Арбитражная практика

Постановление от 04 апреля 2012 года № А55-18661/2011. По делу А55-18661/2011. Российская Федерация.

ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

443070, г. Самара, ул. Аэродромная, 11А, тел. 273-36-45 www.11aas.arbitr.ru, e-mail: info@11aas.arbitr.ru

Постановление апелляционной инстанции по проверке законности и

обоснованности решения арбитражного суда,

не вступившего в законную силу

04 апреля 2012 года Дело № А55-18661/2011

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 28 марта 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 04 апреля 2012 года.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Филипповой Е.Г., судей Ефанова А.А., Юдкина А.А.,

при ведении протокола судебного заседания Каримовой Ю.Я., с участием:

от ЗАО «ОМЕГА+» - представитель не явился, извещено надлежащим образом,

от ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары – представителя Корольчука С.М. (доверенность от 26.03.2012 № 04-21/19125а),

от третьего лица: Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области – представителя Косарева А.А. (доверенность от 19.07.2011 № 12-22/0711),

рассмотрев в открытом судебном заседании 28 марта 2012 года апелляционную жалобу ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары



на Решение Арбитражного суда Самарской области от 23 января 2012 года по делу №А55-18661/2011, судья Асадуллина С.П., принятое по заявлению ЗАО «ОМЕГА+», ИНН 6316051475, г.Самара, к ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары, г.Самара, третье лицо: Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области, г.Самара,

о признании недействительными решений от 23 июня 2011 года №14-21/30, от 17 августа 2011 года №03-15/19530,

Установил:

Закрытое акционерное общество «ОМЕГА+» (далее – ЗАО «ОМЕГА+», общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительными решения ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары (далее – налоговый орган, инспекция) от 23 июня 2011 года №14-21/30 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее – УФНС России по Самарской области) от 17 августа 2011 года №03-15/19530.

ЗАО «ОМЕГА+» уточнило заявленные требования и просило признать недействительным Решение ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары от 23 июня 2011 года №14-21/30 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено УФНС по Самарской области.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 23 января 2012 года заявленные требования ЗАО «ОМЕГА+» удовлетворены, Решение ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары №14-21/30 от 23 июня 2011 года признано недействительным.

В апелляционной жалобе ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары просит Решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении заявленных требований ЗАО «ОМЕГА+» отказать, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права.

В отзыве на апелляционную жалобу общество просит оставить Решение суда без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого решения суда.

В отзыве на апелляционную жалобу УФНС по Самарской области просит оставить апелляционную жалобу удовлетворить.

Дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст.156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителя ЗАО «ОМЕГА+» еле, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства.

В судебном заседании представители ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары и УФНС по Самарской области поддержали доводы апелляционной жалобы, просили Решение суда отменить, в удовлетворении заявления общества отказать.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения представителей ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары, арбитражный апелляционный суд считает, что обжалуемый судебный акт следует отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела, 23 июня 2011 года ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары по результатам выездной налоговой проверки ЗАО «ОМЕГА+» принято Решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, на основании которого заявитель был привлечен в соответствии с п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неуплату (неполную уплату): налога на прибыль в размере 453256,95руб., НДС в размере 402 670,12 руб; в соответствии с п.2 ст.120 НК РФ в виде штрафа в размере 30 000 руб., на общую сумму - 885 927,07 руб. заявителю предложено уплатить сумму недоимки по налогу на прибыль 2 370 082 руб., налог на добавленную стоимость - 2 098 024руб.

Оспариваемым Решением также доначислена сумма пени за несвоевременное перечисление в бюджет налога на прибыль - 67 457,91 руб., НДС – 32205,10 руб., на общую сумму - 99 663,01 руб.



Основанием для доначисления налогов явилась недобросовестность контрагентов налогоплательщика ООО «Гурон», ООО «Пульс», что привело к занижению бюджетных платежей в бюджет (т.1, л.д.15-37).

Заявитель не согласился с выводами налогового органа и обратился в УФНС России по Самарской области с апелляционной жалобой (т.1, л.д.38-44). УФНС России по Самарской области Решением от 17 августа 2011 года оспариваемое Решение утверждено, апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения (т.1, л.д.45-51).

Из материалов налоговой проверки следует, что ЗАО «ОМЕГА+» является производителем детской мебели и игрового оборудования, осуществляет полное комплексное оснащение дошкольных учреждений всем необходимым для их функционирования и организации учебного процесса. Производство мебели осуществляется в цехе, оборудованным деревообрабатывающими станками, склад для производства и хранения мебели в пос.Новосемейкино Самарской области.

Из акта выездной налоговой проверки следует, что обществом в ходе проверки представлены следующие документы: договоры, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, банковские документы, платежные поручения, выписки банка, кассовые документы, авансовые отчеты, главная книга, карточки счетов, счета-фактуры, книги покупок и продаж, регистры бухгалтерского и налогового учета (т.2, л.д.107).

Пунктом 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) предусмотрено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, уценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с п.2 ст.171 НК РФ суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, подлежат вычетам в случае приобретения товаров (работ, услуг) для осуществления операции признаваемых объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость.

В силу положений п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов. подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 НК РФ.

Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно положениям п. 1 и 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ. Реквизиты, которые должен содержать счет-фактура, приведены в п. 5 ст. 169 НК РФ. В п. 6 той же статьи указано, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, требования к порядку составления счетов-фактур в целях возмещения НДС относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.

В силу приведенных норм НК РФ обязанность по подтверждению правомерности уменьшения доходов на расходы и правомерности применения налоговых вычетов по НДС возложена на налогоплательщика.

Согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 15 февраля 2005 года № 93-О, в силу п. 2 ст. 169 НК РФ определено, что в случае, если выставленный налогоплательщику счет-фактура не содержит четкие и однозначные сведения, предусмотренные пунктами 5. 6 ст. 169 Кодекса, в частности, данные о налогоплательщике, его поставщике и приобретенных товарах (выполненных работах, оказанных услугах), такой счет-фактура не может являться основанием для принятия налогоплательщиками к вычету или возмещению НДС, начисленного поставщиками.

Инспекцией в рамках проведения выездной налоговой проверки для подтверждения наличия договорных взаимоотношений с вышеуказанными контрагентами были проведены мероприятия налогового контроля, в результате которых установлены обстоятельства, свидетельствующие о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды по хозяйственным операциям, оформленным от имени этих организаций неустановленными лицами.

В частности, по хозяйственным операциям заявителя с контрагентом ООО «Гурон» налоговым органом установлено следующее:

В результате мероприятий налогового контроля подтверждено, что ООО «Гурон», ИНН 6319100473, зарегистрировано в ИФНС России по Промышленному району г.Самары, дата постановки на учет - 10 декабря 2003 года, адрес местонахождения: 443087, г.Самара, ул.Стара-Загора,120-34. Руководителем и учредителем указан Баранов Виталий Валентинович.

Налоговой проверкой установлено и не опровергнуто заявителем, что имущество, транспортные средства и земельные участки за ООО «Гурон» не зарегистрированы. Численность организации 1 человек. Отчетность в налоговый орган не представляется с 2004 года.

Допрошенный в качестве свидетеля в ходе проверки и в ходе судебного разбирательства Баранов В.В. показал, что занимался предпринимательской деятельностью, связанной с поставками; в регистрации общества участия не принимал, о том, что на его имя зарегистрировано ООО «Гурон», узнал примерно в 2005 году, когда его вызывали в Самарскую таможню; кто и как воспользовался его паспортными данными, пояснить не может (т.2, л.д.99-101). Баранов В.В. также пояснил, что его вызывали по повестке в ИФНС по Промышленному району. От сотрудников инспекции он узнал, что на его имя открыт расчетный счет в ОАО «Альфа-банк». При обращении в банк выяснилось, что на карточке с образцами подписей стоит не его подпись.

Нотариус, который заверял подпись (Петерсон И.В.) также подтвердил, что карточку в своем реестре не регистрировал, подпись Баранова В.В. в заявлении о государственной регистрации ООО «Гурон» им не свидетельствовалась. Подпись и печать нотариуса также не соответствуют действительным.

В ходе проведения допроса Баранов В.В. был ознакомлен с заявлением о государственной регистрации ООО «Гурон», которое он не подписывал. Баранов В.В. пояснил, что до 2009 года занимался частным предпринимательством (маг торговли), что подтверждено представленной им отчетностью.

Свидетелем Барановым В.В. также представлено в суд Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 20 апреля 2005 года. Из постановления следует, что в Промышленное РУВД поступило заявление Баранова В.В. по факту незаконной регистрации на его имя фирмы. В возбуждении уголовного дела по заявлению Баранова В.В. отказано. Указанное Постановление Барановым В.В. не обжаловано.

В соответствии с п. 1 ст. 95 НК РФ и на основании постановления № 14-31/9 от 02 марта 2011 года инспекцией была назначена почерковедческая экспертиза в экспертно-криминалистическом центре ГУВД по Самарской области. Из заключения эксперта № 1164 от 07 марта 2011 года следует, что подписи на счетах-фактурах, товарных накладных и квитанциях, представленных ЗАО «Омега+», выполнены не Барановым Виталием а иным лицом.

В рамках ст. 90 НК РФ в ходе налоговой проверки для подтверждения факта наличия взаимоотношений между ЗАО «Омега+» и ООО «Гурон» инспекцией был допрошен в качестве свидетеля генеральный директор ЗАО «Омега+» Юрин Александр Иванович. Из протокола допроса следует, что поиском поставщиков занимаются менеджеры, лично с руководителями поставщиков он не знаком, договоры лично с ними не подписывал. Приходные счета и накладные поступают вместе с товаром. Добросовестность контрагентов не проверяется.

Тем самым, по мнению налогового органа, заявитель подтвердил непринятие надлежащих мер по проявлению осмотрительности при выборе данного контрагента.

Суд первой инстанции, исследовав представленные обществом документы в подтверждение поставок ООО «Гурон» продукции заявителю: счета-фактуры №423 от 24 августа 2007 года, № 460 от 12 сентября 2007 года, № 482 от 18 сентября 2007 года, № 506 от 16 октября 2007 года, № 570 от 20 декабря 2007 года, № 120 от 21 апреля 2008 года, № 587 от 12 ноября 2009 года, товарные накладные № 423 от 24 августа 2007 года, № 460 от 12 сентября 2007 года, № 482 от 18 сентября 2007 года, № 506 от 16 октября 2007 года, № 570 от 20 декабря 2007 года, № 120 от 21 апреля 2008 года, квитанции к приходно-кассовым ордерам № 264 от 12 сентября 2007 года, № 281 от 18 сентября 2007 года, № 233 от 24 августа 2007 года, № 86 от 21 апреля 2008 года, № 305 от 16 октября 2007 года, №369 от 19 декабря 2007 года, сделал вывод о надлежащем документальном подтверждении реальности хозяйственных операций, экономической оправданности понесенных расходов и фактическом исполнении обязательств обществу его контрагентом.

Между тем в соответствии с заключением эксперта от 05 марта 2011 года №1164 по результатам почерковедческой экспертизы, проведенной на основании статьи 95 НК РФ, подписи на первичных документах от имени Баранова В.В. выполнены не им, а другим лицом (т.2, л.д.90-92). Следовательно, представленные заявителем документы содержат недостоверные данные.

Кроме того, судом первой инстанции не учтено, что заявитель неправомерно учитывал хозяйственные операции с данным контрагентом (ООО «Гурон»), произведенные после его исключения из ЕГРЮЛ, то есть после утраты ООО «Гурон» статуса юридического лица и, соответственно, правомочия выступать от своего имени в гражданском обороте.

Так, согласно выписке из ЕГРЮЛ ООО «Гурон», ИНН 6319100473, 21 октября 2008 года исключен из ЕГРЮЛ на основании п.2 ст.21.1 Федерального закона от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ (как недействующее юридическое лицо). Однако заявитель принял к вычету НДС стоимость товаров (работ, услуг), принятых на учет от ООО «Гурон» по счету-фактуре от 12 ноября 2009 года № 587 на сумму 99 000 рублей. Кроме того, договор № П-96 от 12 ноября 2009 года с ООО «Гурон» был заключен уже после того, как ООО «Гурон» было исключено из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

Довод заявителя о подтверждении реальности приобретения контрагентами ООО МЦР «Город детства» ИНН 7841330673, ООО «Элти-Кудиц-Челябинск» ИНИ 7453100415 и другими, в адрес которых происходила дальнейшая отгрузка уже готовых изделий, выполненных из приобретенного сырья у ООО «Гурон»: столов, спортивных комплексов, мольбертов, полок для игрушек, несостоятелен (т.1, л.д.94-148). Поскольку данное обстоятельство подтверждает лишь факт реализации готовых изделий, однако оно не может свидетельствовать об изготовлении этих изделий из строительных материалов, полученных от ООО «Гурон».

Исходя из позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09 марта 2010 года №15574/09, от 25 мая 2010 года №15658/09, от 20 апреля 2010 года №18162/09, налогоплательщик имеет право на получение налоговой выгоды только при условии реального исполнения определенной сделки.

У налогового органа отсутствуют претензии к реализации готовых изделий покупателям заявителя, реальность данных хозяйственных операций налоговым органом не оспаривается. Вместе с тем вывод о нереальности хозяйственных операций сделан налоговым органом в отношении двух контрагентов, являвшихся не покупателями, а поставщиками товаров (в том числе ООО «Гурон»).

Налоговый орган, приводя довод об отсутствии у ООО «Гурон» возможности осуществлять предпринимательскую и иную экономическую деятельность, ссылается на то, что счет данной организации № 40702810200030002422 был закрыт ещё 13 августа 2004 года.

Ссылка заявителя на то, что оплата контрагенту производилась наличными денежными средствами, что подтверждается квитанциями к приходно-кассовым ордерам № 264 от 12 сентября 2007 года, № 281 от 18 сентября 2007 года, № 233 от 24 августа 2007 года, № 86 от 21 апреля 2008 года, № 305 от 16 октября 2007 года, № 369 от 19 декабря 2007 года, несостоятельна.

Налоговым органом было организовано проведение почерковедческого исследования по квитанциям к приходно-кассовым ордерам, подписанных от имени Баранова В.В., который, в свою очередь, отрицает подписание данных документов. В результате данного исследования установлено, что квитанции подписаны неустановленным лицом, то есть содержат недостоверные сведения.

Данное обстоятельство (отсутствие реальной оплаты товара) также подтверждает отсутствие реальных хозяйственных отношений заявителя с ООО «Гурон».

Таким образом, ЗАО «ОМЕГА+» не подтвердило факт несения реальных расходов по договорам с ООО «Гурон», в связи с чем расходы, заявленные ЗАО «ОМЕГА+» по операциям с данным контрагентом, не отвечают требованиям ст.252 НК РФ, а вычеты по НДС не соответствуют положениям ст.169 НК РФ и заявлены необоснованно.

В связи с изложенным вывод суда первой инстанции о том, что выявленные налоговым органом сведения не опровергают реальности исполнения указанными контрагентами хозяйственных операций, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В ходе судебного разбирательства УФНС по Самарской области заявлено ходатайство о проверке возможной фальсификации договоров № П-35 от 24 августа 2007 года, №П-47 от 12 сентября 2007 года, №П-52 от 18 сентября 2007 года, №П-70 от 16 октября 2007 года, №П-107 от 20 декабря 2007 года, № П-29 от 21 апреля 2008 года, № П-96 от 12 ноября 2009 года (т.2, л.д.81-87), поскольку указанные документы не были представлены в ходе проверки.

Суд первой инстанции исключил указанные договоры из числа доказательств, сославшись на согласие заявителя на исключение этих документов из доказательств.

Между тем, как указали налоговые органы и зафиксировано в аудиозаписи протокола судебного заседания, такого заявления представители ООО «Омега+» в суде первой инстанции не делали. Суд по своей инициативе исключил вышеперечисленные договоры из числа доказательств. Вместе с тем данное обстоятельство не повлияло на выводы суда первой инстанции в целом. Общество не представило возражений против этого исключения из доказательственной базы.

По хозяйственным операциям с ООО «Пульс» налоговым органом установлены следующие обстоятельства:

ЗАО «ОМЕГА+» с ООО «Пульс» заключены договоры поставки № 125 от 20 августа 2009 года, № 175 от 24 сентября 2009 года, № 159 от 08 сентября 2009 года, № 166 от 17 сентября 2009 года на поставку оборудования. В состав поставляемого оборудования входили комплекты учебного оборудования для различных учебных дисциплин: материаловедение, метрология, гидравлические и пневматические системы, технические средства автоматизации и управления, электрические машины и электроприводы, проекторы, различные лабораторные стенды, системные блоки, мониторы, источники бесперебойного питания для оборудования учебных классов (т.2, л.д.70-79).

По утверждению общества, все приобретенное оборудование доукомплектовывалось обществом, в том числе по государственным контрактам № 20, 21 от 14 декабря 2009 года, заключенным с ГОУ СПО «Самарским техникумом авиационного и промышленного машиностроения», по договорам № ОК-809, ОК-810 от 22 сентября 2009 года с ООО «АВИОК Интернейшенел», по договору № Э-3007 от 30 июля 2009 года с ЗАО «НТЦ Экспертцентр» было реализовано с получением ЗАО «Омега+» прибыли.

Инспекцией в рамках дополнительного контроля в адрес ИФНС России по Калининскому району г. Челябинска направлено поручение об истребовании документов № 4780 от 16 декабря 2010 года. Документы по требованию ООО «Пульс» не представлены, сведения о фактическом месте нахождения организации отсутствуют.

ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска сообщила, что ООО «Пульс» поставлено на налоговый учет в ИФНС по Калининскому району г. Челябинска 22 апреля 2010 года, юридический адрес: 454084, г.Челябинск, ул. Кирова, д. 19. Руководитель и учредитель - Нагорная Марина зарегистрированная по адресу: 446321, Самарская обл., Кинель-Черкасский р-н, п. Подгорный, ул. Физкультурная, д. 2. кв. 53, 2002 Советским РУВД г. Самары.

С момента регистрации 11 февраля 2009 года по 22 апреля 2010 года ООО «Пульс» отчитывалось по общей системе налогообложения, последняя отчетность представлена за 2009 год: налоговая база по НДС составила 4 788 200 руб., сумма НДС - 861 876 руб.; по налогу на прибыль - доходы от реализации 4 788 200 руб.

Также установлено, что у ООО «Пульс» отсутствуют основные средства, производственные мощности, перс вид деятельности - оптовая торговля непродовольственными потребительскими товарами.

Согласно представленным обществом документам ООО «Пульс» поставило продукции для ЗАО «Омега+» па сумму 12 679 171 руб. (товарные накладные № 1013, 1014, 1155, 1156, 1224, 1402 за 2009 год), тогда как в налоговой отчетности за 2009 год отражена сумма дохода от иных организаций всего в размере 4 788 200 руб.

В соответствии со ст. 90 НК РФ в качестве свидетеля налоговым органом проведен допрос учредителя и руководителя ООО «Пульс» Нагорной М.А., из которого следует, что руководителем и учредителем Нагорная М.А. никогда не являлась и не является, организацию не регистрировала, никаких документов на регистрацию юридического лица не оформляла, заявление у нотариуса не заверяла, никакие документы, касающиеся деятельности ООО «Пульс» не подписывала. Основным местом работы свидетеля с 2009 года является МУ «Культурно-досуговый центр сельского поселения Подгорный».

Из анализа движения денежных средств но расчетному счету, проведенного инспекцией, установлено, что доходная часть организации сложилась от получения денежных средств за: продукты питания, нефтепродукты, запчасти, комбикорм, транспортные услуги, пакеты, программное обеспечение, арматура, стройматериалы, консультационные услуги, кирпич силикатный, бетон, муку овсяную, разработку программного обеспечения, оборудование, услуги по настройке WЕВ-сайтов, маркетинговые услуги, нефть сырую, бытовую химию, услуги но обработке металла, субподрядные работы, изготовление ограждения, буровую установку. Итого обороты составили 205 415 733 руб., хотя выручка от реализации согласно отчетности равна 4 778 200 руб.

Расходная часть ООО «Пульс» сложилась в основном за счет перечисления денежных средств за транспортные услуги, продукты питания, а также запчасти, пакеты, рыбопродукты, инструменты, бульдозер.

В соответствии с п. 1 ст. 95 ПК РФ и на основании постановления № 14-31/16 от 17 марта 2011 года назначена почерковедческая экспертиза в экспертно-криминалистическом центре н.п. ГУВД по Самарской области. Согласно заключению эксперта № 1522 от 23 марта 2011 года подписи на договорах, счетах-фактурах, товарных накладных, представленных ЗАО «Омега+», выполнены не Нагорной Мариной а иным лицом с подражанием её подлинной подписи.

Следовательно, представленные заявителем документы содержат недостоверные сведения.

В ходе выездной налоговой проверки по факту наличия взаимоотношений между ЗАО «Омега+» и ООО «Пульс» инспекцией также был допрошен генеральный директор ЗАО «Омега+» Юрин Александр Иванович, который показал, что поиском поставщиков занимаются менеджеры, лично с руководителями поставщиков не знаком и договоры лично с ними не подписывал. Приходные счета и накладные поступают вместе с товаром. Добросовестность контрагентов не проверяется.

Заявитель ссылается на то, что оплата по договорам поставки лабораторного и вспомогательного оборудования произведена банковскими векселями ОАО «НТБ» и собственными векселями ЗАО «Группа ТФК» и ООО Фирма «Гранд».

Суд первой инстанции указал в обжалуемом решении, что факт передачи векселей подтверждается актами приема-передачи.

Между тем данный вывод суда первой инстанции не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Изучение представленных в материалы дела копий простых векселей и актов приема-передачи показало, что на представленных обществом копиях векселей никаких отметок о передаче этих векселей контрагенту ООО «Пульс» не содержится (на оборотной стороне векселей индоссаменты (передаточные записи о передаче векселей ООО «Пульс») не сделаны. В актах приема-передачи векселей также отсутствуют сведения о передаче векселей от заявителя поставщику ООО «Пульс».

Таким образом, доказательств передачи именно этих (копии которых представленных в материалы дела) векселей ООО «Пульс» в оплату за, якобы, поставленный товар заявителем не представлено.

В связи с изложенным суд первой инстанции сделал неправомерный вывод, не подтвержденный надлежащими доказательствами, тогда как, исходя из представленных в материалы дела документов, ЗАО «Омега+» не доказало оплату по договорам с ООО «Пульс». Данное обстоятельство также подтверждает факт отсутствия реальных хозяйственных операций заявителя с ООО «Пульс».

Таким образом, совокупность вышеизложенных фактов указывает на то, что документы не могут быть приняты в качестве подтверждения финансово-хозяйственных взаимоотношений между заявителем и ООО «Пульс». (нарушены п.1 ст.252 НК)

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку его правоспособности (государственной регистрации в качестве юридического лица), но и установление личности лица, представляющего интересы контрагента, а также наличия у него необходимых для этого полномочий, подтвержденных удостоверением личности, Решением органа управления юридического лица, доверенностью и другими документами.

Как видно из материалов дела, ЗАО «Омега+» не проявило должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, так не устанавливало личности лиц и полномочия представителей контрагентов. Договоры передавались по почте или через курьеров, договоры заключались через представителей организаций без проверки их полномочий.

Между тем неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее сделки без соответствующих мер предосторожности в части установления правомочности субъекта хозяйственной деятельности и его представителей, и не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат. А в случае недобросовестности контрагентов покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых обязательств, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

Согласно разъяснениям, данным в п.5 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды», о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В материалы дела налоговый орган представил доказательства невозможности реального осуществления контрагентами заявителя поставки вышеозначенного товара (оборудования, строительных материалов и т.п.), поскольку контрагенты не имеют имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства или приобретения товаров, у них не имеется необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

В данном случае ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве учредителей и исполнительных органов управления контрагентов заявителя, перечисления значительных сумм денежных средств на расчетные счета контрагентов и их последующего перевода на счета повторяющихся организаций (физических лиц), отсутствие перечислений денежных средств третьим лицам для приобретения соответствующей продукции, необходимой для выполнения обязательств перед заявителем, отсутствия достоверных доказательств в подтверждение оплаты заявителем полученного у проблемных контрагентов товара, и других обстоятельств дела, установленных в ходе налоговой проверки, у налогового органа не имелось достаточных оснований считать, что эти организации вступали с заявителем в соответствующие гражданско-правовые отношения, то есть реальность хозяйственных операций заявителя с контрагентами ОО «Гурон» и ООО «Пульс» материалами дела не подтверждена.

Как разъяснено в п.4 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды» налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

По вопросу возмещения коммунальных расходов установлено следующее:

В соответствии с условиями договора № 105 от 16 ноября 2007 года на аренду недвижимого имущества, государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов Самарский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования (СИПКРО) передает по акту приема-передачи в аренду нежилые помещения, расположенные в здании по адресу: г.Самара, Московское шоссе, 125А для пользования под офис - 182,4 кв.м; под производство - 29 кв.м. Общая площадь помещений составляет 211,4 кв.м.

Договором предусмотрено, что помещение оборудовано центральным отоплением, горячим и холодным водоснабжением, канализацией. Арендная плата за помещения установлена в размере 69 030 руб., в том числе НДС - 10 530 руб. в месяц. Дополнительным соглашением № 43 от 11 июня 2008 года к данному договору размер арендной платы составил 74 104 руб. в том числе НДС 11 304 руб. Срок аренды установлен с 11 декабря 2007 года по 30 октября 2008 года. Рассматриваемый договор был перезаключен. Условия договора 27 октября 2008 го условиям ранее заключенного. Договор действовал до 31 декабря 2008 года. Со 02 марта 2009 года заключен еще один договор № 31 на аренду нежилого помещения, расположенного по адресу: г.Самара, Московское шоссе, 125А для использования под офис - 68,7 кв.м. Срок аренды установлен с 01 марта 2009 года по 31 января 2010 года. Арендная плата установлена в сумме 26 668 руб., в том числе НДС 4 068 руб.

Условиями договоров №105 от 16 ноября 2007 года, №87 от 27 октября 2008 года, №31 от 02 марта 2009 года предусмотрено, что ЗАО «Омега+» перечисляет сумму эксплуатационных расходов, коммунальных платежей и хозяйственных услуг согласно договору, который стороны должны заключить в течение 5 дней с момента подписания договоров.

Предметом договоров на эксплуатацию, коммунальные и хозяйственные услуги №106 от 16 ноября 2007 года, №98 от 27 октября 2008 года, №32 от 02 марта 2009 года является возмещение указанных услуг в соответствии с договорами на аренду недвижимого имущества.

Стоимость эксплуатационных, коммунальных и хозяйственных услуг составляют 26 196 руб., в том числе НДС 3 996 руб., 27 494 руб., в том числе НДС 4 194 руб. и 10 974 руб., в том числе НДС в размере 1 674 руб. соответственно.

Из оспариваемого решения налогового органа следует, что заключенные договоры не содержат расчетов потребленной энергии, тепла и воды, отсутствует расшифровка стоимости по отдельным видам оказанных услуг, в связи с чем не могут включаться расходы в налогооблагаемую базу по указанным договорам.

Между тем ЗАО «ОМЕГА+» в ходе выездной проверки документально подтвердило расходы по аренде недвижимого имущества у Самарского областного Института повышения квалификации и переподготовки работников образования (СИПКРО).

Суммы, установленные сторонами по указанным договорам, являются фиксированными, основанием для выставления счетов-фактур является сам договор.

Учитывая, что оплата арендатором расходов арендодателя, связана с арендой помещения, используемого заявителем в производственных целях, что налоговым органом не оспаривается, и не исключает арендного характера расчетов, данные расходы общества по договору о возмещении расходов должны быть признаны экономически обоснованными. Реальнос оплаты по данным договорам налоговым органом в решении не оспаривается.

Согласно ст.171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

В соответствии со ст.169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров сумм налога к вычету.

В решении налогового органа не содержится информации, какие конкретно документы оформлены с нарушением налогового законодательства.

В связи с изложенным суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии нарушений налогового законодательства по данному эпизоду.

Доводы апелляционной жалобы инспекции не опровергают выводов суда в указанной части.

В отношении привлечения заявителя к ответственности, предусмотренной ст. 120 НК РФ установлено следующее:

Оспариваемым Решением заявитель привлечен к налоговой ответственности по п.2 ст.120 НК РФ в виде штрафа в размере 30 000 руб. Основанием привлечения к ответственности явилось то обстоятельство, что в течение 2007-2009 годов общество не отразило в форме №2 «Отчет о прибылях и убытках» проценты по договорам займа и кредитным договорам по строкам 060_3 и 070_3 в нарушение п.п.7,18 ПБУ9/99 и п.п.3,7 ПБУ 15/2008.

Из решения следует, что проценты, полученные от предоставления в звание денежных средств своим работникам, учитывались согласно ПБУ 9/99 в составе прочих доходов, а проценты, связанные с выполнением обязательств по полученным кредитам согласно ПБУ 15/2008 в составе прочих расходов.

При этом суммы начисленных процентов инспекцией не оспаривались. Налоговая отчетность не искажалась, налоговая база не занижалась.

Пунктом 1 ст.113 НК РФ установлено, что лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

В отношении налогового правонарушения, предусмотренного ст.120 НК РФ, применяется исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2005 года №9-П течение срока давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения прекращается с оформлением акта налоговой проверки, в котором указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, и содержатся ссылки на статьи НК РФ, предусматривающие ответственность за эти правонарушения.

Как следует из пункта 1 статьи 120 НК РФ (в редакции до вступления в силу Федерального закона №229-ФЗ), грубое нарушение организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение одного налогового периода, при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 120 НК РФ, влечет взыскание штрафа в размере пяти тысяч рублей.

Под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей настоящей статьи понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета или налогового учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета, в регистрах налогового учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений налогоплательщика.

Между тем налоговым органом не доказано, что нарушения заявителем правил учета доходов, вменяемые ему в вину, носили систематический характер (то есть были совершены два и более в течение года), то есть являлись грубыми.

Пунктом 2 статьи 120 НК РФ установлена ответственность за те же деяния, если они совершены в течение более одного налогового периода.

В соответствии со ст.113 НК РФ исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных статьями 120 и 122 настоящего Кодекса. Исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 120 и 122 настоящего Кодекса.

С учетом данной правовой нормы несостоятельны доводов налоговых органов об исчислении срока давности привлечения к административной ответственности с момента представления отчета по форме № 2 «О прибылях и убытках».

Поскольку в соответствии с п.1 ст.285 НК РФ налоговым периодом по налогу на прибыль признается календарный год, срок давности за правонарушения, совершенные за 2007 и 2008 год, истек 01 января 2010 года и 01 января 2011 года соответственно.

Акт выездной налоговой проверки составлен 22 апреля 2011 года (т.2, л.д.107).

Таким образом, оснований для привлечения ЗАО «ОМЕГА+» к налоговой ответственности по п.2 ст.120 НК РФ у налогового органа не имелось. Кроме того, истек срок давности привлечения к ответственности за нарушения, допущенные в 2007 и 2008 годах.

При изложенных обстоятельствах судом первой инстанции по данному эпизоду сделан правильный вывод о необоснованном привлечении заявителя по п.2 ст.120 НК РФ.

С учетом вышеизложенного арбитражный апелляционный суд полагает не соответствующими обстоятельствам дела выводы суда первой инстанции относительно взаимоотношений заявителя с контрагентами ООО «Гурон» и ООО «Пульс», и приходит к выводу о соответствии оспариваемого решения налогового органа законодательству в указанной части. В остальной части выводы суда первой инстанции являются правильными.

На основании п.3 ч.1 ст.270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Решение суда от 23 января 2012 года в части признания недействительными решения ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары от 23 июня 2011 года №14-21/30, решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области от 17 августа 2011 года №03-15/19530 по эпизодам взаимоотношений ЗАО «ОМЕГА+» с ООО «Гурон» и ООО «Пульс» следует отменить. В отмененной части в удовлетворении требований отказать. В остальной части Решение суда оставить без изменений.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы относятся на ЗАО «ОМЕГА+».

Руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 23 января 2012 года по делу №А55-18661/2011 в части признания недействительными решения ИФНС России по Октябрьскому району г.Самары от 23 июня 2011 года №14-21/30, решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области от 17 августа 2011 года №03-15/19530 по эпизодам взаимоотношений ЗАО «ОМЕГА+» с ООО «Гурон» и ООО «Пульс» - отменить. В отмененной части в удовлетворении требований отказать.

В остальной части Решение Арбитражного суда Самарской области от 23 января 2012 года по делу №А55-18661/2011 оставить без изменений.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа.

Председательствующий Е.Г.Филиппова

Судьи А.А.Ефанов

А.А.Юдкин