Арбитражная практика

Приговор от 11 января 2012 года № 1-1/12. Приговор от 11 января 2012 года № 1-1/12. Республика Башкортостан.

Кушнаренковский районный суд Республики Башкортостан в составе председательствующего судьи Гаймалеева Р.Р.,

при секретарях Багмановой Ф.Ф., Саетовой Г.Г.,

с участием государственного обвинителя - заместителя прокурора Кушнаренковского района РБ Файрузова И.Ф.,

подсудимого Васильева В.А.,

защитника в лице адвоката Скарякина Ю.С., представившего удостоверение № 813 от 9 апреля 2003 года и ордер № 019734, выданный Кушнаренковским филиалом БРКА 21 ноября 2011 года,

потерпевшего Раимжанова Р.К., его представителя - адвоката Ильясова Ф.М., представившего удостоверение № 2000 от 5 апреля 2011 года и ордер № 019953, выданный Кушнаренковским филиалом БРКА 21 ноября 2011 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Васильева В.А., <данные изъяты>

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ,

Установил:

Васильев В.А. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, при следующих обстоятельствах:

<данные изъяты> Васильев В.А., находясь возле здания магазина «Хозяюшка», расположенного по адресу: <адрес>, из-за возникших личных неприязненных отношений, сложившихся на почве ревности, умышленно, с целью причинения телесных повреждений, нанес удары рукой по лицу Р.К.., а также ударил последнего головой об кирпичную стену магазина «Хозяюшка», после чего нанес ему множественные удары по различным частям тела обломком кирпича.

Указанными действиями Васильев В.А. причинил потерпевшему Р.К. телесные повреждения в виде острой закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга средней степени тяжести; перелома костей лицевого скелета, основания черепа (скуловой кости, пирамиды височной кости слева, стенок левой орбиты); кровоизлияния в мягкие ткани, ран, ссадин лица, головы, которые по своему характеру непосредственно создают угрозу для жизни, и поэтому квалифицирующему признаку расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью человека; а также телесное повреждение в виде закрытого перелома левой подвздошной кости, которое квалифицируется как причинение вреда здоровью средней тяжести.

Подсудимый Васильев В.А. по существу предъявленного обвинения виновным себя признал частично и показал, что в апреле 2010 года познакомился с О.М., с которой стал близко встречаться, и их отношения продолжились до конца марта 2011 года. В тот период узнал о существовании друга О.М. - Р.К.. В какое-то время от Р.К. в его адрес стали поступать телефонные угрозы с тем, чтобы он прекратил встречаться с О.М.. На этой почве у него возник конфликт с О.М., не отрицает, что ударял последнюю. В ноябре 2010 года он встретился с Р.К. в лесопосадке, где Р.К. высказывал ему различные угрозы. Также в ходе разговора Р.К. сказал ему, что на протяжении 5 лет поддерживает интимные отношения с О.М.. После этого он где-то полтора месяца не беспокоил О.М., а после 25 декабря 2010 года вновь возобновил с ней отношения. ДД.ММ.ГГГГ у него снова возник конфликт с О.М. из-за ее встреч с Р.К., в ходе которой дал ее пощечину. 28 апреля 2011 года незапланированно приехал на работу О.М.. Возле работы дождался О.М. и стал разговаривать с ней на повышенных тонах. О.М. предложила пройти покурить к туалету, и он успокоился. Минуты через 3-5 внезапно появился Р.К.. Р.К. сказал ему «что за стратегии опять здесь разводишь» и ударил его по лицу. Это немного взбесило его, и он ударил Р.К. в ответ, один раз рукой и один раз ногой в живот. Началась обычная драка. Р.К. пытался ударить его, но он ему не позволял. Потом схватил Р.К. за волосы или отворот одежды и ударил последнего лицом об стену магазина. При падении Р.К. схватил кирпич и стал высказывать угрозы. Он ударил кулаком по лицу Р.К., затем наступил ему на запястье руки и выхватил кирпич. Р.К. продолжал высказывать угрозы. Он в это время кирпичом стал бить Р.К. по всем частям тела, в основном по голове. Нанес около 20 ударов. Наносил удары до тех пор, пока Р.К. не замолчал. В тот момент у него было какое-то помутнение. Потом, когда прозрение вернулось, увидел, что Р.К. без сознания лежит в крови, и подумал, что убил его. После этого скрылся с места преступления.

Просит переквалифицировать его действия на ст. 114 УК РФ, как причинение телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны. Также считает, в момент причинения телесных повреждений находился в состоянии аффекта. Поводом для аффекта явилась ревность и угрозы убийством со стороны Р.К..

Однако вина Васильева В.А. в совершении этого преступления подтверждена следующими представленными суду доказательствами:



Согласно протоколу от 28 апреля 2011 года местом происшествия является участок местности, расположенный между магазином «Хозяюшка» и зданием ГУ КЦСОН Кушнаренковского района РБ по <адрес>. На момент осмотра вдоль стены лежат складированные кирпичи. На земле обнаружено пятно темно-бурого цвета. Рядом с пятном лежат две половики кирпичей, соединенные между собой бетонным раствором, на которых также имеются следы красно-бурого цвета. В разных местах по периметру обнаружены и изъяты: зажигалка, кепка черного цвета и пачка из под сигарет (т. 1 л.д. 6-16).

Заявлением Р.К. от 30 апреля 2010 года о привлечении к ответственности Васильева В.А., который 28.04.2011 года около 18 часов возле магазина «Хозяюшка» жестоко избил ее сына Р.К. (т. 1 л.д.17).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 5963 от 18 июля 2011 года у потерпевшего Р.К. были обнаружены следующие телесные повреждения:

острая закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени тяжести, перелом костей лицевого скелета, основания черепа (скуловой кости, пирамиды височной кости слева, стенок левой орбиты), кровоизлияния в мягкие ткани, раны, ссадины лица, головы;

закрытый перелом левой подвздошной кости.

Указанные повреждения образовались в результате травматических воздействий тупых предметов; учитывая данные медицинской документации, сведения об обстоятельствах дела, не исключается возможность их образования 28 апреля 2011 года при указанных обстоятельствах.

Повреждения - острая закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени тяжести, перелом костей лицевого скелета, основания черепа (скуловой кости, пирамиды височной кости слева, стенок левой орбиты), кровоизлияния в мягкие ткани, раны, ссадины лица, головы - квалифицируются как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности вреда здоровью для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни.

Повреждение - закрытый перелом левой подвздошной кости - по своему характеру вызывает длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше 3 недель и по этому признаку квалифицируется как причинение вреда здоровью средней тяжести(т. 1 л.д. 67-73).

Потерпевший Р.К. в судебном заседании подтвердил, что у него есть знакомая О.М., с которой поддерживает дружеские отношения. В ноябре 2010 года О.М. начала ему жаловаться на знакомого Васильева, который постоянно приезжает к ней домой, на работу, караулит ее, не дает прохода и угрожает физической расправой. О.М. неоднократно говорила ему, что В.А. ревнует ее и хочет чтобы она с ним встречалась. Также О.М. говорила, что Васильев избил ее, но она пожалела его, и никуда не обращалась. После этого он позвонил Васильеву и встретился с ним в лесопосадке. При встрече сказал последнему, чтобы тот оставил О.М. в покое. Васильев согласился и сказал, что не будет общаться с О.М.. Через некоторое время Васильев вновь стал беспокоить О.М.. ДД.ММ.ГГГГ он подъехал на велосипеде к магазину «Хозяюшка», рядом с которым работала О.М.. В какой-то момент увидел, что Васильев гонится за О.М. в сторону туалета и пошел за ними. Он разозлился на Васильева из-за того, что последний все еще беспокоит О.М.. Поэтому ударил Васильева кулаком по лицу. Когда повернулся к О.М. и попросил ее уйти, почувствовал удар в височную часть головы твердым предметом. Васильев ударил его обломком кирпича, который лежал на земле. От удара упал на землю и потерял сознание на несколько минут. Когда очнулся, почувствовал сильную боль в области головы, увидел лужу крови на земле, также в тот момент Васильев, сидя на нем, наносил ему удары обломком кирпича. От ударов и боли уже не мог двигаться и лежал на земле. Даже, когда лежал без движения и не мог сопротивляться, почувствовал сильную боль в области поясницы. Васильев с размаху бросил на него сверху глыбу кирпича, и от сильной боли окончательно потерял сознание. В себя пришел только в больнице.

Свидетель Р.К. в судебном заседании показала, что 28 апреля 2011 года с больницы сообщили, что ее сын Р.К. находится в тяжелом состоянии. Позже узнала, что ее сына жестоко избил Васильев. Также пояснила, что в телефонном разговоре с Васильевым, последний сказал, «что все равно я его убью, меня все равно посадят».

Свидетель О.М. в судебном заседании подтвердила, что в апреле 2010 года познакомилась с Васильевым В.А. и стала с ним встречаться. В период общения неоднократно прекращала и возобновляла с ним отношения. В марте 2011 года приняла окончательное Решение расстаться с Васильевым, так как последний был несдержанный, ревновал ее ко всем мужчинам и занимался рукоприкладством. После этого избегала с Васильевым каких-либо встреч, на его телефонные звонки не отвечала. Где-то в июле 2010 года ей на телефон позвонил знакомый Р.К., с которым у нее были дружеские отношения. Васильев просил познакомить с Р.К., и они встретились. Какого-либо конфликта между ними в тот момент не было. Как-то Р.К. она рассказала, что Васильев постоянно беспокоит ее, звонит, угрожает и занимается рукоприкладством. ДД.ММ.ГГГГ она вышла с работы и села в свою автомашину, стоящую рядом с магазином «Хозяюшка». В этот момент к ней подбежал В.А.. Он вел себя неадекватно, просил возобновить с ней отношения. Она испугалась и, выйдя из машины, пошла к зданию своей работы. В.А. догнал ее возле крыльца и продолжал уговаривать возобновить отношения, при этом разговаривал с ней на повышенных тонах. После этого она пошла с В.А. в туалет за заборным ограждением магазина «Хозяюшка». В какой-то момент, находясь там, появился Р.К. и сказал Васильеву, чтобы тот оставил ее в покое. После этого нанес один удар рукой Васильеву, то ли по плечу, то ли по груди, точно не помнит. После этого Васильев в ответ ударил Р.К. по лицу кулаком. Р.К. упал на землю и Васильев стал наносить ему удары руками по различным частям тела. Васильев не давал встать ему на ноги. После этого Васильев схватил Р.К. и головой ударил его об стену магазина «Хозяюшка». После этого удара она увидела на лице Р.К. кровь. Васильев в тот момент «вышел из себя» и продолжал наносить Р.К. удары. Когда Р.К. упал на землю, Васильев взял лежащий рядом обломок кирпича и стал наносить им многочисленные удары по голове Р.К.. В тот момент Р.К. говорил ни бить его по лицу. Васильев не слушал и продолжал наносить ему удары обломком кирпича. Она стояла рядом и боялась вмешаться. От ударов Р.К. замолк и перестал двигаться, но Васильев все равно продолжал наносить ему удары обломком кирпича по голове и другим частям тела, но в основном по голове. Она забежала в контору ГУ КЦСОН и позвонила оттуда в скорую помощь и милицию. С окна увидела как, Васильев все еще продолжал наносить удары Р.К. обломком кирпича. Потом увидела как Васильев спокойно уходит с того места, где лежал Р.К.. Р.К. лежал неподвижно, без признаков жизни.

Свидетель защиты С.А. в судебном заседании показала, что ее старший брат Васильев В.А. с весны 2010 года встречался с О.М.. Осенью 2010 года Васильев сказал, что они расстались с О.М., так как у нее был другой мужчина. Этот мужчина постоянно звонил ее брату с угрозами.

Из показаний свидетеля защиты М.А., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании с согласия сторон, следует, что со слов В.А. ему постоянно звонил какой-то мужчина, который мешал встречаться с О.М.. После звонков В.А. нервничал, становился агрессивным, очень сильно переживал.

Суд, оценивая представленные доказательства в их совокупности, приходит к убеждению, что обстоятельства происшедшего (место, способ причинения телесных повреждений, количество ударов, их локализация), изложенные подсудимым Васильевым В.А. в судебном заседании, в основном соответствуют показаниям потерпевшего Р.К., свидетеля О.М., а также выводам судебно-медицинского эксперта о характере, локализации и механизме полученных потерпевшим телесных повреждений.

Однако, показания подсудимого Васильева В.А. о причине нанесения ударов якобы для отражения действий Р.К., схватившего кирпич, и высказанных при этом угроз со стороны последнего, что повлекло превышение им пределов необходимой обороны, суд считает надуманными, данными с целью преуменьшения своей вины в содеянном, и полностью противоречащими: показаниям потерпевшего Р.К.., который не отрицал, что первым нанес удар кулаком по лицу Васильева, однако, после этого никаких действий в отношении Васильева не совершал, в то время как Васильев сбил его ударом кирпича с ног и стал наносить им множественные удары по голове и другим частям тела, при этом Васильев наносил ему удары и в тот момент, когда он уже не мог двигаться и сопротивляться; показаниям очевидца совершения преступления - свидетеля О.М., из которых следует, что после того, как Р.К. упал на землю, Васильев стал наносить ему удары по различным частям тела, не давая встать; ударил Р.К. головой об стену магазина; затем обломком кирпича стал наносить многочисленные удары по голове Р.К., даже несмотря на то, что последний просил его не бить по голове; после того, как Р.К. замолк и перестал двигаться, Васильев все равно продолжал наносить ему удары обломком кирпича по голове и другим частям тела.



Не доверять данным показаниям потерпевшего Р.К. и свидетеля О.М. у суда оснований не Ф.И.О. и последовательны на протяжении всего предварительного и судебного следствия.

В судебном заседании установлено, что потерпевший Р.К. действительно первым ударил Васильева кулаком в лицо.

Однако, из показаний свидетеля О.М. следует, что после этого Р.К. каких-либо активных действий в отношении Васильева не совершал, а наоборот, в момент нанесения ему ударов Васильевым лежал на земле и просил не бить его.

Потерпевший Р.К. также показывал, что от ударов и боли уже не мог двигаться и лежал на земле, несмотря на это Васильев продолжал его избивать.

Вышеизложенное позволяет суду сделать вывод о том, что Р.К. в это время какой-либо угрозы, опасности для Васильева не представлял, какие-либо противоправные действия с его стороны были уже пресечены.

Однако, Васильев, видя и сознавая в каком состоянии находится Р.К., кроме того, имея физическое превосходство, использовал для причинения тяжких телесных повреждений обломок кирпича, которым нанес множество ударов по голове лежащего на земле Р.К., что свидетельствует об его умысле именно на причинение тяжкого вреда здоровью Р.К..

Также необоснованными являются доводы подсудимого Васильева о причинении им тяжкого вреда здоровью Р.К. в состоянии аффекта.

Как следует из выводов комиссии психолого-психиатрической экспертизы от 22 сентября 2011 года № 446, Васильев В.А. каким-либо психическим расстройством или слабоумием не страдает и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, он какого-либо временного психического расстройства не обнаруживал и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. По заключению психолога Васильев В.А. в момент совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии аффекта. Об этом сви Ф.И.О. для аффекта динамики возникновения и развития эмоциональных реакций и их внешние проявления. По материалам уголовного дела известно, что в период непосредственно предшествующий совершения нанесения телесных повреждений потерпевшему ведущими переживанием у подэкспертного были ревность, злость, раздражение, обида, уязвленное самолюбие, которые в ходе конфликта усилились по механизму самовзвинчивания и самопопустительства. То есть доаффективная фаза развития эмоциональный реакций отражает, по субъективному мнению Васильева В.А. восприятие им ситуации как психотравмирующей. Но вторая фаза - состояния выраженного аффективного деликта (фаза аффективного взрыва) и третья фаза (постаффективная) не отражают квалификационные признаки, характерные для состояния выраженного аффективного деликта. В момент нанесения телесных повреждений у Васильева В.А. не наблюдается сужения сознания на психотравмирующем объекте, наряду с восприятием потерпевшего в его сознании сохранено восприятие и присутствующей при этом О.М. (показания Васильева). Нет при этом и потери целенаправленности криминального поведения: побуждения собственные, осознанные, направленные на реализацию своих намерений, цель ориентирована на конечный результат - наказание потерпевшего. Злобное и брутальное отношение к потерпевшему остается длительное время («15-20 минут», из явки с повинной, «10-15 минут», из показаний О.М.»). После совершения правонарушения, посткриминальная фаза не сопровождается какими-либо проявлениями психической и физической астении, т.е. обязательными признаками физиологического аффекта. О сохранности критических способностей подэкспертного свидетельствует и то, что он скрывается с места происшествия, звонит, узнает о состоянии потерпевшего. Эмоциональное состояние подэкспертного в момент совершения правонарушения следует квалифицировать, как эмоциональное возбуждение, вызванное психотравмирующей ситуацией, ведущими из которых были ревность, обида и злость на потерпевшего, которое, однако, не достигло степени выраженности аффекта и не ограничило Васильева В.А. в способности к осознанной регуляции своих действий. Также сам рост эмоционального напряжения был обусловлен механизмами самовзвинчивания и самопопустительства, что также исключает квалификацию аффекта (л.д. 176-180).

Данное заключение экспертов суд находит объективным, научно аргументированным и полностью соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Так, в своей явке с повинной от 5 мая 2011 года, Васильев В.А. показывал, что «выхватил обломок кирпича и стал наносить удары по голове Р.К. Рустему. В тот момент себя не контролировал, так как был сильно зол на него. Когда наносил ему удары кирпичом по голове, хотел его убить. Ударил его по голове около 20 раз. Продолжал его избивать около 15-20 минут…..Хотел убить Р.К. Рустема из-за ревности к О.М.» (л.д. 23).

Таким образом, действия Васильева В.А. по нанесению телесных повреждений Р.К. совершены в течении длительного промежутка времени, с использованием предмета - обломка кирпича для причинения наиболее тяжких телесных повреждений, то есть являлись целенаправленными и осознанными.

Мотивом причинения телесных повреждений Р.К. явилась ревность Васильева В.А. к О.М.

Суд квалифицирует действия подсудимого Васильева В.А. по ст. 111 ч. 1 УК РФ - как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Оснований для переквалификации действий подсудимого на какой - либо иной состав преступления суд не усматривает.

При назначении наказания подсудимому Васильеву В.А. суд в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

При изучении личности подсудимого Васильева В.А. суд Установил:

Васильев В.А. по месту жительства со стороны соседей и месту работы характеризуется с положительной стороны (т. 1 л.д. 203-204), проживает с родителями (т. 1 л.д. 202), на учете у врача - психиатра и врача - нарколога не состоит (т. 1 л.д. 200-201).

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимому Васильеву В.А., суд учитывает частичное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, наличие на иждивении двоих малолетних детей (л.д. 205, 206), а также противоправность поведения потерпевшего, явившуюся поводом для совершения преступления.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому Васильеву В.А., судом не установлено.

При определении размера наказания подсудимому Васильеву В.А., суд учитывает явку с повинной, предусмотренную в качестве смягчающего обстоятельства п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, находит возможным применить к подсудимому Васильеву В.А. положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исходя из принципа справедливости, установленного ст. 6 Уголовного кодекса РФ, учитывая обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности содеянного, суд приходит к выводу о необходимости назначения подсудимому Васильеву В.А. наказания только в виде реального лишения свободы на срок, соответствующий его тяжести, в целях исправления подсудимого, предупреждения совершения им новых преступлений, а также для восстановления социальной справедливости.

С учетом всех изложенных выше обстоятельств, суд не усматривает оснований для применения к подсудимому Васильеву В.А. положений ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

Отбывание наказания Васильеву В.А. в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ следует назначить в исправительной колонии общего режима.

Разрешая гражданский иск потерпевшего Р.К. о взыскании с подсудимого материального ущерба в сумме 22027 рублей и компенсации морального вреда в размере 150000 рублей, суд находит его подлежащим удовлетворению частично.

Судом установлено, что в результате совершенного подсудимым преступления потерпевшему Р.К. были причинены физические и нравственные страдания, которые он испытывает по настоящее время.

Исходя из требований разумности и справедливости, материального положения подсудимого, его трудоспособного возраста, суд на основании ст. 151 ГК РФ считает необходимым взыскать с подсудимого Васильева В.А. в пользу потерпевшего Р.К. - 75000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В соответствии ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Исковые требования потерпевшего Р.К. о возмещении материального ущерба в сумме 22027 рублей обоснованны материалами дела, не оспариваются виновным, и подлежат удовлетворению в полном объеме в силу ст. 1064 ГК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 296-299, 304-309 УПК РФ, суд

Приговорил :

Признать Васильева В.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, и назначить ему наказание с применением ст. 62 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения Васильеву В.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении - отменить, взять под стражу из зала судебного заседания. Срок отбытия наказания Васильеву В.А. исчислять с 11 января 2012 года.

Взыскать с осужденного Васильева В.А. в пользу потерпевшего Р.К. в возмещение материального ущерба - 22027 рублей и компенсацию морального вреда в размере 75000 рублей.

Вещественные доказательства по делу: 2 обломка кирпича, зажигалку, пачку сигарет «Петр-1» - уничтожить; мужскую кепку, сотовый телефон «Нокиа-5130с», руководство по эксплуатации телефона и товарный чек, сотовый телефон марки «Нокиа-6270» - вернуть законным владельцам после вступления Приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Кушнаренковский районный суд РБ в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным Васильевым В.А. - в тот же срок, со дня вручения ему копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий Гаймалеев Р.Р.