Арбитражная практика

По делу № 2-272/2012. Решение от 21 марта 2012 года № 2-272/12. Ставропольский край.

Железноводский городской суд Ставропольского края

в составе:

председательствующего судьи Гараничевой И.П.,

при секретаре

с участием:

истца Суркова Г.И.

представителя истца Урусовой Х.Х.

представителя ответчика Русинова А.В.

рассмотрев 21 марта 2012 года в открытом судебном заседании в городе Железноводске гражданское дело по иску

Суркова Г.И.

к

Алексеенко Д.И.

о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда,

Установил:

03 сентября 2011 года в 15 часов в подъезде дома № <данные изъяты> по улице Октябрьской города Железноводска собака породы стаффордширский терьер, принадлежащая Алексеенко Д.И., покусала находившегося площадке четвертого этажа Суркова Г.И., причинив ему телесные повреждения, квалифицирующиеся как вред здоровью средней тяжести.

Сурков Г.И. обратился в суд с иском к Алексеенко Д.И. о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, взыскании понесенных судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 17000 рублей.



Свои требования мотивирует тем, что 03 сентября 2011 года примерно в 15 часов находился площадке 4 этажа перед дверью лифта. При открытии дверей лифта из него выскочила собака породы стаффордширский терьер, принадлежащая Алексеенко Д.И., которая набросилась на него, повалила на землю и дважды укусила его в область внутренней верхней части правого бедра. Проводник собаки, которого он не успел разглядеть, с большим усилием втащил собаку обратно в лифт и уехал.

После случившегося с 03.09.2011 года по 25.10.2011 года он находился на стационарном лечении в Железноводской городской больнице, в ходе лечения перенес две операции по чистке раны - удаление омертвевших тканей и одну операцию по сращиванию тканей. Так как рана не заживала и после выписки из больницы, по 14 декабря 2011 года он находился на амбулаторном лечении в поликлинике по месту жительства.

07 декабря 2011 года административной комиссией муниципального образования города-курорта Железноводска ответчик был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.2.4 Закона Ставропольского края от 10 апреля 2008 года №20-КЗ «Об административных правонарушениях в Ставропольском крае», то есть за нарушение правил содержания животных в домашних условиях и правил обращения с животными, представляющими повышенную опасность для других животных, а также для жизни и здоровья человека, повлекшее причинение вреда здоровью человека.

Материальный ущерб с учетом уточненного иска составил 5107 рублей 50 копеек, который складывается из стоимости поврежденной одежды с учетом ее износа в размере 1000 рублей, расходов на лечение и приобретение лекарственных средств в размере 4107 рублей 50 копеек.

Моральный вред, который с учетом тяжести телесных повреждений и степени нравственных страданий, он оценивает в 300000 рублей, выражается в том, что ему были причинены травмы, потребовавшие длительного лечения, в ходе которого он продолжал испытывать физическую боль, многочисленные посттравматические симптомы. Он испытал сильный испуг и нервное потрясение и в настоящее время продолжает испытывать физические и нравственные страдания.

В судебном заседании истец поддержал заявленные исковые требования и просил суд удовлетворить их в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, а также просил взыскать с ответчика понесенные им судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 17000 рублей.

Ответчик, будучи надлежащим образом уведомленным о дате, времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, признав в полном объеме исковые требования Суркова Г.И. в части взыскания материального ущерба, и частично в сумме 10000 рублей признал исковые требования Суркова Г.И. в части взыскания компенсации морального вреда, что, по его мнению, вполне соразмерно исковому требованию о взыскании суммы материального ущерба и соответствует принципам разум­ности и справедливости (ст. 1101 ГПК РФ).

Представители сторон поддержали позиции доверителей.

Свидетель Р. в судебном заседании пояснил, что является хирургом Железноводской городской больницы, куда был доставлен Сурков Г.И. 03 сентября 2011 года с укушенными ранами бедра и паховой области. Раны были обширные, кровоточащие, ему была оказана необходимая медицинская помощь, Сурков Г.И. был госпитализирован в стационар, где в дальнейшем получал необходимое лечение.

Свидетели Т. и Д. в судебном заседании пояснили, что являются соседями Суркова Г.И., на Т., да и на других жителей дома тоже нападала собака ответчика, в связи с чем они обращались в ОВД по городу Железноводску и прокуратуру города Железноводска с коллективной жалобой.

Свидетель С. в судебном заседании пояснила, что является дочерью истца, 03 сентября 2011 года со слов матери узнала, что отца покусала собака, принадлежащая Алексеенко Д.И. Отец был госпитализирован в больницу, раны долго не заживали, все это время отец испытывал физическую боль и нравственные страдания, после выписки из больницы долгое время лечился амбулаторно. До сих пор плохо спит по ночам, так как испытал нервное потрясение, до сих пор вынужден принимать успокаивающие препараты.

Свидетель У. в судебном заседании пояснила, что является женой истца и была свидетелем того, как 03.09.2011 года ее мужа покусала собака ответчика. После этого муж был госпитализирован в больницу, раны долго не заживали. В связи с местом их расположения, он не мог ни сидеть, ни ходить, испытывая физическую боль и нравственные страдания, после выписки из больницы долгое время лечился амбулаторно. До сих пор плохо спит по ночам, так как испытал нервное потрясение, до сих пор вынужден принимать успокаивающие препараты.

Эксперт Лысенко Ю.Б. в судебном заседании подтвердил свои выводы, изложенные в заключении судебно-медицинской экспертизы, пояснив, что Суркову Г.И. был причинен вред здоровью средней тяжести.

Выслушав объяснения сторон, свидетелей, эксперта, исследовав материалы дела и представленные суду доказательства, оценив относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к следующему:

К числу признаваемых в Российской Федерации и защищаемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод относятся, прежде всего, право на жизнь, как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод и высшая социальная ценность, и право на охрану здоровья, которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.



В силу указанных положений Конституции Российской Федерации на государство возложена обязанность уважения данных конституционных прав и их защиты законом (ст.18 Конституции Российской Федерации). В гражданском законодательстве жизнь и здоровье рассматриваются как неотчуждаемые и непередаваемые иным способом нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения (пункт 1 ст.150 ГК РФ).

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу закона под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Как установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, Алексеенко Д.И., проживающий по адресу: город Железноводск, улица <данные изъяты> является владельцем собаки по кличке Зевс породы стаффордширский терьер.

03.09.2011 года примерно в 15 часов Суркову Г.И. были причинены телесные повреждения в результате укусов собаки, принадлежащей Алексеенко Д.И.

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы № <данные изъяты> от 27 марта 2012 года при госпитализации Суркова Г.И. в ЦГБ города Железноводска 03.09.2011 года в 15 часов 50 минут диагностированы укушенные раны брюшной стенки и бедра. Возникли повреждения от травматического воздействия тупых твердых предметов, в том числе и от зубов животного, учитывая форму, характер и особенность ран. Суркову Г.И., с учетом сроков лечения, причинен вред здоровью средней тяжести по квалифицирующему признаку длительного расстройства здоровья сроком свыше 3-х недель.

Решением Совета города-курорта Железноводска Ставропольского края от 30.10.2002 года № 296 утверждены Правила содержания собак и кошек в городе Железноводске, согласно п.3.6 которых владельцы собак обязаны выводить собак на лестничные клетки, во дворы и на улицы только на коротком поводке и в наморднике. Согласно п. 4.7 указанных Правил владельцам собак запрещается доверять другому лицу, кроме членов семьи, достигших возраста не менее 16 лет, надзор и вывод собаки за пределы квартиры.

Законом Ставропольского края от 10 апреля 2008 года № 20-КЗ «Об административных правонарушениях в Ставропольском крае» предусмотрена административная ответственность за нарушение правил содержания домашних животных в населенных пунктах.

Согласно ст.2.4 указанного Закона под животными, представляющими повышенную опасность для других животных и человека, понимаются животные, которые могут содержаться в домашних условиях, но обладают особыми биологическими свойствами (наличие яда) и (или) особыми органами защиты и нападения (зубы, когти, иглы, шипы), особым строением тела, позволяющим развивать значительное мускульное усилие, особо быстрой реакцией, врожденной или приобретенной агрессивностью, что создает повышенную опасность при контакте с ними.

Постановлением о назначении административного наказания от 07 декабря 2011 года Алексеенко Д.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.2.4 Закона Ставропольского края от 10 апреля 2008 года № 20-КЗ «Об административных правонарушениях в Ставропольском крае» и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 4000 рублей.

В своем объяснении, имеющемся в материалах административного производства, Алексеенко Д.И. указал, что 02.09.2011 года вечером отдал свою собаку соседу, проживающему в квартире № <данные изъяты>, чтобы он ее выгулял, однако сосед ему собаку не вернул.

Обстоятельства, свидетельствующие о неправомерности действий Алексеенко Д.И., как владельца собаки, подтверждаются показаниями истца и свидетелей, данными в судебном заседании, и по существу не оспариваются ответчиком.

Сурков Г.И. в связи с полученными повреждениями, с 03.09.2011 года по 25.10.2011 года находился на стационарном лечении МУЗ «Городская больница» с диагнозом обширная укушенная рваная рана в области верхней трети бедра с повреждением мышечной ткани. С 26.10.2011 года продолжал лечение амбулаторно.

Таким образом, обстоятельства причинения вреда здоровью Суркова Г.И., указанные им и подтвержденные свидетельскими показаниями, наличие причинной связи между действиями Алексеенко Д.И. и причиненным вредом здоровью Суркова Г.И. установлены протоколом об административном правонарушении от 03.09.2011 года, Постановлением по делу об административном правонарушении от 07.12.2011 года, заключением судебно-медицинской экспертизы № <данные изъяты> от 27 марта 2012 года.

Согласно представленным истцом чекам, стоимость лекарственных препаратов составила 4107 рублей 50 копеек, стоимость поврежденной одежды 1000 рублей. Данная сумма не оспаривается ответчиком и подлежит взысканию с Алексеенко Д.И. в полном объеме.

Кроме того, суд приходит к выводу, что истец, безусловно, испытывал нравственные страдания в связи с причинением вреда его здоровью. Полученные им телесные повреждения отнесены законом к вреду здоровью средней тяжести. Истец перенес болезненные укусы, уколы, наложение швов, что естественно причиняло физическую боль и нравственные страдания.

В соответствии с требованиями ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

В соответствии с ч.2 ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Однако, учитывая степень физических и нравственных страданий, причиненных Суркову Г.И., а также конкретные обстоятельства дела, суд считает заявленную сумму компенсации морального вреда завышенной, не подтвержденной материалами дела и представленными письменными доказательствами.

Учитывая при определении размера компенсации морального вреда характер и объем причиненных истцу нравственных страданий, тяжесть наступивших последствий, с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств дела, суд считает разумным и справедливым определить размер компенсации морального вреда в сумме 40000 рублей, которые подлежат взысканию с ответчика. В остальной части заявленных требований истцу следует отказать.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, которые в соответствии со ст.88 ГПК РФ состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст.94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг представителя.

В соответствии с ч.1 ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, по ее письменному ходатайству, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно квитанциям к приходным кассовым ордерам от 15 февраля 2012 года и от 16 марта 2012 года, имеющимся в деле, истцом Сурковым Г.И. уплачено за услуги адвоката 17000 рублей. Указанную сумму истец просит взыскать с ответчика в счет возмещения понесенных судебных расходов.

Доказательств чрезмерности понесенных истцом расходов на оплату услуг представителя, а также необоснованного завышения их размера, ответчиком суду не представлено.

Учитывая характер и сложность спора, объем выполненной представителем работы, а также принимая во внимание, что Решением Совета Адвокатской палаты Ставропольского края от 11 января 2012 года «Об определении размера гонорара при заключении адвокатами соглашений на оказание юридической помощи на 2012 год» предусмотрена оплата юридической помощи адвокатов за участие в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве от 30000 рублей, с учетом требований разумности и справедливости, суд считает целесообразным требования Суркова Г.И. о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 17000 рублей удовлетворить полностью.

В соответствии с ч.1 ст.103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Учитывая изложенное, государственная пошлина в сумме 600 рублей, от уплаты которой истец при подаче иска был освобожден, подлежит взысканию с ответчика в доход федерального бюджета.

Руководствуясь ст. ст. 56, 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Исковые требования Суркова Г.И. к Алексеенко Д.И. о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов удовлетворить.

Взыскать с Алексеенко Д.И. в пользу Суркова Г.И. в счет возмещения материального ущерба 5107 рублей 50 копеек, в счет компенсации морального вреда - 40000 рублей, в счет возмещения судебных расходов на оплату услуг представителя 17000 рублей, а всего взыскать 62107 рублей 50 копеек.

Взыскать с Алексеенко Д.И. в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 600 рублей.

В удовлетворении заявленных исковых требований о компенсации морального вреда в сумме, превышающей взысканную сумму - отказать.

Решение может быть обжаловано в Ставропольский краевой суд через Железноводский городской суд в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Председательствующий

судья И.П.Гараничева