Арбитражная практика

Приговор от 06 марта 2012 года № 10-16/12. Приговор от 06 марта 2012 года № 10-16/12. Республика Башкортостан.

Ленинский районный суд г. Уфы в составе:

председательствующего судьи Яруллина *.*. ,

при секретаре Абдуллиной *.*. ,

рассмотрев в апелляционном порядке в открытом судебном заседании с участием: представителя потерпевшего частного обвинителя - Башкирцевой *.*. - адвоката Зиганшина *.*. ,

подсудимого Худанова *.*. , адвоката Иштугановой *.*. ,

уголовное дело по апелляционной жалобе подсудимого Худанова *.*. , на Приговор мирового судьи судебного участка № 1 по Ленинскому району г. Уфы Тулубаева *.*. , от 28.11.2011 года которым:

Худанов *.*. , <данные изъяты>

осужден по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей,

Установил:

Приговором мирового судьи участка № 1 Ленинского района г.Уфы от 28.11.2011 г. Худанов *.*. , признан виновным по ч.1 ст. 116 УК РФ и осужден к штрафу в размере 5000 рублей.

Преступление, как указано в Приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.



ДД.ММ.ГГГГ примерно в 19.30 час., Башкирцев *.*. находился в зуботехнической лаборатории отделения ортопедической стоматологии медико-санитарной части МВД по РБ, расположенной по ул. К Маркса, 59 г. Уфы и обсуждал рабочие вопросы с техниками В. и Х. это время в лабораторию вошел начальник ортопедического отделения Худанов *.*. и потребовал, чтобы Башкирцев *.*. покинул помещение лаборатории, которое не является его рабочим местом. Когда он отказался выполнить требование, Худанов схватил левой рукой Башкирцева за шею, блокируя его движения, а правой рукой выхватил из его кармана диктофон. Когда Башкирцев попытался освободиться от захвата, Худанов, развернувшись к Башкирцеву лицом, ударил его головой в область нижней губы. После этого, Худанов не выполнив требование Башкирцева вернуть диктофон, покинул помещение с диктофоном в руках.

Судом действия Худанова квалифицированы по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как нанесение побоев причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Осужденный Худанов *.*. , подал апелляционную жалобу, указывая, что Приговор вынесен с нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального закона, а также в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в Приговоре, фактическим обстоятельствам дела, суд не дал надлежащую оценку всем доказательствам, нарушены требования п. ч.1 ст. 307 УПК РФ, не доказана его виновность в совершенном преступлении, просит отменить Приговор и оправдать его.

Как установлено судом ДД.ММ.ГГГГ частный обвинитель Башкирцев *.*. , обратился в суд с заяв Ф.И.О. ответственности Худанова *.*. , по ч. 1 ст. 116 УК РФ за причинение побоев. Постановлением от 8 сентября 2011 года заявление Башкирцева *.*. было принято к производству мирового судьи, он был признан потерпевшим (частным обвинителем).

В связи со смертью 02.10.2011 Башкирцева *.*. , Постановлением мирового судьи от 20.10.2011 к участию в деле допущена его мать - Башкирцева *.*. в качестве представителя умершего потерпевшего Башкирцева *.*. .

В судебном заседании суда 1 инстанции Башкирцева *.*. заявление Башкирцева *.*. о возбуждении уголовного дела в отношении Худанова *.*. поддержала полностью, показав, что 02 июня 2011 года примерно в 19.30. часов, находясь в технической лаборатории отделения ортопедической стоматологии медико-санитарной части МВД по РБ, расположенной по адресу: <адрес>, Худанов *.*. из личных неприязненных отношений начал скандалить и нанес Башкирцеву *.*. побои, причинив телесное повреждение в виде ушибленной ссадины нижней губы. Просит назначить наказание в соответствии с законом.

В силу ст.ст. 14 и 302 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном этим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу Приговором суда. При этом бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу, а обвинительный Приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Эти положения уголовно-процессуального законодательства, конкретизирующие и развивающие конституционный принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ), при рассмотрении уголовного дела в отношении Худанова *.*. судом не были соблюдены. Анализ исследованных в судебном заседании и положенных в основу Приговора доказательств не позволяет придти к однозначному и безусловному выводу, что их совокупность достаточна для признания Худанова *.*. , виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

В ходе судебного заседания в суде 1 инстанции частным обвинителем не было представлено достаточных доказательств, подтверждающих, что Худанов причинил Башкирцеву своими умышленными действиями побои.

Допросив подсудимого Худанова, который вину не признал, а также огласив и исследовав показания представителя потерпевшего, свидетелей, и иные доказательства, суд Установил другие обстоятельства уголовного дела, которые заключаются в следующем.



ДД.ММ.ГГГГ около в 19.30 час., в помещении зуботехнической лаборатории отделения ортопедической стоматологии медико-санитарной части МВД по РБ, расположенной по ул. <адрес> <адрес> между Башкирцевым и Худановым на почве возникших личных неприязненных отношений произошла ссора, в ходе которой Худанов применив физическую силу, выхватил у Башкирцева диктофон и скрылся.

В данном случае действия Худанова нельзя признать правомерными, однако в ходе судебного заседания, частный обвинитель не представил достаточных доказательств, подтверждающих, что Худанов умышленно нанес побои Башкирцеву.

К указанному выводу суд пришел на основании следующих доказательств.

Подсудимый Худанов в судебном заседании вину по ч.1 ст. 116 УК РФ не признал и пояснил суду, что 2 июня 2011 г. в 17.30 ч. в помещение лаборатории пришел Башкирцев и стал угрожать ему. Увидев у Башкирцева диктофон, с помощью которого тот вел запись, потребовал прекратить записывать его и стал отбирать у Башкирцева диктофон. При этом он мог нечаянно задеть Башкирцева, но умысла на нанесение телесных повреждений у него не было. Башкирцев при этом наносил ему удары умышленно, что подтверждается заключением эксперта.

Будучи неоднократно допрошенный в суде первой инстанции Худанов также не признавал вину в предъявленном ему обвинении по ч.1 ст.116 УК РФ.

Вышеприведенные показания Худанова суд расценивает как достоверные, поскольку они последовательны, не противоречивы и соответствуют другим доказательствам, содержащимся в материалах уголовного дела.

На всем протяжении предварительного, а также судебного следствия Худанов категорически отрицал свою причастность к совершенному преступлению.

Обосновывая свой вывод о виновности подсудимого в инкриминируемом ему деянии, суд, наряду с документами, а именно: материалом об отказе в возбуждении уголовного дела, представленный отделом милиции № 4 УВД по г. Уфа, КУСП № от ДД.ММ.ГГГГ;

заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что по результатам судебно-медицинской экспертизы у Башкирцева *.*. обнаружен скол коронковой части 1 зуба на верхней челюсти справа. Обнаружено повреждение: ушибленная ссадина нижней губы, которая причинена тупым предметом. Не исключается возможность его образования 2 июня 2011 года при указанных обстоятельствах. Каких-либо судебно-медицинских данных, позволяющих высказаться о возможности образования повреждения при падении с высоты собственного роста не имеется;

заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что по результатам судебно-медицинской экспертизы у Худанова *.*. установлены повреждения в виде ссадин правой ушной раковины, левой кисти, кровоподтеков правого и левого предплечий, не исключается их образование 2 июня 2011 года при указанных обстоятельствах, сослался на показания свидетелей К., Хохлова, *.*. , Н., Г.

Между тем сами по себе материал об отказе в возбуждении уголовного дела, заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ не указывают на причастность подсудимого к инкриминируемому ему деянию.

Анализ доказательств, исследованных в судебном заседании и положенных в основу Приговора не позволяет придти к однозначному и безусловному выводу, что их совокупность достаточна для признания Худанова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ.

Фактически виновность Худанова в совершении преступления, по мнению суда первой инстанции подтверждается только письменными объяснениями потерпевшего Башкирцева *.*. из которых следует, что Худанов нанес ему удар головой в нижнюю челюсть и заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ

В связи со смертью потерпевшего Башкирцева данные объяснения были оглашены и исследованы в суде.

Как следует из объяснения потерпевшего Башкирцева *.*. , 2 июня 2011 года примерно в 19.30 часов он находился в зуботехнической лаборатории отделения ортопедической стоматологии медико-санитарной части МВД по РБ, расположенной по ул. К <адрес> <адрес> и обсуждал рабочие вопросы с техниками В. и Х.. В это время в лабораторию вошел начальник ортопедического отделения Худанов *.*. и потребовал, чтобы он покинул помещение лаборатории, которое не является его рабочим местом. Когда он отказался выполнить требование, Худанов схватил левой рукой его за шею, блокируя его движения, а правой рукой выхватил из его кармана диктофон. Когда он попытался освободится от захвата, Худанов развернувшись к нему лицом ударил его головой в область нижней губы. После этого, Худанов покинул помещение с диктофоном в руках, не выполнив его требование вернуть диктофон.

Достоверность этого объяснения изобличающего Худанова вызывает сомнения, так как невозможно установить каким образом Худанов нанес удар головой Башкирцеву, и были его действия умышленными.

Не может служить подтверждением вины Худанова и заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ ввиду своей противоречивости.

Как видно из заключения, у Башкирцева *.*. обнаружен скол коронковой части 1 зуба на верхней челюсти справа. Согласно представленной медицинской документации у Башкирцева *.*. обнаружено повреждение: ушибленная ссадина нижней губы, которая причинена тупым предметом (предметами). По имеющимся данным, в виду отсутствия описания морфологических признаков повреждения в представленной медицинской документации, конкретизировать давность образования повреждения не представляется возможным. Однако учитывая данные медицинской документации, сведения об обстоятельствах дела, не исключается возможность его образования 2.06.2011 при обстоятельствах указанных в постановлении.

В данном заключении в нарушении уголовно-процессуального Закона содержится два взаимоисключающих вывода. Указывая, что в виду отсутствия описания морфологических признаков повреждения в представленной медицинской документации, конкретизировать давность образования повреждения не представляется возможным и в это же время, в этом же заключении, экспертом делается вывод о возможности образования повреждения 2.06.2011, при этом данный вывод сделан на основе той самой медицинской документации, в которой отсутствует описание морфологических признаков повреждения. Также эксперт сослался и на сведения об обстоятельствах дела, которые фактически сообщил дознаватель в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы.

При наличии столь существенных противоречиях, такой вывод не основан на Законе и на основании ст. 75 УПК РФ, суд не может положить это заключение эксперта № в основу обвинения Худанова.

Что касается показаний представителя потерпевшего Башкирцевой *.*. , свидетелей К., *.*. , Г., то очевидцами произошедшего они не являются.

Из оглашенных и исследованных с согласия сторон, показаний допрошенной в суде 1-ой инстанции свидетеля К., видно, что Башкирцев *.*. в «аське» написал, стычка с Худановым, утром пришла у него губа разбита, были в «зеленке», сказал, что *.*. нанес, у Худанова каких либо телесных повреждений не видела.

Согласно оглашенных и исследованных показаний свидетеля Х. следует, что 2 июня вместе с В. находился на работе. В лаборатории находился также и Башкирцев. Худанов, войдя в лабораторию, дважды предложил Башкирцеву вернутся на свое рабочее место. Он находился к ним спиной и услышал сзади шум. Башкирцев требовал у Худанова вернуть диктофон, затем они сцепились. У Башкирцева была разбита верхняя губа, он сказал, что Худанов его ударил.

Из оглашенных и исследованных показаний свидетеля Н. видно, что 3 июня 2011 года встретил Башкирцева *.*. , у которого была повреждена верхняя губа. Причину повреждения Башкирцев объяснил тем, что накануне вечером, когда он находился на работе, пришел Худанов «разобраться» и в результате произошла потасовка. Сам он очевидцем происшествия не был. Произошедшее объясняет неприязненными отношениями, сложившимися между Худановым и Башкирцевым.

Согласно оглашенных и исследованных с согласия сторон показаний свидетеля Г. следует, что работает начальником <данные изъяты>. Вечером 2 июня 2011 года находился на работе, когда ему по телефону сообщили, что на четвертом этаже произошел конфликт. Когда подошел к месту происшествия увидел Башкирцева с разбитой губой. Башкирцев также жаловался на боли в руке, а также пояснил, что Худанов отобрал у него диктофон, ударил и убежал. Он сам доставил Башкирцева в травмпункт, потом подъехали его друзья. Худанова в то день не видел.

Таким образом, данные свидетели очевидцами нанесения побоев Худановым Башкирцеву не являются, их показания в суде 1-ой инстанции производны от показаний потерпевшего Башкирцева.

Следовательно, эти доказательства не могут служить опровержением доводов защитника и подсудимого о непричастности последнего к совершению преступления.

На основании изложенного, данные показания, не подтвержденные другими доказательствами, не могут послужить основанием для постановления обвинительного Приговора, поскольку сомнительные доказательства не могут быть положены в основу обвинения. В данном случае выводы обвинения носят предположительный характер.

Признавая Худанова виновным в инкриминируемом ему преступлении, суд без достаточных к тому оснований отверг довод подсудимого и защиты о неосторожном причинении телесного повреждения Башкирцеву.

Как утверждает подсудимый он стал забирать у Башкирцева диктофон и мог нечаянно задеть его, что исключает квалификацию его действий по ч.1 ст. 116 УК РФ.

Также в связи с изложенным, не дана оценка телесным повреждениям обнаруженных у Худанова.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что довод подсудимого о том, что телесное повреждение Башкирцеву было причинено не умышленно, не опровергнут.

Также необоснован вывод суда о несостоятельности показаний свидетелей Б, Х Суд в нарушении п.2 ч.1 ст. 307 УПК РФ не обосновал по каким мотивам он отверг показания данных свидетелей.

Свидетель ФИО22 не находятся с ним в родственных, и также как свидетель Худанова Ф.И.О. ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поэтому оснований предполагать их заинтересованностью деле и наличие у них стремления ввести суд в заблуждение не имеется.

В силу ст.ст. 14 и 302 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном этим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу Приговором суда. При этом бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимым, лежит на стороне частного обвинителя, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу, а обвинительный Приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Анализ исследованных в судебном заседании и положенных в основу Приговора доказательств не позволяет придти к однозначному и безусловному выводу, что их совокупность достаточна для признания Худанова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Следовательно, фундаментальные доказательства, положенные частным обвинителем в основу обвинения, вызывают сомнения в своей достоверности, которые в соответствии со ст. 49 Конституции РФ подлежат толкованию в пользу обвиняемого.

В соответствии со ст. 369 УПК РФ основаниями отмены или изменения Приговора суда первой инстанции и постановления нового Приговора является несоответствие выводов суда изложенных в Приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом апелляционной инстанции.

Нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при собирании и оценке доказательств, а также при выполнении иных процессуальных действий, привели к таким недостаткам Приговора, которые не могут быть восполнены в результате его пересмотра в апелляционном порядке по жалобе осужденного и его защитника, а потому влекут необходимость отмены обвинительного Приговора суда первой инстанции и оправдания подсудимого.

Руководствуясь ст.367 УПК РФ, суд,

Приговорил:

Приговор мирового судьи судебного участка № 1 по Ленинскому району г. Уфы от 28.11.2011 года в отношении Худанова *.*. отменить.

Худанова *.*. признать невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ и оправдать за непричастностью к совершению данного преступления на основании ст.302 ч.2 п.2 УПК РФ.

Признать за Худановым *.*. право на реабилитацию.

Процессуальных издержек по делу не имеется.

Приговор может быть обжалован в течение 10 суток со дня провозглашения в Верховный суд Республики Башкортостан через Ленинский районный суд г. Уфы.

председательствующий Приговор вступил в законную силу 19.03.2012 г.