Арбитражная практика

По обвинению Соколова *.*. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.264 ч.4, 125 УК РФ.. Приговор от 23 сентября 2011 года №. Костромская область.

Буйский районный суд Костромской области в составе

председательствующего Филипповой *.*.

с участием гос. обвинителей - Буйского межрайонного прокурора Загарова *.*. и зам.Буйского межрайонного прокурора Киселевой *.*.

подсудимог Ф.И.О. br>
защитника - адвоката Буйского филиала НКО АПКО Шашуро *.*., предоставившего удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер №

при секретарях Яблонцевой *.*., Виноградовой *.*.

а также потерпевшем ФИО19 и его представителе адвокате ФИО13

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношени Ф.И.О. - <данные изъяты> обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 264 ч.4, 125 УК РФ

Установил:

Соколов *.*. имея возможность оказать помощь лицу, поставленному в опасное для жизни состояние и лишенному возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности,
заведомо оставил это лицо без помощи при следующих обстоятельствах.

ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> Соколов *.*., находясь <данные изъяты>, управляя автомобилем <данные изъяты> №, с со скоростью не превышающей максимально допустимую по условиям видимости дороги, обнаружив лежащего на проезжей части дороги гр-на ФИО7, не располагая технической возможностью предотвратить наезд путем торможения, совершил наезд на ФИО7, причинив последнему следующие телесные повреждения: массивный центральный разрыв правой доли печени по диафрагмальной поверхности, гемоперитониум 800,0, разрыв ткани левого легкого, левосторонний гемоторакс 250,0, являющиеся опасными для жизни, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью, а также ссадины головы, лица, правой и левой кисти колотая рана в проекции правого локтевого сустава- не причинившие вреда здоровью. В нарушение пункта 2.5 Правил дорожного движения после совершения наезда на ФИО7, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, Соколов *.*., имея возможность оказать ему помощь и будучи обязанным иметь о нем заботу, так как в результате происшествия с управляемой им автомашиной сам поставил его в опасное для жизни состояние, не принял мер к оказанию ему доврачебной медицинской помощи и с места происшествия скрылся. Через некоторое время, исчисляемое минутами ФИО7 скончался на месте происшествия в результате сочетанной травмы тела, тупой травмы живота, груди, сопровождавшихся разрывом правой доли печени и левого легкого, осложнившейся острой массивной кровопотерей и внутренним кровотечением.

По мнению предварительного следствия наезд на пострадавшего ФИО7 имел место в результате нарушения Соколовым *.*. пунктов 10.1 и 2.7 Правил дорожного движения. По окончании судебного следствия зам.<адрес> межрайонного прокурора Киселева *.*. со ссылкой на отсутствие причинной связи между действиями Соколова
и наступившими последствиями в виде смерти ФИО7 отказалась от поддержания обвинения по ст. 264 ч.4 УК РФ. Учитывая, что отказ прокурора от обвинения мотивирован, последовал после исследования значимых для этого материалов уголовного дела, суд Постановлением от ДД.ММ.ГГГГ прекратил уголовное преследование Соколова *.*. в этой части.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Соколов *.*. вину в оставлении ФИО7 в опасности не признал и показал, что ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> на принадлежащей ему автомашине <данные изъяты> № приехал <адрес> Около магазина находились его <данные изъяты> ФИО20, знакомый ФИО21 и еще двое <данные изъяты> людей, <данные изъяты>. Он сразу прошел в магазин за сигаретами, когда через некоторое время вышел на улицу, увидел, что парни дерутся. Он стал разнимать их. ФИО1 с незнакомым парнем поднялись с земли и пошли в сторону автодороги <адрес>. ФИО12 подошел к его автомашине и пожаловался на боль в правом боку. Он довез ФИО12 до фельдшерского пункта, где ФИО22 осмотрели и приняли Решение о доставлении в <адрес> ЦБР. В <адрес> ФИО12 повезли на автомашине «скорой помощи». Он сначала поехал за ними, по дороге позвонил <данные изъяты> ФИО12, сообщил о случившемся. Та попросила заехать за ней. Он развернулся, доехал до <адрес>, забрал ФИО12 и они поехали в <адрес>. Подъезжая к перекрестку с автодорогой <адрес>, в свете фар примерно на расстоянии 15 метров, увидел, что на автодороге лежит человек. Человек лежал поперек дороги в темной одежде, сливался с асфальтом. Он ехал со скоростью 50-60 км/час. с ближним светом фар, так как ехала встречная автомашина. В результате экстренного торможения, колеса автомашины заблокировались, видел, что расстояние сокращается
слишком быстро и остановиться он не успевает. Тогда отпустил педаль тормоза и начал поворачивать влево, но полностью на полосу встречного движения выехать не смог во избежания столкновения с приближающейся встречной автомашиной. В это время почувствовал с правой стороны, что автомашина подскочила, понял, что проехал по человеку. Останавливаться сразу не стал, так как испугался, что переехал человека насмерть. Остановился, когда выехал на автодорогу <адрес>, попросил ФИО12 сесть за руль автомашины, поскольку из-за случившегося у него тряслись руки. Вину не признает, так как по заключению СМЭ спасение жизни ФИО7 даже при условии своевременного оказания медицинской помощи было маловероятным по причине массивности причиненных телесных повреждений.

Суд, допросив подсудимого, потерпевшего, свидетелей, исследовав материалы уголовного дела, считает Соколова *.*. виновным в совершении изложенного выше преступления.

Изложенные выше фактические обстоятельства наезда на лежащего на проезжей части дороги пострадавшего ФИО7, подсудимым Соколовым *.*. в судебном заседании не оспаривались.

Признательные показания подсудимого, что именно им был совершен наезд на ФИО7 подтверждаются совокупностью предоставленных стороной обвинения доказательств.

Место наезда, указанное подсудимым, совершенные им действия по предотвращению наезда согласуются с протоколом осмотра места происшествия, согласно которого на расстоянии <данные изъяты> <адрес> обнаружен след торможения автомашины юзом длиной правого колеса автомобиля 11,6 м., левого - 8,8 м. <адрес> перпендикулярно движения обнаружен труп мужчины. Расстояние от правого края проезжей части до ног трупа составляет 2,1 м. <данные изъяты>л.д.4-7 т.1).

Факт совершения наезда управляемой Соколовым *.*. автомашиной <данные изъяты> № также подтверждается протоколом осмотра данной автомашины ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которого установлено <данные изъяты>

По заключению трасологической экспертизы <данные изъяты>

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта имевшиеся на трупе ФИО7 телесные повреждения могли
образоваться при переез Ф.И.О. живота (л.д.27-34 т.2).

Свидетель ФИО12 показала, что ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> ФИО23 ушел гулять. <данные изъяты> ей позвонил Соколов Владимир, сообщил, что ФИО24 на автомашине «скорой помощи» увезли в <адрес> ЦРБ. Минут через 10 Соколов подъехал за ней <адрес>. Она села на переднее пассажирское сидении е и они поехали в <адрес>. Ехали со скоростью около 50 км/час. с ближним светом фар. <адрес> в свете фар она увидела, что на дороге на их полосе движения что-то лежит. Присмотревшись, она разглядела лежащего на дороге человека. Соколов начал тормозить и сделал маневр влево, пытаясь объехать этого человека. В этот момент автомашину качнуло, она поняла, что они совершили наезд. Соколов не останавливаясь проехал дальше. Остановился после того как выехал на автодорогу <адрес>. Оба были в шоке, понимали, что человек на которого совершили наезд вряд ли выживет. Испугавшись содеянного, Соколов Решил не возвращаться назад. Поскольку у него тряслись руки, на водительское сидение пересела она ФИО25 Когда они, побывав в больнице, возвращались обратно в <адрес> на том месте, где Соколовым был совершен наезд на человека стояли автомашины «скорой помощи» и милиции. Но они вновь не остановились и уехали домой.

Кроме приведенных показаний свидетеля ФИО12 факт оставления Соколовым *.*. места, где им был совершен наезд на ФИО7 подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Привлеченный к делу в качестве потерпевшего ФИО1 показал, что погибший ФИО26 - ДД.ММ.ГГГГ приходился ему родным сыном, проживали совместно <адрес> Сын работал в <адрес> <данные изъяты> вахтовым методом. ДД.ММ.ГГГГ рано утром сын вернулся <адрес>. Днем они ФИО27 ездили в <адрес>. По возвращении из <адрес> легли отдохнуть,
так как сын из-за поездок не выспался. Проснувшись <данные изъяты> сына дома не обнаружил, подумал, что тот ушел прогуляться с друзьями. <данные изъяты> ему позвонил друг сына - ФИО28, спросил дома ли ФИО29. ФИО30 также пояснил, что их с ФИО31 избили в <адрес>. После звонка ФИО32, он стал звонить сыну на мобильный телефон, однако на телефонные звонки тот не отвечал. Через некоторое время позвонил участковый инспектор ФИО33, сообщил, что сына сбила автомашина. Он выехал на место происшествия, приехавший одновременно фельдшер скорой помощи зафиксировал смерть сына. На следующий день ему сообщили, что наезд на ФИО34 совершил Соколов, который не останавливаясь скрылся с места ДТП. Сразу после происшествия Соколов к нему не подходил, не извинялся, помощи не предлагал, впоследствии он ФИО35 сам не захотел встречаться с ним.

Свидетель ФИО10 показал, что вечером ДД.ММ.ГГГГ он заступил на дежурство в фельдшерский пункт <адрес>, где работает <данные изъяты> В ночное время в фельдшерский пункт обратился ФИО36 с жалобами на боли в животе, пояснил, что его ударили ногой в ходе драки. Фельдшер ФИО11 принял Решение о госпитализации ФИО12 в <адрес> ЦРБ. Когда везли ФИО12 в больницу, не доезжая до перекрестка с автодорогой <адрес> он увидел парня. Насколько он помнит парень шел в сторону <адрес> и разговаривал по мобильному телефону. Парень показался ему знакомым. По приезду в больницу, они отвели ФИО12 в приемный покой. В это время поступил вызов о том, что на дороге на <адрес>. Они с ФИО11 поехали в <адрес>. Недалеко от перекрестка стояла автомашина ФИО37, присутствовал участковый. Поперек дороги на правой стороне движения в сторону
автодороги <адрес> лежал парень. Это был тот парень, которого они видели когда везли ФИО12 в больницу и лежал он примерно в том же самом месте. Парень уже не подавал признаков жизни. Фельдшер ФИО11 зафиксировал его смерть. ФИО39 Владимира они видели в больнице, когда тот привез мать ФИО12. На месте происшествия его автомашины не было.

Свидетель ФИО11 дал суду аналогичные показания.

Доводы подсудимого об отсутствии у него реальной возможности оказания помощи ФИО7 в связи с мгновенным наступлением его смерти опровергаются показаниями свидетеля ФИО9 показавшего суду, что ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> на своей автомашине он ехал из <адрес>. Сначала ехал по автодороге <адрес>, потом свернул на дорогу, ведущую в <адрес>, скорость была около 30-40 км/час. Проехав около 100 метров увидел движущуюся навстречу легковую автомашину с ближним светом фар. Не доезжая до него, встречная автомашина резко повернула в левую сторону на его полосу движения, а затем вернулась, будто что-то объезжала. Он, чтобы избежать столкновения, притормозил и принял в правую сторону. В момент совершения маневра увидел, что на правой стороне дороги что-то лежит. Проехав еще метров пять, понял, что на проезжей части лежит человек. Затормозил, включил заднюю передачу и проехал назад. Вышел из автомашины, подошел к лежащему человеку, тот был жив, хрипел, но ничего не говорил. Он положил ему под голову полотенце, потом позвонил в скорую помощь и милицию. Через несколько минут подошел участковый ФИО40, потом подъехала скорая помощь. Вышедший из автомашины фельдшер констатировал смерть мужчины. Автомашина, которая ехала ему навстречу, после совершения маневра объезда, не останавливаясь, проследовала далее.

Согласно выводов судебно-медицинской экспертизы; имевшиеся у ФИО7 телесные повреждения
в виде массивного центрального разрыва правой доли печени по диафрагмальной поверхности, гемоперитонеум 800,0 и разрыв ткани левого легкого, левосторонний гематорокс 250,0 являлись опасными для опасными для жизни, причинили тяжкий вред здоровью и образовались незадолго до смерти (минуты).

Из приведенных показаний свидетеля ФИО9, согласующихся с заключением судебно-медицинской экспертизы следует, что после совершенного наезда пострадавший ФИО7 в течение времени, исчисляемого минутами был жив, дышал, находился без сознания, то есть нуждался в помощи. Сам Соколов *.*. из автомашины не выходил, ФИО7 на предмет установления тяжести его состояния или характера помощи, которая могла потребоваться при данных обстоятельствах, не осматривал, поэтому его доводы, что ФИО7 после совершенного наезда в помощи уже не нуждался, являются ничем не обоснованными предположениями. Суд может принять доводы подсудимого только в той части, что им осознавалась беспомощность пострадавшего ФИО1, находящегося в угрожающем жизни положении. Последнее обстоятельство испугало подсудимого, и он умышленно скрылся с места происшествия. Именно эту причину - испуг за последствия, а не бесперспективность медицинской помощи, Соколов указывал в явке с повинной, добровольность оформления которой в судебном заседании не отрицал (л.д.56 т.1).

Каких либо других объективных причин невозможности оказания помощи пострадавшему ФИО1 у Соколова *.*. при рассмотрении настоящего дела не установлено. Подсудимый имел возможность оказать пострадавшего помощь путем вызова «скорой помощи», самостоятельного доставления в больницу. Однако эту возложенную на него законом обязанность Соколов *.*. не выполнил, оставил место происшествия.

Ссылки стороны защиты на заключение СМЭ в части указания на маловероятность спасения жизни ФИО7 даже в случае своевременно оказанной медицинской помощи, юридического значения для настоящего дела не имеют, поскольку преступление - оставление в опасности
считается формальным, в силу чего преступное бездействие виновного лица окончено уже в момент оставления в опасности и наступление реального вреда выходит за рамки состава.

Каких-либо оснований рассчитывать на то, что помощь пострадавшему могут оказать иные лица у Соколова *.*. также не имелось. Наезд на ФИО7 был совершен им <данные изъяты> при отсутствии прохожих, не в потоке автомашин, Соколову было неизвестно об остановке встречной автомашины под управлением ФИО9. При таких обстоятельствах подсудимым, безусловно, осознавалось, что своевременная медицинская помощь пострадавшему ФИО1 может быть оказана только им.

Совокупности приведенных доказательств суд считает достаточной для признания Соколова *.*. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ - заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, в случае, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и сам поставил его в опасное для жизни состояние.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного подсудимым, данные о его личности, влияние назначенного наказания на его исправление, условия жизни его семьи. ФИО2 впервые было совершено преступление небольшой тяжести. Обстоятельствами, смягчающими наказание суд признает явку с повинной, наличие на иждивении малолетнего ребенка. Обстоятельств, отягчающих наказание не имеется. Как личность подсудимый характеризуется удовлетворительно, жалоб на его поведение не поступало. С учетом приведенных обстоятельств суд назначает ФИО2 наказание, не связанное с лишением свободы - в виде исправительных работ. Кроме того, учитывая, что в момент наезда на пострадавшего, ФИО2 управлял автомобилем, находясь в состоянии алкогольного опьянения (им не оспаривается, что перед случившимся он выпил две бутылки пива), а
также тот факт, что ранее он привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения суд считает невозможным сохранить за ним право управлять транспортными средствами и в соответствии со ст. 47 ч.3 УК РФ назначает ему дополнительный вид наказания в виде лишения справа заниматься определенной деятельностью, не предусмотренный санкцией ст. 125 УК РФ.

По делу потерпевшим ФИО1 предъявлены и поддержаны исковые требования о возмещении морального вреда, причиненного ему действиями Соколова, совершившего наезд на его сына, не оказавшего сыну помощи, в результате чего последний скончался на месте ДТП. Размер денежной компенсации в возмещение морального вреда, причиненного в результате наезда и в результате неоказания помощи истцом не разграничен. В связи с отказом прокурора от обвинения по ст. 264 ч.4 УК РФ суд не имеет возможности рассмотреть в уголовном процессе требования истца, мотивированные гибелью сына в результате наезда на него источника повышенной опасности. Учитывая взаимосвязанность исковых требований о возмещении морального вреда суд считает необходимым оставить их на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. В уголовном процессе суд считает возможным рассмотреть требования ФИО1 о возмещение ему расходов по оказанию юридической помощи <данные изъяты>. Размер расходов по оказанию юридической помощи мотивирован наличием договора на оказание юридических услуг, квитанции о внесение денег в кассу, участием адвоката в следственных действиях, даваемыми консультациями по правовым вопросам, разъяснением законодательства, участием в судебных заседаниях. Подсудимый, являясь гражданским ответчиком, размер расходов по оказанию юридической помощи не оспорил. С учетом рекомендаций «О порядка оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» а также Приказа Минюста и Минфина РФ № 199/87 от 15.10.2007 г., «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката….., участвующего в уголовном судопроизводстве», а, также принимая во внимание объем и сложность уголовного дела, необходимость возмещения представителю расходов, связанных с выездом в другую местность, суд считает возможным удовлетворить требования в заявленном размере.

В соответствии со ст.ст. 131, 132 УПК РФ суд взыскивает в доход федерального бюджета процессуальные издержки в виде сумм выплаченных адвокату за оказание юридической помощи на предварительном следствии.

Судьбу вещественных доказательств суд решает в соответствии со ст.81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307-309 УПК РФ суд

Приговорил

(восьми) месяцев исправительных работ, отбываемых в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ по месту жительства осужденного с удержанием в доход государства 10% заработка с лишением права управлять транспортными средствами на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, подлежащего самостоятельному исполнению.

Меру пресечения в отношении Соколова *.*. до вступления Приговора в законную силу оставить без изменения - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Взыскать Ф.И.О. в пользу ФИО1 в возмещение расходов по оказанию юридической помощи <данные изъяты> в пользу федерального бюджета процессуальные издержки <данные изъяты>

Признать за ФИО1 право на предъявление исковых требований о возмещение морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства по делу: <данные изъяты> - уничтожить, <данные изъяты> передать собственнику Соколову *.*. по вступлению Приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в <адрес> областной суд в течение 10 суток со дня его оглашения. При подаче кассационной жалобы осужденный Соколов *.*. вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий Филиппова *.*.