Арбитражная практика

По ст. 111 ч. 4 УК РФ. Приговор от 22 декабря 2008 года № 1-49-2011. Забайкальский край.

Судья Шелопугинского районного суда Забайкальского края Миронова *.*., с участием государственного обвинителя прокуратуры Шелопугинского района – прокурора Иванова *.*., подсудимого Машукова *.*., адвоката Круглякова *.*., при секретаре Семеновых *.*., а также представителя потерпевшего <ФИО 5>, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Машукова *.*., родившегося <ДД.ММ.ГГГГ> в <адрес>, проживающего в <адрес>, <персональные данные>, ранее судимого: 27.11.2007 г. Шелопугинским районным судом по ст.112 ч.1 УК РФ к двум годам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по Приговору Шелопугинского районного суда от 28.07.2006 года и окончательно назначено три года лишения
свободы, освободившегося условно-досрочно 30.12.2009 года на 11 месяцев 8 дней, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ,

Установил:

Машуков *.*. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено в <адрес> около 12 часов 10 мая 2011 года при следующих обстоятельствах:

10 мая 2011 года около 12 часов в квартире, расположенной по адресу: <адрес>

<адрес>, во время распития спиртных напитков между Машуковым *.*. и <ФИО> возникла ссора, в ходе которой на почве личных неприязненных отношений у Машукова *.*. внезапно возник умысел на причинение <ФИО> тяжкого вреда здоровью.

Реализуя преступный умысел, Машуков *.*., осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью <ФИО>., и желая их наступления, не предвидя наступления смерти потерпевшего, хотя по обстоятельствам произошедшего должен был и мог ее предвидеть, Машуков *.*. умышленно нанес не менее 11 ударов кулаками и ногами, обутыми в обувь, по жизненно важным органам - голове и телу <ФИО>.

Своими умышленными действиями Машуков *.*. причинил <ФИО> следующие телесные повреждения:

Закрытую черепно-мозговую травму: кровоизлияние под твердой мозговой оболочкой (нагноившаяся субдуральная гематома) над правой гемисферой головного мозга; кровоизлияние под мягкие мозговые оболочки правой височно-лобно-теменной и правой теменно-затылочной долями, ушиб теменно-затылочной доли, с нагноившейся гематомой. Данные телесные повреждения у живых лиц являются опасными для жизни и по этому признаку расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью;

Закрытую травму грудной клетки, перелом ребер слева 7-8-9 ребер по передней подмышечной линии, без повреждения пристеночной плевры;

9 ребро по лопаточной линии, без повреждения пристеночной плевры;

10 ребро по задней подмышечной линии, с повреждением пристеночной
плевры, позвоночный отломок выстоит в левую плевральную полость;

11 ребро по лопаточной линии, без повреждения пристеночной плевры; с повреждением нижней доли левого легко­го; пневмоторакс слева. Данные телесные повреждения у живых лиц являются опасными для жизни и по этому признаку расцениваются как повреждения, при­чинившие тяжкий вред здоровью.

Смерть <ФИО> наступила 04 июня 2011 года в больнице от сепсиса, развившегося вследствие тупой сочетанной травмы головы и грудной клетки; закрытой черепно-мозговой травмы, с кровоизлияниями под оболочки головного мозга и закрытой травмы грудной клетки, с переломами ребер и повреждением ткани легкого.

Подсудимый Машуков *.*. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении по ст.111 ч.4 УК РФ признал полностью и показал, что 10 мая 2011 года к нему домой пришли его знакомые: <ФИО 1> и <ФИО 2>, с которыми он стал распивать спиртное. Через некоторое время пришел <ФИО>, с которым он ранее отбывал наказание в исправительной колонии <адрес>. В ходе распития спиртного у него с <ФИО> произошла ссора. <ФИО> выхватил нож, замахнулся на него, но в тело не попал, порезал только одетую на нем мастерку. В ответ на это он ударил <ФИО> левой рукой по лицу, он ударился головой о колоду и упал на пол. После этого он встал из-за стола, подошел к лежащему на полу <ФИО>, и нанес ему 8-10 ударов ногами, обутыми в кроссовки по голове и различным частям тела. Затем его кто-то от <ФИО> оттащил, на лице у него была кровь. Вскоре зашла <ФИО 3>, которая <ФИО> увела. Удары ногами <ФИО> он наносил в порыве ярости, пинал по голове, телу, куда приходилось. Отношения у него
с <ФИО> были неприязненные, он неоднократно просил <ФИО> к нему домой не ходить. На следующий день он видел <ФИО> в квартире <ФИО 4> В содеянном он раскаивается.

При проверки показаний на месте совершения преступления 24 августа 2011 года, подсудимый Машуков *.*. также подтвердил, что в ходе ссоры <ФИО> достал из брюк либо из носка нож, которым попытался нанести ему удар в грудь, но по телу не попал, порезал только одетую на нем мастерку. В ответ на это, он кулаком левой руки нанес <ФИО> удар по лицу, отчего он ударился о колоду и упал на пол. После этого он сразу встал и стал пинать <ФИО> ногами, обутыми в обувь по голове и телу, нанес ему около десяти ударов. Он перестал наносить удары <ФИО> только тогда, когда его оттащил <ФИО 2> В это время в дом зашла <ФИО 3>, которая <ФИО> увела

(т.1 л.д.151-161).

Виновность Машукова *.*. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего <ФИО>, помимо признания вины самим подсудимым подтверждается следующими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так допрошенный в качестве свидетеля <ФИО 2> суду показал, что 10 мая 2011 года он вместе с <ФИО 1> пришли в гости к знакомому Машукову *.*., с собой принесли две бутылки водки, которую стали распивать. Затем пришел <ФИО>, который с ними стал распивать спиртное. В ходе распития спиртного между Машуковым и <ФИО> произошла ссора, в ходе которой <ФИО> выхватил из носка столовый нож, которым замахнулся на Машукова, но в тело не попал, порезал только мастерку, одетую на Машукове. После этого Машуков
ударил <ФИО> по лицу, он ударился о колоду и упал на пол. Машуков подошел к лежащему на полу <ФИО>, и стал его избивать: нанес примерно 8 ударов ногами, после чего он Машукова от <ФИО> оттащил. Через некоторое время пришла <ФИО 3>, которая <ФИО> увела. Примерно через 2 дня он по просьбе <ФИО> увез его в <адрес>.

Будучи допрошенным на предварительном следствии 08 июня 2011 года, свидетель <ФИО 2> дал более подробные показания, из которых следует, что 10 мая 2011 года он и <ФИО 1> пришли к Машукову *.*. домой. У них было две бутылки водки, которую они стали распивать. Немного позже пришел <ФИО>, который присоединил­ся к распитию спиртного. В ходе распития спиртного, <ФИО> оскорбил Машукова нецензурным словом, в результате чего между <ФИО> и Машуковым возникла ссора, в ходе которой <ФИО> вытащил из носка нож, которым попытался нанести удар Машукову, однако попал ножом в мастерку Машукову. В ответ на это Машуков нанес удар кулаком левой руки в лицо <ФИО>, от которого <ФИО> ударился головой о дверную колоду, и упал на пол. После этого, Машуков стал пинать <ФИО>, то есть наносить ему удары ногами в различные части тела, в том числе несколько раз ударил <ФИО> ногой по голове, также попадал по ребрам. Всего Машуков нанес <ФИО> около 10-12 ударов ногами. Машуков был очень зол на <ФИО>, так как он обозвал его обидными словами. Поскольку он находился рядом, то оттащил Машукова от <ФИО>, и Машуков успокоился. В это время он увидел, что у <ФИО> из головы побежала кровь. Ни он, ни <ФИО 1> в
драке не участвовали, он только оттащил Машукова от <ФИО>. Затем пришла <ФИО 3>, которая сожительствовала с <ФИО> и увела <ФИО>, куда именно, он не знает. Через несколько дней, примерно 12 или 13 мая 2011 года, к нему пришел <ФИО>, он держался за бок, попросил увезти его в <адрес>. Он согласился, и увез <ФИО> в

<адрес>. После этого, он больше <ФИО> не видел. В начале июня 2011 года, он узнал от Машукова, что <ФИО> от полученных телесных по­вреждений умер (т.1 л.д.62-64).

Правильность оглашенных показаний, свидетель <ФИО 2> в судебном заседании полностью подтвердил, суду пояснил, что на следствии обстоятельства произошедшего он помнил лучше. <ФИО> и <ФИО 3> жили с Машуковым *.*. в одном доме, во второй половине. Он утверждает, что после случившегося <ФИО 3> заходила домой к Машукову в состоянии алкогольного опьянения, и увела <ФИО>.

Свидетель <ФИО 1> суду показал, что Машукова *.*. он знает с детства. 10 мая 2011 года он и <ФИО 2> пришли домой к Машукову, с собой принесли водку, которую стали распивать. Затем пришел <ФИО>, который присоединился к распитию спиртного. Через некоторое время между <ФИО> и Машуковым произошла ссора, в ходе которой <ФИО> оскорбил Машукова. Затем он наклонился, после чего он увидел у <ФИО> нож, которым он замахнулся на Машукова. После этого Машуков ударил <ФИО> левой рукой по лицу или по груди, он ударился о колоду и упал на пол. Машуков подошел к <ФИО> и стал его пинать, нанес ему примерно 8-10 ударов ногами, был обозленный. Затем <ФИО 2> Машукова от <ФИО> оттащил. Вскоре пришла <ФИО 3>, которая <ФИО> из квартиры
Машукова увела.

Будучи допрошенным на предварительном следствии, свидетель <ФИО 1> дал более полные показания, из которых следует, что 10 или 11 мая 2011 года он и <ФИО 2> распивали спиртное. В этот же день до обеда, около 12-13 часов они совместно с <ФИО 2> пришли домой к Машукову *.*., который был дома один. С собой они принесли две бутылки водки, которую втроем стали распивать. Затем пришел <ФИО>, он был уже выпивший, и вместе с ними стал выпивать спиртное. В ходе распития спиртного <ФИО> оскорбил Машукова грубым нецензурным словом, из-за чего между ними возникла ссора. Отношения у <ФИО> и Машукова натянутые еще с колонии, они вместе отбывали наказание в <адрес>. Затем <ФИО> из носка или из бо­тинка вытащил нож, которым попытался нанести удар Машукову, но попал в спор­тивную мастерку Машукову. После этого Машуков сразу ударил кулаком в ли­цо <ФИО>, отчего последний ударился головой о колоду, и упал на пол. Машуков в это время подошел к <ФИО>, и начал наносить ему удары ногами, несколько раз ударил ногой по ребрам и по голове <ФИО>. В общей сложности Машуков нанес <ФИО> около 10 ударов ногами. Потом <ФИО 2> Машукова от <ФИО> оттащил. Все это происходило на кухне. Голова у <ФИО 9> была в крови. Затем пришла сожительница <ФИО> - <ФИО 3>, которая <ФИО> увела. После этого он видел <ФИО> в последующие дни, он шел по деревни, держался за бок. Через несколько дней ему стало известно от <ФИО 2>, что он увез <ФИО> в <адрес>. В начале июня 2011 года он узнал от Машукова, что <ФИО>
умер (т.1 л.д.90-92).

Оглашенные показания свидетель <ФИО 1> в судебном заседании полностью подтвердил, суду пояснил, что после того, как Машуков *.*. избил <ФИО>, пришла <ФИО 3>, которая громко разговаривала, находилась в состоянии алкогольного опьянения. Она <ФИО> из квартиры Машукова увела. <ФИО> и <ФИО 3> жили во второй половине дома, то есть через стенку с Машуковым.

Свидетель <ФИО 3> суду показала, что она сожительствовала с потерпевшим <ФИО> 10 мая 2011 года ее дома у <ФИО 4> не было, она находилась у сестры. <ФИО> она увидела 11 или 12 мая 2011 года около 17 часов, когда пришла домой к своей знакомой <ФИО 4>, где они с <ФИО> периодически жили. <ФИО> лежал, под глазом у него был синяк, он кашлял, жаловался на боли. Она ушла позвонить сестре <ФИО> – <ФИО 5>, и после этого <ФИО> больше не видела. 10 мая 2011 года она дома у Машукова *.*. не была, <ФИО 2> и <ФИО 1> не видела, распивала она в этот день спиртное или нет, не помнит.

Из показаний свидетеля <ФИО 6> следует, что <ФИО> он знает около пяти лет. Примерно около 15 часов 11 мая 2011 года он и <ФИО 7> пришли домой к Машукову *.*., который был дома один. Затем к Машукову пришли <ФИО> и <ФИО 3>, и они все стали распивать спиртное. <ФИО> был уже избит, под глазами у него были гематомы, он хромал. В ходе распития спиртного, между <ФИО> и Машуковым произошла ссора, в ходе которой <ФИО> стал кидаться на Машукова с вилкой. Машуков уронил <ФИО> и нанес ему один удар ногой по
ноге. <ФИО 7> Машукова от <ФИО> оттащил, и Машуков успокоился. После этого <ФИО> ушел спать, они тоже ушли домой, и <ФИО> он больше не видел (т.1 л.д.39-41).

Суд, проанализировав изложенные в Приговоре показания подсудимого Машукова *.*., свидетеля <ФИО 3>, и показания свидетелей: <ФИО 2>, <ФИО 1> и <ФИО 6>, считает правдивыми показания подсудимого о том, что 10 мая 2011 года <ФИО 3> заходила в квартиру Машукова, откуда потерпевшего <ФИО> увела. Правильность этих показаний подсудимого подтвердили свидетели <ФИО 2> и <ФИО 1> Показания указанных свидетелей стабильны как на предварительном следствии, так и в суде. Они объяснили свои противоречия с показаниями <ФИО 3> состоянием алкогольного опьянения, в котором <ФИО 3> находилась, когда заходила домой к Машукову. Кроме этого, показания свидетеля <ФИО 3> противоречат показаниям свидетеля <ФИО 6>, сомневаться в правдивости которых, у суда оснований не имеется, что также свидетельствует о недостоверности показаний свидетеля <ФИО 3>.

Свидетель <ФИО 4> суду показала, что подсудимый Машуков *.*. по матери приходится ей братом. Отношения между ними неприязненные. Живет она с Машуковым в одном двухквартирном доме, через стенку. 10 мая 2011 года ее дома не было. <ФИО> и <ФИО 3>, которые у нее на квартире периодически проживали, она в этот день не видела, также не видела Машукова. Домой она приходила 11 мая 2011 года, переоделась и снова ушла. <ФИО> она не видела, узнала позднее, что он лежит в больнице. Машуков действительно просил, чтобы она, <ФИО> и <ФИО 3> к нему домой не заходили.

Свидетель <ФИО 8> суду показал, что после освобождения из мест лишения свободы, <ФИО> у него некоторое время
жил. Однажды, время не помнит, <ФИО> пришел к нему избитый, под глазами у него были синяки, на лбу царапины, он стонал, держался за бок. <ФИО> забрал свои вещи, сказал, что пойдет в <адрес>, и ушел.

Будучи допрошенным на предварительном следствии, свидетель <ФИО 8> дал более полные показания, из которых следует, что <ФИО> он знает с 1971 года. Из мест лишения свободы <ФИО> освободился в ноябре 2010 года и жил на квартире у <ФИО 4>, сожительствовал с <ФИО 3> К нему <ФИО> пришел примерно 10 или 11 мая 2011 года за своими вещами, которые оставил у него в начале мая 2011 года, вещи были в двух пакетах. В тот момент <ФИО> был избитый, его лицо было все в синяках, опухшее. Были ли у него на теле иные повреждения, ему неизвестно, так как <ФИО> был одетый. Кто избил <ФИО>, он не знает, сам <ФИО> ему об этом ничего не говорил. <ФИО> забрал свои вещи и куда-то ушел. После этого он <ФИО> больше не видел (т.1 л.д.33-35).

Оглашенные показания свидетель <ФИО 8> полностью подтвердил.

Свидетель <ФИО 9> суду показала, что ее отец <ФИО> приехал к ней домой в с.<адрес> в мае 2011 года избитый. На лице у него были синяки, он жаловался на боли в голове, в спине. Отец пояснил, что привез его <ФИО 2> Так как отцу было плохо, они увели его в больницу, откуда его увезли в больницу с.Шелопугино. Отец говорил, что его избили, но кто именно, он не сказал. В <адрес> отец жил совместно с <ФИО 3> Они скитались по разным квартирам, жили на квартире у <ФИО 8>, у <ФИО 4>

Будучи допрошенной на предварительном следствии, свидетель <ФИО 9> дала более детальные показания, из которых следует, что примерно 12 мая 2011 года в вечернее время к ней домой пришел ее отец <ФИО>., который сказал, что его привез из <адрес> <ФИО 2> <ФИО> был сильно избит, под глазами у него были синяки, он говорил, что болит голова и спина. 13 мая 2011 года <ФИО> доставили в больницу. 16 мая 2011 года она видела <ФИО 10>, который сказал, что <ФИО> избили, однако обстоятельства избиения, <ФИО 10> не сообщил. 04 июня 2011 года <ФИО> умер (т.1 л.д.109-112).

Оглашенные показания свидетель <ФИО 9> в судебном заседании полностью подтвердила.

Из показаний свидетеля <ФИО 10>, данных на предварительном следствии, следует, что 14 мая 2011 года он ездил в <адрес>, где по слухам узнал, что кто-то избил <ФИО>, но кто именно его избил, и при каких обстоятельствах, он не знает. Кто ему об этом сказал, он также не помнит. Самого <ФИО>, он не видел (т.1 л.д.113-115).

Представитель потерпевшего <ФИО 5> суду показала, что

12 мая 2011 года около 23-х часов ей позвонила <ФИО 3>, которая сообщила, что она отправила с <ФИО 2> в с.<адрес> ее брата <ФИО>, который по приезду в с.<адрес> к ней домой не пришел, а ушел к дочери <ФИО 9>, откуда брата увезли в больницу. Со слов врача <ФИО 11> ей стало известно, что <ФИО> был сильно избит. Из больницы с.Шелопугино брата увезли в больницу г.Краснокаменска, где он умер. По характеру <ФИО> был: трезвый – нормальный, спокойный, пьяный – вспыльчивый.

Из рапорта об обнаружении признаков преступления и телефонограммы от <ДД.ММ.ГГГГ> видно, что потерпевший <ФИО> поступил в хирургическое отделение Шелопугинской ЦРБ 13 мая 2011 года с телесными повреждениями (т.1 л.д.4, 7).

Из протокола осмотра места происшествия от <ДД.ММ.ГГГГ> следует, что в квартире Машукова *.*., расположенной по адресу: <адрес>, в помещении кухни были обнаружены следы вещества бурого цвета, похожие на кровь (т.1 л.д.42-58).

Из явки с повинной Машукова *.*., полученной <ДД.ММ.ГГГГ> следует, что в ходе распития спиртного и ссоры с <ФИО>, последний достал со стороны правой ноги нож, которым нанес ему удар в область груди, но попал в расстегнутую мастерку. После этого он ударил <ФИО> по лицу, который ударился головой о колоду и упал около стола. Он подошел к <ФИО>, и пнул его два раза по ребрам. Затем пришла сожительница <ФИО>, которая его увела (т.1 л.д.67).

Из протокола дополнительного осмотра места происшествия от

<ДД.ММ.ГГГГ> видно, что в ходе осмотра жилища Машукова *.*., в сенях его дома была обнаружена и изъята мастерка черного цвета, на которой с правой стороны, на передней поверхности в области груди, имеется порез ткани с ровными краями (т.1 л.д.132-135).

Из протокола дополнительного осмотра места происшествия от

<ДД.ММ.ГГГГ> следует, что при осмотре жилища Машукова *.*., в жилой комнате дома, под шкафом был обнаружен нож с черной рукоятью, который Машуков опознал, и пояснил, что этим ножом <ФИО> пытался его ударить (т.1 л.д.166-171).

Заключением судебно-медицинской экспертизы трупа <ФИО> «№» от <ДД.ММ.ГГГГ> установлено, что на трупе потерпевшего имелись следующие телесные повреждения:

Закрытая черепно-мозговая травма: кровоизлияние под твердой мозговой оболочкой (нагноившаяся субдуральная гематома) над правой гемисферой головного мозга; кровоизлияние под мягкие мозговые оболочки правой височно-лобно-теменной и правой теменно-затылочной долями, ушиб теменно-затылочной доли, с нагноившейся гематомой. Данные телесные повреждения образовались в результате удара (ударов) тупым твердым предметом (предметами) в область головы, являются опасными для жизни и по этому признаку расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью, имеют причинно-следственную связь с наступлением смерти;

Закрытая травма грудной клетки, перелом ребер слева 7-8-9 ребер по передней подмышечной линии, без повреждения пристеночной плевры;

9 ребро по лопаточной линии, без повреждения пристеночной плевры;

10 ребро по задней подмышечной линии, с повреждением пристеночной плевры, позвоночный отломок выстоит в левую плевральную полость;

11 ребро по лопаточной линии, без повреждения пристеночной плевры; с повреждением нижней доли левого легко­го; пневмоторакс слева. Данные телесные повреждения образовались в результате удара (ударов) тупым твердым предметом (предметами) в область грудной клетки слева, являются опасными для жизни и по этому признаку расцениваются как повреждения, при­чинившие тяжкий вред здоровью, имеют причинно-следственную связь с наступлением смерти.

Смерть <ФИО> наступила 04 июня 2011 года в больнице от сепсиса, развившегося вследствие тупой сочетанной травмы головы и грудной клетки; закрытой черепно-мозговой травмы, с кровоизлияниями под оболочки головного мозга и закрытой травмы грудной клетки, с переломами ребер и повреждением ткани легкого.

Потерпевший мог совершать самостоятельные действия (передвигаться), после получения черепно-мозговой травмы и тупой травмы грудной клетки (т.1 л.д.176-185).

Проанализировав и оценив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что Машуков *.*. виновен в совершении инкриминируемого ему деяния, а его доводы несмотря на признание своей вины в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ о том, что он не хотел причинить потерпевшему <ФИО> тяжкий вред здоровью, опасный для жизни потерпевшего, что повлекло по неосторожности смерть <ФИО>, суд считает надуманными, с целью смягчить ответственность за содеянное.

Приведенные в Приговоре доказательства свидетельствуют о том, что удары ногами в область расположения жизненно-важных органов: в область головы и тела (грудной клетки) <ФИО> были причинены потерпевшему подсудимым Машуковым *.*. умышленно, в ходе ссоры,

в порыве ярости, на почве личных неприязненных отношений с <ФИО>, что усилилось алкогольным опьянением.

Тяжесть причиненных телесных повреждений, сила, с которой были нанесены удары ногами в жизненно-важные органы потерпевшего, а также целенаправленные действия подсудимого Машукова *.*., свидетельствуют только о наличии у подсудимого прямого умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Нанося такие удары ногами, Машуков сознавал, что этим причиняет потерпевшему тяжкий вред здоровью и желал этого.

Между действиями подсудимого и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь.

Кроме этого, в соответствии с установленными обстоятельствами дела и приведенными в Приговоре доказательствами, суд не усматривает в данном случае необходимой обороны или превышения ее пределов, поскольку потерпевший свое неправомерное посягательство закончил, и лежал на полу. Поэтому необходимости у подсудимого в нанесении ударов ногами <ФИО> не было. Об этом свидетельствуют установленные обстоятельства дела, характер и степень вреда, причиненного здоровью потерпевшего, а также область, куда были нанесены удары ногами потерпевшему – по голове и грудной клетке, что объективно установлено из заключения судебно-медицинской экспертизы, а также показаний подсудимого Машукова *.*., свидетелей <ФИО 2> и <ФИО 1>, не доверять которым у суда оснований не имеется.

При таких обстоятельствах, на основании приведенных в Приговоре, полученных в установленном законом порядке, достаточных для правильного разрешения дела, и согласующихся между собой доказательств, их всестороннего анализа и оценки, суд считает Машукова *.*. полностью виновным в совершении инкриминируемого ему деяния.

При решении вопроса о назначении наказания виновному Машукову *.*., суд в соответствии со ст.ст.60-63 УК РФ принимает во внимание характер содеянного, степень его общественной опасности, иные конкретные обстоятельства дела наряду с данными о личности подсудимого, а также обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания.

С учетом категории преступления, формы вины и объекта посягательства, суд относит деяние, совершенное Машуковым *.*. к преступлениям с высокой степенью общественной опасности, направленным против личности.

Как личность подсудимый Машуков *.*. по месту жительства характеризуется отрицательно, ранее судим (т.2 л.д.1, 2-4, 5, 7, 9, 13-15, 16-17, 18-19, 20-21, 22-23, 24-25, 26-31).

Исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления, а также учитывая личность подсудимого, который ранее совершал умышленное преступление, на путь исправления не встал, по истечении непродолжительного времени после освобождения из мест лишения свободы, имея непогашенную судимость за умышленное преступление, вновь совершил умышленное особо тяжкое преступление, суд считает справедливым назначить Машукову *.*. наказание в виде реального лишения свободы.

Кроме этого, учитывая, что Машуков *.*. ранее судим за умышленное преступление к реальному лишению свободы, судимость не погашена, он вновь совершил умышленное преступление, суд признает в его действиях рецидив преступлений – ч.1 ст.18 УК РФ, и назначает наказание с применением ст.68 ч.2 УК РФ, то есть не менее одной трети части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Машукова *.*., суд признает признание подсудимым своей вины и раскаяние в содеянном, явку с повинной Машукова *.*., противоправность поведения потерпевшего, что явилось поводом для преступления, наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Вместе с тем, учитывая, что Машуков *.*. на путь исправления не встал, и имея не погашенную судимость за умышленное преступление, вновь совершил умышленное преступление, которое явилось основанием к признанию у него рецидива преступлений, предусмотренного ст.18 УК РФ, суд признает обстоятельством, отягчающим наказание Машукова *.*. - рецидив преступлений – п. «а» ч.1 ст.63 УК РФ, в связи с чем, в силу требований ч.1 ст.62 УК РФ не назначает Машукову наказание с применением данной нормы закона при наличии у него смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, поскольку в данном случае оснований для применения ч.1 ст.62 УК РФ, не имеется.

Местом отбытия наказания Машукову *.*., суд в соответствии с уголовным законом определяет исправительную колонию строгого режима – п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.296-309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Машукова *.*. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы с применением ст.68 ч.2 УК РФ на срок – 7 (семь) лет без дополнительного наказания, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима

Срок отбытия наказания исчислять Машукову *.*. с 10 октября 2011 года. Зачесть Машукову *.*. в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 08 июня 2011 года по 09 октября 2011 года.

Избранную в отношении Машукова *.*. меру пресечения оставить прежнюю – содержание под стражей.

По вступлении Приговора в законную силу вещественное доказательство: нож – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Забайкальский краевой суд через Шелопугинский районный суд в течение десяти суток со дня провозглашения Приговора, а осужденным Машуковым *.*. - в тот же срок, со дня вручения ему копии Приговора.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий: *.*. Миронова