Арбитражная практика

Решение от 29 марта 2012 года № А17-193/2012. По делу А17-193/2012. Ивановская область.

Решение

г.Иваново

29 марта 2012 года Дело № А17-193/2012

Резолютивная часть решения объявлена 27 марта 2012 года.

Решение в полном объеме изготовлено 29 марта 2012 года.

Арбитражный суд Ивановской области в составе:

председательствующего по делу - судьи Тимофеева *.*. ,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Дыбиной *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании

гражданское дело по иску

компании «Роберт Бош ГмБХ»



(номер в торговом реестре 14000)

к индивидуальному предприним Ф.И.О. br>
(ОГРН 311370222900036, ИНН 366315701543)

о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак,

при участии в судебном заседании:

от истца – представителя Бардова *.*. (доверенность от 10.01.2012г.),

от ответчика – индивидуального предпринимателя Введенской *.*. , представителя Черджиева *.*. (ходатайство от 27.03.2012г.),

Установил:

компания «Роберт Бош ГмбХ» (далее – истец, «Роберт Бош ГмбХ») обратилась в Арбитражный суд Ивановской области с иском о взыскании с индивидуального предприним Ф.И.О. (далее – ответчик, предприниматель Введенская *.*. ) 100 000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, включающего в себя словесное обозначение «BOSCH» (свидетельство № 39873, заявка № 54301, дата приоритета 04.08.1969г.)

Правовым обоснованием своих требований истец указал положения ст.ст. 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением от 27.01.2012г. заявление принято к производству Арбитражного суда Ивановской области, в рамках подготовки дела к судебному разбирательству было назначено и проведено 01.03.2012г. предварительное судебное заседание.



Протокольным определением от 01.03.2012г., с учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд на основании ст. ст. 136-137 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, признал дело достаточно подготовленным, завершил предварительное судебное заседание и открыл судебное разбирательство в первой инстанции.

В порядке ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела откладывалось на 27.03.2012г.

В судебном заседании представитель истца требования иска поддержал в полном объеме, сославшись на основания и доводы, изложенные в исковом заявлении. При этом, указал на следующие обстоятельства.

Нарушение исключительных прав истца на товарный знак выразилось в х Ф.И.О. продаже и продаже (реализации) ответчиком 30.11.2011г. в магазине «Автозапчасти», находящемся по адресу: г.Иваново, ул. Парижской коммуны, д. 100, контрафактного товара – топливного фильтра «BOSCH» (артикул 0 450 905 030) без упаковки с незаконно размещенным на нем словесным обозначением «BOSCH», сходным с товарным знаком под одноименным наименованием, исключительные права на который принадлежат истцу, до степени смешения.

Факт нарушения ответчиком прав истца на товарный знак путем реализации контрафактного товара подтверждается товарным чеком, оригинал которого приобщен к материалам дела, а также видеосъемкой момента совершения покупки.

Ответчик и его представитель просили оставить иск без удовлетворения, представили отзыв, в котором сослались на следующее.

Истец не представил доказательств факту реализации предпринимателем Введенской *.*. контрафактного товара. По адресу г.Иваново, ул. Парижской коммуны, д. 100 ответчик предпринимательскую деятельность не осуществляет, представленный в дело товар не реализовывался, товарный чек не выдавался. Закупка не может быть признана действительной, поскольку произведена в отсутствие понятых, товар не опечатывался, не фотографировался. Кроме того, полагали, что истец не доказал, что спорный топливный фильтр является контрафактным.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, воспроизведя видеозапись, осмотрев и исследовав вещественные доказательства и исследовав представленные в дело письменные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В судебном заседании установлено, что компания «Роберт Бош ГмбХ» является правообладателем товарного знака, включающего в себя словесное обозначение «BOSCH». Подтверждением исключительных прав истца на данный товарный знак является свидетельство, выданное Комитетом по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР № 39873 от 28.05.1970г. (заявка № 54301, срок действия регистрации - до 04.08.2019г. согласно приложению к свидетельству на товарный знак от 20.08.2009г., выданным Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам).

Свидетельство на товарный знак № 39873 и приложение к нему распространяет свое действие, в числе прочих, в отношении товаров и услуг 7 класса МКТУ (части машин или двигателей).

Из дела следует, что 30.11.2011г. представителем истца в магазине «Автозапчасти», находящемся по адресу: г.Иваново, ул. Парижской Коммуны, д. 100, в котором ответчик осуществляет предпринимательскую деятельность, был приобретен автомобильный топливный фильтр (артикул 0 450 905 030) без упаковки, на котором размещено словесное обозначение «BOSCH».

В подтверждение факта реализации ответчиком товара и его контрафактности истцом представлены:

товарный чек от 30.11.2011г.;

диск формата CD-R, содержащий в себе видеозапись момента совершения купли-продажи товара;

экземпляр реализованного товара;

исследование эксперта № 113/022012 от 24.02.2012г.

Товарный чек имеет следующие реквизиты: «Фирма: ИП Введенская *.*. * Дата «__» ________ 20__ г. * ТОВАРНЫЙ ЧЕК * Наименование товара 1) Топливный ф-р Бош ГАЗ * Кол-во 1 * Цена 250 * Сумма 250 * всего: двести пятьдесят руб. 00 коп. * Подпись продавца: подпись».

В правом верхнем углу товарного чека проставлен прямоугольный штамп «Оплачено».

В нижнем левом углу товарного чека имеется оттиск круглой печати с реквизитами: «РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ * г.ИВАНОВО * ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИ-МАТЕЛЬ * ИНН 366315701543 * Ф.И.О. * 311370222900036 ОГРНИП».

При этом, данные о продавце, указанные в товарном чеке (фамилия, имя, отчество, ОГРН, ИНН), совпадают с данными, изложенными в представленной в дело выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в отношении предпринимателя Введенской *.*.

Содержащаяся на диске формата CD-R видеозапись позволяет определить место нахождения торгового павильона, его название и расположение, а также воспроизводит момент совершения покупки топливного фильтра «BOSCH», изготовления и выдачи товарного чека, осмотр товара, процесс его упаковки.

Приобщенный к делу экземпляр товара представляет из себя металлический предмет цилиндрической формы, на корпусе которого указаны артикул (каталожный номер) 0 450 905 030, словесное обозначение «BOSCH», страна-изготовитель «Made in Spain».

Исследование эксперта № 113/022012 от 24.02.2012г. содержит в себе выводы о том, что представленный для экспертного исследования топливный фильтр не изготовлен на заводах компании Robert Bosch GmbH, имеет технические признаки контрафактности, а размещенный на нем товарный знак «BOSCH» принадлежит правообладателю – компании Роберт Бош ГмбХ.

Полагая, что действиями ответчика по продаже автомобильного топливного фильтра с нанесенным на него словесным обозначением «BOSCH», сходным по визуальным и фонетическим признакам до степени смешения с товарным знаком «BOSCH», нарушены его исключительные права на объект интеллектуального права, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском. При этом, истец полагает, что представленная им совокупность доказательств является достаточной для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности в виде выплате компенсации за нарушение исключительных прав.

Оценив данные доказательства применительно к требованиям ст.ст. 64-65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд находит требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению в частичном размере, исходя из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации, интеллектуальная собственность охраняется законом.

В соответствии со ст. 138 Гражданского кодекса Российской Федерации, использование результатов интеллектуальной деятельности, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя.

Согласно п. 14 ч. 1 ст. 1225 этого Кодекса, товарные знаки и знаки обслуживания относятся к результатам интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

В силу положений ст. 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации, интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными настоящим Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации способы защиты интеллектуальных прав могут применяться по требованию правообладателей, организаций по управлению правами на коллективной основе, а также иных лиц в случаях, установленных законом.

В соответствии с п. 1 ст. 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации, правом на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

Согласно ст. 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со ст. 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в п. 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации (статья 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу п. 3 ст. 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно п. 1 ст. 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации, другие лица не могут использовать результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности (в том числе использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную названным Кодексом, другими законами.

При рассмотрении настоящего дела судом установлено, а ответчиком не оспорено, что исключительные права на товарный знак «BOSCH» принадлежат истцу по вышеуказанному свидетельству и приложению к нему.

Доказательств, подтверждающих, что истец передал ответчику права на использование данного товарного знака, материалы дела не содержат. Исходя из этого, суд приходит к выводу о том, что действия ответчика по предложению к продаже товара с нанесенным словесным обозначением, зарегистрированным в качестве товарного знака, принадлежащим истцу, представляют собой самостоятельный способ использования объекта исключительных прав, и нарушают исключительные права истца на товарный знак.

Ссылка ответчика на отсутствие в материалах дела доказательств «контрафактности» продукции отклоняется судом, как несостоятельная, поскольку реализованный товар имеет как технические, так и внешние признаки «контрафактности», а именно, данное оборудование не изготовлено на заводах «Роберт Бош ГмбХ», не упаковано в оригинальную картонную коробку желтого цвета с нанесением на нее торговой марки «BOSCH» и логотипа компании, а также маркировочных этикеток с информацией об изделии, заводе-изготовителе, дате производства.

Кроме того, как следует из исследования эксперта № 113/022012 от 24.02.2012г., на всех изделиях компании Robert Bosch GmbH имеется логотип компании, десятизначный артикул, зашифрованный код даты изготовления и завода-изготовителя, которых нет на исследуемом экземпляре товара.

Товарный знак «BOSCH» представляет собой словесную композицию в виде горизонтального прямоугольного написания с последовательным расположением заглавных печатных букв одного и того же шрифта красного цвета.

На реализованном ответчиком товаре использована аналогичная цветовая гамма, те же расположение и принцип написания букв.

Оценив сходность реализованного ответчиком товара с товарным знаком, руководствуясь общим восприятием не отдельных элементов, а товарного знака в целом (общим впечатлением), проведя комплексный анализ сходства товарных знаков, учитывая не только визуальное и графическое сходство, но и различительную способность, суд усматривает возможность реального их смешения в глазах потребителей.

Поскольку для признания сходства товарного знака достаточно уже самой опасности, а не реального его смешения в глазах потребителей, суд полагает, что образец товара сходен до степени смешения со спорным товарным знаком.

Согласно ч. 1 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Пунктом 1 части 4 данной нормы предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

В соответствии с п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных названным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Согласно пункту 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

При этом, суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым ст. 1301, абзацем вторым ст. 1311, пп. 1 п. 4 ст. 1515 или пп. 1 п. 2 ст. 1537 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает Решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Учитывая однократный случай нарушения ответчиком исключительных прав истца, отсутствие в материалах дела доказательств совершения такого правонарушения ранее, стоимость реализованного товара, а также, руководствуясь принципами разумности, справедливости и соразмерности, суд первой инстанции считает возможным снизить размер компенсации, предъявленный к взысканию, и определить его в размере 20 000 руб. В остальной части данные требования подлежат оставлению без удовлетворения.

Возражения, приведенные ответчиком в письменном отзыве на иск и в судебном заседании, основанием для отказа в удовлетворении иска быть не могут.

Факт реализации ответчиком контрафактного товара подтвержден обозренным судом товарным чеком, видеозаписью момента продажи и образцом самого товара.

Принадлежность печати, оттиск которой содержится в товарном чеке, предпринимателю Введенской *.*. ответчиком не оспаривалась, а утверждение, что бланк данного товарного чека мог быть использован другим лицом, не доказано. Доказательств выбытия печати помимо воли ответчика в дело не представлено, ходатайство о фальсификации доказательства заявлено не было.

В силу положений статьи 493 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено Ф.И.О. Ф.И.О. купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Таким образом, выдав рассматриваемый товарный чек, позволяющий определить наименование товара, его количество и стоимость, ответчик, тем самым, подтвердил факт заключения Ф.И.О. купли-продажи. Оснований для признания его недействительным у суда не имеется.

Помимо этого, воспроизведенная в судебном заседании видеозапись содержит в себе подробную информацию о месте и обстоятельствах приобретения представителем истца контрафактного товара и позволяет идентифицировать его с образцом товара, представленного в дело. В совокупности с другими доказательствами суд принимает данную видеозапись в качестве допустимого и относимого доказательства по делу.

Согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Таким образом, принимая во внимание всю совокупность представленных в дело доказательств и руководствуясь приведенными выше правовыми нормами, суд находит факт реализации ответчиком контрафактного товара установленным.

Представленный к обозрению товар содержит в себе словесное обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком исключительные права на который принадлежат истцу.

Ссылка ответчика на отсутствие в материалах дела доказательств «контрафактности» продукции отклоняется судом, как несостоятельная, поскольку реализованный товар имеет как технические, так и внешние признаки «контрафактности», что подтверждено исследованием эксперта № 113/022012 от 24.02.2012г. Данное заключение ответчиком не опровергнуто, ходатайство о проведении судебной экспертизы товара не заявлялось.

Довод ответчика об отсутствии в материалах дела документальных подтверждений факта реализации товара, противоречит требованиям статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой, в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

В рассматриваемом случае суд находит представленную истцом совокупность доказательств достаточной для установления наличия обстоятельств, обосновывающих требования иска, и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Совершение каких-либо действий административного характера для установления факта реализации ответчиком контрафактного товара в данном правоотношении не требуется.

Исходя из этого, оснований для отказа в иске суд не усматривает, размер подлежащей взысканию компенсации определен с учетом всех имеющих значение для разрешения спора обстоятельств и установлен в пределах границ, установленных законом.

Истцом также заявлено требование о взыскании с ответчика судебных расходов, связанных с получением выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в отношении ответчика в сумме 200 руб., приобретением контрафактного товара в сумме 250 руб., почтовых расходов в сумме 26 руб. и транспортных расходов в сумме 971 руб. 50 коп.

В соответствии со ст. 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, помимо государственной пошлины к судебным расходам относятся и судебные издержки.

Понятие судебных издержек содержится в ст. 106 данного кодекса, согласно которой расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде относятся к судебным издержкам.

Пунктом 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусмотрена возможность возмещения понесенных расходов лицу, в пользу которого принят судебный акт.

В силу ст. 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Понесенные истцом расходы, связанные с получением выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, подтверждены платежным поручением № 593 от 14.12.2011г. на сумму 200 руб.; расходы истца на приобретение контрафактного товара подтверждены товарным чеком на сумму 250 руб.; почтовые расходы – почтовой квитанцией № 3547297 от 28.12.2011г. на сумму 26 руб., транспортные расходы – проездными документами от 26.03.2012г. и 27.03.2012г. на сумму 971 руб. 50 коп.

Согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Исходя из смысла ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебные расходы, понесенные лицом, участвующим в деле, взыскиваются арбитражным судом с того лица, участвующего в деле, не в пользу которого вынесен судебный акт.

Представленные истцом документы, а также подлежащие применению к рассматриваемым правоотношениям положения ст.ст. 101, 106, 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации позволяют суду сделать вывод об удовлетворении данного требования в полном объеме, т.е. в сумме 1 447 руб. 50 коп.

Расходы по уплаченной истцом государственной пошлине возлагаются на ответчика по правилам ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

На Решение суда первой инстанции в течение месяца со дня принятия может быть подана апелляционная жалоба во Второй арбитражный апелляционный суд (г.Киров, ул. Хлыновская, д. 3) (ст. 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На вступившее в законную силу Решение суда может быть подана кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа (г.Нижний Новгород, Кремль, корп. 4) в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу решения (ст. 276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, может быть подано заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (ст. 292 АПК РФ).

Судья Тимофеев *.*.