Арбитражная практика

Решение от 16 мая 2008 года № 2-4063/11. Решение от 16 мая 2008 года № 2-4063/11. Самарская область.

Кировский районный суд г. Самары в составе: председательствующего судьи Бойко *.*. , при секретаре Нуйкиной *.*. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-4063/11 по иску Усатова *.*. к Фоминой *.*. , Бирюковой *.*. «Ростехинвентаризапия-Федеральное БТИ», Нотариальная палата Самарской области г. Самара об исключении из наследственной массы части дома, включении в наследственную массу части дома, признании права собственности на часть дома,

Установил:

Усатов *.*. в иске просил исключить из наследственной массы за Усатовым *.*. часть дома площадью 53, 6 кв. м. - в плане литер A3, включить эту же часть в наследственную массу за Усатовым *.*. , включить в наследственную массу за Усатовым *.*. площадь дома

21,1 кв.м - в плане литер а2, признав ее законной, признать за ним в порядке наследования площадь суммой 53,6 кв.м. и 21,1 кв.м. Требования мотивированы следующим: истцу на основании свидетельства о государственной регистрации права, выданного 11.06.2002 года, принадлежит на праве общей собственности 1/8 доли жилого дома, который находится по <адрес> и является одноэтажным деревянным, с пристроями и подвалом, общей площадью 181,2 кв. м., жилой - 153, 9 кв. м.. В плане - литер А -1959 г. постройки общей площадью 71 кв.м, А1 - жилая пристройка 1970 г, площадью 28,8 кв м, A3 - жилая пристройка 1975 года, общей площадью 61, 3 кв. м, по данным технического паспорта, изготовленного по состоянию на 16 мая 2008 г. Свидетельства о государственной регистрации права на доли жилого дома ответчики не имеют. Право собственности на часть жилого дома возникло у него в результате наследования за его отцом Усатовым *.*. Однако, истец считает свою долю значительно заниженной и подлежащей увеличению, поскольку на момент вступления в наследство ему не было известно о документально подтвержденным праве его отца на произведенные им неотделимые улучшения общей собственности. Материалы инвентарного дела по вышеуказанному адресу были представлены ФФГУП «Ростехинвентаризация» в судебном заседании по иску Бирюковой *.*. и Фоминой *.*. к истцу о прекращении права общей долевой собственности только 25 апреля 2011 года, именно тогда ему стало известно об их существовании. Приобщенные к материалам дела документы свидетельствуют о том, что его дед, Усатов Константин Федотович, по договору от 7 сентября 1966 года приобрел у В. 2/3 доли домовладении по <адрес>, общей полезной площадью 59,0 кв. м, жилой - 41,8 кв. м. По договору от 22 мая 1970 года он же приобрел у Н. 1/3 того же дома. В результате он стал единственным собственником дома - обозначено в плане лит. А, с помещениями за № 2, 3, 4,5,6. Затем, на основании разрешения, полученного в 1967 году, в 1970 он возвел пристрой из двух комнат и подвала, площадью 28, 8 кв., таким образом увеличив площадь дома до 95,8 кв.м, жилой - 62,9 кв. м, в плане -лит А1, с помещениями за №1,7; а также подвалом с лит.А, помещениями за №1,2 и входом в подвал без номера. Будучи единственным хозяином жилого дома, его дед договором дарения от 3 сентября 1973 года передал в дар его отцу Ус Ф.И.О. 1/4 доли дома, по арифметическим расчетам -23,95 кв.м, фактически - жилую комнату за №2 площадью 19,3 Ф.И.О. собственности. Таким образом, собственность дома фактически вновь стала долевой, однако соглашения о распределении долей в соответствии со ст. 124 ГК РСФСР, не заключалось. Его отец, получив необходимые разрешения за № 230 и 231 от 28 августа 1973 года, произвел строительство двух пристроев к подаренной части дома. Один, площадью 53,6 кв.м. был введен в эксплуатацию актом №197, в плане - A3, с помещениями за №9,10,11,12. Другой, площадью 13,5 кв.м., по неизвестным причинам, до настоящего времени числится самовольным пристроем (на плане обозначено литером а2). Возможно, разРешение на его строительство отсутствует в материалах инвентарного дела. Однако, в Центральном государственном архиве Самарской области такое разРешение, выданное его отцу на перестройку 1/4 части доли плановой площадью 21, 1 кв. м для семьи из 3 человек, имеется. Таким образом, его отец увеличил за свой счет полезную площадь

дома в соответствии с нормами ст. 125 ГК РСФСР, действовавшим на момент строительства. В настоящее время действуют аналогичные положения п. 3 ст. 245 ГК РФ, в соответствии с которыми участник долевой собственности, осуществивший за свой счет с соблюдением установленного порядка использования общего имущества неотделимые улучшения этого имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество. Требования вышеуказанных статей были выполнены, что подтверждается выданными разрешениями на строительство и согласием второго собственника-Усатова *.*. , выраженным им подачей заявления в БТИ г. Куйбышева о вызове техника для проведения замеров фактически занимаемой площади (с аналогичным заявлением обращался и Усатов С.К), изготовлением по заказу собственников нового технического паспорта. До смерти отца 9 ноября 2001 году истец проживал в Республике Узбекистан, где родился. Ему не были известны обстоятельства документального оформления отцом права собственности на принадлежащее ему жильё. Он руководствовался сведениями, которые предоставляли ему его тетки -Фомина *.*. и Бирюкова *.*. У него не было оснований им не доверять. Получив свидетельство о праве на наследство по закону, где указывалось, что наследуемое имущество состоит из 1/8 части жилого дома, он был удивлен, но Фомина *.*. его успокоила, объяснив, что часть дома является самовольной постройкой, и ее документально нельзя оформить. Однако, он будет владеть жилым помещением также, как владел отец. В июле 2009 года он был вызван к мировому судье участка №8 Самарской области в качестве ответчика по иску Бирюковой *.*. и Фоминой *.*. об определении порядка пользования жилым домом в соответствии с долями. В справке, выданной БТИ г. Самары 19 декабря 1991 года Усатовой *.*. для вступления в наследство, указаны неверные, не соответствующие действительности сведения. А именно: указана площадь всего жилого дома в количестве 154, 9 кв.м., а не той части, которая принадлежала Усатову *.*. Более того, самовольно указаны доли дома. Однако, как указывалось ранее, соглашения о распределении долей не было. Таким образом, Усатова *.*. неправомерно получила в результате наследования 3/4 дома с существенной пристройкой, осуществленной его отцом. При этом, в качестве правоустанавливающих документов были представлены договоры купли-продажи жилого дома от 7 сентября 1966 года и 22 мая 1970 года, а также разРешение на строительство пристроя, выданного деду. Совершенно очевидно, что суммарная площадь, указанная в договорах и разрешении была значительно меньше, чем в справке, выданной БТИ. По неизвестным причинам, в качестве правоустанавливающего документа отсутствует договор дарения Усатовым *.*. Усатову *.*. 1/4 доли дома от 3 сентября 1973 года. Именно в этом договоре единственный раз фигурирует упоминание о доли - 1/4 дома. Таким образом, Усатова *.*. должна была вступить в наследство помещениями, обозначенными в плане литерами А, А1, то есть суммой площадей 59 и 28,8 кв.м., что составляет 87,8 кв.м., именно метрами, а не долями. Таким образом, неправомерно включенная в наследственную массу нотариусом Ахмеровой *.*. за Усатовым *.*. часть дома площадью 53,6 кв.м. подлежит исключению из наследуемого имущества и включению этой же части в наследственную массу за Усатовым *.*. В соответствии со ст. 1152 ГК РФ принятие наследником части имущества означает принятие всего причитающегося наследства. В соответствии со ст. 200 ГК РФ, течения срока исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало, или должно было узнать о нарушении своего права. Он узнал о нарушении своих прав только 25 апреля 2011 года, когда в судебном заседании были исследованы материалы инвентарного дела по <адрес>. Таким образом, срок исковой давности начал свое течение с 25 апреля 2011 года. Тогда же он ознакомился с ответом нотариуса Ильиной *.*. на запрос суда, представившей копию наследственного дела за Усатовым *.*. Ему до настоящего времени не известно, какие документы имеются в материалах наследственного дела, открытого после смерти его отца Усатова *.*.

Истец в судебном заседании поддержал исковые требования в полном объеме по мотивам, изложенным в иске.

Представитель ответчиков Фоминой *.*. , Бирюковой *.*. по доверенности Бережная *.*. в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных требования, пояснила, что истец получил свидетельство о праве на наследство по закону 13.05.2002 года. В этом свидетельстве было указано, что ему принадлежит 18 доли дома от жилой площади 95,7 кв.м. и

154,9 кв.м. общей. Он согласился с этим свидетельством, предоставил пакет документов для оформления своих прав. 14.06.2002 года Усатов *.*. получил свидетельство о праве собственности, с которым он был согласен. Сослалась на истечение срока давности для подачи иска, поскольку истец узнал о распределении долей в таком виде, как они существуют, в 2002 году, получив свидетельство на право собственности на 1/8 доли в доме, который в таком же виде в настоящее время.

Представители третьих лиц ФГУП “Ростехинвентаризация”, нотариальной палаты Самарской области в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом о дате судебного заседания, возражений и отзывов на исковое заявление не представили.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, приходит к следующему:

Согласно договору от 03.07.1973 года Усатов *.*. подарил сыну Усатову *.*. 1/4 долю жилого дома в <адрес>. Дом одноэтажный, деревянный, с пристроем, и подвалом под хозяйственные нужды, общей жилой площадью 62,9 кв.м., общей полезной площадью 95,8 кв.м., служб и сооружений (л.д. №).


Согласно свидетельству о праве на наследство по закону от 13 мая 2002 года после смерти Усатова *.*. его сын Усатов *.*. получил 1/8 долю в праве собственности на жилой дом по <адрес> состоящий из дома 1 этажного, деревянного с 2 пристроями и подвалом, служб и сооружений, полезной площадью 154,90 кв.м., жилой площадью 95,70 кв.м.(л.д.№).

Согласно свидетельству от 14 июня 2002 года Усатову *.*. принадлежит 1/8 доля в жилом доме по <адрес> общей площадью 154,9 кв.м., жилой площадью 95,7 кв.м., служб и сооружений (л.д. №).

28.01.1974 года Усатову *.*. было выдано разРешение на строительство пристроя к 1/4 доли дома по адресу: ул. Щорса, 101 (л.д. 67).

09.01.1992 года согласно договору Усатов *.*. подарил матери Усатовой *.*. 1/8 долю жилого дома по <адрес>. Жилой дом одноэтажный деревянный с двумя пристроями и подвалом, общей полезной площадью 154,9 кв.м., жилой площадью 95,7 кв.м., служб и сооружений (л.д. №).

Согласно справке 1992 года Бюро технической инвентаризации домовладение <адрес> Ф.И.О. собственности за Усатовым *.*. 1/4 доля, и за Усатовой *.*. 3/4(л.д. №).


В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии со ст.67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности…

Согласно решению Кировского районного суда от 27.06.2011 года, вступившего в законную силу 02.08.2011 года, исковые требования Бирюковой *.*. , Фоминой *.*. к Усатову *.*. о прекращении права общей долевой собственности, разделе жилого дома в натуре, сохранении в перепланированном состоянии части жилого дома и признании права собственности на часть жилого дома удовлетворены. Прекращено между Бирюковой *.*. , Фоминой *.*. и Усатовым *.*. право обшей долевой собственности на жилой дом, расположенный по <адрес>. Произведен раздел в натуре жилого дома, расположенного по <адрес>, между Бирюковой *.*. , Фоминой *.*. и Усатовым *.*. . Выделена Бир Ф.И.О. Фоминой *.*. в собственность часть жилого дома литер АА1АЗаа2 (помещения первого этажа 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 11; помещения подвала 1.2; сени), общей площадью 127,7 кв.м., жилой площадью 80,1 кв.м., в том числе самовольной площадью 6,0 кв.м., кроме того сени (литер а) площадью 5,6 кв.м., сени (литер а2) площадью 13,5 кв.м. Выделяемая часть дома состоит из помещений первого этажа: № 1 (кухня) площадью 10,3 кв.м., № 2 (жилая) площадью 19,3 кв.м., № 3 (коридор) площадью 8,3 кв.м., № 4 (жилая) площадью 6,7 кв.м., № 5 (жилая) площадью 17,7 кв.м., № 6 (жилая) площадью 7,9 кв.м., № 7 (жилая) площадью 13,5 кв.м., № 9 (коридор) площадью 12,1 кв.м., № 11 (жилая) площадью 15,0 кв.м., помещений подвала: № 1 (помещение) площадью 6,0 кв.м., № 2 (помещение) площадью 10,9 кв.м., кроме того сени (литер а) площадью 5,6 кв.м., сени (литер а2) площадью 13,5 кв.м. Выделена Усатову *.*. часть жилого дома литер А3а1 (помещения первого этажа 10,12, сени), общей площадью 26,2 кв.м., жилой площадью 15,6 кв.м., кроме того сени (литер а1) площадью 8,2 кв.м. Выделяемая часть дома состоит из помещений первого этажа №10 (кухня) площадью 10,6 кв.м., №12 (жилая) площадыо15,6 кв.м., кроме того, сени (литер al) площадью 8,2 кв.м. Сохранена в перепланированном состоянии часть жилого дома литер А,А1,А3,а,а2, общей площадью 127,7 кв.м., жилой площадью 80,1 кв.м., расположенного по <адрес>. Признано право общей долевой собственности за Бирюковой *.*. (1/7 доли), за Фоминой *.*. (6/7 доли) на часть перепланированного жилого дома литер АА1АЗаа2, общей площадью 127,7 кв.м., жилой площадью 80,1 кв.м., расположенного по <адрес>. Решено обязать Бирюкову *.*. , Фомину *.*. за свой счет провести следующие работы: в перегородке, разделяющей помещения жилых комнат с площадями 15,6 кв.м.. и 15,0 кв.м. демонтировать дверной блок, а проем заделать конструкциями по типу существующей перегородки; в перегородке, разделяющей помещения жилых комнат с площадями 12,1 кв.м. и проходной кухни с площадью 10,6 кв.м. демонтировать дверной блок, а проем заделать конструкциями по типу существующей перегородки. Указанные работы выполнить в соответствии с действующими нормами: СНиП 31-02-2001 «Здания жилые одноэтажные». СНиП 3.03.01-87 «Несущие и ограждающие конструкции», СНиП 21-01-97 «Пожарная безопасность зданий и сооружений», СНиП 3.05-01-85 «Внутренние санитарно-технические системы» (л.д. №).

Решением Кировского районного суда г. Самара произведен раздел в натуре жилого дома, выделены в собственность истцу и ответчикам части жилого дома. Усатову *.*. выделено в собственность часть жилого дома литер А3а1, за Бирюковой *.*. признано право собственности на 1/ 7 доли жилого дома литер АА1А3аа2, за Фоминой *.*. признано право собственности на 6/ 7 доли жилого дома литер АА1А3аа2.

Оснований и доказательств для исключения из наследственной массы части дома, включении в наследственную массу части дома, признании права собственности на часть дома, истцом не представлено.


Суд критически относится к доводам истца о том, что ему принадлежит доля в доме площадью 181,2 кв. м., жилой - 153,9 кв. м., что Усатова *.*. должна была вступить в наследство помещениями, обозначенными в плане литерами А, А1, то есть суммой площадей 59 и 28,8 кв.м., что составляет 87,8 кв.м., именно метрами, а не долями и к подсчетам истца, заменяющего размер долей сторон в общей долевой собственности на дом, арифметическими подсчетами квадратных метров и жилых комнат, как беспочвенным, не основанным на законе и на договоре.

Представитель ответчиков в судебном заседании заявила о пропуске истцом срока исковой давности, просила применить последствия его пропуска- отказать в иске. В соответствии со ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 14.02.2002 года Усатову *.*. принадлежит 1/8 доля на спорный дом общей площадью 154,90 кв.м. и жилой площадью 95,70 кв.м. (л.д.№). Истец в судебном заседании не отрицал, что это свидетельство им было получено в июне 2002 года.

Поскольку истцу о распределение долей в праве на дом стало известно в момент выдачи свидетельства о праве на наследство по закону от 13.05.2002 года (л.д.№), трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ст.199 ГК РФ закончился в 2005 году, иск же подан в суд 22.07.2011г. (л.д.№), суд признает, что истцом пропущен срок исковой давности без уважительных причин, заявлений о восстановлении пропущенного срока в суд не представлено.

Это обстоятельство также подтверждено вступившим в законную силу Решением Кировского районного суда г. Самары от 02.03.2010 года по гражданскому делу №2-308/10 по иску Усатова *.*. к Фоминой *.*. , Бирюковой *.*. о признании доверенности, договоров дарения и свидетельства о праве на наследство недействительными, которым в иске Усатову *.*. отказано и установлено, что о распределении долей в праве на дом Усатову *.*. стало известно в момент выдачи свидетельства о праве на наследство по закону от 13.05.2002 года.


В связи с этим в удовлетворении иска надлежит отказать в полном объеме.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении иска Усатова *.*. отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Кировский районный суд г. Самары в течение 10 дней со дня составления решения в окончательной форм, то есть, начиняя с 29.08.2011 года.


Председательствующий судья *.*. Бойко