Арбитражная практика

Постановление от 01 июня 2011 года . Постановление от 01 июня 2011 года. Республика Башкортостан.

Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан в составе Председателя Президиума Тарасенко М.И.

членов Президиума Юлдашева Р.Х., Латыповой З.У., Иващенко М.И.,

Иткулова М.А., Медведева Б.Н.

при секретаре Шариповой Г.М.

рассмотрел на заседании переданное определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Кондрашовой Н.М. от 11 мая 2011 года для рассмотрения в судебном заседании

по надзорным жалобам Рубина Т.И., Давлетбаев А.В., Ветошникова Е.М., Баринова Ю.Г. на Решение Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 августа 2010 года

гражданское дело по иску Рубина Т.И. к Ханнанову Р.М. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании недействительными расписок о получении денежных средств, акта приема-передачи квартиры и свидетельства о государственной регистрации права собственности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Кондрашовой Н.М., выслушав объяснения Рубиной Т.И., ее представителя Макаренко С.А. (по заявлению), Давлетбаева В.Ф., Президиум

Установил:

Рубина Т.И. 26.08.2009 года обратилась в Орджоникидзевский районный суд г.Уфы с иском к Ханнанову Р.М. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании недействительными расписок о получении денежных средств, акта приема-передачи квартиры и свидетельства о государственной регистрации права собственности.

В обоснование исковых требований указала, что согласно договору купли-продажи от 30 августа 2006 года, заключённому между ней и ответчиком Ханнановым P.M., она продала, а Ханнанов P.M. приобрёл в собственность трёхкомнатную квартиру, находящуюся по адресу: ..., по цене ... руб. Согласно расписке, выданной ею ответчику Ханнанову P.M., она получила от него деньги в сумме ... руб. в счёт первоначальной оплаты Ханнановым Р.М. указанной квартиры на основании вышеуказанного Договора купли-продажи.

Согласно Акту приёма-передачи от 30 августа 2006 г. она как Продавец, передала, а ответчик Ханнанов P.M., как Покупатель, принял в собственность вышеуказанную трёхкомнатную квартиру на основании Договора купли-продажи от 30 августа 2006 г. В данном Акте также был расписан порядок оплаты Покупателем Продавцу стоимости указанной квартиры.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 01.09.2006 года ответчик Ханнанов P.M. стал собственником вышеуказанной квартиры.

Считает, что данный Договор купли-продажи квартиры является мнимой сделкой, совершённой лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а поэтому - ничтожной, так как, в действительности, никакой квартиры она Ханнанову P.M. не продавала, а он у нее не покупал.

Вышеуказанные Акт приёма-передачи квартиры, Свидетельство о государственной регистрации права и Расписка, по ее мнению, являются недействительными и подлежат признанию таковыми, поскольку основаны на мнимой, ничтожной сделке, указанную квартиру она Ханнанову Р.М. не передавала, а он квартиру от нее не принимал, деньги в размере ... руб. она от Ханнанова Р.М. не получала, право собственности на указанную квартиру от нее к Ханнанову Р.М. не перешло, так как вышеуказанный договор был подписан в связи с тем, что ей с мужем необходимо было приобрести грузовую машину «...» для междугородних перевозок, которая в подержанном, но рабочем состоянии стоила ... руб. В предоставлении кредита на такую большую сумму им банками и лизинговыми компаниями было отказано.

В связи с чем она обратилась к своей знакомой Бариновой Ю.Г., работающей риэлтером, которой был предложен такой вариант: она, Рубина Т.И., фиктивно продает свою квартиру знакомому - Ханнанову Р.М., якобы Ханнанов Р.М. платит ей ... руб. наличными, ещё он берёт в ОАО *** кредит для покупки ее квартиры в размере ... руб., который получает она, а потом в рассрочку сама же и выплачивает. Общую стоимость ее квартиры Определили в ... руб. На самом же деле никаких денег она от Ханнанова Р.М. не получала и квартиру ему не продавала, из квартиры она и члены ее семьи не выписывались и не выезжали.



Для страховки, чтобы Ханнанов Р.М., став формальным собственником квартиры, ничего с ней не предпринял, они заключили с ним Договор займа от 23 июня 2006 г. на сумму, равную стоимости квартиры - ... руб., в присутствии Бариновой Ю.Г. и Ветошниковой Е.М. как будто Ханнанов Р.М. занял у нее указанную сумму денег и обязуется возвратить их ей до 23 июня 2010 г. с процентами в размере ... процентов годовых.

На самом же деле этот Договор займа - такой же фиктивный, как и договор купли-продажи квартиры, так как никаких денег она Ханнанову Р.М. взаймы не давала.

Сумма ежемесячного платежа банку составляла ... руб. в течение 180 месяцев, она считала, что сможет рассчитаться года за 4, так как полагала, что работа мужа на машине «...» будет приносить неплохой и стабильный доход.

Организовала этот проект Баринова Ю.Г., которая собрала и оформила все необходимые документы: собрала все справки, в том числе, о зарплате, на «чистоту сделки», оплатила государственную пошлину в Регистрационную палату.

Так как сумма, которую в банке брал Ханнанов Р.М., была крупная, то на одного человека её взять не получалось, поэтому в их схеме задействовали второго созаёмщика — Ветошникову Е.М.

23 июня 2006 г. ей в филиале ***» был выдан вексель на сумму ... руб., хотя в Договоре купли-продажи квартиры указывалось, что деньги в рублях должны были быть переведены со счёта Ханнанова Р.М. на ее счёт, открытый в этом Банке. Вексель, выданный банком, обналичили в этом же банке, под ... процентов комиссии, то есть с полученной суммы ... она потеряла ещё ... руб. Итого, реально она получила от «воплощения в жизнь» схемы Бариновой ... руб.). По условиям схемы и по требованию Банка она дала в Банк фиктивную расписку, будто получила от Ханнанова Р.М. ... руб. в качестве первого этапа оплаты за покупку квартиры. Это было условие Банка, чтобы начать второй этап оплаты - за счёт кредитных средств Банка.

6 июля 2006 г. они с мужем приобрели грузовую машину ... ради которой всё и затевалось. После приезда домой из Нижнего Новгорода у них начались проблемы с Регистрационной палатой, так как там почему-то отказались регистрировать сделку купли-продажи квартиры. Но полученные на эту сделку деньги уже были потрачены на покупку автомашины, и сразу вернуть их банку было невозможно.

30 августа 2006 г. она и Ханнанов Р.М. подписали новый фиктивный (мнимый) Договор купли-продажи квартиры и подписали соответствующий фиктивный (мнимый) Акт приёма-передачи этой квартиры от нее к Ханнанову Р.М., и на основании вышеуказанного Договора было выдано Свидетельство о государственной регистрации права, которое она и просила признать недействительным.

Они своевременно и без просрочек стали выплачивать за Ханнанова Р.М. кредит банку. Платили до тех пор, пока у ее мужа не начались серьёзные проблемы со здоровьем, в результате которых он не мог ездить на машине и зарабатывать деньги, затем возникли проблемы с работой.

Они неоднократно обращались к банку с просьбами как-то рассрочить или отсрочить платежи по кредиту, но банк отказывал и требовал погасить всю сумму образовавшейся задолженности со всеми штрафами за просрочку, чего они в настоящее время сделать не в состоянии.

Последние платежи сделаны были в феврале и июне 2009 года - по ... рублей. На день рассмотрения дела по существу ими оплачен кредит в размере ... руб.

В настоящее время спорная квартира, якобы проданная Ханнанову Р.М., с момента регистрации права собственности на Ханнанова Р.М. - с 1 сентября 2006 г. находится в залоге у Банка в счёт обеспечения исполнения обязательств Ханнанова Р.М. и Ветошниковой Е.М. по Кредитному договору от 22 июня 2006 г.

Согласно п.6. Договора купли-продажи квартиры все прописанные в квартире лица должны были выписаться из квартиры и освободить её до 1 сентября 2006 г., но и на данный момент она и ее семья продолжают проживать в спорной квартире.

Как указала Рубина Т.И. в исковом заявлении, нарушение ее права собственности на указанную квартиру заключается в том, что формально квартира ей не принадлежит, ее собственностью не является, и со стороны различных физических и юридических лиц могут быть предприняты попытки выселения ее с семьей из этой квартиры.

Истица просила применить последствия недействительности мнимой, ничтожной сделки - Договора купли-продажи трёхкомнатной квартиры по адресу: ... от 30 августа 2006 года, заключённого между ней, как продавцом, и покупателем Ханнановым Р.М., взыскать с нее (Рубиной Т.И.) в пользу Ханнанова Р.М. ... руб. (разницу между суммой, которую она получила по векселю, и суммой, которую она на данный момент выплатила).



Также, просила признать недействительными Расписку, выданную ею Ханнанову P.M., о том, что она получила от Ханнанова P.M. деньги в сумме ... руб. в счёт первоначальной оплаты Ханнановым P.M. квартиры на основании вышеуказанного Договора купли-продажи от 30 августа 2006 г., Акт приёма-передачи трёхкомнатной квартиры по адресу: ..., от 30 августа 2006 г., подписанный ею и покупателем Ханнановым P.M., Свидетельство о государственной регистрации права собственности Ханнанова Р.М. на трёхкомнатную- квартиру по адресу: ..., от 01 сентября 2006 года серии ....

Решением Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010 года постановлено:

в удовлетворении исковых требований Рубина Т.И. к Ханнанову Р.М. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании недействительными расписок о получении денежных средств, акта приема-передачи квартиры и свидетельства о государственной регистрации права собственности отказать.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 26 августа 2010 года постановлено:

Решение Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы Рубиной Т.И., Давлетбаева А.В., Ветошниковой Е.М., Бариновой Ю.Г. Давлетбаева В.Ф. – без удовлетворения.

В надзорных жалобах Рубина Т.И., Давлетбаев А.В., Ветошникова Е.М., Баринова Ю.Г. просят отменить Решение Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010г. и кассационное определение судебной коллегии от 26 августа 2010г., указывая на то, что суд первой инстанции не разРешил заявление об отводе судьи, заявленного ответчиком Ханнановым Р.М. Огласив в судебном заседании письменное заявление об отводе судьи, заслушав мнение лиц, участвующих в деле, суд никакого решения по отводу в установленном законом порядке не вынес, в совещательную комнату не удалился, объявив об отложении дела слушанием. По их мнению, этот не рассмотренный отвод повлиял на все дальнейшее течение процесса – Ханнанов больше в суде не появлялся, их ходатайства о его явке в суд оставлялись судьей без внимания, не рассмотрение ходатайства об отводе является недопустимым.

Судом не учтено, что письменными и устными объяснениями третьего лица Бариновой Ю.Г., объяснениями в суде третьих лиц Давлетбаева В.Ф., Давлетбаева А.В. и Давлетбаевой Р.В., Ветошниковой Е.М., самого ответчика Ханнанова Р.М. было достоверно подтверждено, что «покупатель» спорной квартиры Ханнанов Р.М. в этой квартире ни разу не был, перед покупкой ее не смотрел, он не знает сколько этажей в доме, на каком этаже находится «его» квартира. Рубина Т.И. и члены ее семьи как проживали в этой квартире до ее «продажи», так и продолжают в ней проживать, как были в ней зарегистрированы, так и продолжают оставаться зарегистрированными в ней; все подлинники правоустанавливающих документов на спорную квартиру находятся до сих пор у Рубиной Т.И. Однако, суд не дал никакой оценки вышеуказанным доказательствам, доводы по которым он отвергает эти доказательства, в решении не привел.

Кроме того, суд не обратил внимания, что и сам Ханнанов Р.М. подтвердил то, что он денег Рубиной Т.И. действительно не предавал, а акт приема-передачи не подписывал.

Определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 11 мая 2011 года дело передано для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - Президиума Верховного суда Республики Башкортостан.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит Решение Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РБ от 26 августа 2010года подлежащими отмене.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права допущены судами первой и кассационной инстанций.

Как следует из материалов дела, 25 января 2010 года в суд поступило ходатайство Ханнанова Р.М. об отводе судьи Батршиной Ю.А., рассматривающей данное дело (л.д.248 т.1).

Однако суд в нарушение требований ст.20 ГПК РФ это заявление об отводе не рассмотрел, определение по нему не вынес.

Так, огласив 29 января 2010г. в судебном заседании письменное заявление об отводе судьи, заслушав мнение лиц, участвующих в деле, суд никакого решения по отводу в установленном законом порядке не вынес, в совещательную комнату не удалился, объявив об отложении слушания дела на другой срок в связи с неявкой в судебное заседание ответчика Ханнанова Р.М. и третьего лица Бариновой Ю.Г.

В последующих судебных заседаниях заявление об отводе судьи также не рассмотрено и какого-либо судебного постановления по нему вынесено не было.

Между тем, в силу ст.20 ГПК РФ после заявления отвода у суда возникает обязанность рассмотреть заявление, проверить наличие обстоятельств, которыми заявитель обосновывает отвод, и разрешить данный вопрос по существу. Лицо, которому заявлен отвод, имеет право на защиту от отвода: право приводить свои доводы, давать объяснения по поводу обстоятельств, изложенных в заявлении. Определение об отводе является актом реализации охранительного содержания рассматриваемого правоотношения и юридическим фактом в общем процессуальном правоотношении. Поскольку институт отвода является одной из важнейших, обязательных гарантий объективности и беспристрастности судебного разбирательства, а его нарушение свидетельствует о грубом несоблюдении процедуры судопроизводства, то не рассмотрение ходатайства об отводе влечет за собой отмену судебного решения, вынесенного этим составом суда.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ Решение суда должно быть законным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 Постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении“, Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права.

Согласно ч. 2 ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии с ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Обращаясь с иском в суд, Рубина Т.И. указывала на мнимость совершенной сделки, что предусмотрено ст.170 ГК РФ.

Следовательно, по данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является вопрос, был ли заключен указанный договор с намерением создания соответствующих правовых последствий, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

По смыслу данной нормы права мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств.

Однако суд в нарушение вышеназванных требований закона не создал условия для установления данного обстоятельства, имеющего существенное значение для правильного разрешения дела.

Разрешая возникший спор и отказывая в удовлетворении иска, суд указал на то, что договор от 30 августа 2006г. купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ... реально исполнен сторонами в полном объеме, требования истицы о его мнимом характере не основаны на законе (п.1 ст.170 ГК РФ).

С указанным выводом суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции.

Между тем, как видно из материалов дела, заявители ссылались в суде и указывают в надзорной жалобе на то, что ими было достоверно подтверждено, что «покупатель» спорной квартиры Ханнанов Р.М. в спорной квартире ни разу не был, перед покупкой ее не смотрел. Он не знает сколько этажей в доме, на каком этаже находится квартира. Рубина Т.И. и члены ее семьи как проживали в этой квартире до ее продажи, так и продолжают в ней проживать, как были в ней зарегистрированы, так и продолжают оставаться зарегистрированными в ней.

В подтверждение своих доводов о том, что заключенный между сторонами договор купли-продажи спорной квартиры носил мнимый характер, истцом в судебное заседание были представлены: правоустанавливающие документы на спорную квартиру; квитанции по оплате ею жилья и коммунальных услуг за период с 2006-2009г.г.; приходные кассовые ордера, подтверждающие оплату ею кредитного договора, заключенного между *** Ханнановым Р.М. и Ветошниковой Е.М. 22 июня 2006г.

Однако в нарушение ч. 4 ст. 67 ГПК РФ предусматривающей, что суд должен отразить в решении основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, этого не сделал. Мотивы, по которым суд отверг вышеназванные доказательства и доводы истца, в решении суда не приведены.

Таким образом, при вынесении решения существенно нарушены нормы процессуальные права, обязывающие исследовать и давать оценку всем доказательствам, собранным по делу, что судом сделано не было.

Суд не дал также оценки доводам истца о том, что фактически передача спорной квартиры от продавца к покупателю не состоялась, поскольку и после заключения оспариваемого договора купли-продажи Рубина Т.И. продолжала осуществлять права собственника спорного жилого помещения, неся расходы по его содержанию (в течение 2006 - 2009 г.г. оплачивала квартплату и коммунальные услуги), продолжала проживать в указанной квартире с членами своей семьи.

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

По мнению заявителей, поскольку ни одно из указанных последствий не наступило, договор купли-продажи от 30 августа 2006 г. носит мнимый характер.

Из материалов дела следует, что ответчик Ханнанов Р.М. в течение более четырех лет не осуществлял никаких действий по владению, пользованию и распоряжению спорной квартирой, не нес никаких расходов по ее содержанию, не распоряжался ею (то есть не относился к жилому помещению как к своему имуществу).

Суд данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без внимания. В то время как эти доводы нуждаются в проверке и оценке в соответствии с требованиями закона.

Допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела.

На основании изложенного судебные постановления, принятые по делу, нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, правильно определить и установить все обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно распределить обязанность доказывания и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст.ст. 388, 390 ГПК РФ, Президиум

Постановил:

Решение Орджоникидзевского районного суда г.Уфы от 21 мая 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 августа 2010 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Председатель Президиума пп М.И.Тарасенко