Арбитражная практика

Решение от 19 апреля 2011 года № 2-16/2011. Решение от 19 апреля 2011 года № 2-16/2011. Тюменская область.

Тобольский городской суд Тюменской области, в составе: председательствующего судьи Баранцевой *.*.

при секретаре Кориковой *.*.

с участием помощника прокурора Логиновой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ниценковой *.*., Ниценкова *.*. к Государственному лечебно-профилактическому учреждению Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) о компенсации морального вреда,

Установил:

Истцы обратились в суд с требованиями к ответчику о компенсации морального вреда, причиненного Ниценковой *.*. в сумме 1 000 000 руб., Ниценкову *.*. - в сумме 500 000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что Ниценкова *.*. в ДД.ММ.ГГГГ наблюдалась в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) в связи с беременностью, своевременно встала на учет, регулярно посещала указанное лечебное
учреждение, проходила все необходимые процедуры и исследования, выполняла назначения и рекомендации врача. Никаких болезней у истца и патологических изменений у плода за период беременности выявлено не было. С ДД.ММ.ГГГГ находилась в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) под наблюдением врачей. Вечером ДД.ММ.ГГГГ начались схватки, по результатам исследования кардиомонитора ребенок был здоров, врач сказала, что когда схватки будут проходить с перерывом в 3-5 мин., необходимо сообщить. Схватки продолжались до 05.00 час. утра ДД.ММ.ГГГГ с интервалом 15-20 мин., с 05.00 час. схватки начались регулярно, примерно через минуту. Персонал, к которому обращалась утром, сказал, что нужно ждать врача. Врач М. пришла в 07 ч. 45 мин. На просьбу соседки по палате осмотреть истца, М., повысив голос, ответила, что у нее «планерка». Забежав в палату, она сказала, что не верит Ниценковой *.*., как женщина, и ушла. После, проведя осмотр на кресле, врач сказала, что рожать рано, отправила на кардиомонитор. Во время прохождения кардиомонитора обнаружилось, что сердцебиение плода нестабильное, отправили на УЗИ, после которого сообщили, что ребенок мертвый, будут стимулировать роды. Роды состоялись ДД.ММ.ГГГГ, была констатирована внутриутробная гибель плода. По мнению истцов, отсутствие квалифицированного осмотра, полное игнорирование жалоб Ниценковой *.*. лишило возможности врача определить необходимость планового кесарева сечения, правильно определить тактику родов, что привело к гибели плода. За несколько часов до рождения ребенок был жив, в начале родов у врача была возможность пересмотреть план их ведения и принять Решение об оперативном родоразрешении. Медицинская помощь по дородовому сопровождению была оказана не в полном объеме, ненадлежащего качества, что привело к неблагополучному разрешению беременности. Вследствие некачественно оказанной медицинской
помощи истцу Ниценковой были причинены физические и нравственные страдания, выразившиеся в претерпевании физической боли и глубоких переживаниях по поводу гибели ребенка. Молодая женщина, в течение девяти месяцев вынашивая ребенка, лишилась его из-за халатности врачей. Истец Н. также испытал нравственные страдания по поводу гибели ребенка, а также в связи с опасениями за жизнь и здоровье его супруги - Ниценковой *.*. Нравственные страдания усугубились тем, что работники ответчика до настоящего времени отказываются признать свои ошибки и не выразили никакого сочувствия в адрес истцов.

Истец Ниценкова *.*. в суд не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена в установленном законом порядке. В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ исковые требования поддержала, полагая, что ребенок умер из-за несвоевременно оказанной медицинской помощи.

Истец Ниценков *.*., представитель истцов адвокат Осинцева *.*., действующая на основании ордера, иск поддержали по изложенным в заявлении и судебных заседаниях основаниям.

Дополнительно суду пояснили, что Ниценковой *.*. медицинские услуги были оказаны некачественно, не проведена в полном объеме диагностика, в частности не диагностирована фетоплацентарная недостаточность, не проведено УЗИ в момент поступления в стационар, по результатам которого возможно было установить обвитие пуповины вокруг шеи плода, и предотвратить гибель плода.

Представитель ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) Свечникова *.*., действуя в рамках полномочий предоставленных доверенностью, иск не признала, пояснив, что в момент поступления в отделение патологии беременных истцу назначены и проведены необходимые исследования. ДД.ММ.ГГГГ около 22.00 часов ее начали беспокоить боли внизу живота. Истец за медицинской помощью с жалобами на боли к медицинскому персоналу не обратилась. С жалобой к дежурной акушерке истец обратилась в 7.50 час. ДД.ММ.ГГГГ В 8.10 ч. истец
была осмотрена лечащим врачом, сердцебиение плода врач не услышала. Истец была направлена в кабинет КТГ, где также сердцебиение не было обнаружено. По результатам УЗИ - антенатальная гибель плода, причина гибели плода - внутриутробная асфиксия в результате тугого обвития пуповины вокруг шеи плода. Пояснила, что судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что обвитие пуповины могло произойти за короткий промежуток времени, за несколько десятков минут, либо несколько часов. Обвитие было зафиксировано только по результатам УЗИ, проводимого ДД.ММ.ГГГГ, после наступления смерти плода. Предотвратить обвитие пуповины практически невозможно. Не выявление у истца угрожающей гипоксии плода и не проведение оперативного родоразрешения, обусловлены не обращением истца к лечащему врачу при изменении характера двигательной активности плода, что следует из судебно-медицинской экспертизы. Между характером оказания медицинской помощи истцу и внутриутробной гибелью плода, какой либо причинно-следственной связи не имеется. Считает, что медицинская помощь Ниценковой *.*. за период беременности и родов в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) представлена в полном объеме.

Суд, изучив доводы иска и возражений, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, и заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования являются обоснованными, находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению на основании следующих выводов.

Конституция Российской Федерации (ст. 41) предусматривает, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В соответствии со статьей 17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденных ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1, граждане Российской Федерации обладают неотъемлемым правом на охрану здоровья. Это право обеспечивается охраной окружающей среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением
населению доступной медико-социальной помощи.

В соответствии со статьей 20 указанных Основ законодательства, медико-социальная помощь включает в себя медицинскую помощь. Под медицинской помощью понимается комплекс мероприятий, включая медицинские услуги, организационно-технические мероприятия, лекарственное обеспечение и другие, направленные на удовлетворение потребностей населения в поддержании и восстановлении здоровья.

Статья 23 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан устанавливает, что каждая женщина в период беременности, во время и после родов обеспечивается специализированной медицинской помощью в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения в рамках Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи.

В случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи 66 Основ, то есть виновные обязаны возместить потерпевшим ущерб в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (статья 68 Основ).

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда…

Судом установлено, что ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» г. Тобольска осуществляет деятельность по амбулаторно-поликлинической и консультативной помощи беременным, диагностическим и параклиническим исследованиям, стационарной помощи. Одной из основных задач Учреждения является оказание профилактической, консультативной, диагностической, лечебной, реанимационной и реабилитационной помощи беременным, роженицам… Указанные положения закреплены в Уставе ответчика.

В соответствии с Порядком оказания акушерско-гинекологической помощи, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 02.10.2009 г. № 808н, порядок оказания медицинской помощи женщинам в период беременности включает в себя два основных
этапа: первый - амбулаторный, осуществляемый врачами-акушерами-гинекологами; второй - стационарный, осуществляемый в отделениях патологии беременности (при акушерской патологии) или специализированных отделениях (при соматической патологии) учреждений здравоохранения.
Из материалов дела следует, что истец Ниценкова *.*. наблюдалась в амбулаторно-диагностическом отделении ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) по поводу беременности с ДД.ММ.ГГГГ

На момент принятия на диспансерный учет по поводу беременности, Ниценковой *.*. также выставлен соматический диагноз: Хронический пиелонефрит.

С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Ниценкова *.*. находилась в стационарном отделении указанного Учреждения. Госпитализирована была в экстренном порядке, после осмотра дежурного врача и проведения кардиотокографии, выставлен диагноз: Беременность <данные изъяты>. Ложные схватки. Хронический пиелонефрит, ремиссия. Учитывая доношенную беременность и отдаленность места жительства, рекомендовано продолжить ожидание начала родов в условиях стационара с одновременным наблюдением и обследованием.

ДД.ММ.ГГГГ в 13-30 час. у Ниценковой *.*. произошли роды мертвым доношенным ребенком женского пола. Причина смерти - острая антенатальная асфиксия, связанная с хронической плацентарной недостаточностью.

ДД.ММ.ГГГГ Ниценкова *.*. выписана из стационара.

Указанные обстоятельства подтверждаются обозреваемыми в судебном заседании индивидуальной картой беременной и родильницы №, историей родов №, заключением экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, медицинским свидетельством о перинатальной смерти, объяснениями сторон.

На основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ №, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, Департаментом здравоохранения Тюменской области была проведена документальная проверка ответчика по вопросу качества оказанной медицинской помощи Ниценковой *.*., в ходе которой комиссия пришла к заключению, что причиной смерти плода Ниценковой *.*. явилась острая внутриутробная асфиксия, на фоне хронической плацентарной недостаточности, связанная с тугим обвитием пуповины вокруг шеи
плода. Фактов ненадлежащего оказания медицинской помощи в период беременности и родов не выявлено. Медицинская помощь предоставлена в полном объеме. Изложенное подтверждается актом мероприятий по контролю от ДД.ММ.ГГГГ

С целью установления причин антенатальной гибели плода, возможности ее предотвращения и качества оказанной Ниценковой *.*. медицинской помощи, по ходатайству истцов по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза.

По заключению судебно-медицинской комиссионной экспертизы <данные изъяты> № от ДД.ММ.ГГГГ, с уточнениями от ДД.ММ.ГГГГ, причиной внутриутробной гибели плода Ниценковой *.*. явилась остро развившаяся асфиксия (отсутствие обеспечения кислородом), возникшая в результате однократного (тугого) обвития пуповины вокруг шеи плода, что подтверждается клиническими данными, результатами исследования трупа и гистологического (микроскопического) исследования кусочков его внутренних органов, возникшая на фоне фетоплацентарной (плодно-плацентарной) недостаточности.

Наличие фетоплацентарной недостаточности, как правило, влечет за собой хроническую внутриутробную гипоксию (кислородное голодание) плода. Хроническая внутриутробная гипоксия плода может сопровождаться повышенной двигательной активностью плода и тем самым способствовать обвитию пуповины вокруг тела (шеи).

При ультразвуковых исследованиях плода Ниценковой *.*. от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ обвития пуповины вокруг шеи плода не выявлялось. При ультразвуковом исследовании плода от ДД.ММ.ГГГГ, проведенного после наступления гибели плода, было выявлено обвитие пуповины вокруг шеи.

Факт обвития пуповины вокруг шеи у родившегося ДД.ММ.ГГГГ у Ниценковой *.*. плода, подтвердил также допрошенный в качестве свидетеля врач акушер-гинеколог М., оснований не доверять показаниям которого, у суда нет.

По имеющимся медицинским данным, эксперты пришли к выводу, что предположительно внутриутробная гибель плода Ниценковой *.*. наступила около 12 часов назад к моменту родоразрешения, то есть ДД.ММ.ГГГГ в 1-2 часа.

Как отмечается экспертами, показаний для выполнения истцу операции кесарево сечение не имелось, в том числе и в связи с
заболеванием Хронический пиелонефрит. В случае обращения Ниценковой *.*. к лечащему врачу с указанием на изменения характера шевелений плода (учащение, урежение) появились бы показания к проведению ДД.ММ.ГГГГ ультразвукового исследования. При ультразвуковом исследовании плода, кардиотокографии могла быть выявлена угрожающая гипоксия плода. В случае своевременного выявления угрожающей гипоксии плода и выполнении в интересах плода операции кесарево сечение гибель плода Ниценковой *.*. могла быть предотвращена.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ в ходе осмотра Ниценковой *.*. была проведена кардиотокография, однако угрожающая гипоксия плода не выявлена.

Из показаний свидетелей Д. - соседки Ниценковой *.*. по палате, дежуривших с 12.07. по ДД.ММ.ГГГГ врача акушера-гинеколога Т., акушерки О. установлено, что в течение вечера ДД.ММ.ГГГГ и ночи ДД.ММ.ГГГГ Ниценкова *.*. с жалобами к врачу или акушерке не обращалась.

Из объяснений, данных Ниценковой *.*. в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ следует, что ДД.ММ.ГГГГ весь вечер она чувствовала себя хорошо, примерно с двух часов ночи ДД.ММ.ГГГГ просыпалась от позывов в туалет, которые продолжались до 05 час. утра, через 20-30 минут, что она расценила как предвестники родов. То есть оснований для тревоги и обращения к медицинскому персоналу, у нее не было.

При таких обстоятельствах, вывод экспертов о времени смерти плода Ниценковой *.*. свидетельствует о том, что действия персонала ответчика утром ДД.ММ.ГГГГ, а именно: отсутствие квалифицированного осмотра, игнорирование жалоб Ниценковой *.*., изменение тактики ведения родов, как заявлено истцами, не повлекли гибель ребенка.

При этом, представителем ответчика не представлены суду доказательства, с достоверностью свидетельствующие об ознакомлении Ниценковой *.*. с перечнем, так называемых «тревожных» симптомов, при которых пациентке необходимо обращаться за помощью врача. Не опровергнуты представителем ответчика и объяснения истца, подтвержденные показаниями свидетеля
Д., о том, что на ее жалобы, ДД.ММ.ГГГГ в момент осмотра, проводимого заведующей отделением Л. и заместителем главного врача М., о потугах внизу живота, врачи разъяснили, что это нормально, организм готовится к родам, необходимо подойти к врачу, когда схватки начнутся через 3-5 минут, что истцом и было сделано. Таким образом, факт не обращения Ниценковой *.*. к врачу не свидетельствует о ее негативном поведении как пациентки.

В соответствии с заключением экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, не выявление у Ниценковой *.*. угрожающей гипоксии плода, и как следствие этого, не проведение оперативного родоразрешения, обусловлены не обращением Ниценковой *.*. к лечащему врачу при изменении характера двигательной активности плода. Между характером оказания медицинской помощи Ниценковой в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» и внутриутробной гибелью плода какой-либо (прямой, непрямой) причинно-следственной связи не имеется. Однако данные выводы не являются основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Статьей 86 ГПК РФ установлено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается по правилам, установленным в статье 67 Кодекса, т.е. суд оценивает заключение по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценивая заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами, установленными обстоятельствами, суд приходит к выводу о том, что истице в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» (г. Тобольск) была оказана медицинская помощь ненадлежащего качества.

Из заключения экспертизы № следует, что медицинские стандарты, помимо проведенных Ниценковой *.*. в период пребывания в отделении патологии беременности в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» исследований (анализы крови, мочи, КТГ - двукратно), предусматривают проведение ультразвукового исследования плода с допплерометрией при поступлении, что не было сделано.

Как отмечено судебными
экспертами, предотвратить возникновение обвития пуповины вокруг шеи плода и плодно-плацентарной недостаточности во время беременности невозможно. По данным представленной индивидуальной карты беременной и родильницы диагноз «фетоплацентарная недостаточность» в период наблюдения по поводу беременности Ниценковой *.*. не устанавливался. Отсутствие каких-либо клинических проявлений фетоплацентарной недостаточности, реализующейся в хроническую внутриутробную гипоксию плода, могло быть обусловлено компенсированным течением хронической внутриутробной гипоксии плода во время беременности у Ниценковой *.*.

Представитель ответчика, не соглашаясь с иском, в обоснование своих возражений ссылалась, в том числе, и на указанные выводы экспертов, пояснив, что при компенсированном течении, как это было у истца, фетоплацентарная недостаточность у пациенток не диагностируется.

Между тем, приведенный экспертный вывод таких данных не содержит, иными доказательствами доводы представителя не подтверждены.

Отвечая на поставленные судом вопросы - правильным ли было ведение беременности и родов на каждом из этапов и в полном ли объеме была оказана ответчиком медицинская помощь истице, эксперты Установили, что в период пребывания Ниценковой *.*. в отделении патологии беременности ГЛПУ ТО «Перинатальный цент» ей не было произведено ультразвуковое исследование плода с допплерометрией, не была выявлена фетоплацентарная недостаточность и хроническая внутриутробная гипоксия плода.

Выводы экспертов о том, что проведение ультразвукового исследования Ниценковой *.*. непосредственно при поступлении в ГЛПУ ТО «Перинатальный центр» могло и не выявить обвитие пуповины вокруг шеи плода, суд во внимание не принимает, поскольку указанный вывод носит предположительный характер, не подтвержден данными каких-либо исследований.

Отсутствие ультразвуковой диагностики истицы свидетельствует о нарушении ответчиком медицинских стандартов, установленных для оказания акушерско-гинекологической помощи, и неоказании необходимых медицинских услуг в полном объеме, и лишает ответчика возможности доказать отсутствие вины в не выявлении фетоплацентарной недостаточности и хронической внутриутробной гипоксии плода Ниценковой *.*., поскольку предположить результаты данного исследования в настоящий момент не представляется возможным.

Согласно Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 2 октября 2009 г. N 808н «Об утверждении Порядка оказания акушерско-гинекологической помощи» антенатальная гибель плода является одним из критериев некачественного оказания медицинской помощи, что подтверждает доводы истцов.

На медицинское учреждение возлагается обязанность, используя данные медицинской науки и практики, соответствующую медицинскую технику, специальные знания, опыт медицинских работников, произвести необходимые действия по обследованию пациента, установлению правильного диагноза, проведению надлежащего качественного лечения.

Анализируя изложенное, суд приходит к выводу, что вина ответчика заключается в проведении недостаточного осмотра и обследования истца, и нарушении общепринятой методики обследования, в невнимательном, недобросовестном отношении медицинского персонала к своим обязанностям, что не позволило выявить угрожающую гипоксию плода и выполнить мероприятия по предотвращению его гибели.

Согласно статье 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан при обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала (пункт 1).

Статья 58 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан предусматривает, что лечащий врач организует своевременное и квалифицированное обследование и лечение пациента.

Действия врача М., по мнению экспертов, после того, как она при осмотре не услышала сердцебиения плода гр. Ниценковой *.*. были правильными - Ниценковой *.*. проведено УЗИ, подтвердившее отсутствие сердцебиений у плода (его антенатальную гибель), далее проведено родоразРешение через естественные родовые пути.

Однако, из объяснений представителей ответчика и копии приказа № от ДД.ММ.ГГГГ, протокола Врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что по результатам проверки внутри организации, выявлены факты нарушения норм медицинской деонтологии и этики, то есть некорректного отношения в общении с Ниценковой *.*., в связи с чем врачу М. был объявлен выговор.

Факт некорректного отношения врача к Ниценковой *.*., неоказание ей медицинской помощи при наличии жалоб на физическую боль подтвердили также допрошенные судом свидетели Ш., Д.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса РФ если гражданину причинен моральный вред, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина.

Суд приходит к выводу, что в результате некачественно оказанной специализированной медицинской помощи Ниценковой *.*. были причинены физические и нравственные страдания, Ниценкову *.*. - нравственные страдания, то есть моральный вред, который подлежит возмещению ответчиком.

В соответствии с ч. 2 ст. 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд учитывает обстоятельства его причинения, степень физических и нравственных страданий истцов, выразившихся в претерпевании Ниценковой *.*. физической боли, нравственных переживаниях в связи с гибелью ребенка, в срок, определенный для родов, в момент нахождения в лечебном учреждении, и в связи с некорректным отношением медицинского персонала, степень нравственных страданий Ниценкова *.*. в связи с гибелью ребенка, принимает во внимание неосторожный характер действий персонала ответчика.

С учетом изложенных обстоятельств, исходя из принципов разумности и справедливости, суд считает возможным взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда в пользу Ниценковой *.*. 200 000 руб., в пользу Ниценкова *.*. - 100 000 руб.

В остальной части требований следует отказать.

Руководствуясь ст.ст. 12, 55, 56, 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) в пользу Ниценковой *.*. в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) в пользу Ниценкова *.*. в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Тюменский областной суд через Тобольский городской суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья *.*. Баранцева

В окончательной форме Решение изготовлено 25 апреля 2011 г.

№ 2-16/2011 РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ

РЕШЕНИЯ

Именем Российской Федерации

г. Тобольск 19 апреля 2011 г.

Тобольский городской суд Тюменской области, в составе: председательствующего судьи Баранцевой *.*.

при секретаре Кориковой *.*.

с участием помощника прокурора Логиновой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ниценковой Ольги Ниценкова Влади к Государственному лечебно-профилактическому учреждению Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) о компенсации морального вреда,

Установил:

Руководствуясь ст.ст. 12, 55, 56, 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) в пользу Ниценковой Ольги в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области «Перинатальный центр» (г. Тобольск) в пользу Ниценкова Влади в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Тюменский областной суд через Тобольский городской суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья *.*. Баранцева