Арбитражная практика

О признании доли в наследственном имуществе. Определение от 13 марта 2012 года. Республика Адыгея.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея в составе:

председательствующего – Хапачевой *.*.

судей – Шишева *.*. , Козырь *.*.

при секретаре – Долевой *.*.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца Лубченко <данные изъяты> на Решение Майкопского районного суда от 11 января 2012 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Лубченко <данные изъяты> к Гордиенко <данные изъяты>, Ильяшенко <данные изъяты> и Дедух <данные изъяты> о признании права собственности на <данные изъяты> долю домовладения № по <адрес>, в <адрес> <адрес>, отказать за необоснованностью.

Заслушав доклад судьи Козырь *.*. , объяснения представителя истца Лубченко *.*. - Смагиной *.*. , поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения ответчика Гордиенко *.*. , полагавшей Решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

Установила:

Лубченко *.*. обратился в суд с иском к Гордиенко *.*. о признании права собственности на <данные изъяты> часть домовладения в порядке наследования. В обоснование требований указал, что с 1987 года проживал в домовладении по адресу: <адрес>, <адрес>, <адрес>, совместно с его собственником - Гордиенко *.*. Брак зарегистрирован не был. В то же время, полагал, что между ними возникла общая долевая собственность, поскольку все работы по содержанию, ремонту и благоустройству (газификации, водоснабжению) домовладения осуществлялись за счет его личных средств. Кроме того, в последние годы жизни Гордиенко *.*. находилась на его полном иждивении. В связи с указанными обстоятельствами полагал, что произведенным им улучшения жилого дома соразмерны <данные изъяты> доле в этом жилом доме.

31 марта 2011 года Гордиенко *.*. умерла, после чего открылось наследство. Просил признать за ним право собственности на <данные изъяты> часть домовладения, расположенного по адресу: <адрес>, <адрес>, <адрес>, в порядке наследования.

Позднее иск уточнил, заявив требования ко всем наследникам недвижимого имущества после смерти Гордиенко *.*. по закону – Гордиенко *.*. , Ильяшенко *.*. (мать) и Дедух *.*.



В судебном заседании истец Лубченко *.*. иск поддержал и просил его удовлетворить.

Ответчик Гордиенко *.*. требования истца не признала и просила суд в их удовлетворении отказать.

Решением Майкопского районного суда от 11.01.2012г. в удовлетворении требований истцу Лубченко *.*. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит Решение суда от 11.01.2012 года отменить и принять по делу новое Решение, которым признать за ним право собственности на спорную долю в домовладении №, по <адрес>, <адрес>, соразмерную произведенным им улучшениям. В обоснование доводов жалобы указывает, что Решение принято судом с нарушением норм материального и процессуального права, без учета фактических обстоятельств. Весь ремонт и улучшения в доме в период совместной жизни производились за счет его личных средств с согласия Гордиенко *.*. , что, свидетельствует, по его мнению, о создании общей долевой собственности. Также Гордиенко *.*. с 1995 года находилась на его полном иждивении. Между тем, указанные обстоятельства суд не учел, а свидетельским показаниям, копии трудовой книжки, справкам о доходах, выписке из лицевого пенсионного счета о движении денежных средств по вкладу, суд надлежащей оценки не дал. Кроме того, судом не дано соответствующей ст. 67 ГПК РФ оценки экспертному заключению по делу. В связи с чем, суд пришел к неверному выводу о несущественном характере произведенных улучшений и необоснованно оставил без разрешения вопрос о выплате компенсации. При этом произведенные им улучшения расценивает в качестве капитальных и ссылается на пункт 3.8 Постановления Госстроя РФ от 5.03.2004 года № 15/1.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, что Решение суда подлежит оставлению без изменения, по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, принимая Решение об отказе в удовлетворении иска Лубченко *.*. о признании права собственности на ? долю домовладения, правомерно исходил из положений пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

При этом в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Как видно из материалов дела, домовладение № по <адрес> <адрес> <адрес> Ф.И.О. собственности за Гордиенко *.*. на основании договора дарения домовладения от 20.05.1991 года. Согласно этому договору дарения Ильяшенко *.*. подарила Гордиенко *.*. домовладение, находящееся в <адрес>. Из свидетельства о смерти усматривается, что Гордиенко *.*. 31.03.2011 года умерла. Также судом установлено, что 9 апреля 2011 года к нотариусу обратилась с заявлением о вступлении в наследство дочь умершей - Гордиенко *.*. , 6 июня 2011 года - Дедух *.*. - внук и 21 сентября 2011 года мать умершей - Ильяшенко *.*.

Также судом установлено, что истец сожительствовал с Гордиенко *.*. с 1987 года до 31 марта 2011 года в доме, принадлежащем Гордиенко *.*. При этом Гордиенко *.*. свой дом не отчуждала, никакого соглашения или договора на создание общей совместной собственности между ней и Лубченко *.*. не было заключено.

Таким образом, суд верно пришел к выводу о том, что спорный объект недвижимого имущества был собственностью умершей Гордиенко *.*.



Довод заявителя в жалобе о том, что весь ремонт и улучшения в доме в период совместной жизни производились за счет его личных средств с согласия Гордиенко *.*. , что, свидетельствует, по его мнению, о создании общей долевой собственности, является необоснованным, поскольку опровергается материалами дела.

Согласно заключению эксперта стоимость домовладения на момент осмотра составила <данные изъяты> с учетом стоимости (в том числе) земельного участка <данные изъяты>), стоимость работ по производству улучшений домовладения <данные изъяты>.

Кроме этого, судом были приняты во внимание пояснения ответчиков Гордиенко *.*. и Ильяшенко *.*. , которые не оспаривали факт ремонта в доме, произведенного в период совместной жизни Гордиенко *.*. и Лубченко *.*. , однако утверждали, что все работы производились за счет средств истца и собственницы дома.

Следовательно, суд первой инстанции, с учетом положений ст. 67 ГПК РФ, раскрывающей обязанности оценки доказательств, верно пришел к выводу о том, что осуществление ремонта в доме не является основанием для приобретения истцом права собственности на <данные изъяты> долю домовладения, поскольку сам факт пользования недвижимым имуществом в силу ст. 218 ГК РФ не является основанием для приобретения права собственности на недвижимое имущество.

Более того, по смыслу п.2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество может быть приобретено лишь на основании сделок, соответствующих положениям законодательства.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы отмену постановленного судом решения повлечь не могут, поскольку изложенных в решении выводов суда первой инстанции ничем не опровергают, сводятся фактически к переоценке обстоятельств дела и собранных по делу доказательств, получивших в соответствии с требованиями ст. ст. 196, 198 ГПК РФ правовую оценку в судебном решении.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 и 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея

Определила:

Решение Майкопского районного суда от 11 января 2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий – *.*. Хапачева

Судьи - *.*. Шишев

*.*. Козырь