Арбитражная практика

Решение от 05 апреля 2012 года № А17-2612/2011. По делу А17-2612/2011. Ивановская область.

Решение

г.Иваново

05 апреля 2012 года Дело № А17-2612/2011

Резолютивная часть решения объявлена 29 марта 2012 года.

Решение в полном объеме изготовлено 05 апреля 2012 года.

Арбитражный суд Ивановской области в составе:

председательствующего по делу - судьи Тимофеева М.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Дыбиной Ю.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании

гражданское дело по иску

общества с ограниченной ответственностью «Сеолан»

(ОГРН 1033700055410, ИНН 3702015268)

к обществу с ограниченной ответственности «Росгосстрах»

(ОГРН 1025003213641, ИНН 5027089703)

о взыскании стоимости страхового возмещения,

третье лицо:



открытое акционерное общество «Сбербанк России»,

(ОГРН 1027700132195, ИНН 7707083893)

при участии в судебном заседании:

от истца – представителей Смеловой О.В. (Решение от 29.11.2010г.), Чижикова Э.Н. (доверенность от 21.07.2011г., удостоверение № 379 от 30.09.2005г.),

от ответчика – представителя Видновой З.Б. (доверенность от 18.01.2011г.),

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «Сеолан» (далее – истец, ООО «Сеолан») обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» (далее – ответчик, ООО «Росгосстрах») о взыскании стоимости страхового возмещения в размере 661 180 руб. 42 коп. по договору страхования имущества от 08.06.2010г. в связи с наступлением 18.10.2010г. страхового случая.

Определением от 16.06.2011г. исковое заявление принято к производству Арбитражного суда Ивановской области; на 21.07.2011г. назначено и проведено предварительное судебное заседание.

Определением суда от 21.07.2011г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено открытое акционерное общество «Сбербанк России» (далее – третье лицо, ОАО «Сбербанк»), предварительное судебное заседание отложено на 18.08.2011г.

В порядке ст.ст. 136-137 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дело назначено к рассмотрению по существу спора на 07.09.2011г.

На основании ст.ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела откладывалось на 29.09.2011г., после чего, в порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в судебном заседании объявлялся перерыв до 05.10.2011г.

Определением председателя Арбитражного суда Ивановской области от 04.10.2011г. срок рассмотрения дела продлен на основании ч. 2 ст. 152 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации до шести месяцев.

В порядке ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание откладывалось на 13.10.2011г.

Определением суда от 14.10.2011г. (резолютивная часть объявлена 13.10.2011г.) производство по делу приостанавливалось на основании ст.ст. 82-84, 144-145 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с назначением судебной бухгалтерской экспертизы.

Возобновление производства по делу произведено 08.02.2012г., дело рассматривалось в судебных заседаниях 13.03.2012г. и 29.03.2012г.



В судебном заседании 29.03.2012г. истец в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил размер исковых требований, просил взыскать с ответчика в свою пользу страховое возмещение в размере 656 083 руб. 37 коп. При этом, основания своих требований оставил без изменений, указав на следующие обстоятельства.

08.06.2010г. между сторонами был заключен договор страхования залогового имущества, в соответствии с условиями которого, ответчик принял на себя страховую защиту на случай повреждения или гибели имущества, указанного в договоре страхования: товарные запасы – детское питание и сопутствующие детские товары.

В период срока действия данного договора страхования (18.10.2010г.) в здании, в котором находились арендованные истцом склады, произошел пожар, вследствие которого застрахованное имущество было повреждено продуктами горения и заливом водой, примененной в процессе тушения пожара.

Истец уведомил ответчика о наступлении страхового случая и 19.10.2010г. страховщиком был произведен первичный осмотр поврежденного имущества, о чем был составлен акт от 09.12.2010г.

26.10.2010г. ООО «Сеолан» подало страховщику заявление о выплате страхового возмещения, которое было принято к рассмотрению и, после проведения ряда проверочных мероприятий и истребования дополнительных документов, было оставлено без удовлетворения, что подтверждено письмом от 06.05.2011г. № 07/05-3321469.

При этом, в обоснование своего отказа в выплате истцу страхового возмещения ООО «Росгосстрах» сослалось на то обстоятельство, что заявленное истцом событие произошло вне территории страхования, обозначенной в договоре страхования. В связи с этим, ответчик не признал это событие страховым случаем, влекущим за собой обязанность по производству страховой выплаты.

Истец полагал данный отказ незаконным и необоснованным и, по основаниям и доводам, изложенным в исковом заявлении, обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика страхового возмещения в размере 661 180 руб., впоследствии уменьшенного до 656 083 руб. 37 коп. При этом, в качестве доказательства, подтверждающего размер причиненного вреда, сослался на отчет об оценке размера ущерба, причиненного имуществу ООО «Сеолан» № 3/89-10 от 21.01.2011г., выполненный обществом с ограниченной ответственностью «Оценка-профи».

Представитель ответчика в судебном заседании считал требования истца необоснованными и удовлетворению не подлежащими, исходя из следующего.

Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.12.2010г. по факту пожара 17.10.2010г. в здании по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2, произошедшее возгорание имело место в Литере А указанного здания.

В то же время, согласно условиям договора страхования, территория страхования, в пределах которой имущество считалось застрахованным, обозначена по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2, Литер З, первый этаж.

Таким образом, событие, с которым страхователь связывает наступление обязанности страховщика выплатить страховое возмещение, произошло вне территории страхования. Следовательно, правовые основания для выплаты страхового возмещения в рассматриваемом случае у страховщика отсутствуют.

Помимо этого, истцом не представлено допустимых доказательств размер причиненного ему имущественного вреда. В силу п. 10.8 Правил страхования, являвшихся неотъемлемой частью договора страхования, страхователь обязан предоставить документы, подтверждающие его имущественный интерес в застрахованном имуществе, основанный на законе, ином правовом акте или договоре (бухгалтерские документы учета имущества, договоры купли-продажи, аренды, ответственного хранения, залога, комиссии и т.д.).

Для определения размера ущерба застрахованному имуществу и возможности расчета страховщиком суммы страхового возмещения страхователь обязан был предоставить страховщику документы, находившиеся в его распоряжении, и подтверждавшие величину причиненного ущерба.

Однако, в нарушение данного правила, истцом в материалы дела представлен отчет от 21.01.2011г., который нельзя рассматривать в качестве однозначного и достоверного подтверждения ущерба, причинного ООО «Сеолан».

По мнению ответчика, из данного документа невозможно установить, на каких документах произведена оценка ущерба, способ расчета стоимости ущерба, а оценщик не имел полномочий делать выводы о полной утилизации товара.

Кроме того, указал на то, что истец не доказал факт наличия у него товара в обороте на день наступления события, которое он считает страховым. В частности, у истца отсутствуют данные бухгалтерского учета на дату события, а представленные им списки поврежденного товара не содержат сведений о причинах повреждения товара, суммах, данных, позволяющих идентифицировать товар.

Представленные истцом инвентаризационные описи составлены с нарушениями «Положения о порядке проведения инвентаризации», так как в них не были включены представители администрации организации и другие сотрудники, включая бухгалтерию, отсутствуют подписи сотрудников, участвовавших в проведении инвентаризации.

Иные документы, представленные истцом в материале дела, на которых он основывает свои доводы о величине причиненного ущерба, также, не соответствуют требованиям нормативных актов и условиям договора страхования и, потому, не могут быть приняты в качестве допустимых.

Исходя из этого, просил требования ООО «Сеолан» о взыскании стоимости страхового возмещения, оставить без удовлетворения.

Представитель третьего лица - ОАО «Сбербанк» в лице Шуйского отделения № 1573 в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представил отзыв на иск, в котором указал на отсутствие возражений против удовлетворения исковых требований в связи с тем, что кредитный договор № 1573/0/10069 от 04.06.2010г., заключенный с ООО «Сеолан», закрыт досрочно, ссудная задолженность погашена в полном объеме. Договор залога № 1573/0/10069 от 04.06.2010г., заключенный с истцом, прекратил свое действие. В настоящее время ОАО «Сбербанк» выгодоприобретателем по договору страхования не является.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение эксперта Викторовой И.И., показания свидетелей, исследовав письменные материалы дела, а также материалы проверки (КУСП-11159 от 30.11.2010г.) по факту возгорания, произошедшего по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2, суд приходит к следующим выводам.

В судебном заседании установлено, что 08.06.2010г. между ООО «Сеолан» (страхователем) и ООО «Росгосстрах» (страховщиком) был заключен договор страхования залогового имущества, подтверждением чему является выданный страхователю полис серии 4000 № 0472518 сроком действия с 13:00 часов 08.06.2010г. по 24:00 часа 07.12.2011г.

Договор страхования заключен на основании «Правил страхования имущества предприятий и убытков от перерыва в деятельности» (поименованные риски) № 166 в редакции, действовавшей на дату заключения полиса, заявления-вопросника по страхованию залогового/лизингового имущества от 08.06.2010г., прилагаемых к настоящему полису и являющихся его неотъемлемой частью.

Выгодоприобретателем по договору страхования выступало Шуйское отделение № 1573 Сбербанка России в пределах и в период существования кредитной задолженности страхователя перед банком по кредитному договору № 1573/0/10069 от 04.06.2010г. В части суммы выплаты страхового возмещения, превышающей сумму кредитной задолженности страхователя, а также по страхорвым случаям, наступившим после полного исполнения страхователем обязательств по кредитному договору, выгодоприобретателем являлся страхователь.

Застрахованным по договору страхования имуществом считались товарные запасы: продукция для реализации – детское питание, сопутствующие детские товары (включая имущество, являвшееся предметом залога на основании договора залога № 1573/0/10069/01 от 04.06.2010г.) на общую страховую сумму 10 000 000 руб.

Страховая премия сторонами договора определена в размере 22 500 руб., которая страхователем внесена в полном объеме 08.06.2010г. по приходному кассовому ордеру № 000032.

Согласно разделу «ЗАСТРАХОВАННЫЕ РИСКИ» договора от 08.06.2010г., страховщик принял на себя обязательства по предоставлению страховой защиты на случай повреждения или гибели имущества, указанного в разделе «Застрахованное имущество, страховые суммы» договора вследствие, в числе прочего, пожара и применения мер, принятых для спасения имущества, для тушения пожара или предупреждения его распространения, в соответствии с п. 2.3.1 Правил страхования.

Согласованное сторонами имущество считалось застрахованным в пределах территории страхователя по адресу: Россия, г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2, литер З, 1 этаж.

Из дела следует, что в период срока действия рассматриваемого договора страхования (в ночь с 17.10.2010г. на 18.10.2010г.) в нежилом здании, расположенном по вышеуказанному адресу, в котором истец арендовал часть складских помещений, произошло возгорание, вследствие которого находившееся в них имущество, собственником которого являлось ООО «Сеолан», было повреждено продуктами горения и воздействием воды, применявшейся для тушения пожара.

Согласно техническому заключению № 460-2-11 от 29.10.2009г., выполненному ГУ «Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Ивановской области, очаговые зоны пожара располагались в помещении коридора 1-го этажа и в помещении, расположенном слева от западного входа в коридор. Причиной возникновения пожара названо тепловое воздействие открытого источника огня на горючие материалы в здании.

Постановлением должностного лица ОУР ОМ-3 УВД по г.Иваново от 10.12.2010г. в возбуждении уголовного дела по данному случаю по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации, отказано по основаниям, установленным п. 1 ч. 1 ст. 24 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец известил ООО «Росгосстрах» о наступлении рассматриваемого события, носившего, по его мнению, признаки страхового случая, и 19.10.2010г. страховщиком был произведен первичный осмотр поврежденного имущества. При этом, акт осмотра в тот день подписан не был ввиду существовавшей угрозы обрушения здания.

20.10.2010г. истец уведомил страховщика о наступлении страхового случая, а 26.10.2010г. направил заявление о выплате страхового возмещения. После запроса, поступившего от ООО «Росгосстрах» 29.11.2010г., истец представил страховщику дополнительные запрашиваемые документы, в том числе, акт осмотра имущества юридических лиц, составленный уполномоченным представителем страховщика, акт осмотра имущества, составленный оценщиком (ООО «Оценка-Профи»), отчет независимого оценщика о размере причиненного в результате пожара имущественного ущерба.

Письмом от 06.05.2011г. № 07/05-3321469 ООО «Росгосстрах» уведомило истца об отказе в выплате страхового возмещения, мотивировав свой отказ тем обстоятельством, что заявленное событие произошло вне территории страхования, обозначенной в договоре страхования (в литере А дома 2 по ул. 11 Проезд г.Иваново, вместо указанного в договоре страхования литера З здания по тому же адресу).

Посчитав отказ ответчика в выплате страхового возмещения необоснованным, ООО «Сеолан» обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с рассматриваемым иском о взыскании с ООО «Росгосстрах» данного рода возмещения в размере 661 180 руб., впоследствии уменьшенного до 656 083 руб. 37 коп.

Изложенные обстоятельства установлены и подтверждены совокупностью представленных в дело доказательств, и лицами, участвующими в деле, не оспаривались.

Оценив данные доказательства применительно к требованиям ст.ст. 64-65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд находит требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме. При этом, суд исходит из следующего.

В соответствии со статьей 929 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования может быть, в частности, застрахован риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (статья 930 Кодекса).

Согласно пункту 1 статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации, имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества.

В соответствии со статьей 9 Закона Российской Федерации от 27.11.1992г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», страховым случаем является свершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Как видно из материалов дела, имущество (продукция для реализации – детское питание, сопутствующие детские товары) истца застраховано, в частности, на случай его повреждения или уничтожения вследствие пожара, удара молнии, а также электрического воздействия от удара молнии, взрыва газа, употребляемого в бытовых целях, а также вследствие применения мер, принятых для спасания имущества, для тушения пожара или для предупреждения его распространения (пункт 1 раздела «Застрахованные риски» договора страхования, пункт 2.3.1 Правил страхования).

Правила страхования имущества предприятий и убытков от перерыва в деятельности № 166 от 11.11.2008г., в силу части 1 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются неотъемлемой частью договора страхования, и также не должны содержать положений, противоречащих гражданскому законодательству и ухудшающих положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Как видно из содержания решения ООО «Росгосстрах» от 06.05.2011г. № 07/05-3321469, страховщик пришел к выводу о том, что пожар, произошедший в ночь с 17 на 18.10.2010г., страховым случаем не является, в соответствии с условиями заключенного между ООО «Сеолан» и ООО «Росгосстрах» договора страхования, поскольку, повреждение застрахованного имущества произошло не в месте определенной договором страхования территории.

При этом, страховщик сослался на пункт 3.5 Правил страхования, определяющего, что имущество считается застрахованным только в пределах территории (места) страхования, указанной в договоре страхования. Если застрахованное имущество удаляется с территории (места) страхования без согласования со страховщиком, страховая защита в отношении имущества прекращается с момента удаления объекта страхования с территории страхования. В случае нарушения данного условия договор страхования считается незаключенным в силу нарушения пп. 1 п. 1 ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако, данный довод обоснованным признать нельзя в силу его противоречия установленным при рассмотрении дела обстоятельствам.

Из представленного в дело договора аренды нежилого помещения № 10/10 от 01.01.2010г. следует, что ООО «Сеолан» приняло от ЗАО «Пищевик» во временное владение и пользование нежилое помещение площадью 180 кв.м – часть нежилого здания литера З, расположенного по адресу: г.Иваново, 11 Проезд, д. 2, кадастровый номер 37:24: 030619:0044:001:006670440:0800.

Именно данный адрес в дальнейшем был определен сторонами в договоре страхования от 08.06.2010г. как территория страхования.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела № 881 от 10.12.2010г., принятого должностным лицом ОУР ОМ-3 по г.Иваново, содержится указание, что возгорание, имевшее место 17.10.2010г., произошло в здании литера А, расположенного по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2.

Между тем, вывод лица, проводившего проверку сообщения о преступлении по материалам КУСП № 11159 от 30.11.2010г., о таком обозначении места пожара материалами проверки не подтвержден.

В частности, в данных материалах отсутствует документальная информация о нумерации помещения, в котором произошло возгорание. Из объяснений Егоровой М.А. (подтвержденных в судебном заседании), Смеловой О.В., Боголюбова А.А. следует, что складские помещения, используемые ООО «Сеолан» под хранение товара, всегда были одними и теми же, о нумерации литеров данных помещений указанным лицам известно не было, а повреждение товара вследствие пожара было произведено именно в этих помещениях.

Представленные в материалы дела схемы осмотров мест происшествия, а также схема расположения нежилого здания и складских помещений, являвшихся предметом охраны по договору охраны от 01.10.2008г., визуально совпадают с выкопировкой поэтажного плана строения (литера З здания по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2), предоставленной Ивановским филиалом ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ».

Из отношения о проведении оперативно-розыскных мероприятий по факту пожара, вынесенного ГУ МЧС по Ивановской области от 20.10.2010г., следует, что нумерация части здания, в которой произошел пожар, носит предположительный характер.

Из показаний свидетелей Ракитовой О.А. (представителя ОАО «Сбербанк», заключавшего кредитный договор с истцом) и Кулаковой И.В. (представителя ООО «Росгосстрах», заключавшего договор страхования от 08.06.2010г.) следует, что при заключении вышеуказанных договоров ими производился осмотр товара, являвшегося предметом договоров по месту его хранения. При этом, было установлено, что данный товар хранился в помещениях, которые изображены на представленных истцом в дело фототаблицах и схемах расположения складских помещений, поврежденных впоследствии пожаром 17.10.2010г.

По сообщению Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ивановской области, информация о правах в отношении объектов недвижимого имущества: нежилых зданий (литеры А и З) по адресу: г.Иваново, ул. 11 Проезд, д. 2 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отсутствует. Собственником всего здания, расположенного по данному адресу, в целом является ООО «Пищевик».

Таким образом, анализируя изложенные обстоятельства, суд приходит к выводу, что довод ответчика о нахождении застрахованного по договору страхования имущества в момент рассматриваемого события вне территории страхования, своего подтверждения при рассмотрении дела не нашел.

С учетом объяснений сторон, показаний свидетелей и письменных материалов дела суд констатирует, что внесение в договор страхования записи о территории страхования, обозначенной литером «З» части здания по вышеуказанному адресу, было сторонами выполнено лишь на основании данных договора аренды от 01.01.2010г. без изучения технической документации в отношении указанного объекта.

В то же время, представленными доказательствами подтверждено, что размещение застрахованного товара на хранение и последующее его повреждение вследствие пожара произошло в одних и тех же помещениях. Исходя из этого, суд считает, что запись об обозначении в договоре страхования территории под литером «З» носит формальный характер и не соответствует фактическим обстоятельствам. Доказательств иному ответчиком не представлено.

При таких обстоятельствах, отказ ООО «Росгосстрах» в выплате истцу страхового возмещения, изложенный в письме от 06.05.2011г. № 07/05-3321469, обоснованным признать нельзя. Довод истца в этой части суд находит убедительным и подтвержденным материалами дела.

Пункт 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит перечень оснований, по которым страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения или страховой суммы при наступлении страхового случая.

В силу указанной нормы, определяющей последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 указанной статьи.

Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Таким образом, статьей 963 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены ограничения на освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения при наличии той или иной степени виновности страхователя и/или выгодоприобретателя.

Материалами дела подтверждено, а лицами, участвующими в деле, не оспаривалось, что вины страхователя, выгодоприобретателя либо лица, в чьем владении находилось застрахованное имущество, в возникновении пожара и повреждении этого имущества не установлено.

Исходя из этого, оценивая вышеизложенное, суд приходит к выводу, что довод иска о неправомерности действий ответчика, отказавшего в выплате страхового возмещения, является обоснованным, поскольку, он полностью соответствует приведенным выше правовым нормам и установленным по делу обстоятельствам.

Вследствие этого, обязанность по выплате страхового возмещения по договору страхования от 08.06.2010г. должна быть возложена на ООО «Росгосстрах» по правилам, установленным данным договором и Правилами страхования.

В соответствии с пунктом 10.12.1 Правил страхования, сумма страхового возмещения в случае утраты (полной гибели) застрахованного имущества рассчитывается в размере затрат страхователя (выгодоприобретателя), необходимых на восстановление такого имущества до его состояния, которое предшествовало наступлению страхового случая, с аналогичными количественными и качественными характеристиками утраченного (погибшего) имущества, и не более страховой суммы, установленной для такого имущества.

Согласно отчету № 3/89-10 от 21.01.2011г. об оценке размера ущерба, причиненного имуществу ООО «Сеолан», выполненного обществом с ограниченной ответственностью «Оценка-Профи», рыночная стоимость ремонтно-восстановительных работ по устранению ущерба, причиненного объекту оценки, составляет 663 048 руб. 28 коп.

Из заключения судебной бухгалтерской экспертизы от 12.01.2012г. следует, что стоимость отраженного ООО «Сеолан» товара на период 17.10.2010г. в ассортименте и количестве, перечисленных в списках поврежденного товара от 13.11.2010г., и отраженная в отчете ООО «Оценка-Профи» № 3/89-10 от 21.01.2011г. завышена на 6 964 руб. 91 коп.

Истец истребовал страховое возмещение в размере 661 180 руб. 42 коп., скорректировав впоследствии свои требования с учетом выводов судебной экспертизы до 656 083 руб. 37 коп.

Суд соглашается с данными доводами истца и полагает, что при рассмотрении дела не установлено, а ответчиком не представлено достаточных доказательств, позволяющих поставить под сомнение достоверность содержащихся в отчете об оценке от 21.01.2011г. выводов.

Из актов осмотра поврежденного имущества от 09.12.2010г., составленных в том числе, с участием представителя страховщика, следует, что повреждение осматриваемого товара произошло в результате пожара 17.10.2010г. вследствие воздействия продуктов горения. Перечень поврежденного товара, составленного истцом 13.11.2010г., представителем страховщика при составлении акта осмотра не оспорен.

Исходя из этого, возражения ответчика о недоказанности истцом величины причиненного ущерба состоятельными признать нельзя.

Пунктом 3 статьи 962 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что страховщик освобождается от возмещения убытков, возникших вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки.

Вследствие этого, суд считает, что перемещение товара в иное складское помещение после произошедшего страхового случая в рассматриваемой ситуации являлось разумным и необходимым ввиду угрозы обрушения кровли, что подтверждено записью представителя страховщика в акте первичного осмотра поврежденного имущества.

Представленные истцом бухгалтерские документы подтверждают факт наличия товара в складских помещениях в момент наступления страхового случая и не противоречат составленным в дальнейшем перечням поврежденного имущества.

В связи с этим, суд считает не имеющим значения для разрешения спора ссылка ответчика на выводы судебной бухгалтерской экспертизы о неподтверждении фактического наличия товаров, отраженных в бухгалтерском учете, поскольку, в данном случае наименование, количество и объем поврежденного в результате пожара имущества установлен иными доказательствами, отвечающими принципам допустимости и относительности.

Таким образом, в рассматриваемом случае суд находит представленную истцом совокупность доказательств достаточной для установления наличия обстоятельств, обосновывающих требования иска, и имеющих значение для правильного рассмотрения дела, оснований для отказа в иске не усматривается.

Как указывалось выше, выгодоприобретателем по договору страхования выступало Шуйское отделение № 1573 Сбербанка России в пределах и в период существования кредитной задолженности страхователя перед банком по кредитному договору № 1573/0/10069 от 04.06.2010г. в размере неисполненных обязательств по кредитному договору.

В силу пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации, выплата страхового возмещения по договору имущественного страхования при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) производится страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю).

Согласно п. 1 ст. 430 Гражданского кодекса Российской Федерации, договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны Установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Из содержания пункта 4 данной статьи следует, что, в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

В материалах дела имеется письменный отзыв третьего лица (Шуйского отделения № 1573 ОАО «Сбербанк»), из которого следует, что обязательства ООО «Сеолан» по кредитному договору № 1573/0/10069 от 04.06.2010г. исполнены полностью. Кредит погашен досрочно, действие договора залога от 04.06.2010г. в отношении застрахованного имущества прекращено. Исходя из этого, третье лицо отказалось от выплаты страхового возмещения по рассматриваемому договору страхователя в пользу ООО «Сеолан».

При таких обстоятельствах, требования истца суд находит обоснованными, и страховое возмещение подлежит взысканию в его пользу.

Истцом, также, заявлено требование о взыскании с ответчика расходов, понесенных в связи с оплатой услуг представителя в сумме 30 000 руб.

Из материалов дела следует, что между ООО «Сеолан» (доверителем) и адвокатом Чижиковым Э.Н. (поверенным) было заключено соглашение об оказании юридической помощи от 17.05.2011г., согласно которому (п. 1.1 соглашения), поверенный обязался оказать доверителю комплекс юридических услуг по взысканию с ООО «Росгосстрах» страхового возмещения по договору страхования от 08.06.2010г.

Перечень данных услуг согласован сторонами в разделе 2 соглашения. Согласно п. 3 соглашения, стоимость услуг установлена в размере 30 000 руб.

Доверитель платежным поручением № 3106 от 20.05.2011г. оплатил стоимость оказанных ему услуг в сумме 30 000 руб.

В соответствии со ст. 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, помимо государственной пошлины к судебным расходам относятся и судебные издержки.

Понятие судебных издержек содержится в ст. 106 данного Кодекса, согласно которой, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей) и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде относятся к судебным издержкам.

Частями 1 и 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусмотрена возможность возмещения расходов, в том числе, на оплату услуг представителя лицу, в пользу которого принят судебный акт.

В силу ст. 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Все представленные ООО «Сеолан» документы, а также подлежащие применению к рассматриваемым правоотношениям положения ст.ст. 101, 106, 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации позволяют суду сделать вывод об обоснованности заявленного требования. При этом суд исходит из следующего.

При разрешении вопроса о взыскании судебных расходов, применительно к положениям ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следует исходить из того, являются ли понесенные заявителем расходы разумными и соразмерными рассмотренному делу.

Определение разумных пределов расходов на оплату услуг представителя является оценочным понятием и конкретизируется с учетом правовой оценки фактических обстоятельств рассмотрения дела.

Согласно сложившейся практике арбитражных судов Российской Федерации, при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание относимость расходов к делу, объем и сложность выполненной представителем работы, нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, стоимость экономных транспортных услуг, время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, сложившаяся в данном регионе стоимость на сходные услуги с учетом квалификации лиц, оказывающих услуги, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, продолжительность рассмотрения дела, другие обстоятельства, свидетельствующие о разумности этих расходов.

При этом, разумность расходов на оплату услуг представителя должна быть обоснована стороной, требующей возмещение указанных расходов (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Оценив вышеизложенное, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, объем оказанной представителем помощи, руководствуясь принципом разумности, справедливости и соразмерности, суд считает возможным возложить на ответчика обязанность по компенсации истцу понесенных расходов, связанных с оплатой услуг представителя, в предъявленной к взысканию сумме, т.е. 30 000 руб. Оснований для снижения данного размера суд не усматривает.

Расходы по уплаченной истцом государственной пошлине суд распределяет по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

На Решение суда первой инстанции в течение месяца со дня принятия может быть подана апелляционная жалоба во Второй арбитражный апелляционный суд (г.Киров, ул. Хлыновская, д. 3) (ст. 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На вступившее в законную силу Решение суда может быть подана кассационная жалоба в Федеральный Арбитражный суд Волго-Вятского округа (г.Нижний Новгород, Кремль, корп. 4) в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу решения (ст. 276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, может быть подано заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (ст. 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судья Тимофеев М.Ю.