подтверждается сведениями, содержащимися в представленных технических паспортах;

из схемы земельных участков, принадлежащих Усковой Н.В. и Моисееву В.В., следует, что имеется разница в границах этих участков, так как имеется существующая граница и граница, сведения о которой внесены в государственный кадастр недвижимости;

из объяснений Усковой Н.В., Моисеевых, представителя третьего лица Ефремова Н.С., а также показаний свидетеля ФИО следует, что забор по существующей границе возведен Усковыми, а не Моисеевым;

в результате переноса Усковыми забора и установления его на прежнем месте часть земельного участка, принадлежащего Моисееву В.В., перешла в фактическое владение и пользование Усковых;

площадь земельного участка, принадлежащего Моисееву В.В. по данным государственного кадастра недвижимости в результате переноса забора Усковыми уменьшилась на 58 кв.м, что подтверждается справкой № от ДД.ММ.ГГГГ, Аургазинского ТУ Стерлитамакского межрайонного филиала ГУП «БТИ РБ».

Таким образом, суд приходит к выводу, что истцом Усковой Н.В. не доказано то обстоятельство, что имеется реальная угроза нарушения права собственности или законного владения на её недвижимое имущество со стороны ответчика Моисеева В.В., в связи с чем исковые требования Усковой Н.В. удовлетворены быть не могут.

Вместе с тем, суд считает доказанным факт самовольного захвата Усковой Н.В. части земельного участка, принадлежащего Моисееву В.В. в результате переноса забора и установке его по существующей границе, в связи с чем исковые требования Моисеева В.В. подлежат удовлетворению.

Удовлетворению также подлежат и требования Моисеева В.В. о взыскании с Усковой Н.В. всех судебных расходов, поскольку в силу ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Руководствуясь ст.ст.194 - 198 ГПК РФ,

Решил:

Удовлетворить исковые требования Моисеева В.В..

Истребовать в пользу Моисеева В.В. часть земельного участка площадью 58 кв.м. расположенного между границами земельных участков с кадастровыми номерами № и № по данным государственного Кадастра и существующей границей земельных участков определенной точками 8 -н11,н11-н 10,н 10-н9, н9-н8, н8-н7, н7-3,3-8 из незаконного владения ответчика Усковой Н.В..

Устранить препятствие пользованию земельным участком, обязать ответчика, Ускову Н.В., снести ограждение, состоящее из металлических столбов с натянутой металлической сеткой - рабицей на фундаменте шириной 0,4 м., протяженностью 27 метров, а также из деревянных столбов и металлических забетонированных столбов с деревянной обрешеткой протяженностью 18 м., расположенных между земельными участками с кадастровыми номерами № и № в соответствии со схемой земельного участка, начиная с точки н 7 до точки н 11.

Взыскать с ответчика, Усковой Н.В., в пользу Моисеева В.В. расходы по оплате земельно-кадастровых работ в размере <данные изъяты>

Взыскать с ответчика, Усковой Н.В., в пользу Моисеева В.В. расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты> рублей.

Взыскать с ответчика, Усковой Н.В., в пользу Моисеева В.В. расходы по оплате юридических услуг в размере <данные изъяты> рублей.

В удовлетворении исковых требований истца Усковой Н.В. об:

обязании ответчика Моисеева В.В. устранить препятствия в пользовании земельным участком, расположенным по адресу: ..., путем сноса ответчиком и за его счет самовольно возведенных строений - жилой дом, амбар литер Г1 баня литера Г2, расположенных по адресу: ...

обязании ответчика Моисеева В.В. не препятствовать истцу и членам ее семьи в проведении работ по установке забора по существующей границе, отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Верховный суд Республики Башкортостан в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия его в окончательной форме через Аургазинский районный суд Республики Башкортостан.

Председательствующий судья подпись.

Решение на 29.03.2012 г. в законную силу не вступило.