Арбитражная практика

О признании договоров недействительными. Определение от 10 марта 2011 года. Республика Башкортостан.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе председательствующего Исламова Р.С.

судей Черчага С.В. и Нурисламова Ф.Т.

при секретаре Ахметшиной Г.И.

рассмотрела в судебном заседании 10 марта 2011 года гражданское дело по кассационной жалобе Насретдиновых Г.А., Ф.Ф. на Решение Приютовской постоянной сессии Белебеевского городского суда РБ от 14 декабря 2010 года, которым постановлено:

признать недействительными: договор купли-продажи квартиры по адресу: «...» зарегистрированный «...» года, согласно которому имущество перешло в собственность Насретдиновой Г.А.;

договор купли-продажи гаража «...» в гаражном обществе «...» г.Белебея, зарегистрированный «...» года по которому имущество

перешло в собственность Насретдиновой Г.А.;

договор купли-продажи жилого дома с надворными постройками и земельным участком по адресу: «...»«...», зарегистрированный «...» года по которому дом перешел

в долевую собственность Кузьмина Ю.Д. и Кузьминой М.Б. по «...» доле каждому;

свидетельство о государственной регистрации права на квартиру по

«...»8 в «...» на имя Насретдиновой Г.А.;

свидетельство о государственной регистрации права на гараж «...» в гаражном обществе «...» от «...» года на имя Насретдиновой

;

свидетельство о государственной регистрации права на «...» долю жилого

«...» на имя Кузьмина

(«...» от «...» года);



свидетельство о государственной регистрации права на «...» долю земельного участка, расположенного по адресу: «...» на имя Кузьмина Ю.Д. («...» от

«...» года);

свидетельство о государственной регистрации права на «...» долю жилого

«...» на имя Кузьминой

(«...» от «...» года);

свидетельство о государственной регистрации права на «...» долю земельного участка, расположенного по адресу: «...» на имя Кузьминой М.Б. («...» от

«...» года).

Взыскать с Насретдинова Ф.Ф. в пользу Кузьминых Ю.Д., М.Б. «...» рублей.

Прекратить право долевой собственности (по «...» доле) Кузьмина Ю.Д. и Кузьминой М.Б. на недвижимое имущество в виде жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: РБ, «...»

Прекратить право собственности Насретдиновой Г.А. на недвижимое имущество в виде:

квартиры по адресу: РБ, «...»;

гаража «...» в гаражном обществе «...».

Взыскать с Насретдинова Ф.Ф. и Насретдиновой Г.А. в пользу Кузьминых Ю.Д., М.Б. судебные расходы - госпошлину «...» рублей.

Заслушав доклад судьи Нурисламова Ф.Т., Судебная коллегия

Установила:



Кузьмины обратились в суд с вышеуказанным иском, мотивируя тем, что на основании договора приватизации им принадлежала трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: РБ, «...», которую они Решили обменять на индивидуальный жилой дом. Согласно договора купли-продажи от «...» года Кузьмины продали Насретдиновым Ф.Ф., Г.А. вышеуказанную квартиру и гараж «...», расположенный в гаражном обществе «...» РБ, а Насретдиновы в свою очередь в счет оплаты стоимости квартиры передали им Кузьминым жилой дом с надворными постройками и земельным участком, расположенными по адресу: «...» стоимостью «...» рублей. Кроме того, согласно расписке от «...» года Насртединов Ф.Ф. получил от Кузьминых «...» рублей доплату. Таким образом, между сторонами произошел обмен жилых помещений. Однако при подписании документов Кузьмины заметили, что из текста договора купли-продажи следует, что дом построен из шпал, тогда как ответчики (Насретдиновы) заверили их (истцов), что шпалы сделаны из качественного материала. «...» года Сделка была зарегистрирована в УФРС по РБ и Кузьмины въехали в дом, но с наступлением тепла в доме стал ощущаться едкий специфический запах, самочувствие стало ухудшаться, появились тошнота, головокружение, слабость. Затем, они от соседей узнали, что дом Насретдиновых возведен из железнодорожных шпал, пропитанных креозотом, а также о том, что предыдущая сделка по продаже дома Насретдиновыми, сорвалась именно по этой причине.

Судом вынесено вышеприведенное Решение.

Не соглашаясь с Решением суда, Насретдиновы в кассационной жалобе просят его отменить, ссылаясь на то, что суд первой инстанции необоснованно указал на то, что между сторонами (Кузьмиными и Насретдиновыми) имел место договор мены, а не договор купли-продажи, что противоречит имеющимся в материалах дела документам.

Проверив материалы дела и Решение суда в пределах доводов кассационной жалобы, выслушав объяснения Насретдиновых Ф.Ф., Г.А. и их представителя Гарипова Р.Ф., поддержавших доводы жалобы, а также выслушав объяснения Кузьминой Ю.Д., Судебная коллегия находит Решение суда законным и обоснованным.

Судом установлено и не оспорено сторонами, что на основании договора приватизации Кузьминам Ю.Д., Г.А. принадлежала трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: РБ, «...», которую они Решили обменять на индивидуальный жилой дом.

«...» года между Насретдиновым Ф.Ф. (продавцом) и Кузьмиными Ю.Д., М.Б. (покупателями) заключен договор купли-продажи жилого дома и земельного участка, площадью «...» кв.м, расположенных по адресу: РБ, «...» общей стоимостью «...» рублей (л.д.5). Согласно акту приема-передачи жилой дом был передан покупателям, а Насретдиновым Ф.Ф. было получено от Кузьминых «...» рублей (л.д.6).

Согласно свидетельствам о государственной регистрации права от «...» года Кузьмины Ю.Д., Г.А. зарегистрировали право общей долевой собственности по «...» доли в праве, как на жилой дом, так и на земельный участок по адресу: РБ, «...»л.д.7-8).

В соответствии с договорами купли-продажи от «...» года Насретдинова Г.А. приобрела в собственность у Кузьминых квартиру, расположенную по адресу: «...» и гараж «...» в гаражном обществе «...» и на указанные объекты получила «...» года свидетельства о государственной регистрации права (л.д.45-50).

Согласно расписки от «...» года Насретдинов Ф.Ф. получил от супругов Кузьминых «...» рублей в качестве доплаты за приобретаемые в долевую собственность дом с надворными постройками и земельным участком по адресу: «...» (л.д.6).

Между тем, в суде первой инстанции Насретдиновы указали на то, что они с Кузьмиными совершили обмен дома на квартиру и гараж, а сделку оформили как договор купли-продажи.

В соответствии со ст. 567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой.

По договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен.

Согласно ст. 570 ГК РФ, если законом или договором мены не предусмотрено иное, право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств предать соответствующие товары обеими сторонами.

В договоре купли-продажи жилого дома от «...» года недвижимое имущество указано как «жилой дом из шпал, обшитый сайдингом».

Истцы утверждают, что при заключении договора они обратили внимание на указанное словосочетание, но Насретдиновы убедили их в том, что дом построен из бруса.

Согласно ст. 557 ГК РФ в случае передачи продавцом покупателю недвижимости, не соответствующей условиям договора продажи недвижимости о ее качестве, применяются правила статьи 475 ГК РФ.

Кузьмины просят привести стороны в первоначальное положение и признать договоры купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации права недействительными, взыскать с Насретдинова доплату в сумме «...» руб.

По ходатайству Кузьминых судом первой инстанции была назначена строительно-экологическая экспертиза, заключением которого установлено, что при лабораторном исследовании воздушной среды 4-х жилых помещениях (зал, детская, спальни «...» и «...») обнаружено превышение ПДК фенола в 1,7 раза во всех 12 точках отбора проб. Стены помещений изготовлены из использованных железнодорожных шпал, которые подвергаются пропитке креозотом.

Кроме того, согласно санитарно-эпидемиологических требований к жилым помещениям СанПиН 2.1.2.1002-00 гл.7, п.7.1, п.7,2 строительные материалы, использованные в строительстве дома, не соответствуют санитарным нормам.

В соответствии с ответом Федерального государственного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в РБ» от 07.10.2010 г. № А-3577 креозот, используемый для пропитки деревянных железнодорожных шпал, состоит преимущественно из фенолов, которые могут выделяться в воздух жилых помещений, приводе его к загрязнению, что противоречит требованиям раздела 7, п. 7.1 СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», предъявляемым к строительным материалам, которые допускается использовать при строительстве жилых домов.

В силу статьи 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 ГК РФ.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п.2 ст. 167 ГК РФ).

При таких обстоятельствах спорное домовладение изначально было построено из материала, непригодного для проживания и о качестве этого материала, как было установлено в суде, Кузьмины были введены в заблуждение.

Довод Насретдиновых о том, что суд необоснованно указал на то, что между сторонами имел место договор мены жилых помещений, а не договор купли-продажи, нельзя признать состоятельным, поскольку сами ответчики (Насретдиновы) в суде первой инстанции указали на то, что между ними (Насретдиновыми и Кузьмиными) был совершен обмен дома на квартиру и гараж, но оформили сделку договором купли-продажи (л.д.54-60).

Иные доводы, также не свидетельствуют о незаконности решения суда.

При таких обстоятельствах, выводы суда о необходимости в удовлетворении заявленных Кузьмиными требований, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная правовая оценка которым дана в решении.

Судебная коллегия нарушений гражданско-процессуальных норм или неправильное применение норм материального права, влекущих отмену или изменение решения по делу, не усматривает, оснований для отмены или изменения решения по доводам жалобы не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

Определила:

Решение Приютовской постоянной сессии Белебеевского городского суда РБ от 14 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Насретдиновых Г.А., Ф.Ф. – без удовлетворения.

Председательствующий: Р.С. Исламов

Судьи: С.В. Черчага

Ф.Т. Нурисламов

Справка: судья Р.Н. Зайнеев