Арбитражная практика

Решение от 29 марта 2012 года № А29-6910/2011. По делу А29-6910/2011. Республика Коми.

Решение

г. Сыктывкар

29 марта 2012 года Дело № А29-6910/2011

Резолютивная часть решения объявлена 22 марта 2012 года, полный текст решения изготовлен 29 марта 2012 года.

Арбитражный суд Республики Коми в составе судьи Князевой А.А.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Шевченко Н.И.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО Альфа-Эко (ИНН: 1102029466, ОГРН: 1021100733202)

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по РК

о признании незаконными решения, предписания, о признании незаконным и отмене постановления

при участии:

от заявителя: Богма Н.С. (по доверенности от 29.11.2009)____________________________________________

от ответчика: Попова И.Н. (по доверенности от 16.01.2012)__________________________________________________

от третьих лиц: Шкодник А.А. (по доверенности от 14.04.2011), от 13.10.2010)

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «Альфа – Эко» (далее - заявитель, Общество, ООО «Альфа – Эко») обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании недействительными решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Коми (далее - ответчик, Управление, УФАС, антимонопольный орган) от 25.07.2011 по делу N 02-01/4722, которым Общество признано нарушившим пункт 10 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции“ (далее - Закон N 135-ФЗ, Закон о защите конкуренции), и выданного на его основании предписания от 13.07.2011.

Кроме того, Общество просит признать незаконным и отменить Постановление Коми УФАС России от 29.12.2011 № 02-01/9057 о назначении Обществу с ограниченной ответственностью «Альфа – Эко» административного наказания в виде штрафа в размере 100000 руб.



К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью «Мантрак Восток», индивидуальные предприниматели Ворочалков С.А., Камкина Э.В., Ярковая З.М., Ветошкин К.Ю., Служба Республики Коми по тарифам, Костарев А.В., ООО «Сервис – Оптима» (далее - третьи лица).

Ответчик и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, представили письменные возражения.

Дело в соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса РФ рассмотрено в отсутствие общества с ограниченной ответственностью «Мантрак Восток», индивидуальных предпринимателей Ворочалкова С.А., Камкиной Э.В., Ярковой З.М., Ветошкина К.Ю., Службы Республики Коми по тарифам, надлежащим образом уведомленных о времени и месте рассмотрения спора.

Общество считает, что ответчиком необоснованно применен пункт 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила недискриминационного доступа, Правила N 861), поскольку предметом соглашений, заключенных между заявителем и третьими лицами, является оплата услуг по содержанию принадлежащей ООО «Альфа – Эко» на праве аренды трансформаторной подстанции. Услуги по передаче электрической энергии Общество третьим лицам не оказывает.

Заявитель полагает, что указанная плата за содержание и обслуживание трансформаторной подстанции носит компенсационный характер и направлена на покрытие прямых затрат, которые несет заявитель как владелец трансформаторной подстанции.

Как полагает заявитель, следует, что возмещение прямых затрат по содержанию возможно без обращения в регулирующий орган. Правила N 861, Федеральный закон от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике“, Федеральный закон от 14.04.1995 N 41-ФЗ “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“ не содержат норм, запрещающих заключение договоров, по которым собственник электросетей получает плату за их содержание с лиц, эксплуатирующих сети.

Заявитель также указывает, что взимание платы не нарушает права третьих лиц, поскольку последние заключили договора добровольно.

Исследовав материалы дела, заслушав представителей сторон, суд

Установил:

Как следует из материалов дела, между ООО «Альфа – Эко» и ОАО «Коми энергосбытовая компания» заключен договор энергоснабжения № 3277 от 01.12.2007, согласно которому энергоснабжающая организация обязуется закупать на оптовом рынке электроэнергии и мощности у субъектов розничных рынков, имеющих генерирующие мощности, электрическую энергию в объеме, предусмотренном в Приложении № 1 к настоящему договор, а также заключать в интересах абонента договор с распределительной сетевой компанией - ОАО «АЭК Комиэнерго» на оказание услуг по передаче электрической энергии до энергопринимающих устройств абонента, а абонент обязуется принимать и оплачивать электрическую энергию, и оказанные услуги на условиях, установленных настоящим договором, а также соблюдать установленный договором режим потребления энергии, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении электрических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением им электрической энергии.

На основании письма от 28.11.2008 № 607/5554 ОАО «Коми энергосбытовая компания» согласовало осуществление ОАО «Альфа – Эко» передачи электрической энергии субабонентам в пределах разрешенной мощности.

В соответствии с договорами энергоснабжения, заключенными с субабонентами (ООО «Мантрак Восток», индивидуальными предпринимателями Ворочалковым С.А., Камкиной Э.В., Ярковой З.М., Ветошкиным К.Ю.) от 01.12.2008 №№ 1,2,3,4,5 абонент (далее – ООО «Альфа – Эко») в рамках договора, заключенного с АЭК «Коми энергосбытовая компания» от 01.12.2007 № 3277 и на основании договоров, заключенных с субабонентами в пределах разрешенной электрической мощности до энергопринимающих устройств Абонента обязуется поставить электрическую энергию, а субабонент обязуется принимать и оплачивать электрическую энергию и оказанные услуги на условиях, установленных настоящим договором, а также соблюдать предусмотренный договором режим потребления энергии, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении электрических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением ими электрической энергии.

Пунктом 2.1.2 договоров установлена обязанность абонента обеспечивать передачу электрической энергии в объеме установленном настоящим договором, в соответствии с категорией надежности энергоснабжения абонента.

Из приложений 3 к установленным договорам следует, что объекты обозначенных субабонентов присоединены к трансформаторной подстанции. О наличии присоединения также свидетельствуют технические условия и акты разграничения балансовой принадлежности электрических сетей и эксплуатационной ответственности между собственником подстанции Коковкиной М.В., ООО «Альфа – Эко», являющегося арендатором подстанции на основании договоров от 01.08.2007, 01.07.2008, 01.06.2009, 30.04.2010.

В соответствии с пунктами 3.1.9 договоров энергоснабжения, заключенных с субабонентами, субабонент обязан заключить с абонентом договор на совместное содержание и обслуживание трансформаторной подстанции, расположенной по адресу: г. Ухта, ул. Машиностроителей, 4, строение 8 (ТП 10/0,4 кВ) с вышеуказанными субабонентами. В соответствии с условиями договоров субабоненты заключили договора от 01.12.2008 с Обществом, в соответствии с которыми поставщик – ООО «Альфа – Эко» обязуется осуществить передачу электрической энергии через ТП, потребителю, а последний обязуется принимать участие в покрытии затрат на эксплуатацию и содержание подстанции.



В течение декабря 2008 года по май 2011 в адрес субабонентов, а именно, ООО «Мантрак Восток», индивидуальных предпринимателей Камкина Э.В., Ярковой З.М., Ветошкина К.Ю., в адрес Ворочалкова С.А. выставлены документы на оплату, в том числе на совместное содержание и обслуживание подстанции.

На основании платежных поручений субабоненты оплачивали услуги на обслуживание и содержание подстанции.

Костарев А.А. и ООО «Сервис – Оптима» обратились в Коми УФАС России с жалобой на нарушение заявителем требований антимонопольного законодательства, выразившееся, по мнению, заявителей во взимании с потребителей платы за услуги по передаче электрической энергии без установленного Службой Республики Коми по тарифам тарифа на передачу электрической энергии.

Комиссия УФАС по результатам рассмотрения дела N А 12-06/11 приняла Решение, в полном объеме изготовленное 25.07.2011, которым признала Общество нарушившим пункт 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции. Нарушение установленного нормативными актами порядка ценообразования выразилось в применении свободного тарифа вместо регулируемого государством при взимании платы за содержание и обслуживание трансформаторной подстанции, платы за стоимость потерь в трасформаторах.

В соответствии с пунктом 2 решения Обществу выдано предписание от 13.07.2011 № 02-01/4722, в котором Управлением указано на обязанность заявителя прекратить нарушение Правил недискриминационного доступа путем прекращения взимания денежных средств с субабонентов в качестве платы за содержание электрических сетей до установления тарифа на передачу в установленном порядке, а также на обязанность перечислить в федеральный бюджет доход в сумме 582017 руб. 01 коп., полученный вследствие нарушения антимонопольного законодательства.

Не согласившись с Решением и предписанием, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании их недействительными.

Суд считает, что заявленные требования не подлежат удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, Решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования.

Следовательно, для выявления в действиях хозяйствующего субъекта состава данного правонарушения необходимо, чтобы на соответствующем товарном рынке он занимал доминирующее положение и совершил действие (бездействие), характеризующееся как злоупотребление этим положением.

В силу части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.

Из содержания статьи 3, пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ “О естественных монополиях“ следует, что субъектом естественной монополии является хозяйствующий субъект (юридическое лицо), занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии. Услуги по передаче электрической энергии отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

В статье 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике“ (далее - Закон об электроэнергетике) услуги по передаче электрической энергии определены как комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов.

Из материалов дела следует и не оспаривается заявителем, что Общество владеет на праве аренды объектом электросетевого хозяйства (трансформаторной подстанцией), которая использовалась для передачи электрической энергии третьим лицам, поскольку согласно схеме электроснабжения объекты последних подключены к подстанции Общества.

Проанализировав содержание заключенных между заявителем и третьими лицами соглашений, следует вывод о том, что указанная в них плата, которую субабоненты обязаны вносить за содержание подстанции (объекта электросетевого хозяйства), фактически представляет собой плату за услуги по передаче электрической энергии, которые оказывает Общество, являющееся владельцем объектов электросетевого хозяйства.

В связи с чем применительно к части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции Общество Коми УФАС России обоснованно признано занимающим доминирующее положение на рынке услуг по передаче электрической энергии в пределах территории, охваченной присоединенной сетью.

В качестве нарушения антимонопольного запрета, установленного пунктом 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, антимонопольным органом расценены действия Общества по взиманию платы за содержание подстанции, через которую опосредованно присоединено к электрическим сетям энергопринимающие устройства потребителей, без тарифа, установленного в надлежащем порядке.

Пункт 1 Указа Президента Российской Федерации от 28.02.1995 N 221 “О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)“ предписывает Правительству Российской Федерации определять с учетом норм, установленных законодательными актами Российской Федерации, утверждать перечни продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, цены (тарифы) на которые на внутреннем рынке Российской Федерации подлежат государственному регулированию Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Регулируемые государством цены (тарифы) применяются на внутреннем рынке Российской Федерации всеми предприятиями и организациями независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, если иное не установлено актами законодательства Российской Федерации.

На основании постановления Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 N 239 “О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)“ такое регулирование осуществляется на услуги по передаче электрической энергии по сетям.

В соответствии со статьей 3 Закона об электроэнергетике субъекты электроэнергетики - лица, осуществляющие деятельность в сфере электроэнергетики, в том числе оказание услуг по передаче электрической энергии; объекты электросетевого хозяйства - линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электрической энергии оборудование.

В силу статьи 23 Закона об электроэнергетике государственному регулированию в электроэнергетике подлежат, в том числе, цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям и предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни цен (тарифов) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям, принадлежащим на праве собственности или ином законном основании территориальным сетевым организациям.

Статьей 6 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“ (далее - Закон N 41-ФЗ) предусмотрено, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов устанавливают тарифы на услуги по передаче электрической энергии по распределительным сетям в рамках установленных федеральным органом исполнительной власти в области регулирования тарифов предельных (минимального и (или) максимального) уровней тарифов на указанные услуги.

В соответствии с пунктом 6 Правил недискриминационного доступа собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

Указанные собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, вправе оказывать услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства после установления для них тарифа на услуги по передаче электрической энергии. В этом случае к их отношениям по передаче электрической энергии применяются положения настоящих Правил, предусмотренные для сетевых организаций.

Потребители услуг, опосредованно присоединенные к электрическим сетям, оплачивают услуги по передаче электрической энергии в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов.

В соответствии с пунктом 43 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2, расчет тарифа на услуги по передаче электрической энергии по региональным электрическим сетям определяется исходя из стоимости работ, выполняемых организацией, эксплуатирующей на правах собственности или на иных законных основаниях электрические сети и/или устройства преобразования электрической энергии, в результате которых обеспечиваются: передача электрической энергии (мощности) как потребителям, присоединенным к данной сети, так и отпускаемой в электрические сети других организаций (собственников); поддержание в пределах государственных стандартов качества передаваемой электрической энергии; содержание в соответствии с техническими требованиями к устройству и эксплуатации собственных электроустановок и электрических сетей, технологического оборудования, зданий и энергетических сооружений, связанных с эксплуатацией электрических сетей.

Из указанных норм следует, что затраты по эксплуатации объектов электросетевого хозяйства и их обслуживанию входят в состав тарифа на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям.

В пределах Республики Коми функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в области установления цен (тарифов), а также уполномоченным органом исполнительной власти Республики Коми на осуществление государственного контроля на территории Республики Коми в сфере регулирования цен (тарифов) и надбавок к ним в пределах предоставленной компетенции осуществляет Служба, что подтверждается Положением о Службе Республики Коми по тарифам, утвержденным Указом Главы Республики Коми N 62 от 25.06.2009.

Как установлено материалами дела, заявитель в Службу Республики Коми за установлением тарифов не обращался.

Доказательства утверждения данного тарифа на момент вынесения антимонопольным органом оспариваемого Решения в материалах дела отсутствуют.

Доводы заявителя о том, что Общество не оказывало возмездные услуги по передаче электрической энергии, а осуществило взимание платы за содержание принадлежащих ему объектов электросетевого хозяйства, не основаны на имеющихся в деле доказательствах и отклоняются судом.

Ссылка заявителя, что Общество не препятствовало перетоку электроэнергии и плату за переток не взимало, опровергается вышеназванным договорами энергоснабжения, заключенными с субабонентами (ООО «Мантрак Восток», индивидуальными предпринимателями Ворочалковым С.А., Камкиной Э.В., Ярковой З.М., Ветошкиным К.Ю.) от 01.12.2008 №№ 1,2,3,4,5, договорами от 15.04.2008 N 337 с ОАО “Коми энергосбытовая компания“, договорами от 01.12.2008 в соответствии с которыми потребители обязуются принимать участие в покрытии затрат на эксплуатацию и содержание подстанции, счетами-фактурами на оплату затрат на содержание и ремонт сетей.

Из содержания обязательств, возникших между заявителем и третьим лицом в связи с заключением соглашений от 01.01.2008 и от 01.03.2009, следует, что обязанность по оплате возникает у указанных лиц именно в связи с использованием электрооборудования, принадлежащего Обществу для электроснабжения своих объектов. Такие отношения по своей природе представляют собой оказание заявителем третьему лицу услуг по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих Обществу объектов электросетевого хозяйства. Доводы Общества относительно того, что плата в виде компенсации затрат по эксплуатации ТП 10/0,4 кВ и их обслуживанию не является тарифом на услуги по передаче электрической энергии, отклоняются с учетом положений пункта 64 постановления Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 “О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации“, пункта 43 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2.

Указание Обществом на отсутствие нарушения прав субабонентов в результате действий, которые квалифицированы по пункту 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, не принимается, с учетом содержащегося в пункте 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 “О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства“ разъяснения, согласно которому в отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

Таким образом, вывод антимонопольного органа о нарушении Обществом пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции подтверждается имеющимися в деле доказательствами и является правомерным.

Право антимонопольного органа на выдачу хозяйствующему субъекту предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства, предусмотрено подпунктом “к“ пункта 2 статьи 23 Закона о защите конкуренции.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 24.06.2009 N 11-П “По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ и статей 23, 37 и 51 Федерального закона “О защите конкуренции“ в связи с жалобами ОАО “Газэнергосеть“ и ОАО “Нижнекамскнефтехим“ (далее - Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.06.2009 N 11-П) указал, что данная мера (перечисление в бюджет незаконно полученного дохода) по основаниям и процедуре применения, а также своим правовым последствиям является специфической формой принудительного воздействия на участников охраняемых антимонопольным законодательством общественных отношений. Она призвана обеспечивать восстановление баланса публичных и частных интересов путем изъятия доходов, полученных хозяйствующим субъектом в результате злоупотреблений, и компенсировать таким образом не подлежащие исчислению расходы государства, связанные с устранением негативных социально-экономических последствий нарушения антимонопольного законодательства.

Компенсаторный характер данной меры обусловливает возможность ее применения за совершение деяний, связанных с монополистической деятельностью и нарушением требований добросовестной конкуренции, параллельно с мерами ответственности, носящими штрафной характер, что само по себе не затрагивает сферу действия общеправового принципа недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние.

Поскольку факт нарушения Обществом положений пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции антимонопольным органом доказан, Общество имело возможность не допускать вышеназванное нарушение закона, однако никаких мер по недопущению совершения нарушения не приняло (взимало плату за передачу электрической энергии без установленного в надлежащем порядке тарифа), антимонопольный орган правомерно принял Решение и выдал Обществу предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства.

Отклоняется как необоснованный довод заявителя о том, что у ответчика отсутствовали основания для выдачи Обществу предписания, в котором предписывалось прекратить взимание платы, поскольку к моменту выдачи предписания плата с субабонентов не взималась.

Так, в материалы дела представлены договора, заключенные с субабонентами от 03.08.2011,т.е., заключенные после выдачи предписания, в котором стороны пришли к соглашению о расторжении договора во исполнение предписания с месяца, последующего выдаче счета на оплату.

Таким образом, следует вывод о том, что фактически основанием для прекращения взимания платы является расторжение договоров, заключенных после выдачи предписания и в его исполнение.

В соответствии с частью 3 статьи 201 АПК РФ в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает Решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

При таких обстоятельствах в удовлетворении заявленных требований Общества должно быть отказано.

Постановлением Коми УФАС России от 29.12.2011 № 02-01/9057 ООО «Альфа – Эко» признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.31 КоАП РФ в виде наложения административного штрафа в размере 100000 руб.

В статье 14.31 КоАП РФ установлена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации.

Запрет на совершение хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение, действий (бездействия), результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, установлен соответственно в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суд считает, что в данном случае Общество имело возможность не допустить совершение административного правонарушения, однако при отсутствии объективных, чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств не приняло все зависящие от него меры для соблюдения требований закона.

При таких обстоятельствах состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.31 КоАП РФ, в действиях Общества доказан.

В п. 4 вышеуказанного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 “О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства“ арбитражным судам рекомендовано обратить внимание, что исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.

При таких обстоятельствах отклоняется довод Общества о том, что в его действиях отсутствует состав вменяемого ему административного правонарушения, поскольку права третьих не ущемлены. Для квалификации административного правонарушения достаточным является наличия угрозы нарушения прав третьих лиц.

В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

При квалификации правонарушения в качестве малозначительного суд исходит из оценки конкретных обстоятельств его совершения (пункт 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях“).

КоАП РФ не содержит указаний на невозможность применения статьи 2.9 КоАП РФ в отношении какого-либо административного правонарушения.

В соответствии с пунктом 18.1 вышеназванного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.

В определении N 349-О от 05.11.2003 Конституционный Суд Российской Федерации, отказывая в принятии к рассмотрению запроса арбитражного суда о проверке конституционности части 1 статьи 4.1 КоАП РФ, разъяснил, что введение ответственности за административное правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния.

Как следует из вышеуказанного определения, а также из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 09.04.2003 N 116-О, суд, избирая меру наказания, учитывает характер правонарушения, размер причиненного вреда, степень вины и другие смягчающие обстоятельства. Кроме того, руководствуясь положениями статьи 2.9 КоАП РФ, суд вправе при малозначительности совершенного административного правонарушения освободить лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Таким образом, категория малозначительности относится к числу оценочных, в связи с чем определяется в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств совершенного правонарушения.

Оценка возможности применения статьи 2.9 КоАП РФ является самостоятельным этапом судебного исследования по делу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, рассмотрев представленные документы и оценив их во взаимосвязи и в совокупности, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного правонарушения, принимая во внимание конкретные обстоятельства совершения правонарушения, в том числе то, что большая часть субабонентов указали на отсутствии ущемления их прав и законных интересов действиями заявителя, суд приходит к выводу об отсутствии существенной угрозе охраняемым общественным отношениям.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Заявленные требования удовлетворить частично.

Признать незаконным и отменить Постановление Коми УФАС России от 29.12.2011 № 02-01/9057 о назначении Обществу с ограниченной ответственностью «Альфа – Эко» административного наказания в виде штрафа в размере 100000 руб.

В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказать.

Разъяснить, что Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке во Второй арбитражный апелляционный суд (г.Киров) с подачей жалобы через Арбитражный суд Республики Коми в месячный срок со дня изготовления в полном объеме.

Судья А.А. Князева