Арбитражная практика

Постановление от 19 апреля 2012 года № А19-12986/2011. По делу А19-12986/2011. Российская Федерация.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

664011 г. Иркутск, ул. Дзержинского, 36А

тел./факс (3952) 20-96-75, 56-44-66 www.fasvso.arbitr.ru e-mail: info@fasvso.arbitr.ru

Постановление

г. Иркутск

№ А19-12986/2011

19 апреля 2012 года

Резолютивная часть постановления объявлена 12 апреля 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 апреля 2012 года.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Левошко *.*. ,



судей: Воробьевой *.*. , Соколовой *.*. ,

при участии в судебном заседании представителей Иркутской таможни Ф.И.О. (доверенность № 01-43/23706 от 30.12.2011, удостовере Ф.И.О. (доверенность № 01-43/3548 от 01.03.2012, паспорт),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Иркутской таможни на Решение Арбитражного суда Иркутской области от 19 октября 2011 года по делу № А19-12986/2011, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2011 года по тому же делу (суд первой инстанции: Грибещенко *.*. ; апелляционный суд: Юдин *.*. , Капустина *.*. , Карелова *.*. ),

Установил:

Иркутская таможня (ОГРН 1023801543908, ИНН 3800000703) обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с иском к областному государственному казенному учреждению «Фонд имущества Иркутской области» (далее – ОГКУ «Фонд имущества Иркутской области») (ОГРН 1023801011365, ИНН 3808022890) о признании недействительным зарегистрированного за ответчиком права оперативного управления на следующие помещения, расположенные по адресу: г. Иркутск, ул. А.Невского, 78:

административное нежилое помещение, расположенное на 4-м этаже 5-этажного здания с подвалом, кадастровый номер 38:36:017205:01:2985/А:1002;

административное нежилое помещение, расположенное на 3-м этаже 5-этажного здания с подвалом кадастровый номер 38:36:017205:01:2985/А:1003;

административное нежилое помещение, расположенное на 2-м этаже 5-этажного здания с подвалом кадастровый номер 38:36:017205:01:2985/А:1004;

административное нежилое помещение, расположенное на 1-м этаже 5-этажного здания с подвалом кадастровый номер 38:36:017205:01:2985/А:1005;

административное нежилое помещение, расположенное в подвале 5-этажного здания с подвалом кадастровый номер 38:36:017205:01:2985/А:1006 и признании за истцом права оперативного управления на административное помещение кадастровый номер 38:36:000021:0031:25:401:001:020233860:10001, общей площадью 4 653,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. А.Невского, 78.



К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, министерство имущественных отношений Иркутской области.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истцом заявлено об отказе от искового требования в части признания права оперативного управления на административное помещение кадастровый номер 38:36:000021:0031:25:401:001:020233860:10001, общей площадью 4 653,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. А.Невского, 78. Определением Арбитражного суда Иркутской области от 12 октября 2011 года производство по делу в части указанного требования прекращено.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 19 октября 2011 года, оставленным без изменения Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2011 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Иркутская таможня обратилась с кассационной жалобой в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, в которой просит их отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

По мнению заявителя, отказ суда первой инстанции в рассмотрении требования об устранении препятствий в осуществлении права оперативного управления не основан на нормах действующего законодательства, а именно, положениях статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ссылаясь на положения статей 12, 296, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснения, изложенные в пункте 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», заявитель кассационной жалобы полагает неправомерными выводы судов об избрании истцом неверного способа защиты нарушенного права, не соответствующего существу спорных правоотношений.

Отзывы на кассационную жалобу не представлены.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 22 марта 2012 года объявлялся перерыв до 14 часов 00 минут 29 марта 2012 года; в судебном заседании 29 марта 2012 года объявлялся перерыв до 14 часов 00 минут 3 апреля 2012 года, о чем сделаны публичные сообщения в сети Интернет на сайте Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа www.fasvso.arbitr.ru.

На основании статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное разбирательство определением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 03 апреля 2012 года отложено с 3 апреля 2012 года до 14 часов 30 минут 12 апреля 2012 года.

В судебном заседании Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа представители Иркутской таможни требования кассационной жалобы и положенные в их основу доводы поддержали.

Ответчик и третьи лица по делу о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, однако в суд своих представителей не направили, в связи с чем кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения Арбитражным судом Иркутской области и Четвертым арбитражным апелляционным судом норм материального и процессуального права, соответствие выводов арбитражных судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании распоряжения комитета по управлению государственным имуществом и развитию рыночных структур администрации Иркутской области (с правами территориального агентства ГКИ РФ) № 13/И от 23.01.1995 «О передаче в оперативное управление Иркутской таможне помещений в здании по адресу: г. Иркутск, ул. Ербанова, 5» и договора № 538 от 08.02.1995 за Иркутской таможней на праве оперативного управления закреплено четыре этажа и инженерное обеспечение здания (тепловой узел и электрощитовая), расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Ербанова, 5, общей площадью 3829,9 кв.м.

Согласно пункту 1.2 договора о закреплении за Иркутской таможней государственного имущества на праве оперативного управления № 538 от 08.02.1995, заключенного между комитетом по управлению государственным имуществом и развитию рыночных структур администрации Иркутской области (с правами территориального агентства ГКИ РФ) и Иркутской таможней, закрепляемое имущество является государственной собственностью Иркутской области.

Согласно акту приемки-передачи основных средств от 28.02.1995 с баланса комитета по управлению госимуществом и рыночных структур администрации Иркутской области (с правами территориального агентства ГКИ РФ) на баланс Иркутской таможни переданы 1, 2, 3, 4 этажи пятиэтажного кирпичного здания с подвалом, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Ербанова, 5.

На основании распоряжения заместителя мэра города Иркутска № 404-02-70/4 от 18.02.2004 адрес пятиэтажного кирпичного нежилого административного здания с подвалом по ул. Ербанова, 5 в городе Иркутске был изменен на иной адрес: г. Иркутск, ул. Александра Невского, 78.

Согласно свидетельствам о государственной регистрации права серия 38-АГ № 306933 от 03.04.2006, серия 38-АГ № 307544 от 04.04.2006, серия 38-АГ № 306378 от 03.04.2006, серия 38-АГ № 306379 от 03.04.2006, серия 38-АГ № 306197 от 03.04.2006 право собственности на административные нежилые помещения, расположенные на первом, втором, третьем, четвертом этажах и в подвале пятиэтажного кирпичного нежилого здания по адресу: г. Иркутск, ул. Александра Невского, 78, зарегистрировано за Иркутской областью.

В едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним содержится запись о зарегистрированном праве оперативного управления на административные нежилые помещения, расположенные на первом, втором, третьем, четвертом этажах и в подвале пятиэтажного кирпичного нежилого здания по адресу: г. Иркутск, ул. Александра Невского, 78, за ОГКУ «Фонд имущества Иркутской области».

Ссылаясь на данное обстоятельство, а также наличие правовых оснований для возникновения права оперативного управления на спорные объекты недвижимости и их фактическое использование Иркутской таможней с момента передачи 28.02.1995 до настоящего времени, истец обратился в арбитражный суд с заявленными требованиями, полагая зарегистрированное право оперативного управления ОГКУ «Фонд имущества Иркутской области» недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку положения Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а также иные нормативные акты не предусматривают такой способ защиты нарушенного права, как признание недействительным зарегистрированного права. Кроме того, суд указал на наличие неурегулированного спора о праве собственности на имущество между Российской Федерацией и Иркутской областью, как препятствующее удовлетворению иска.

Апелляционный суд выводы суда первой инстанции поддержал.

Между тем, судами не учтено следующее.

Как установлено пунктом 1 статьи 2, частью 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов; такая защита является задачей судопроизводства в арбитражных судах.

Истец, обращаясь в суд с настоящими требованиями, в их обоснование ссылался на то обстоятельство, что в результате принятия Иркутской областью как собственником спорного имущества соответствующего решения, у Иркутской таможни возникло право оперативного управления на четыре этажа и инженерное обеспечение здания (тепловой узел и электрощитовая), расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Ербанова, 5 (в дальнейшем - г. Иркутск, ул. Александра Невского, 78).

Абзацем 5 пункта 1 статьи 216 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что наряду с правом собственности право оперативного управления является вещным правом.

На основании пункта 1 статьи 296 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение и казенное предприятие, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества.

В силу пункта 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации на имущество, в отношении которого принято Решение о закреплении за унитарным предприятием и учреждением, право хозяйственного ведения и право оперативного управления возникает у этого предприятия и учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или Решением собственника.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации установлен перечень способов защиты гражданских прав. При этом согласно абзацу 13 названной статьи защита гражданских прав может быть осуществлена и иными способами, предусмотренными законом.

Из положений статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Данные права, в том числе на защиту владения против собственника, принадлежат также лицу, владеющему имуществом на праве хозяйственного ведения.

На основании пункта 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Из разъяснений, изложенных в пункте 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» следует, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

При этом в соответствии с пунктом 3 данного Постановления, если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения.

В соответствии со статьей 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.

Принимая Решение, суд в силу части 1 статьи 168 АПК РФ определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Согласно пункту 3 части 4 статьи 170 АПК РФ арбитражный суд указывает также в мотивировочной части решения мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В этой связи ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Следовательно, в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса, суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, а обязан сам определить, из какого правоотношения спор возник, и какие нормы подлежат применению.

Отказывая в удовлетворении заявленного Иркутской таможней требования по мотивам выбора ненадлежащего способа защиты, суды не приняли во внимание положения статей 12, 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, изложенную правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, позволяющую лицам, во владении и пользовании которых находятся объекты недвижимого имущества, оспаривать действия собственника в отношении данного имущества, в частности, его закрепления на праве оперативного управления за другими лицами. Поэтому неправильный выбор Иркутской таможней способа защиты своих нарушенных прав не может являться основанием для отказа в удовлетворении иска.

С учетом изложенного, судам надлежало самостоятельно разрешить вопрос о способе защиты, обеспечивающем восстановление прав истца, и исходя из этого установить согласно требованиям части 2 статьи 65, части 1 статьи 168, пункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, определить нормы права, подлежащие применению при разрешении дела.

Кроме того, суд кассационной инстанции считает, что судом в нарушение изложенных норм процессуального права не дана оценка доводам Иркутской таможни и представленным в обоснование заявленных исковых требований доказательствам в подтверждение возникновения у истца права оперативного управления в отношении спорного недвижимого имущества; сделан неправильный акцент на наличие неурегулированного спора о праве собственности на данное имущество между Российской Федерацией и Иркутской областью, который не имеет юридического значения при разрешении настоящего дела, поскольку не относится к обстоятельствам, подлежащим установлению при защите права истца на владение имуществом, возникшим на основании распоряжения № 13/И от 23.01.1995, договора № 538 от 08.02.1995, акта приемки-передачи основных средств от 28.02.1995. При этом указание судом на наличие спора между названными субъектами, как на препятствие к разрешению заявленных Иркутской таможней требований, не подтверждается материалами дела. Более того, определением суда от 4 октября 2011 года отказано в удовлетворении заявления территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области о вступлении в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями относительно предмета спора.

Выводы суда первой инстанции об отклонении доводов истца о преюдициальности при разрешении настоящего спора обстоятельств, установленных Арбитражным судом Иркутской области при рассмотрении дела № А19-10857/09-72, не основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах.

В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Из пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» следует, что по смыслу частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Указывая на то, что в деле № А19-10857/09-72 не принимали участие лица, участвующие в деле - ОГКУ «Фонд имущества Иркутской области» и территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, судом не дана оценка доводам сторон и представленным им доказательствам о наличии (отсутствии) правопреемства между ОГКУ «Фонд имущества Иркутской области» и областным государственным учреждением «Центр по эксплуатации и содержанию объектов недвижимости», привлеченным к участию в деле № А19-10857/09-72 в качестве третьего лица, а также правовой позиции территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, являющегося третьим лицом по настоящему делу, поддержавшим заявленные Иркутской таможней исковые требования.

При указанных обстоятельствах оспариваемые судебные акты в силу части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене в полном объеме, дело – направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

При новом рассмотрении дела арбитражному суду с учетом изложенного судом кассационной инстанции следует установить обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, согласно предмету и основаниям заявленных истцом требований в соответствии с подлежащими применению нормами материального права; дать оценку всем доводам и возражениям сторон, представленным ими в материалы дела доказательствам с соблюдением требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; распределить расходы по государственной пошлине за рассмотрение дела в арбитражном суде кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

Постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 19 октября 2011 года по делу № А19-12986/2011, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2011 года по тому же делу отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

*.*. Левошко

Судьи:

*.*. Воробьева

*.*. Соколова